Считать по умолчанию.... Глущенко, Шевченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Руслан Линьков: «Всё зависит от политической воли»

После состоявшейся во вторник в Петербурге пресс-конференции депутата Госдумы Геннадия Селезнева случился конфуз. Тотчас после брифинга информагентства растиражировали информацию о том, что народный избранник намерен подать в суд на помощника Галины Старовойтовой Руслана Линькова. Неудовольствие экс-спикера Госдумы якобы вызвала опубликованная на прошлой неделе в «Новой газете» статья Линькова, где якобы указывалось на «связь между ним и заказчиками убийства Галины Старовойтовой»... Все бы ничего, да вот незадача. Ни на прошлой неделе, ни даже в этом году, как, впрочем, и в предшествующие годы, в «Новой газете» не публиковалось никаких статей Руслана Линькова. Они у нас не публиковались вообще никогда! Впрочем, упоминание о Линькове и Селезневе все же было, правда, не на прошлой неделе, а раньше. Хотя и тут незадача. Никаких намеков на то, что там якобы просматривается «связь между ним (Селезневым) и заказчиками убийства Галины Старовойтовой», нет и в помине... Такая вот картина. Из трех положений, высказанных в адрес Руслана Линькова и «Новой газеты», все три - ложные. Не было статьи на прошлой неделе. Не было статьи Руслана Линькова. Не было указано на связь между Селезневым и заказчиками убийства Старовойтовой... Возникает несколько вполне резонных вопросов. Во-первых, с кем же и по какому поводу собирается судиться г-н Селезнев? Или это было сказано лишь для красного словца? Во-вторых, каким образом такая искаженная информация стала предметом для публичного обсуждения? Или это произошло просто по неведению, вследствие того, что нерадивые помощники подсунули заведомо ложную информацию? Или - чур нас, чур - заведомо ложная информация распространялась намеренно, с верноподданически-провокационной целью, ведь ясно же, какие СМИ сегодня следует считать благонадежными, а какие не входят в этот «белый список»?.. Ну ладно, не будем сгущать краски. Однако прецедент показался нам симптоматичным. И в своем роде своевременным. Ведь и в самом деле - не было у нас статей Руслана Линькова. Так пусть будет! Так сказать, по просьбам трудящихся. Ну пусть и не вполне статья, а хотя бы развернутое интервью. Тем более поговорить есть о чем. Ровно полгода слушается в суде дело об убийстве Галины Старовойтовой, во время которого Линьков был тяжело ранен и буквально чудом остался в живых, а на процессе он признан потерпевшим. Сейчас в слушаниях объявлен перерыв - до конца августа. Но полгода - это срок. Время подводить хотя и промежуточные, но итоги...

- Полгода идет процесс по делу об убийстве Галины Старовойтовой. Что можно сегодня сказать - ход течения процесса позволяет говорить о том, что дело будет, наконец, полностью раскрыто, будут найдены заказчики или этого так и не случится?

- Мне зачастую кажется, что все зависит от политической воли, которая диктуется из Москвы. Если будет соответствующая, как привыкли у нас говорить, отмашка, разрешение вести расследование до конца, называть имена заказчиков, предъявлять им обвинение, тогда мы, скорее всего, увидим и заказчика, и предполагаемого посредника, который сейчас известно где находится и имя которого называлось в суде (Михаил Глущенко), услышим еще ряд фамилий, которые так или иначе были связаны с организаторами убийства Галины Васильевны Старовойтовой. И если на это будет соответствующая политическая воля, они понесут наказание. А пока этого не наблюдается.

- Имя бывшего депутата Госдумы от партии ЛДПР Михаила Глущенко называлось в суде как имя одного из лиц, возможно, причастных к числу заказчиков. И все же есть определенные основания полагать, что он не был заказчиком, скорее мог быть посредником. На чем основываются эти предположения?

