Сын президента Саркози устроил ДТП и скрылся

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сын президента Саркози устроил ДТП и скрылся

Полицейские десять месяцев "не могли" найти владельца мотороллера по госномеру

Оригинал этого материала
© "Новые Известия", origindate::17.09.2007, Корочки окрыляют. Во Франции разгорается скандал вокруг ДТП с сыном президента

Сергей Лавинов

Converted 25059.jpg

Сесилия Саркози (в белом платье) ведет за руку общего с Николя Саркози ребенка Луи (1997 г.р., второй слева). Рядом с ней ее две дочери от первого брака Юдит Мартен (1984) и Жанна-Мари Мартен (1987), а по краям слева и справа - сыновья Николя Саркози от первого брака Жан (1987) и Пьер (1985)

[...] Жана Саркози, 22-летнего сына главы Франции, обвиняют в том, что он скрылся с места ДТП, виновником которого сам же и стал. Саркози-младшему инкриминируется несоблюдение установленного правилами расстояния между дорожно-транспортными средствами, нанесение ущерба чужому автомобилю и бегство с места происшествия. Пострадавший требует взыскать с президентского сына 260 евро (350 дол.) за ремонт помятого заднего бампера, 4 тыс. евро других убытков и компенсацию за нежелание улаживать конфликт.

ДТП произошло в октябре 2005 года на площади Согласия. Жан Саркози врезался на мотороллере в «Ситроен» [BMW] Мохаммеда Беллути и вместо того, чтобы извиниться, уладив дело миром, сделал неприличный жест в сторону пострадавшего и умчался с площади. Беллути запомнил номер его мотороллера и отправился в полицию в полной уверенности, что нарушитель будет быстро найден. Поначалу жандармы рьяно взялись за дело. Но, узнав, что виновником аварии является сын их непосредственного начальника (в то время Николя Саркози был главой МВД), они заявили о «затягивании дела». Через 10 месяцев терпение Мохаммеда Беллути лопнуло, и он обратился в страховую компанию. Для того чтобы выяснить имя владельца мотороллера, страховым агентам понадобилось всего несколько часов. Компания отправила Жану Саркози пять писем с предложением уладить дело, но не получила ни одного ответа. Тогда Мохаммед все-таки довел дело до суда, начало которого намечено на 4 декабря.

Что касается Николя Саркози, то для него суд над сыном станет двойным ударом. Потому что имеет прямое отношение к двум любимым темам: безопасности на дорогах и «низкой моральной ответственности» французской молодежи.

***

Оригинал этого материала
© Le Monde, Перевод: Инопресса.Ру, origindate::17.09.2007

Басня о большом скутере и маленькой BMW

Лоран Грельзаме

Это пустяковое дело, однако оно взбудоражило маленький медиа-политический мирок. Мини-дело, резонанс которого не стоит игнорировать! Мы хотим поговорить о столкновении переднего колеса скутера и бампера BMW. Банальный случай. Повседневная, грустная повседневная практика дорожного движения, пока не выясняется, кто был водителем двухколесного средства: Жан Саркози, один из двух старших сыновей Николя Саркози.

Пока неизвестно, кому принадлежит первенство – водителю или скутеру. Но последний, марка и мощность которого тоже пока неизвестны, имеет шансы стать знаменитостью. Мы расстались с ним в 2006 году, после того, как о нем много говорили во время предвыборной кампании.

Вспомните: скутер украли. Сын тогдашнего министра внутренних дел очень расстроился. Был подан иск. Полицейские провели расследование. Воры были найдены и идентифицированы с помощью анализов ДНК. И, наконец, один из них в январе 2007 года был приговорен к трем месяцам условного тюремного заключения. В нашей памяти сохранились и подробности этого важного дела.

Кража скутера и его возвращение в разгар президентской кампании дали повод лидерам левых поиронизировать над уровнем преступности и бездействием местной полиции во Франции, находящейся в ведении Николя Саркози. Разговоры за столом, в бистро, на радио и телевидении. Скутер одного из отпрысков Николя Саркози стал синонимом расточительности и нелепости: зачем задействовать такое количество кадров для поисков несчастного скутера! Раскрытая кража превратилась в политический проступок.

Смена декораций. Центр Парижа, 2005 год. BMW, только что выехавшая из дилерского салона немецкой фирмы, рискует проехать по площади Согласия. Оказавшись в потоке машин, она тормозит. Позади резко тормозит скутер, скользит, врезается в бампер BMW. Царапина. Но скутер не останавливается. Тот, кто им управляет, объезжает машину и, по свидетельству водителя BMW, показывает "оскорбительный жест".

Солидный BMW против маленького скутера – казалось бы, дело можно считать закрытым. Но один из пассажиров BMW запоминает номер скутера. Водитель, 36-летний Мухаммед Беллути подает заявление в комиссариат и обращается в свою страховую компанию. Последняя, действующая оперативней полиции, устанавливает личность владельца скутера – и это Жан Саркози. Отправляются письма с уведомлением о получении. Они остаются без ответа. Проходят месяцы. Беллути сердится и решает добиться правосудия. Намечается слушание дела. Истец требует возмещения материального (260,13 евро) и морального (4000 евро) ущерба. Он дает интервью, требует справедливости и мимоходом заявляет, что поддерживает "Союз за народное движение". Мы задаемся вопросом: что бы он сделал, если бы был левым?

После первого слушания дела 11 сентября второе назначается на 4 декабря. Беллути, на которого иногда находит благодушие, заверяет: "Еще можно уладить все полюбовно". Почему же тогда получается, что эта басня опровергает старый рефлекс, заставляющий считать более слабого (в данном случае, скутер) правым, а более сильного (BMW) неправым? Еще эта странная медиа- и судебная шумиха вокруг двухколесного транспортного средства и его несчастного владельца. Когда у него крадут его вещь, он неправ, если ищет ее, и еще более неправ, если находит. Когда его обвиняют в столкновении с автомобилем, он подвергается нравственному осуждению еще до суда. Что за странная страна!