Съезд проигравших

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Существует мнение", будто руководство Альфы "наглеет почти как Ходор", что последние интервью ее хозяев выглядят "вызывающе"

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::16.11.2004

Съезд проигравших. Диалог власти и бизнеса почти окончен

Во вторник президент Путин должен выступить на съезде РСПП. Раньше каждое такое выступление ожидалось с нетерпением. Хрупкое равновесие власти и бизнеса держалось исключительно на самоограничении власти, и любое заверение главы государства о том, что страхи промышленников и предпринимателей напрасны, ценилось на вес золота. Необходимость таких встреч и объяснялась желанием “поменять памперсы олигархам” и пониманием: без уверенности крупного капитала в завтрашнем дне устойчивого экономического роста быть не может.

После того как государство отказалось от добровольного вегетарианства, выяснилось, что от встреч ВВП и лидеров бизнеса ждать-то особенно нечего. Заранее ясно, что Владимир Владимирович выступит со вполне либеральной, разумной речью. Но также ясно: содержание этой речи будет слабо соответствовать процессам, которые реально происходят и в экономике, и в политике и которые уже успели набрать инерцию.

Не зря же, как утверждают источники “МК”, старый аппаратчик Аркадий Вольский, возглавляющий РСПП, всю свою речь собирается посвятить поддержке крупным бизнесом последних политических реформ президента — и назначение губернаторов, и выборы в Думу только по спискам политических партий. О том, что бизнес волнует кроме поддержки президента, изначально Вольский особенно распространяться не собирался. Хотя, возможно, что под давлением других членов бюро РСПП ему придется расширить свой доклад.

Но за последний год сформировались вполне очевидные тенденции, которые невозможно остановить даже ультралиберальными выступлениями. В экономике крупный бизнес сознательно ограничен по политическим мотивам, средний и мелкий попал в еще большую зависимость от чиновничьих и правоохранительных “крыш”. Государство заявило, что должно контролировать любые более-менее крупные вопросы и проекты. Чиновники без всяких заявлений, молча поняли все сигналы и с неимоверным рвением занимаются “распределительной” деятельностью. Стратегическая линия, заявленная наверху, дает им полное право чувствовать себя главными людьми в стране.

К “хозяйственной” деятельности охотно подключились даже те службы, которые традиционно раньше считались наименее коррумпированными: такие, как ФСБ, ФСО и другие наследники бывшего КГБ. Наиболее ясный пример: Фонд ветеранов ФСО “Кремль-9” учредил компанию, которая за деньги присваивает всем желающим звание “поставщик Кремля”. То есть любой бизнесмен за четко обозначенную сумму (от 750 тысяч до 2,5 миллиона рублей плюс “до 1,5% от выручки сертифицируемой продукции”), вне зависимости от того, является ли он поставщиком Кремля на самом деле или нет, может присоединиться к касте неприкасаемых. По сути, ведь продается не только почетное звание — продается безопасность: кому охота связываться со Службой охраны? О таких бизнес-проектах целых силовых структур при Ельцине было и подумать невозможно. Теперь — это даже не удивляет.

Но членов РСПП больше волнует другое. Российская Федерация уже полгода живет с самым неэффективным правительством за всю свою историю. Построенная во фрунт Дума ждет законов, направленных на либерализацию экономики и ускорение роста. Во многом необходимостью принимать подобные законы и объяснялось требование сделать парламент управляемым. Казалось, что правительство-то у нас гораздо более “сильное звено”, чем депутаты. Что оно-то всегда будет знать, что надо делать. Выяснилось: не знает. В нижнюю палату не поступает ни одного законопроекта из Белого дома, сопоставимого с теми, которые были отправлены в парламент буквально сразу после первой путинской инаугурации. Тогда был предложен ряд действительно прорывных мер — например, снижение подоходного налога до 13%. Сейчас и близко ничего подобного не происходит.

Несмотря на сверхблагоприятную внешнюю конъюнктуру, промышленный рост в России осенью полностью остановился, а по некоторым расчетам, начался спад. Об удвоении ВВП за десять лет теперь публично не вспоминают. А если и вспоминают, то теперь руководители министерств и ведомств скорее пытаются объяснить почему это невозможно. Кабинет министров по-прежнему не в состоянии решить ни одного вопроса, и ругань между министрами на публичных заседаниях уже выливается даже в прилизанных репортажах госканалов.

Любимое слово премьер-министра Фрадкова — “госдирижирование”. Он уверен, что лучше самих бизнесменов знает, куда следует вкладывать деньги, что полезно для них и для страны в целом. При этом становятся все более очевидны политические амбиции Михаила Ефимовича. Чем больше премьер-министр самоустраняется от любых заявлений по поддержке отмены льгот и замены их на денежные выплаты, от дела ЮКОСа, от оценки административной реформы, тем больше крепнет убеждение: он принципиально не влезает в события, где можно набить шишек. Будь эти события хоть трижды важны для экономики. То есть он сам не считает себя временным техническим премьером, который должен сделать важную, но тяжелую работу и уступить место другому. Собственное политическое будущее волнует его больше конкретных экономических и управленческих результатов. В последнее время в деловой элите уже распространилось мнение, будто стратегический союз Фрадкова и кремлевских силовиков заключен, и он — один из наиболее вероятных кандидатов в преемники президента в 2008 году. Произойдет это или нет — покажет будущее. Но крупный бизнес должен учитывать и такую возможность. Поэтому “капитаны производства” на всякий случай еще осторожней возражают на попытки премьерского “госдирижирования” и занимают соглашательскую позицию даже там, где можно было бы и побороться. Все понимают, что премьер “с политическим будущим” рано или поздно должен будет найти крайних, ответственных за провал в экономике.

