Сын Сталина бежал с поля боя в гражданской одежде?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Журналисты «Шпигеля», которым дали возможность изучить российские архивные документы, опубликовали сенсацию, что сын советского вождя Яков не был захвачен в плен, а сдался нацистам добровольно

01cef866827dadb2020295a9df6-150x109.jpgСтарший сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили, погибший в годы Великой Отечественной войны, был дезертиром и предателем — к такому выводу пришли журналисты немецкого издания Spiegel, изучившие рассекреченные документы из Центрального архива Минобороны РФ. Данное умозаключение основывается на ряде свидетельств об обстоятельствах пленения Якова. Впрочем, документы, ставшие открытием для немецких журналистов, в России известны давно, и их подлинность оспаривают не первый год. 

«21 июля (1941 года) дивизия (14-я танковая дивизия, где, согласно официальной версии, в должности командира 6-й артиллерийской батареи 14-го гаубичного полка служил Яков Сталин — прим. NEWSru.com) послала в район предполагаемого нахождения Якова очередной поисковый отряд, который наткнулся на солдата, бежавшего из окружения вместе с сыном Сталина. В рапорте со слов солдата говорится: «Они сожгли свои документы и переоделись в гражданскую одежду. Добравшись до берега озера, товарищ Джугашвили сказал солдату идти дальше, сам он хотел остаться и отдохнуть», — пишет журналист Кристиан Неф.

«Из этого можно заключить, что Яков сознательно позволил пленить себя», — полагает автор статьи.

Отметим, что точных данных о судьбе Якова Джугашвили в период с 22 июня 1941 года нет. Согласно распространенной версии, сын вождя принял решение стать офицером в середине 1930-х годов и поступил в Московскую артиллерийскую академию. На фронт он был послан уже 23 июня 1941 года, назначен комбатом, представлен к награде за бой под Сенно в начале июля 1941 года. А уже в середине месяца попал в окружение и пропал без вести. В конце месяца Германия официально объявила о пленении сына Сталина.

По некоторым данным, Сталину даже поступило предложение обменять сына на фельдмаршала Паулюса, захваченного под Сталинградом. «Я солдата на фельдмаршала не меняю!» — так режиссер Юрий Озеров в киноэпопее «Освобождение» представил ответ вождя. Далее, как следует из все той же наиболее распространенной версии, Яков после нескольких переводов оказался в особом лагере «А» при конлагере Заксенхауз, где 14 апреля 1943 года бросился на электрическое заграждение и был попутно расстрелян.

E58862c7eca7.jpg«Держал себя независимо и замкнуто»

Собственно, данные подробности о пленении и гибели Якова российским специалистам известны давно, правда, вывод о трусости сына вождя решается делать не каждый. Против говорит тот факт, что, согласно свидетельствам тех же немцев, в плену сын Сталина вел себя исключительно мужественно и отказывался сотрудничать — что не слишком соответствует поведению человека, пытавшегося спастись переодеванием. Кстати, германской стороной распространялся слух о том, что в плену Яков критически отзывался о боеспособности Красной армии и признавал бессмысленность сопротивления. Листовки с соответствующим текстом и фотографией Якова даже служили дезертирам «пропуском» в немецкий плен.

«На основании допросов коменданта и командира батальона охраны концлагеря Заксенхаузен было выяснено, что… (Яков Джугашвили) держал себя независимо и замкнуто, даже с некоторым презрением к администрации лагеря, ни с кем не разговаривал», — рассказывал в интервью РИА «Новости» историк Михаил Зуев. О том же РИА «Новости»заявлял и начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ Василий Христофоров.

Альтернативные версии

Отметим, что есть и еще одна версия — Яков Джугашвили вообще не был в плену. Об этом, в частности, говорил сын товарища Артема, усыновленный Сталиным Артем Сергеев. «Нет ни одного достоверного подлинного документа, свидетельствующего, что Яков был в плену. Вероятно, 16 июля 1941 года он был убит в бою. Думаю, немцы нашли при нем его документы и устроили такую игру с нашими соответствующими службами… Сейчас криминалистическая экспертиза подтверждает, что все фотографии и тексты Якова якобы в плену — монтаж и фальшивка», — приводит «Хронос» интервью Сергеева 2007 года.

То же мнение высказывает историк Александр Осокин. «Если Яков Джугашвили, сын советского вождя, все же находился в немецком плену, то почему до сих пор не продемонстрированы кинокадры допросов?» — говорится в его книге «Великая тайна Великой Отечественной».

1541469 20130218131624-500x375.jpg

Старший сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили, погибший в годы Великой Отечественной войны, был дезертиром и предателем Википедия

Осокин к тому же выдвигает предположение о том, что Яков мог и не быть военным. Автор ставит под сомнение сам факт обучения Якова в военном вузе, указывая на отсутствие документальных свидетельств этого. Если допустить, что сын Сталина все же был захвачен в плен, то случилось это чуть ли не 22 июня в поезде на пути того в Германию, пишет Осокин. Например, будучи гражданским специалистом, он направлялся в командировку. Это объяснило бы факт захвата его в плен в гражданской одежде.

Как бы то ни было, высказывая различные версии о судьбе сына Сталина в начале войны, историк соглашается с мнением многих российских специалистов о том, что если свидетельства о пребывании того в плену подлинные, то трусом его назвать было нельзя. И, соответственно, нельзя утверждать, что он добровольно сдался в плен. «Мужественное поведение Якова в плену, его отказ от сотрудничества с немцами и вступления во власовскую Русскую освободительную армию, сама гибель 14 апреля 1943 года, — пишет Осокин в своей книге. — Все это делает маловероятным факт смены им военной формы на гражданскую одежду и уничтожения своих документов».

Оригинал материала: '«NEWSru.com»'

«Vlasti.net», origindate::01.02.2013., «Сын Сталина Яков пал в бою, командуя батареей, и в плен не сдавался?»

«В концлагерь Яков был доставлен из V отдела имперской безопасности Германии доктором Шульце. Часто из Берлина приезжал навещать военнопленного другой гестаповец — криминальный комиссар имперской безопасности Штрук.  Первую версию этой статьи я написал по просьбе Е.Я. Джугашвили, однако его сын, Яков, прислал мне кое-какие документы, и я полагаю, что эту работу следует дополнить.

Итак, узнав, что я не согласен с версией того, что его отец, Яков Джугашвили, попадал в плен к немцам, Евгений Яковлевич Джугашвили при встрече передал мне кассету с записью видеофильма «Старший сын» из серии «Кремлевские лейтенанты» о судьбе его отца, и попросил прокомментировать выводы этого фильма.

Должен сказать, что фильм не хуже прочих подобных изделий нынешнего Агитпропа, то есть, сценарист и продюсер фильма историк из Харькова А. Колесник не брызжет пеной антисоветизма, однако, как исследователь, он не очень далеко ушел от своих коллег «профессиональных историков». Они бывают всем хороши, но, во-первых, они бояться уйти от наезженных до них путей. Скажем, в свое время люди Геббельса сообщили, что сын Сталина сдался немцам в плен. Как же «профессиональный историк» может им не поверить? Посему Колесник версию о том, что Яков Джугашвили был убит в бою, отметает сходу: «Когда стало модно выдвигать новые, скандальные версии… » А почему это версия Геббельса не скандальная, а версия о том, что Яков принял смерть, как и почти 9 миллионов его соотечественников, вдруг стала скандальной? Соответственно, «профессиональный историк» не стесняется откровенно подгонять под «правильную и не скандальную» версию Геббельса и факты. Во-вторых, у этих профессиональных историков» жизненный опыт не заходит далее кухонных скандалов, посему и мотивы действия тех или иных выдающихся  исторических лиц они оценивают с позиций своего кухонного опыта.

