Счетная Палата проверила Высший Арбитражный Суд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Счетная палата проверила Высший Арбитражный Суд

А председатель арбитражного суда Московского округа Майкова пожаловалась на журналиста Соловьева в Общественную коллегию по жалобам на прессу

Оригинал этого матриала
© Treli.Ru, origindate::24.10.2007

Не должно быть чиновников вне зоны критики!

Владимир Соловьев

На днях, в секретариат Союза журналистов России поступила жалоба от председателя арбитражного суда Московского округа госпожи Майковой. Жалоба на меня. Госпожа Майкова в своем заявлении пишет: «Прошу вас рассмотреть мою жалобу и дать оценку действиям журналиста Соловьева, публиковавшего порочащие и не соответствующие действительности сведения о моей деятельности в должности председателя арбитражного суда Московского округа на предмет соответствия профессиональной деятельности этики журналиста». Дальше идет перечисление моих статей, опубликованных на сайте www.treli.ru. И, кроме этого, написано следующее: «Полагаю, что все указанные публикации направлены на оказание давления на суд и лично меня, с целью принятия нужных решений, превращения масс в послушный инструмент в руках определенной группы лиц, преследующей свои корыстные цели. Как представитель Совета судей Российской Федерации, признаю компетенцию общественной коллегии по жалобам на прессу, и готова сотрудничать с вами для урегулирования возникшей конфликтной ситуации.»

Естественно, я отказал в праве этой структуре рассматривать данное дело, и вот почему. В обращении Секретариата пишется: «Рассмотрение информационного спора в Коллегии является альтернативой судебному разбирательству. Коллегия воздерживается от рассмотрения информационного спора, если хотя бы один из участников намерен решать спор в судебном административном порядке.». Для меня неприемлема предлагаемая схема выяснения отношений с госпожой Майковой, потому что я уже обратился в Генеральную прокуратуру. Кстати, из Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации мне поступил ответ, подписанный старшим референтом Макаровым: «Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в генпрокуратуру о незаконных действиях председателя Арбитражного суда Московского округа Майковой, и отправленное для проверки изложенных в нем доводов в Следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре РФ, которым поручено дать Вам ответ, - за результатами разрешения обращения к Следственному комитету при Прокуратуре РФ установлен контроль». Входящий и исходящий номер. То есть, делу уже дан вполне официальный ход – следствие началось.

Кроме этого, я просто не понимаю – а какие ко мне претензии у госпожи Майковой? Я же всегда называю факты, основанные на конкретных документах – что ж тут непонятного? И что такое журналисткая этика – я прекрасно знаю. Но, может стоит вспомнить вовсе не об журналисткой этике, а о судейской?.. Той самой, которую принял Шестой Всероссийский съезд судей, назвав Кодексом судейской этики?

Вот и цитата из данного Кодекса: «Судья в любой ситуации должен дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи, доставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. Внеслужебная деятельность судьи не должна вызывать сомнений в его порядочности и честности. Судья должен воздерживаться от финансовых и деловых связей, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность, или повлиять на исполнение им профессиональных обязанностей».

Именно, исходя из этих строгих законов судейской этики, я и задаю свои вопросы о работе госпожи Майковой.

Но, оказалось, что мои выступления слушают и читают не только в Федеральном арбитражном суде Московского округа… Потому что, как только я рассказал о том, как Людмила Николаевна Майкова приобрела квартиру площадью 234 квадратных метра, так ко мне тут же поступила новая интересная информация.

Например, - в то же самое время, когда госпожа Майкова купила квартиру, началось строительство здания суда ФАСМО. Совпадение-то случайное или нет? Мы с вами не знаем – насколько соответствовало смете строительство этого здания… Я не строитель – в этом ничего не понимаю. Да и документов пока нет. Зато, выяснилось еще одно совпадение – люди, возводившие здание суда и квартиру Майковой, носят одну и ту же фамилию. И они не однофамильцы, нет. Просто, отец получил подряд на строительство судебного здания, а сын построил квартиру для судьи. Скажите, - для вас это разве не сигнал? Не повод задуматься? А для меня это стало поводом к дальнейшим активным расследованиям.