- Первое, что сразу же приходит в голову, это то, каким образом господин Глущенко мог иметь какие-то личные претензии к Галине Старовойтовой? Они никогда не были лично знакомы. Но Галина Васильевна критично отзывалась о деятельности ЛДПР и ее депутатов в целом и приводила в качестве примера лидеров пресловутой тамбовской группировки, которые купили себе мандаты этой партии в Государственной Думе. Неоднократно она заявляла и о том, что эти же люди попытаются захватить законодательную власть в Санкт-Петербурге, чего ни в коем случае нельзя допустить. При этом она называла имена Шевченко, Глущенко, Монастырского, Филатова. Она упоминала также о том, что эти депутаты фактически не появлялись в Государственной Думе. То есть вся их деятельность была направлена вовсе не на законотворчество, а была построена на лоббировании, продвижении каких-то сомнительных коммерческих проектов либо просто была нацелена на получение статуса депутатской неприкосновенности - человека, избегающего преследования правоохранительных органов. И Галина Васильевна говорила об этом и предостерегала петербуржцев и россиян от подобных деятелей, рвущихся во власть. Больше никаких отношений у нее с гражданином Глущенко не было. Так же как и с гражданином Шевченко и с прочими.

- Все же чаще других называется Глущенко. Может быть, это не случайно? Может быть, просто удобно сделать его «заказчиком» и в конце концов поставить крест на этом деле, отрапортовать о том, что оно полностью завершено?

- Долгое время его вообще не называли. Говорили, что есть некий человек, который проживает где-то в Испании. (Кстати, адрес его известен: он живет недалеко от Малаги.) Так вот, говорили, что он имеет некое отношение к этому делу, а люди, которые задержаны и находятся на скамье подсудимых, - из его ближайшего окружения... А некоторое время назад появилась информация из западных источников о том, что группа западных журналистов пыталась взять у него интервью, но он ответил отказом. И сказал, что если ему предъявят некие обвинения, то тогда он назовет такие имена заказчиков, что никому мало не покажется. Возможно, подобная позиция кого-то в наших правоохранительных органах сдерживает. Ведь господин Глущенко в розыск не объявлен, санкции на его доставку на допрос в прокуратуру или ФСБ нет. Так что возникает вопрос: почему?

- В материалах дела помимо Глущенко есть и другие достаточно известные имена: Шутов, Селезнев, Яковлев...

- На мой взгляд, это результат пересечения интересов криминала с интересами всех ветвей власти, политиков самого высокого уровня. Вместе с тем выделить кого-то из них, сказать, что, допустим, яковлевское окружение или тем более сам Яковлев как-то причастен к убийству Галины Васильевны Старовойтовой, или селезневское окружение или тем паче сам Селезнев, - я не могу. Думаю, что это задача суда.

- Яковлев ведь упоминается в материалах дела неоднократно. Может ли случиться так, что в процессе последующих слушаний к нему возникнут какие-то вопросы?

- Убежден, что вопросы ему могли быть заданы еще на первом этапе расследования убийства Галины Васильевны. Я даже создавал список вопросов и к Владимиру Анатольевичу Яковлеву, и к Геннадию Николаевичу Селезневу, которые следствию стоило бы им задать. Но они по делу об убийстве Галины Васильевны допрошены так и не были.

- Я помню фразу, сказанную вами о том, что суд еще принесет нам сенсации, - и это было сказано как раз в связи с фамилией Яковлева, было сказано, что мы еще услышим в этом деле громкие имена...

- Да, я уверен, что именно так и будет. Возможно, не на данном этапе суда, то есть не в этом судебном процессе, который сейчас идет, а во второй его части, когда перед судом предстанут еще несколько обвиняемых, еще скрывающихся от правосудия. И надеюсь на то, что все-таки посредник убийства Галины Васильевны тоже окажется на скамье подсудимых. И могу с уверенностью говорить о том, что если запрос об экстрадиции этого человека поступит в Интерпол и попадет в правоохранительные органы Испании или той европейской страны, где он в тот момент будет находиться, то европейские государства выполнят запрос Российской Федерации достаточно быстро - как из уважения к закону, так и из уважения к памяти Галины Васильевны Старовойтовой.

- После того как в марте на Кипре был зверски убит Вячеслав Шевченко, стали высказываться версии о том, что, возможно, это тоже могло быть связано с делом Старовойтовой. Есть ли основания для таких выводов?

- Я убежден, что если Вячеслав Шевченко и имел какое-то отношение к убийству Галины Васильевны, он скорее всего мог быть тоже всего лишь посредником в этом деле. И если факт его соучастия подтвердится, тогда резонно будет предположить, что кто-то, возможно заказчик, таким образом пытается обрубить все нити, ведущие к нему. Тогда, надо полагать, у предполагаемого посредника, фамилия которого называлась свидетелями в суде (Глущенко), тоже есть основания опасаться за свою жизнь. И я думаю, что самым правильным в такой ситуации было бы приехать в Россию и сдаться в руки правоохранительных органов.