Вот и получается у Колесника вывод, что Гитлер приказал убить сына Сталина, чтобы отмстить Сталину, ну, типа Сталин подсыпал Гитлеру соли в суп, а Гитлер плюнул Сталину в борщ. Других мотивов Колесник не видит и с апломбом сообщает пословицу: «Чтобы убить отца, нужно убить сына». Откуда взял? Какой народ мог ввести в пословицу такой идиотизм? Петр Первый и Тарас Бульба казнили своих сыновей, чтобы убить себя? И во что обошлось полякам убийство старшего сына Тараса Остапа? И у Колесника множество выводов в таком же духе. Типа американцы засекретили документы о смерти Якова, чтобы с их помощью соблазнять советских людей на предательство и бегство на Запад. А как документами о смерти сына Сталина в плену во время войны можно соблазнить перебежать на Запад в мирное время?

Image12030077 153bb7b8de3fe8252792de1b13ca89e5-500x392.jpg

Сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили (справа) с дочерью Галиной. Фото Риа Новости

Ну, да ладно. Мы рассмотрим факты и из этого фильма, но сначала давайте прочтем версию и ознакомимся с фактам, представленными тем, кто, как бы, видел все документы по делу Якова, — оценим дело в целом.

Это выдержки из книги А. Витковского «Военные тайны Лубянки». Автор книги, полковник запаса ФСБ, на основе документов из архивов ФСБ рассказывает о тайнах и секретах отечественных спецслужб, в том числе, о последних днях сына И.В. Сталина Якова Джугашвили и о подробностях его гибели.

«В концлагерь Яков был доставлен из V отдела имперской безопасности Германии доктором Шульце. Часто из Берлина приезжал навещать военнопленного другой гестаповец — криминальный комиссар имперской безопасности Штрук. Допросов не велось, выяснялись лишь претензии к лагерному начальству.

О том, что судьбой Якова Джугашвили был заинтересован лично Гиммлер, было известно многим. Видимо, он хотел использовать сына Сталина в случае сепаратных договоров с СССР или для обмена захваченных в русский плен видных нацистов и военачальников. И все же, какова была истинная цель проходивших в зоне «А» встреч? Что задумал шеф гестапо Генрих Гиммлер?

К моменту этапирования Джугашвили два блока зоны «А» стояли пустыми. Якова поселили в третий, где уже находились четверо военнопленных из английской армии — Томас Кучинн (или Кушин)  — родственник премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Чуть позднее соседнюю с Джугашвили камеру занял В. Кокорин, представившийся племянником Молотова.

По распоряжению начальника лагеря англичанам вменялось в обязанность ежедневно мыть комнаты пленных «союзников» и чистить туалет. Такое неравноправие искусственно насаждалось для того, чтобы спровоцировать конфликт между высокопоставленными пленниками разных стран, задокументировать его и результаты скандала вынести на мировую политическую арену, чтобы добавить масла в огонь и без того непростых отношений между главами государств антигитлеровской коалиции. Фашистские провокации временами достигали своих целей. Со стороны англичан стали звучать угрозы расправиться с русскими.

Из протокола допроса свидетеля Привалова П.Ф. origindate::26.5.1945 г.

«Немецкий военнослужащий Отто Мюллер рассказал, что в целях провокации конфликта между СССР и Англией немцы решили убить Джугашвили и Кокорина. Пленным английским солдатам было дано задание начать драку, во время которой уничтожить обоих русских. По данному факту геббельсовская пропаганда поднимет шумиху, обвиняя племянника Черчилля, и добьется разрыва отношений между СССР и Англией».

Вероятно, перед угрозой открытия второго фронта эта затея фашистов не выглядела совсем абсурдной. Из показаний Кокорина, другого солагерника Джугашвили, ясно, что Яков принимает решение ценой собственной жизни не допустить конфликта между пленными союзниками и не давать лишний повод для разногласий в большой антигитлеровской политике. К этому он склоняет и племянника Молотова: «Лучше броситься на проволочную ограду, чем быть убитым англичанами». И вот вечером 16 апреля 1943 года Кокорин вдруг услышал окрик часового, а затем винтовочный выстрел.

Несколько иначе объясняет гибель Якова комбриг Бессонов, также знакомый с сыном Сталина по плену. После войны на допросе у Абакумова он показал, что в июне 1943 года, находясь в плену, встретился с Томасом Кучинном. Англичанин рассказал, что как-то вечером в апреле он услышал выстрелы и увидел немцев, которые сняли с проволочного ограждения труп, завернули в одеяло и унесли в караульное помещение.

Позднее начальник караула рассказал Кучинну, что был убит сын Сталина. По неизвестной причине он в нижнем белье выскочил из окна своей комнаты на улицу и бросился на проволоку. Думая, что пленник пытается сбежать, часовой застрелил его. Также Кучинну было известно, что племянник Молотова — Кокорин — постоянно ссорился с Джугашвили и даже сообщал о поведении своего лагерного соседа немцам.

Иная версия известна Бессонову со слов Фишера — ефрейтора из охраны Заксенхаузена. Поздно вечером, когда Яков уже был в постели, к нему с ножами в руках ворвались англичане. Он выпрыгнул в окно и с криками: «Унтер-офицер! Унтер-офицер!» приблизился к забору. Стоящий метрах в шестидесяти часовой первым выстрелом ранил пленника в ногу, а вторым убил наповал, прострелив ему голову.

О происшествии комендант лагеря срочно сообщил в Главное управление имперской безопасности. Для производства экспертизы в Заксенхаузен приехал Шульц и два судмедэксперта. В своем докладе на имя Гиммлера они констатировали смерть Я. Джугашвили не от пулевого ранения, а от тока высокого напряжения. По их заключению, выстрел часового прозвучал уже после того, как военнопленный схватился за проволоку. На основании этих данных сделан вывод: Яков Джугашвили покончил жизнь самоубийством. Его труп был подвергнут кремации, а урна с прахом увезена в Берлин, где ее следы окончательно затерялись. Лагерное дело с актом о смерти военнопленного хранилось в сейфе коменданта, но при эвакуации было уничтожено вместе с другими документами.

В ходе работы по выяснению обстоятельств смерти Я. Джугашвили сотрудниками органов госбезопасности также было доказано, что В. Кокорин, выдававший себя за племянника В.М. Молотова, на самом деле таковым не является. Более того, находясь в конце 1943 года в Ораниенбургской тюрьме, он был завербован германской разведкой. Однако немецкий агент категорически отказался от своей причастности к смерти сына Сталина. И все же за совершенные преступления его приговорили к высшей мере наказания. Расстреляли и немецкого агента Н.Соколова. На 25 лет был осужден Вальтер Ройшле.