Да, я понимаю, что квартирный вопрос испортил москвичей… Но, вся прелесть в том, что он может испортить одного и того же человека неоднократно.

Давайте обратимся к хронологии.

В декабре 2004 года принимается Кодекс Судей.

В августе 2004 года Людмила Николаевна приобретает квартиру на Воробьевых горах.

Но, в тоже самое время, госпожа Майкова обращается в Правительство Москвы с жалобой на свои жилищные условия, и с просьбой предоставить отдельную квартиру для нее самой и для ее дочери, которой тогда было 23 года. Правительство идет навстречу. Там принимают распоряжение 9029-РП, согласно которому, предоставляются отдельная квартира Людмиле Николаевне и еще одна квартира - для ее дочери. То есть, - еще две квартиры, не считая родной угол.

Кстати, на сайте ФАСМО об этом так и написано, что Москва, действительно, не скупится на правосудие. Хотя надо отметить, что в этом есть некое противоречие, потому что Конституция-то не поощряет такое покровительство. Ну, ладно, не важно. Ну, такая удачная сделка у Людмилы Николаевны, всего за пару месяцев. Должно быть, у нее талант риелтора.

Людмила Николаевна освобождает для Москвы 80-метровую квартиру на улице Осташковская, а взамен получает себе жилье в 96 квадратных метров, в новом доме на Мичуринской, и для дочки отдельную квартиру на Щукинской. Оформлялось это как обмен с доплатой, Людмила Николаевна доплатила 63 тысячи долларов. Что ж, - при таком обмене, доплата не очень-то большая.

Кстати, о деньгах.

Вообще, 2004 год оказался для Людмилы Николаевны очень затратным.

На одну квартиру - 316 тысяч долларов. Кстати, там еще скидка получилась в размере 700 тысяч долларов.

А потом, на остальные квартиры - еще 63 тысячи долларов.

Хотя по документам, которые находятся в финансовом департаменте города Москвы, доплату в 1 миллион 762 тысячи 484 рубля перечислил некий коммерческий банк, по поручению госпожи Майковой. Номер платежного поручения 4042, от 16 декабря 2004 года.

Получая от правительства Москвы на Мичуринском проспекте, Майкова жить там, наверное, не собиралась - через 4 месяца она эту квартиру продает.

И как я, будучи журналистом, могу к таким вещам относиться равнодушно? Не могу. Я обязан, как профессионал, этим заниматься, об этом говорить вслух.

Одновременно, - я готов выслушать госпожу Майкову. Потому что надеюсь, что это было случайным совпадением, - когда сын предоставил скидку на квартиру в 700 тысяч долларов, а отец получил подряд на строительство здания суда.

Но когда госпожа Майкова жалуется, что я оказываю давление на нее в интересах коммерческих структур... Каких еще коммерческих структур? Какое еще давление? Я лично никогда не встречался с госпожой Майковой. Я не прошу ни за одну из существующих компаний. Зато, хорошо известно, что как раз на меня пытаются оказать давление. Хорошо известно, как некие гонцы ходят по редакциям, пытаясь разместить заказные статьи против меня. Они предлагают сумасшедшие деньги, лишь бы опубликовать какую-нибудь грязь про журналиста Соловьева. В итоге, сползают в Интернет-издания, где попроще и подешевле. Но, это никакой роли не играет. Про меня можно писать все что угодно - любую гадость, любую грязь. Но, это же никак не объяснит активность и деятельность «талантливого риелтора» Майковой? Не объяснит.