То, что спад можно преодолеть именно за счет крупных компаний, и в Кремле, и в Белом доме понимают все. По сообщениям в прессе, об этом даже говорилось на совещании у главы Администрации Президента Дмитрия Медведева на прошлой неделе. Правда, при этом предлагаются прямо противоположные методы. Меньшинство, чью позицию публично озвучивают Илларионов и Греф, выступает за “предоставление бизнесу большой свободы”. Молчаливое большинство — за увеличение давления. Но чья бы точка зрения ни побеждала на совещаниях, исходя из логики политического процесса увеличения свободы ждать не приходится. Правда, очень важно понять, насколько будет увеличено давление. Грубо говоря, возможен ли “второй ЮКОС”. Скорее всего ответ именно на этот вопрос и захочет услышать от президента съезд РСПП.

В этом плане крупным бизнесменам есть чего опасаться. Их встреча с Путиным проходит на фоне, мягко говоря, не радужном. “Сцену” по-прежнему загораживает тень ЮКОСа. В последний месяц-полтора дело стало выглядеть особенно омерзительно. Стало окончательно ясно, что у людей, которым поручено “добить” некогда крупнейшую компанию в России, просто не хватает мозгов сделать это быстро и эффективно. Из-за крайней топорности исполнения уже понятно, что Россия получит иски от миноритарных заграничных акционеров ЮКОСа, и последствия этих судебных процессов придется расхлебывать долгие годы. Трудно представить, чтобы в какой-либо развитой стране власть так топорно действовала в отношении крупной компании, рискуя получить серьезные проблемы международного масштаба.

Логика подсказывает, что второе издание этого детективного романа экономика страны просто не перенесет. Но кого из чиновников это будет волновать? У всех же перед глазами — огромные куши, которые разошлись по множеству рук при освежевании ЮКОСа. Аппетит приходит во время еды: как рассказали корреспонденту “МК” некоторые члены РСПП, следователи, занимавшиеся делами Ходорковского, нынче сами просят свое руководство дать им разобраться и с другими олигархами. Конкретный список прилагается. Так вот им за Родину обидно.

Поэтому, несмотря на то, что олигархи, как правило, очень не любят друг друга, любой наезд на собрата нынче они воспринимают как черную метку им всем. На прошлой неделе налоговики неожиданно насчитали компании “ВР-ТНК” несколько миллиардов недоимок только за 2001 год без учета пени и штрафов (они, как правило, многократно увеличивают сумму задолженности). Это событие невероятно насторожило бизнес. С одной стороны, причин для паники вроде бы еще нет. Но, с другой, в тусовке опасаются, что под ударом может оказаться даже не принадлежащая наполовину англичанам нефтяная компания, а вся группа “Альфа”, являющаяся одним из владельцев “ВР-ТНК”. Якобы уже “существует мнение”, будто ее руководство “наглеет почти как Ходор”, что последние интервью ее хозяев выглядят “вызывающе”. К тому же “Альфа” ввязалась в некрасивые истории вокруг аэропорта “Шереметьево” и рынка мобильной связи, вступив в конфликт со многими влиятельными участниками кабинета министров и питерской команды.

Получат ли инициативы подчиненных поддержку — наверняка знает лишь генпрокурор Устинов. Но не менее важно другое: подобное развитие событий возможно. Всей этой зарабатывающей на разрушении бизнеса алчной своре даже не нужно команды “фас!”, как это было с ЮКОСом. Теперь хватит и того, чтобы политическое руководство хоть на секунду ослабило поводок. И процесс пойдет так, что потом не остановишь.

Общее неравновесие и перекос ситуации в отношениях между властью и бизнесом зашел уже так далеко, что удар по любой большой структуре автоматически может повалить всех российских промышленников и предпринимателей. Даже намек на повторение ЮКОСа неизбежно приведет к тому, что валютную выручку будут возвращать из-за границы только под прямой угрозой расстрела, все свободные деньги также уйдут за границу, об инвестициях можно будет забыть на долгие годы. И тогда даже нынешний спад и стагнация еще покажутся раем.

Пожалуй, накануне встречи с президентом крупный бизнес принципиально хочет услышать только одно: Путин понимает смертельную опасность повторения “дела ЮКОСа” и гарантирует, что подобное не случится. Но то, что хочет бизнес, сейчас мало волнует власть. И вряд ли Путин сделает такое заявление. Не его стиль, не то время.