Конечно, материалы расследования обстоятельств пленения и смерти старшего сына не могли не докладываться Сталину. Но в деле об этом нет ни одной пометки. Да и был ли смысл «великому кормчему» знакомиться с этим томом. Ведь все полученные сведения докладывались ему еще до того, как подшивались в дело. А кроме того, сын вождя не мог смалодушничать, поэтому «на допросах вел себя исключительно твердо, мужественно переносил все тяготы и лишения, достойно отвечал обидчикам». Знал это и сам Верховный, и все те, кто вел расследование. По воспоминаниям Г.К. Жукова, однажды во время прогулки Сталин задумчиво сказал: «Не выбраться Якову из плена. Расстреляют его фашисты… » И, помолчав немного, добавил: «Нет, Яков предпочтет любую смерть измене Родине». Впрочем, понимал Генералиссимус Советского Союза и другое — война завязывала в тугой узел и ломала многие жизни, даже те, которые были выкованы из самой прочной и нержавеющей стали».

Вот в этом же духе и фильм Колесника. Между прочим, в этом фильме дают интервью не только Е.Я. Джугашвили, но и ныне покойный Артем Сергеев, однако в духе нынешней «свободы слова», профессионал-историк Колесник версию Сергеева о смерти Якова в бою, не дал — убрал то, что не соответствует его «генеральной и не скандальной линии». Давайте я дам соответствующий отрывок из книги А. Сергеев «Беседы о Сталине».

«Старший сын Сталина Яков, 1907 года рождения, инженер-электрик, окончивший электромеханический факультет Института инженеров путей сообщения и железнодорожного транспорта. Он окончил и артиллерийскую академию, ушел на фронт, воевал. Он долго считался пропавшим без вести, потом якобы оказавшимся в плену. Но нет ни одного достоверного подлинного документа, свидетельствующего, что Яков был в плену. Вероятно, 16 июля 1941 года он был убит в бою. Думаю, немцы нашли при нем его документы и устроили такую игру с нашими соответствующими службами. Мне в то время пришлось быть в немецком тылу. Мы видели листовку, где якобы Яков с немецким офицером, который его допрашивает. А в моем партизанском отряде был профессиональный фотограф. Он на мой вопрос, каково его мнение — фальшивка это или нет, ничего сразу не сказал и лишь через день уверенно заявил: монтаж. И сейчас криминалистическая экспертиза подтверждает, что все фотографии и тексты Якова якобы в плену — монтаж и фальшивка. Конечно, если бы Яков, как утверждали немцы, попал к ним, то они бы позаботились о достоверных свидетельствах, а не предъявляли сомнительные: то фотографии размытые, то со спины, то сбоку. Свидетелей тоже в итоге ни одного не оказалось: то они знали Якова лишь по фотографиям, но в плену опознали его, то такие же несерьезные свидетельства. У немцев хватало тогда технических средств, чтобы и на кинопленку снять, и на фото, и записать голос. Ничего этого нет. Таким образом, очевидно, что старший сын Сталина погиб в бою».

1541470 20130218131624-500x375.jpg

Точных данных о судьбе Якова Джугашвили в период с 22 июня 1941 года нет. Согласно распространенной версии, сын вождя принял решение стать офицером в середине 1930-х годов и поступил в Московскую артиллерийскую академию Архив NEWSru.com

А вот сообщение в тему.

6 июня 2007 г. агентство newsru.com завопило: «В архивах ФСБ РФ заявляют о наличии документов, подтверждающих пленение немцами старшего сына Сталина», но давайте прочтем эту радостную новость подробнее:

«В архивах ФСБ России имеется достаточно документальных подтверждений того, что сын Иосифа Сталина, Яков Джугашвили, действительно находился в немецком плену, заявил в среду журналистам начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ Василий Христофоров.

По его словам, «в архивах есть многочисленные свидетельства лиц, которые находились с Яковом в фашистском плену». Христофоров сообщил также, что согласно свидетельствам тех, кто был в плену с Яковом Джугашвили, «сын Сталина вел себя там достойно».

При этом Христофоров подчеркнул, что германские спецслужбы могли использовать записи допросов сына Сталина для своей пропаганды и организации различных провокаций в отношении Советского Союза в период Великой отечественной войны.

Согласно официальной историографии, командовавший артиллерийской батареей старший лейтенант Джугашвили был взят в плен в июле 1941 года под Витебском и находился в лагерях до 1943 года, когда он сымитировал побег и был застрелен охраной.

Однако недавно доктор исторических наук Сергей Девятов, который по совместительству является начальником Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны (ФСО), сообщил, что отечественные и зарубежные архивы, в том числе личный архив семьи Сталина, косвенно подтверждают версию о том, что его старший сын Яков Джугашвили никогда не был в немецком плену в годы ВОВ. По мнению Девятова, немцы могли инсценировать плен сына Сталина.

Девятов озвучил такие данные на прошедшем недавно «круглом столе» «Проблемы публикации источников по истории России ХХ века», посвященном рассекречиванию материалов из архивов ФСБ России. По словам Девятова, «проведенные объективные криминалистические исследования, в том числе почерковедческие, говорят о том, что, скорее всего, это было активное пропагандистское спецмероприятие немецких спецслужб».

«Существует около 10 фотографий Якова Джугашвили в плену, — пояснил историк. — Специалисты одного из центров Минобороны проанализировали их. Это очень грамотный фотомонтаж. Скорее всего, были использованы те фотографии, которые были найдены на теле погибшего старшего лейтенанта Джугашвили». «А когда фотографии кончились, они допустили ошибку, дав «зеркальное» изображение одного из фото — на нем застежка на мундире с другой, «женской» стороны», — поясняет историк.

По его словам, показательно и то, что не обнаружено ни одной киносъемки Джугашвили в лагере. «Но больше всего эту версию подтверждает экспертиза записей, которые он (Яков Джугашвили) сделал, якобы находясь в плену. Ведь сохранились записи и тетради времен, когда он учился в военном училище  — и если в ряде записок почерк похож и мог быть искусно подделан, то в некоторых он вообще не соответствует почерку Якова Джугашвили», — отмечает Сергей Девятов.

Добавим, что историк Девятов обошел вниманием существование протоколов допросов Якова Джугашвили, а также документированных свидетельств его смерти в лагере Заксенхаузен, включая показания охраны и медицинскую справку. Три с лишним года назад копии этих документов, хранившиеся в Национальном архиве Вашингтона и подтверждающие смерть сына Сталина в фашистском плену, были переданы дочери Якова Джугашвили Галине, проживающей в Москве».http://www.newsru.com/russia/06jun2007/yakov.html

Давайте оценим сообщение этих проституток из ФСБ, готовых подставиться под кого угодно. Что значит «в архивах есть многочисленные свидетельства лиц, которые находились с Яковом в фашистском плену»? Разве среди этих «свидетелей» был хотя бы один, который был бы не только знаком, а хотя бы видел когда-нибудь Якова до плена? Таких свидетелей нет, и вопрос к «знатокам» ФСБ, — а куда они подевались? Куда подевались из немецкого плена те, кто мог опознать Якова, к примеру, те, кто видел Якова накануне 16 июля 1941 года — личный состав 14 гаубичного артполка? А ведь это минимум 1500 человек. Кроме Якова никто в плен не попал? Простите, но если бы это действительно был Яков, то даже при его признании немцам, что он сын Сталина, немцы устроили бы шоу с его опознанием и протоколы этого опознания Якова сослуживцами были бы у вас в деле. Но информации ноль! А вот если это был не Яков, а подставное лицо, то немцы обязаны были перебить всех его сослуживцев у них в плену, чтобы никто из них не разоблачил аферу. Надо же понимать, что отсутствие факта там, где он обязан быть, — это тоже факт!