- Давайте отдельно поговорим об охранной структуре «Святой благоверный князь Александр Невский», которая на самом деле гораздо шире, чем просто охранная структура.

- Да, это не просто охранное предприятие, охранное предприятие - это только часть того, что называется «православно-патриотическое движение «Александр Невский». В Петербурге его возглавляли обвиняемый сейчас в организации убийства Галины Старовойтовой Юрий Колчин и находящийся в розыске Сергей Мусин. Присутствовали там еще многие другие лица, которые находились в том же самом офисе на улице Демьяна Бедного, где осуществлялась деятельность этой организации и подготовка к убийству Галины Васильевны Старовойтовой. В том же доме, кстати, находилась и приемная депутата Глущенко, что позволяет делать выводы о его связи с данной организацией. И дело не ограничивалось тем, что приемная депутата просто находилась по тому же адресу, у него были тесные контакты с «Александром Невским».

- Как стало известно во время судебных слушаний, там царила весьма специфическая обстановка.

- Да, там царила ортодоксальная православная атмосфера. Одна из комнат этого офиса была переоборудована под церковь, там регулярно проводились молебны, причем, как выяснилось впоследствии, эта церковь не была зарегистрирована в Санкт-Петербургской епархии, то есть все это было неофициально. В этой церкви служил некий отец Роман, который тоже ни в каких епархиальных ведомостях не числится. Это человек, имеющий судимость за убийство, руки которого украшают татуировки, - вот он осуществлял там православный культ, причем с самых что ни на есть ортодоксально-националистических позиций. Сейчас этого батюшку нигде не могут найти. Насколько мне известно, правоохранительные органы им активно интересуются, но установить, кто он и где он, пока так и не удалось... Движение «Александр Невский» выпускало газету «Русский православный патриот», приложение к изданию «Русь православная». Ну а что стоит за словом «патриот» в таком ультра-националистическом понимании, мы все знаем. Эти люди вовсе никакие не патриоты, они просто приватизировали этот термин. Мы видели, что такие же примерно люди убили совсем недавно Николая Гиренко.

- Все-таки ядром этой структуры было охранное предприятие «Святой благоверный князь Александр Невский»...

- Я бы не говорил о том, что именно охранная структура была ядром этой организации... Кстати, такая деталь. На суде некоторые свидетели из числа руководителей предприятий города говорили о том, что к ним приходили люди из охранной фирмы «Князь Александр Невский» и навязывали свои охранные услуги, а потом ежемесячно получали за это деньги. Фактически это был банальный рэкет.

- На суде говорилось о том, что в стенах «Александра Невского» звучали обвинения в адрес Старовойтовой в том, что она является олицетворением пресловутого «жидомасонского заговора».

- Да, в суде об этом говорилось неоднократно - о том, что организаторы и исполнители убийства Старовойтовой называли ее олицетворением некоего «жидомасонского заговора». Идея эта не нова, она культивировалась еще с конца 80-х - начала 90-х годов, когда подобные националистические организации заявляли, что Старовойтова возглавляет этот заговор, что она развалила Советский Союз, что она враг русского народа. В некоторых специфических изданиях публиковались списки этих самых врагов, где она неизменно была на первых местах, и там нередко говорилось, что эти враги подлежат уничтожению. В программных документах того же «Александра Невского» было сказано, что одной из священных целей и задач этого движения является борьба с врагами России... Эта «православная братва» - а иначе их не назовешь - выбрала для убийства еще и не случайный день - 20 ноября 1998 года - по православному календарю как раз на день Михаила Архангела, изображение которого было в свое время начертано на знаменах «Черной сотни», «Союза русского народа», «Союза Михаила Архангела» - тех самых погромных организаций, основными целями которых была борьба на уничтожение с инакомыслящими и «инородцами»...

- Расскажите отдельно про Геннадия Николаевича Селезнева. Какова его роль в этом деле, чем вызван такой пристальный интерес к нему и такая резкая реакция с его стороны?

