Сын своего вождя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Наследник Ким Чен Ира весь в отца: страдает лишним весом, гипертонией и диабетом, любит созерцать выступления обнаженных танцовщиц

Оригинал этого материала
© "Огонек", origindate::12.07.2010, Фото: AFP, AP

Сын своего вождя

Владимир Кутахов

Compromat.Ru

Эксперты: человек в красном галстуке — это и есть Ким Чон Ун, младший сын и преемник Ким Чен Ира (справа)

После того как в Пхеньяне было объявлено о проведении в начале сентября сессии Политбюро Трудовой партии Кореи (ТПК), эксперты пришли к убеждению: стартовал процесс перехода власти от нынешнего руководителя КНДР к его сыну — Ким Чон Уну.

Социалистическое королевство чучхе, где уже более полувека безраздельно стоит у руля государственной власти семья Кимов, на пороге крутых кадровых перемен — пришло время очередной поколенческой ротации. Первая случилась 16 лет назад по естественным причинам: основатель чучхейского государства Ким Ир Сен в 1994 году отошел в мир иной, но перед кончиной успел вручить бразды правления 24-миллионной страной своему сыну — Ким Чен Иру. Теперь и этот северокорейский руководитель, переживший не так давно свирепый инсульт, готовится передать эстафету своему сыну. Так уж повелось в социалистической Корее: звание вождя переходит по наследству.

Три брата

Compromat.Ru

Ким Чон Нам

Сколько на самом деле детей у Ким Чен Ира, не знает никто, но в династийных пасьянсах вполне официально фигурируют три сына. У них один отец, но разные матери и судьбы.

Старший — 39-летний Ким Чон Нам — оказался изгоем и опозорил семью, когда в свое время пытался незаконно приехать в Японию, чтобы покататься на аттракционах токийского Диснейленда. Из этой затеи ничего путного не вышло, поскольку северокорейский путешественник был задержан сотрудниками японского паспортного контроля с поддельной ксивой и с тех самых пор находится в опале, коротая время на юге Китая, где любит поиграть в рулетку и блэк-джек.

О среднем известно, что его зовут Чон Чхоль, но даже точный возраст этого сына не ясен. В политических раскладах он не значится по вполне прозаическим причинам: Чон Чхоль показался отцу недостаточно мужественным и потому выпал из числа претендентов на престол.

Младшего зовут Ким Чон Ун, отец с детства привечал его за хорошее умственное развитие и способности, и именно он, если верить серьезным экспертам и даже просто слухам,— наиболее вероятный претендент на власть. Занятно, что до сих пор нет его достоверных фотографий, за исключением детского периода жизни. Точная дата рождения тоже неизвестна. Согласно самой распространенной версии, он появился на свет в северокорейской столице в январе 1982 года.

В качестве его матери называют Ко Ен Хи, неофициальную жену руководителя КНДР. Она родилась в Японии, занималась балетным искусством и скончалась то ли в 2003 году, то ли годом позже. По одной из версий, это произошло в результате автомобильной аварии, по другой — причиной смерти стало онкологическое заболевание. Несколько лет назад в КНДР была замечена проведенная силами Главного политуправления кампания по восхвалению достоинств этой женщины, родившей лидеру двоих сыновей, после чего зарубежные аналитики и решили: кто-то из ее сыновей начнет дальнейшее восхождение по ступенькам государственной власти.

Как и в каком детском саду прошли годы счастливого детства Ким Чон Уна, неизвестно. Первые сведения о нем гласят, что он окончил в швейцарской столице Международную школу, где, кстати, появлялся нечасто, предпочитая изучать предметы школьной программы в домашней обстановке. Зато любил познакомиться с изысками европейской кухни в местных ресторанах, где все счета оплачивал тогдашний северокорейский посол Ли Чхоль, которого журналистская молва определила в главного куратора секретных финансовых операций нынешнего руководителя КНДР. Японские и южнокорейские СМИ также писали о том, что Ким Чон Ун любил смотреть матчи североамериканской Национальной баскетбольной ассоциации, да и сам был не прочь побросать мяч в корзину.

В Пхеньян Чон Ун вернулся уже 20-летним юношей, после чего его следы опять теряются — на несколько лет, пока медицинская неприятность не обрушилась на отца. В августе 2008 года северокорейский руководитель перенес тяжелейший инсульт, и хотя состояние здоровья Ким Чен Ира после этого постепенно пошло на поправку, вопрос о наследовании власти по уже опробованному ранее варианту, от отца к сыну, стал активно рассматриваться лидером КНДР. Так в фокусе внимания оказался "младшенький".