Подделка почерка всего лишь косвенное доказательство — если Яков был в плену, но отказывался сотрудничать с немцами, то они могли подделывать его почерк.

Что касается такого «доказательства», как протоколы допросов, то оно вообще смехотворно. Или «профессионалы» ФСБ думают, что только они могут фабриковать дела, а немцам это было не по уму?

А вот то, что смонтирована пусть даже одна фотография из десятка, а не весь десяток, как это утверждает Девятов, то это такое доказательство, при котором других доказательств не надо — при живом Якове подделывать его фото не было необходимости.

Теперь давайте посмотрим, что же американцами было передано «дочери Якова Джугашвили Галине»:

12 сентября 2003 г. то же newsru.com убеждало: «Документы подтвердили: сын Сталина был застрелен при попытке к бегству». Полюбопытствуем.

«Галина Джугашвили, проживающая в Москве, получила голубую папку с документами из рук Джерри Дженнингса, помощника министра обороны США по делам военнопленных и пропавших без вести. Дженнингс состоит в совместной американо-российской комиссии, которая занимается выяснением судеб военнослужащих, пропавших без вести во время Второй мировой и холодной войн.

В папке находятся бумаги Госдепартамента, копия протокола допроса нацистами Якова Джугашвили, справка о смерти, подписанная Генрихом Гиммлером, главой полиции Адольфа Гитлера, заявления охранников и врача лагеря.

В одном из документов Госдепартамента говорится, что США и Великобритания решили не сообщать Сталину о смерти Джугашвили, потому что «это не принесет ему утешения»». http://www.newsru.com/world/12sep2003/stalin_.html

О цене протоколов допроса, как доказательства, мы уже говорили, того же сорта и показания охранников (кто из них знал настоящего Якова?), но восхищает «справка о смерти, подписанная Генрихом Гиммлером, главой полиции Адольфа Гитлера». Честнейший человек был Гиммлер? Соврать никак не мог?

Однако интересно другое. Ну, дала Галина интервью «Комсомолке», ну и что? О таком немедленно забывают. А тут надо же — Госдеп США засуетился, документы привез. А как же — из детей членов правительства СССР (а на фронте были все) никто в плен не попал, а тут надо же, какое счастье, сам сын Сталина! Нет, антисоветчики его из плена не выпустят! Сын Хрущева в бою погиб, а сын Сталина в плен сдался! Сдался, сдался! Нет, Яков антисталинистам не погибший на поле боя нужен, он им сдавшимся в плен душу греет.

Но, главное, как следует из фильма А. Колесника, Госдеп США «забыл» передать Галине заключение немецкого медэксперта, которое тоже хранится у американцев. И которое, по счастью, изучил И. Андронова, которого американцы, не подумавши, допустили в этот архив еще в 70-х., а до него и журналист журнала «Штерн», который, надо думать, дал более точное изложение того, что в акте было написано: «'В области скулы в 4 сантиметрах от уха имеется входное пулевое отверстие размером в горошину. Повреждение черепных костей размером с чайное блюдце, с выходом частиц головного мозга. Смерть наступила мгновенно в результате причиненных повреждений».

И Андронов, и журналист «Штерна» уже тогда заметил, что на теле человека, которого судмедэкспертам представили, как Якова Джугашвили, не было электроожогов — он был убит сзади или сбоку. Это никак не соответствует версии, по которой Яков бросился на находящуюся под напряжение колючую проволоку и был убит током. А потом только (или одновременно) в него выстрелил часовой и попал сначала в ногу, а потом подошел и сделал контрольный выстрел в голову (??). (Между прочим, этот часовой признался, что он Дужгашвили и пальцем боялся тронуть). А ведь эта версия про бросание Якова на проволоку, следует из справки честнейшего Гиммлера, самого надежного свидетеля ФСБ и Госдепа. Иона Андронов делает правильный вывод, что все разговоры про то, что Яков бросался на проволоку или обстреливался часовым, являются ложью  — он был убит сбоку или сзади.

Я дополню Андронова. Версий убийства этого заключенного, рассказанных немцами и «надежными свидетелями» ФСБ, много: от той, по которой «Яков» поссорился с ирландцами и выскочил из окна барака, до той, по которой он после вечерней прогулки отказался возвращаться в барак и потребовал к себе коменданта лагеря Заксенхаузен штандартенфюрера Кайндля. Во всех случаях присутствует выстрел охранника из винтовки с примерно 60 метров. Но винтовочная пуля пробила бы с такого расстояния и обе скулы насквозь по прямой, а не срикошетировала в мозг. Следовательно, выстрел мог быть сделан только из пистолета, поскольку только из него можно было выстрелить в голову снизу вверх (так, собственно, и проводят казнь опытные палачи). И Иона Андронов абсолютно прав, считая, что заключенный был убит расчетливо и умышленно, а все эти версии про его бросание на проволоку  — ложь. Андронов, между прочим, убедил в этом и автора фильма А. Колесника, что еще больше подтверждает сомнения Артема Сергеева.

Есть еще одно важное обстоятельство. У Якова была примета, по которой его безусловно можно было идентифицировать. Немцы, при своей разведке в СССР, на которую работал даже нарком НКВД Ежов, без сомнений, все знали о семье Сталина, наверняка имели фотографии всех членов его семьи, в том числе и Якова. Но только со времени, когда Сталин стал явно выделяться в сонме остальных вождей СССР — когда он начал представлять особый интерес. Поэтому немцы могли и не знать, что в 1926 году Яков совершил попытку к самоубийству и выстрелил себе в область сердца. Ему делали операцию, и у него оставался после этого случая шрам на груди. Так вот, немецкий медэксперт, осматривавший тело, якобы, Якова, не отметил на нем не только электроожогов, но и этого шрама. А ведь этот эксперт СС понимал, что если его вызвали определить причину смерти заключенного концлагеря, то это очень важный заключенный и Рейху очень требуется не только само заключение, но и возможность впоследствии связать это заключение со смертью не кого попало, а определенного человека.