- Возможно, он волнуется, опасаясь того, что может всплыть какая-то его роль в этом деле и тем самым привести к окончанию его политической карьеры, чего ему, конечно же, совсем бы не хотелось... Но я не утверждал ни в суде, ни в каких-то средствах массовой информации, что Геннадия Николаевича Селезнева следовало бы посадить на скамью подсудимых. Я лишь говорил о том, что заказчиков убийства Галины Васильевны Старовойтовой следует искать в окружении как руководства Санкт-Петербурга, так и руководства Государственной Думы того времени. Если Геннадий Николаевич воспринял мои высказывания как обвинения, то это его личные проблемы. Я могу лишь еще раз сказать о том, что я обладаю документами, и каждое сказанное мной в суде слово о конфликте Галины Васильевны и Геннадия Николаевича может быть подтверждено документально. Но, мне кажется, было бы логично, чтобы сам Геннадий Николаевич Селезнев, не мудрствуя лукаво, пришел в суд. Ведь по ходу процесса над предполагаемыми убийцами Галины Старовойтовой не раз произносилась фамилия Геннадия Селезнева. Так вот, мне кажется, было бы логично, чтобы он сам пришел в суд и ответил на возникшие вопросы...

Если же говорить более детально о конфликтах, которые были у Галины Старовойтовой с Геннадием Селезневым, можно привести несколько примеров.

Во-первых, это публикация, которая появилась за три дня до гибели Галины Васильевны в газете «Северная столица». Статья называлась «Новые русские коммунисты. Союз серпа и доллара». В публикации излагалась история сбора спонсорских средств на проведение весьма странных конференций, а фактически на деятельность так называемой Академии национальной безопасности - организации, учрежденной ближайшим окружением Геннадия Николаевича. Вот этот материал вызвал большой гнев со стороны Геннадия Селезнева. Он подал заявление о клевете в прокуратуру - через день после гибели Галины Васильевны. И еще гражданин Селезнев подал в суд, и там проиграл. В районном суде ему отказали по восьми претензиям, одну все же удовлетворили. Но в городском суде отказали и по этой последней претензии, а Верховный суд оставил это решение в силе. Кстати, несмотря на это, Геннадий Николаевич везде утверждал, что он суд выиграл...

Вторая часть претензий Галины Васильевны к Геннадию Николаевичу была связана вот с чем. Лица из ближайшего окружения Геннадия Селезнева, те же самые лица, что являлись учредителями Академии национальной безопасности, были учредителями двух коммерческих структур - ЗАО «Кодзнак» и ЗАО «Спецзнак». Благодаря лоббистской деятельности руководства Госдумы в 1997 году было принято постановление правительства, которое обязало производителей алкогольной, табачной и прочей подакцизной продукции помимо акцизных марок еще наклеивать на свою продукцию голографические наклейки, якобы защищенные от подделки. И в результате оборот этих двух предприятий от продажи указанных наклеек составил около миллиарда долларов в год, причем деньги попадали не в бюджет Российской Федерации, не в казну субъектов федерации, а были по сути рентным налогом, который шел непосредственно в карманы ближайшего окружения руководства Государственной Думы. И это возмущало Галину Васильевну Старовойтову. И она готовила вторую статью, посвященную деятельности этих двух предприятий, она готовила следующий материал для «Северной столицы». Но не успела его опубликовать.

И еще немного о Геннадии Селезневе. Мне рассказывала Галина Васильевна, что летом 1998 года в окружении Селезнева созрела задумка сделать его лидером компартии и кандидатом в президенты России, поскольку он более человекообразен, нежели Зюганов, и может привлечь новых избирателей. Однако эта задумка не имела большой поддержки у его однопартийцев в КПРФ, которые якобы сказали: вы прежде покажите, на что вы способны, что вы можете привлечь дополнительный электорат, докажите это. Если вы говорите, что в ваших силах привлечь интеллигенцию, выдвиньте свою кандидатуру в интеллигентном округе в Петербурге, сделайте так, чтобы Старовойтовой не было в числе депутатов Госдумы. Летом 1998 года Галине Васильевне из Выборгского района Петербурга стала поступать информация о том, что Геннадий Селезнев ездит там по предприятиям, встречается с директорами, дает им некие обещания, договаривается о том, чтобы на выборах в Госдуму ему была оказана определенная помощь. По мнению Галины Васильевны, шла просто скупка голосов будущих избирателей. И я помню, как Галина Васильевна сказала Геннадию Николаевичу Селезневу о том, что в Государственную Думу по 209-му округу он пройдет только через ее труп. Думаю, Геннадий Николаевич сам может подтвердить факт этого разговора в октябре 1998 года..."