И кто, кроме журналистов, может и должен задавать вопросы в ситуациях, подобных той, в которой оказалась госпожа Майкова? Судья Майкова. Судья, которая должна следовать тому самому Кодексу судейской этики…

И хватит уже пережевывать тему, что мои хлопоты обусловлены интересами каких-то коммерческих структур. Этого никогда не было и не будет!

Меня волнует совершенно другой вопрос – правота судебных решений и чистота судов.

И, что немаловажно, - это волнует не только меня. К примеру, мои многочисленные выступления были замечены и депутатами, и Счетной палатой. В результате, дан ход ряду запросов и началась проверка в Высшем арбитражном суде. Все факты, о которых вы читали в моих статьях - незаконные назначения, злоупотребления в расходовании бюджетных денег, - все это проверяется.

Показательно, что как только Счетная палата занялась Высшим арбитражным судом, так сразу же ведомство Сергея Степашина попало под удар. Мне рассказывали, что руководитель секретариата Антона Иванова, то есть - самый главный секретарь Высшего арбитражного суда, господин Плешков, в своем кругу говорил: «Это я, Плешков, заказал атаку на Счетную палату». Может быть, я ошибаюсь, и все не совсем так. Зато, смысл таких заявлений очевиден – «Если Счетная палата, не дай Бог, напишет в своем акте, что Плешков незаконно назначен, то все - Счетную палату разгонят. Ух! Порву Счетную палату!».

Вчера появился акт проверки. Не для слабонервных! Там подробно написано все, - как Высший арбитражный суд покупает автомобили по максимальной цене, как чиновник Шатунов со своей супругой зарабатывает бюджетные миллионы на организации праздников. Неэффективные расходы, нецелевые расходы, нарушение закона о бухучете, нарушение бюджетного кодекса, нарушение гражданского кодекса, нарушение указов президента, нарушение закона о госзакупках, отчетность не соответствует фактическим данным… и еще много-много тому подобного. Например, Антон Иванов своим приказом, незаконным, по мнению Счетной палаты, назначил 48 человек. Это каждый седьмой работник в аппарате Высшего арбитражного суда! На них потратили 25 миллионов рублей бюджетных денег! Но ведь господин Иванов не кто-нибудь, а руководитель Высшего арбитражного суда, призванного стоять на страже законности! Почему он не слышит президента, который уже неоднократно говорил, что суд должен быть вне подозрений, что судьи должны быть абсолютно чисты!?

Может быть, между Антоном Ивановым и Владимиром Путиным настолько хорошие отношения, что глава ВАС может игнорировать распоряжения и высказывания президента? Не знаю. Зато мне известно другое. После встречи с президентом, после каких-то разговоров с глазу на глаз, Антон Иванов резво приступил к архиважным и полезным делам: запретил своему заместителю доступ к начальственному столу, где обедает сам со своими приближенными; запретил первому заму заходить на свою часть этажа; отнимает у него же «мигалку» на служебной машине; разгоняет международный отдел, который занимался организацией зарубежных поездок. Вот масштаб! Кстати, насчет мигалки я согласен, - все надо поснимать. Но, когда руководитель судебной власти таким образом наводит порядок в своей системе, то это напоминает какую-то коммуналку.

Я беседовал с моим приятелем, депутатом Государственной Думы, он говорит: «Правильно на тебя там идут заказы, - чтобы испортить репутацию. Правильно, потому что ты с ума сошел. Что ты делаешь? Зачем ты это делаешь? Ведь они ВСЕ живут так. А ты взял и пристал только к этим!».

Простите меня. Журналист занимается не тем, что рассказывает обо всех. Он рассказывает о тех конкретных фактах, которые попадаются ему в руки. И почему кто-то считает, что он находится вне зоны критики, - я не понимаю. Все должны быть в зоне критики. Абсолютно все!

Я еще раз повторю свою просьбу, обращенную к судейским работникам, - будьте любезны, живите по закону и в соответствии с тем самым Кодексом о судейской этике, который вы же и приняли на Шестом Всероссийском съезде судей второго декабря 2004 года.