И еще о понятном. Если сын Сталина сдался в плен, то почему немцы не использовали его образ для широкой пропаганды, в которой они были мастера и в которой шли на риск? Скажем, в Катынском деле они даже международную комиссию пригласили для обозрения ими же убитых поляков, а его прятали. Почему к сыну Сталина не приглашали комиссии того же Красного Креста? Почему не показывали его иностранным корреспондентам? И обратите внимание на почерк немцев: перед своим поражением они все документы по Катынскому делу сожгли, а председателя комиссии немецкого врача Бутца пристрелили (уничтожили доказательства своей невиновности??). А в деле с Яковом Джугашвили «Лагерное дело с актом о смерти военнопленного  хранилось в сейфе коменданта, но при эвакуации было уничтожено вместе с другими документами». Комендант лагеря знал, что с него спросят за смерть сына Сталина, но сжег оправдывающие его, коменданта, документы о том, что это был как бы несчастный случай?? Документы «лагеря смерти» Освенцима, в котором немцы как бы уничтожили 4 миллиона евреев, немцы не сожгли и оставили нам в целости, а дело о Якове Джугашвили сожгли?

Ну, почему, действительно, немцы не сняли «Якова Джугашвили» для своей кинохроники, почему не продемонстрировали его голос по радио (хотя записали голос того, кто выдавал себя за Якова на магнитную пленку), почему не дали его портрет на обложки глянцевых журналов? Ведь это был у них в плену единственный сын из детей всех глав, воевавших с ними государств!

Правда, в фильме А. Колесника сообщается, что Сталину, якобы, нарком НКГБ Меркулов и начальник Разведывательного управления РККА Голиков сообщили, что немцы по радио передали, что в 2 часа дня выдадут в эфир допрос Якова. Сталин, якобы, неизвестного числа неизвестного месяца послушал немецкое радио и опознал голос сына. Это убедительно. Вернее, было бы убедительно, если бы это мог подтвердить убитый Хрущевым Меркулов. А Голикова сняли с должности начальника Разведывательного управления РККА в самом начале войны и к моменту исчезновения Якова он возглавлял не Разведупр, а миссию в Англии — ему было не до слушания радиопередач с Берлина. Да, теперь на них, не оставивших воспоминаний, можно валить все, что угодно, но насколько эти чьи-то пересказы можно воспринимать, как факты? Передача немцами по радио допроса Якова обязательно была бы записана с эфира на пленку или пластинку и НКГБ, и Разведупром, хотя бы для изучения того, добровольно Яков говорил, или немцы его вынуждали. И эта запись хранилась бы при деле Якова Джугашвили в архиве ФСБ. Однако никаких следов ничего подобного нет и, как писал А. Сергеев, и не было. Есть только обилие листовок и ни одной подлинной фотографии, ни метра кинопленки, ни сантиметра исходной фотопленки, ни сантиметра магнитофонной пленки.

Теперь о последнем бое Якова.

Начну с вопроса, почему, начиная от Геббельса через Хрущева к настоящему Западу с его местными прихлебателями, все так рвутся доказать, что Яков был в плену? Согласно дисциплинарному уставу Красной Армии, бойцы Красной Армии в плен не сдаются, но в плену должны вести себя подобающим образом. Возникает вопрос, а как, не сдаваясь в плен, в плену оказаться, чтобы вести себя подобающим образом? В плен можно попасть и разница между «попасть» и «сдаться» в том, что сдающийся бросает оружие, когда может им действовать, а попадающий в плен действовать оружием уже не может. Поясню отношение Советского Союза к этой разнице на примере тех лет.

По окончании Советско-Финляндской войны, практически всего за год до начала Великой Отечественной, пленных Красной Армии обменяли на финских, и 28 июня 1940г. Берия доложил Сталину:

«В Южском лагере содержится 5 175 красноармейцев и 293 чел. начсостава, переданных финнами при обмене военнопленными. Оперативно-чекистской группой выявлено и арестовано 414 человек, изобличенных в активной предательской работе в плену и завербованных финской разведкой для вражеской работы в СССР. Из этого числа закончено и передано прокурором МВО в Военную коллегию Верховного Суда СССР следственных дел на 344 чел. Приговорены к расстрелу 232 чел. Приговор приведен в исполнение в отношении 158 чел.

Бывших военнопленных в числе 4 354 чел., на которых нет достаточного материала для предания суду, подозрительных по обстоятельствам пленения и поведения в плену, — решением Особого Совещания НКВД СССР осудить к заключению в исправительно-трудовые лагеря сроком от 5 до 8 лет.

Бывших военнопленных в количестве 450 человек, попавших в плен, будучи раненными, больными или обмороженными, в отношении которых не имеется компрометирующих материалов, — освободить и передать в распоряжение Наркомата обороны».

Таким образом, к попавшим в плен (раненным, обмороженным и т.д.) вопросов не было  — это герои и их опять вернули в Армию. С предателями тоже вопроса не было — к стенке! А вот к тем, кто не смог объяснить, почему он прекратил действовать оружием, вопрос был — солдаты Красной Армии в плен не сдаются. Это уже к концу войны советское правительство приняло соответствующее постановление, и территория Германии заваливалась листовками о том, что Советский Союз своих пленных прощает, но в начале войны все было наоборот — сдача в плен пресекалась жестоким образом. И если Яков Джугашвили, не имевший ранений, оказался в плену, то он был «подозрительным по обстоятельствам пленения», — и в начале войны подлежал наказанию.

В фильме А. Колесника Герой Советского Союза А. Щербаков оправдывает Якова тем, что он, дескать, был необстрелян и растерялся в первом бою. Действительно, есть мнение, что настоящий это солдат или трус, становится ясно только в третьем бою. Мой отец, провоевавший всю ту войну и четырежды раненный, говорил, что на передовой страшно первые три дня, а потом привыкаешь. Однако, Яков был далеко не мальчик, это был вполне сформировавшийся мужчина, кроме того, мужчина, который однажды уже решался на самоубийство, то есть, это был отнюдь не рохля и, по меньшей мере, весьма самолюбивый человек, если не гордый. Что касается его необстрелянности, то и это объяснение не проходит — к моменту своего последнего боя он уже воевал не один день. А за бои у речки Черногостница 7 июля, за 9 дней до своего последнего боя, был представлен к правительственной награде.

И если бы Яков действительно попал в плен, то для него было бы очень важно, чтобы он был ранен или, хотя бы, контужен. Но в протоколе допроса «Якова» об этом ни полслова. Мало этого, по показаниям, данным уже советской контрразведке, сотрудник немецкой разведки В. Ройшле при первом допросе увидел привезенного в штаб Бока «Якова» в гражданской одежде, очень удивился этому и специально задавал ему вопросы по этому поводу. И, как следует из протокола допроса, изготовленного немцами, «Яков» показал об обстоятельствах своего пленения следующее:

« — Вы сдались добровольно или вас захватили силой?

 — Нет, не добровольно, меня взяли силой. 16 июля наша часть была окружена. Наши бойцы отбивались до последней возможности. Потом возле меня никого не осталось. Я решил найти командира дивизии, но командира не оказалось возле его автомобиля. Вокруг машины собрались красноармейцы из вспомогательных подразделении. Она все обратились ко мне: «Командир, веди нас в атаку! Я повел их в атаку. Началась сильная бомбежка. Затем — ураганный артобстрел. И снова я очутился один. Я собирался пробиться все же к своим и уйти вместе с ними. Но тут ваши окружили меня вдруг со всех сторон. Откровенно говоря, я бы застрелился, если бы своевременно обнаружил, что полностью изолирован от своих».

Кто-то может себе представить, о чем этот «Яков» рассказал? Он ведь не знает, ни в каком полку служил, ни в какой должности. (Согласно международным положениям о пленных, пленного имеют право расспрашивать, а пленный обязан сообщить, свои установочные данные, место службы и должность). Видимо в документах, снятых с убитого Якова, об этом ничего не было, а немецкая пехота, подобравшая их, не удосужилась этот вопрос выяснить у остальных пленных, в результате в штабе фельдмаршала Бока, к моменту первого допроса «Якова» еще ничего об этом не знали и ничего умного придумать не смогли, в связи с чем и отделались общими словами. Ну, и остальная часть допроса тоже какой-то бред. Чего он, командир батареи гаубичного полка, вдруг побежал бы к командиру дивизии? Какая атака? Как это он вдруг выяснил, что «изолирован от своих», так внезапно, что не успел застрелиться? Немцы ему на голову упали?

А в помянутом фильме последний бой Якова умышленно смят, хотя у А. Колесника был очень важный свидетель — ординарец Якова А. Ковалев. Начало его показаний вызывает доверие: Яков получил задачу переместить батарею ближе к линии фронта и на рысях повел ее выполнять задачу, хотя ординарец трусил и отговаривал его от этого. (Оставшуюся без лошадей одну гаубицу Яков приказал подцепить к бронемашине приданного ему взвода бронемашин и также везти к новой огневой позиции. Это тоже не заурядная подробность, вызывающая доверие к рассказу.). Колону отбомбила немецкая авиация, ординарец видел, как от взрыва бомбы упали вместе с конями Яков и адъютант. Уж если взрыв свалил обеих лошадей, то он был очень близко к ним и всадникам, следовательно, от близкого взрыва бомбы по Якову и адъютанту должны были ударить и осколки авиабомбы. Однако ординарец сообщает, что Якова всего лишь «оглушило», но с чего он взял? Ответа нет, поскольку показания ординарца режиссером фильма тут же обрываются как раз на том месте, где ординарец обязан был бы рассказать, почему он не помог всего лишь «оглушенному» Якову, ведь это было его обязанностью ординарца! (Видимо и ординарец начал что-то говорить вопреки «генеральной линии», возможно, то, что он, увидев упавшего Якова, просто сбежал). Таким образом, достаточно надежно установлено, что командир батареи 14 гаубичного полка Яков Иосифович Джугашвили лично повел колонну батареи на новую огневую и последний, кто видел действительно Якова Джугашвили, свидетельствует, что после близкого взрыва авиабомбы Яков упал вместе с конем.

Нет, Евгений Яковлевич, ваш отец пал в бою, а тот «Яков Джугашвили», что на листовках и в лагере военнопленных, был таким же сыном Сталина, как и «племянник Молотова» — племянником. И немцы, использовав того «Якова» до конца, чтобы не нарываться на очень громкое разоблачение, которое могло произойти случайно, сами его пристрелили. Настоящего сына Сталина они бы берегли, как зеницу ока, тем более, в 1943 году.

Если вам приходилось читать воспоминания наших солдат, сдавшихся немцам в плен, а потом сбежавших на Запад (воспоминания, не корректированные пропагандой Хрущева, обязывающей всех писать о «неимоверных страданиях» трусов, сдавшихся в плен), то после Сталинграда, наши пленные зажили в Германии прекрасно  — отношение немцев к нашим людям резко изменилось — немцы начали бояться расплаты. Скажем, такие строки воспоминаний Ф. Черона: «Питание пленных начиная с 1943 года намного улучшилось. Поражения на восточном фронте начали поворачивать немецкие умы: на всякий случай надо было лучше обращаться с «унтерменшами». И вообще с отступлением немцев из Советского Союза пленным становилось лучше.… В 1943 году начали платить и пленным. В некоторых лагерях, по слухам, платили уже в 1942 году. Но в этой части Германии, то есть, в Саксонии, это было в 1943.… Это было в самом конце 1943 или в начале 1944. Отношение немцев к пленным итальянцам было, пожалуй, хуже, чем к советским пленным на этой стадии». Он приводит и такой случай. Наши «бедные пленные» работали на военном производстве (помогали немцам убивать советских граждан), привели к ним свежего пленного, как следует из воспоминаний, молодого москвича. Он решительно отказался работать. Все подумали, что немцы отошлют его в исправительный лагерь (на каторгу), где его и уморят, как немцы обычно делали раньше. А немцы отправили строптивца уборщиком помещений в барак к пленным польским офицерам. У немцев «очко играло» уже вовсю. Им было уже не до издевательств и не до убийств.

Существует мнение, что слова Сталина «Я солдата на фельдмаршала не меняю» выдумал А. Чаковский. Однако я думаю, что что-то похожее обязано было быть на самом деле. И в фильме Колесник дает тому доказательства, пусть и не много. Полагаю, это была последняя попытка немцев использовать это подставное лицо для целей боевой пропаганды. Конечно, немцы «Якова» на самом деле не обменяли бы ни на кого, поскольку это был не Яков, их цель была попроще — спровоцировать Сталина на переговоры об этом обмене сына, а потом об этом сообщить всему миру, но, главное, советским солдатам на фронте. Е. Я. Джугашвили в своем интервью совершенно точно объяснил мотивы Сталина: «Обмен незамедлительно вызвал бы негативную реакцию, как в тылу, так и на фронте, подорвав тем самым обороноспособность страны». Но это не все. Сталин не мог выдать Гитлеру на расправу ни Паулюса, ни кого-либо из немецких генералов. Как бы немецкие генералы после этого сдавались нам в плен? А немцы Паулюса расстреляли бы без колебаний, поскольку они генералов и за меньшее расстреливали, скажем, за принятие на вооружение некачественного взрывателя для торпед, или отход несмотря на приказ «держаться» и за оставление врагу артиллерии.

И когда у немцев авантюра с обменом «Якова» не выгорела, то они его пристрелили не только за ненадобностью, но и потому, что он становился опасен. Мог, при слухах о наших победах, запаниковать (ведь по натуре это был предатель — трус) и «расколоться» товарищам по бараку, выдав всю авантюру.

Так, что, Евгений Яковлевич, не знаю, как вы это воспримите, но если смотреть на все факты вместе, и не слушать, ни кухонные, ни геббельсовские, ни хрушевские, ни американские «единодушные и не скандальные» выводы, то ваш отец пал в бою, бесстрашно командуя батареей, и в плен не сдавался.

«Хронографъ», «Не Яков Джугашвили»

Российские эксперты-криминалисты доказали, что фотографии сына Сталина на пропагандистских листовках и записка, посланная им из заключения, — подделка

Первые три недели Великой Отечественной войны, как известно, оказались крайне неудачными для Красной армии. За этот короткий период в боях с немцами она потеряла убитыми миллион бойцов и командиров, а 724 тысячи советских солдат и офицеров попали в плен. Отношение вождя всех времен и народов Иосифа Сталина к тем, кто оказался в немецком плену, было жестким. Эти люди причислялись к разряду врагов. 16 июля 1941 года врагом народа стал и старший сын Сталина Яков!

19-летний Яков пытался покончить с собой,
когда отец не разрешил ему жениться

Все эти 60 с лишним лет официальная история утверждала, что старший лейтенант Красной армии Яков Джугашвили сдался в плен немцам под Витебском. Главный идеолог третьего рейха Геббельс использовал это обстоятельство для самой масштабной за годы Второй мировой войны пропагандистской кампании. Немецкие листовки, сотнями тысяч разбрасываемые в районах боевых действий, призывали советских солдат последовать примеру сына Сталина и сложить оружие. И только нынешней весной российским историкам удалось доказать, что департамент Геббельса и немецкая военная разведка «Абвер» обманули весь мир. Настоящая судьба Якова Джугашвили была иной.

Старший сын Иосифа Сталина появился на свет в 1907 году. Отец видел ребенка всего пару раз, поскольку скитался по тюрьмам и каторгам. Из бакинской тюрьмы Иосифа отпустили на несколько дней, чтобы он мог побывать на похоронах своей жены Екатерины Сванидзе. Яше тогда не было еще и года… Заботу о мальчике, росшем без родителей, взяли на себя родственники покойной Екатерины.

В 1921 году Иосиф Сталин принял решение забрать Якова в Москву. Нужно полагать, решение далось нелегко. Его вторая жена Надежда Алиллуева была всего на шесть лет старше Яши, к тому же родила своего сына. В итоге у молодой женщины в маленькой кремлевской квартире оказались муж, который сутками не бывал дома из-за работы, младенец, приемный Артем Сергеев, которого Сталин усыновил после гибели своего друга революционера Артема, и 14-летний подросток Яков с деревенскими манерами и почти не знающий русского языка!

И все же, вспоминает Артем Сергеев, молодая жена Сталина справлялась с такой задачей. Яшу она встретила очень хорошо, и мальчик ответил мачехе любовью. В квартире места было маловато, Якову выделили уголок в гостиной — черный диван с высокой спинкой. Он завесил его белой простыней. В школе дела у Яши шли поначалу неважно. Кроме трудностей с русским языком у него обнаружились значительные пробелы в образовании. К тому же в классе он был переростком. Зато в шахматы Яков обыгрывал всех и был лучшим футболистом в школе. Девочки поголовно влюблялись в этого симпатичного паренька. Многие даже не подозревали, что Яков Джугашвили — сын Сталина! Мягкий и добрый Яша не мог резко отказать девушкам, боялся их обидеть. Но и лишнего никогда себе не позволял.

Окончив школу, Яков впервые ослушался отца — не пошел в институт. Он неожиданно заявил, что намерен жениться. Его избранницей стала 16-летняя (!) слушательница курсов английского языка из подмосковного Дмитрова Зоя Гумина. Сталин был категорически против! На сторону отца встал и дядя Якова Алексей Сванидзе, и другие члены семьи. Но Яков был упрям. 19-летний парень надумал покончить с собой. Никто не знает, где он достал пистолет, но как-то ночью на кухне кремлевской квартиры Сталина грянул выстрел. Яша целился себе в сердце, но не попал. Три месяца он провел на больничной койке. Его навещали все, кроме отца. Иосиф Сталин в записке своей жене написал: «…Передай Якову, что он поступил как хулиган и шантажист. После этого у меня нет и не может быть с ним ничего общего…» Известна и другая фраза, брошенная отцом сыну: «Хи, не попал!» Возможно, столь жестко Сталин пытался повлиять на слабовольного, с его точки зрения, сына, которого он по-своему любил.

Выйдя из больницы, Яков все же женился на Зое и уехал с ней в Ленинград к родителям Надежды Алиллуевой. В 1929 году у молодых супругов родилась дочь Галя. Сталин им не помогал. Яша устроился на работу электриком, но зарплата у него была небольшая, и семья едва сводила концы с концами. Свою первую внучку Сталин так ни разу и не увидел. Не прожив и года, девочка заболела и умерла. Несчастье разрушило брак Якова и Зои, но примирило с отцом: Иосиф Виссарионович настоял, чтобы его старший сын вернулся в Москву.

Джугашвили исчез в ночь с 16 на 17 июля,
а искать его начали только через четверо суток

В 1930 году, не сказав никому ни слова, Яков успешно сдал вступительные экзамены в Институт инженеров железнодорожного транспорта. Удивленный Сталин позвонил ректору. Вождь поинтересовался, действительно ли Яков Джугашвили стал студентом и не хлопотал ли кто за него? Удивленный ректор заявил, что у него есть первокурсник с таким именем. На экзаменах Яков показал хорошие знания. Только в тот момент ректор понял, кто будет учиться в его заведении! «Ну, хорошо…» — только и сказал Сталин. Он был доволен успехами сына.

В 1936 году Яков закончил институт и получил направление на завод «ЗИС». В это же время он познакомился с Ольгой Голышевой. Молодые люди стали жить вместе. Сталин одобрил выбор сына и даже распорядился выделить ему квартиру на улице Грановского в центре Москвы. От нее было всего пять минут ходьбы до Кремля. Однако оформлять свои отношения с Ольгой Яков почему-то не стал, хотя Голышева ждала ребенка. Они часто ссорились, и Ольга уехала рожать к родителям в Урюпинск. В Москву она уже не вернулась. На свет появился мальчик, которому, по настоянию Якова, дали фамилию Джугашвили. Этого внука Сталин тоже ни разу не видел…

В 1937 году отец посоветовал Якову поступить в Артиллерийскую академию. Поскольку у курсанта Джугашвили уже было высшее образование (большая редкость по тем временам), его с первого курса сразу перевели на четвертый. Учился Яков хорошо, только с английским языком были проблемы.

В 1938 году старший сын Сталина познакомился с одесситкой Юлией Мельцер, артисткой балета. Красивая светская женщина представила Якова известным людям: певцу Ивану Козловскому, композитору Дмитрию Покрассу. Джугашвили влюбился в Юлю без ума. Но отец был против. На этот раз Сталина не устраивала национальность избранницы сына. Но Яков и в этот раз не послушал отца и женился на Юлии. Причем все произошло очень быстро. В этом же году у них родилась дочь Галя (Яков попросил Юлию дать ребенку это имя). Жили они очень дружно. 23 июня 1941 года Яков Джугашвили ушел на фронт, даже не успев увидеться с отцом. Только позвонил по телефону. Сталин коротко сказал: «Иди и воюй». Юлия Мельцер плакала целые сутки после ухода мужа. Об этом много лет спустя рассказала Гале Джугашвили соседка по дому. «Мама не просто плакала, — говорит Галина. — Она голосила, как голосят бабы в деревнях по покойнику. Наверное, мама чувствовала, что отец не вернется…»

Яков прислал домой только одну весточку. Отправил почтовую карточку со станции Вязьма по дороге на фронт: «Дорогая Юля! Береги Галку и себя… За меня не волнуйтесь. Устроился прекрасно… Весь твой Яша».

11 июля немецкие войска ворвались в Витебск. В окружении оказались сразу три советские армии. В котел попал и 14-й гаубично-артиллерийский полк 14-й танковой дивизии, в котором командиром батареи служил старший лейтенант Яков Джугашвили. С этого момента в его дальнейшей судьбе происходят таинственные и необъяснимые события.

Согласно военным историческим архивам, командир 14-й танковой дивизии полковник Васильев очень беспокоился о безопасности сына Сталина. Он понимал, что его ждет, если Яков погибнет или попадет в плен. Васильев отдал приказ начальнику особого отдела взять Джугашвили с собой в машину. Но Яков, якобы, отказался. Полковник отдал повторный приказ. Начальник артиллерии дивизии отрапортовал, что приказ был исполнен. Но среди тех, кто вырвался из окружения, Якова не оказалось. Он исчез в ночь с 16 на 17 июля. Лишь четверо суток спустя полковник Васильев отправил группу мотоциклистов на поиски старшего лейтенанта Джугашвили и то только потому, что получил шифровку от самого Георгия Жукова. Поисковой группой командовал старший политрук Горохов. Он и его мотоциклисты встретили в районе озера Каспля рядового Лопуридзе, который утверждал, что выходил из окружения вместе с Яковом. 15 июля они переоделись в гражданскую одежду и закопали свои документы. Убедившись, что немцы их не преследуют, Джугашвили решил передохнуть, а Лопуридзе пошел дальше. Горохов решил, что сын Сталина уже вышел к своим и прекратил поиски. 24 июля полковник Васильев доложил об этом Жукову.

В том, с каким промедлением действовали командиры 14-й танковой дивизии, чувствуется какая-то тайна. 4 августа 1941 года Василий Сталин получил письмо от хорошего знакомого Васи и Якова полковника Ивана Сапегина. Он сообщил, что полковник Васильев бросил 14-й гаубично-артиллерийский полк на произвол судьбы. Он прорвался на танке из окружения, взяв с собой начальника артиллерии, но позабыв про Якова. Проехал мимо сына Сталина и даже не остановился!

А 13 августа под Никополем немецкие самолеты разбросали в небе листовки с фотографией Якова Джугашвили. В тексте говорилось, что сын Сталина сдался с тысячами других солдат и офицеров под Витебском и теперь сотрудничает с немцами. Об этом немедленно доложили Иосифу Сталину, для которого это сообщение стало тяжелым ударом. К неудачам на фронте добавилось и личное несчастье. А немецкая пропаганда продолжала свое дело. Вскоре появилась листовка с текстом записки Якова отцу, написанной в плену и переданной в Москву по дипломатическим каналам. Старший лейтенант Джугашвили сообщал, что жив и здоров, обращаются с ним хорошо. Записка датировалась 19 июля. Сталин был в ярости. Мало того, что его сын попал в плен, так он еще смеет письма оттуда писать!

«Абвер» сообщил о смерти сына Сталина в 1943 году,
поскольку боялся разоблачения

Советская военная разведка пыталась следить, куда направляли Якова. Было послано несколько спасательных групп, но все эти операции не увенчались успехом. Множество подпольщиков и разведчиков раскрыли себя, сообщая в Москву данные о сыне Сталина. «Абвер» ликовал, а Иосиф Виссарионович, похоже, терял над собой контроль. Он приказал арестовать жену Якова, обвинив ее в шпионаже в пользу Германии. Полтора года Юлия Мельцер провела в тюрьме в Куйбышеве. Ее освободили только после того, как пришло известие о гибели Якова.

Официальная версия гласит следующее. Старшего сына Сталина переводили из лагеря в лагерь. Он побывал в Берлине под охраной гестапо, в лагере для военнопленных в Любеке, в концлагере в Хоммельбурге, в особом лагере «А» в Заксенхаузене. Вечером 14 апреля 1943 года охранник в Заксенхаузене Конрад Харфих заводил заключенных в барак. Неожиданно Яков Джугашвили с криком: «Часовой! Стреляй!» бросился на проволочное заграждение, находившееся под током. Харфих попытался его остановить, но узник уже схватился за проволоку. Тогда охранник выстрелил ему в голову с расстояния в шесть—семь метров…

В те дни по линии Красного Креста велись активные переговоры об обмене Якова Джугашвили на немецкого фельдмаршала Паулюса, попавшего в плен под Сталинградом. Советская пропаганда утверждала, что Сталин категорически отказался от такой возможности, заявив: «Я фельдмаршала на рядового не меняю!» Тем не менее переговоры продолжались. И вот здесь возникает версия, что руководство третьего рейха испугалось разоблачения: за Якова Джугашвили почти два года Берлин выдавал другого человека!

Нынешней весной лучшие российские эксперты-криминалисты провели целый ряд исследований, которые доказывают следующее: все фотографии сына Сталина на знаменитых листовках, равно как и записка, посланная им отцу из плена, — подделка! Специалисты Центра судебно-медицинской и криминалистической экспертизы Министерства обороны Российской Федерации Сергей Зосимов, Виктор Колкутин и Сергей Абрамов уверены в этом на 100 процентов. Почерк на почтовой карточке, отправленной Яковом жене из Вязьмы (послание хранится у их дочери Галины), и тот, которым написана записка Сталину, не совпадают. Найдено более 10 существенных различий. А с фотографиями, которые немцы помещали на листовках, дело обстоит еще проще. Несоответствие теней, странные позы Якова, его одежда (например, китель, застегивающийся на левую сторону или теплая шинель в разгар июля) говорят о том, что «Абвер» использовал фотомонтаж и ретуширование. Это было полностью доказано в ходе экспертизы, сделанной с применением последних научно-технических достижений в области криминалистики.

Обращает на себя внимание и тот странный факт, что немцы ни разу не записали сына Сталина на магнитофон и кинопленку. Ведь это был бы такой козырь в их пропагандистской кампании! Кстати, фотография Якова Джугашвили, висящего на проводах в Заксенхаузене, которая хранилась в архивах имперской канцелярии в Берлине, подозрительно плохого качества. Еще одно косвенное доказательство того, что у немцев в плену пребывал другой человек, было найдено еще 31 мая 1948 года. Военный переводчик Прохорова, разбиравшая нацистские архивы в Нижней Саксонии, наткнулась на два листка бумаги — протокол первого допроса Якова Джугашвили, составленный под Витебском 18 июля 1941 года. В нем, помимо всего прочего, говорится, что пленник прекрасно владеет тремя иностранными языками — английским, немецким и французским! А Яков в Артиллерийской академии постоянно получал «неуды» по иностранному. Российские эксперты уверены, что нацисты выдавали за сына Сталина другого человека. Кого, это еще предстоит выяснить, равно как и истинную судьбу Якова. Возможно, он погиб, прорываясь к своим из котла под Витебском. Возможно, действительно попал в плен, но отказался сотрудничать с немцами, и те предпочли его расстрелять, чтобы затем выдать за живого…

Иосиф Сталин так никогда и не извинился перед своей невесткой за то, что поломал ей жизнь. Юлия Мельцер вышла из куйбышевской тюрьмы совершенно седая. Она вернулась в Москву, но долгое время не могла видеться с дочерью. Лишь после войны Сталин, любивший внучку, разрешил встречаться Юлии и Галине. Дочь Якова признается, что сначала боялась родной матери. Первые их встречи были очень короткими. Галя ездила к маме с дочерью Сталина Светланой. Понадобилось время, чтобы девочка привыкла к маме…

По материалам программы «Кремль-9″ российской телекомпании ОРТ подготовил Игорь КОЗЛОВ, «ФАКТЫ»