Читая между строк

Compromat.Ru

Ким Ир Сен (на знамени)

Первыми о стартовавшем процессе передачи власти заговорили южнокорейские СМИ, которые сообщили о присвоении Ким Чон Уну формального статуса — преемника руководителя страны. Потом появилась информация о вступлении преемника на политическую поляну: младший сын прошел регистрацию в качестве кандидата от избирательного округа номер 216 на выборы в парламент — Верховное народное собрание КНДР. Возникли, правда, проблемы со списками избранных депутатов, где такого депутата не оказалось, но они разрешились вполне в духе северокорейской тяги к секретности — прошло сообщение о том, что важного законодателя замаскировали под усеченным именем Ким Чон, чтобы враг не догадался.

С начала нынешнего года различные утечки и анонимные сообщения о политических высотах, преодолеваемых преемником в спринтерском темпе, появлялись регулярно: то папа представил Чон Уна аккредитованному в Пхеньяне дипкорпусу, то назначил его на руководство одной из спецслужб...

Согласно тиражируемым в Сеуле слухам, сын получился весь в отца: страдает лишним весом, гипертонией и диабетом. Еще пишут, что вместе старший и младший развлекаются созерцанием танцующих под западную музыку танцовщиц без каких-либо намеков на одежды. Утверждают, что Чон Ун любит суси, носит майки с ликом Мэла Гибсона. И все это надо учитывать всерьез, хотя бы потому, что с начала нынешнего лета в КНДР зазвучал новый жанр народного творчества — стихи и песни в честь наследника любимого руководителя.

На этом фоне сообщение о предстоящей в начале сентября этого года в Пхеньяне сессии Политбюро Трудовой партии Кореи (ТПК) воспринимается экспертами как переход процесса в стадию кульминации. Согласно распространенному по каналам северокорейского агентства ЦТАК заявлению ТПК, в ходе сессии "состоится избрание высшего руководящего органа в соответствии с новыми требованиями Трудовой партии Кореи", и многие понимают эти "новые требования" однозначно — приход к управлению партией и страной нового молодого лидера.

Основания для такого прогноза имеются: месяц назад, в начале июня, в Пхеньяне прошла вторая с начала этого года сессия Верховного народного собрания, на которой было принято решение о существенных перестановках в составе руководства страны. По мнению экспертов, они произведены не столько для того, чтобы смягчить социально-экономическую напряженность, вызванную неудачной денежной реформой, сколько для усиления "родственной линии" в ключевых структурах. В частности, заместителем председателя Государственного комитета обороны (второй по значимости пост в стране) был назначен Чан Сон Тхэк, ранее возглавлявший общий отдел ЦК ТПК — муж сестры Ким Чен Ира. По мнению экспертов в Сеуле, это назначение напрямую связано с желанием Ким Чен Ира создать своему будущему наследнику надежное окружение.

Несколько дней назад в информированной южнокорейской газете "Чунан ильбо" появилась занятная публикация, в которой речь шла о том, что окружение дезинформирует руководителя КНДР, сознательно снабжая его фальшивыми либо неполными докладами о состоянии дел в стране. Это толкуется однозначно: контроль за положением дел ускользает из рук Ким Чен Ира.

Газета отмечала при этом, ссылаясь на осведомленный источник, что процесс передачи власти от Ким Чен Ира к его сыну, Чон Уну, происходит более быстрыми темпами, чем того хочет сам руководитель государства. "Под предлогом защиты физического и умственного здоровья руководителя страны, который до сих пор еще полностью не преодолел последствий перенесенного летом 2008 года инсульта, руководящая верхушка снабжает его выборочной или искаженной информацией",— цитирует газета правительственный источник, который отмечает: содержание некоторых докладов подтасовывает лично Ким Чон Ун.

По данным одного из источников, близкие доверенные лица проинформировали Ким Чен Ира о том, что его сын манипулирует информацией, и тот в ответ приказал, чтобы все доклады ему шли только через его секретарей, а не через Чон Уна. Однако насколько точно исполнены эти указания, никому не ведомо.

Хотя известно, что "отца нации" уже водят за нос. Так, к примеру, в конце января Ким Чен Ир посетил мукомольный завод в окрестностях Пхеньяна, который простаивал из-за нехватки зерна. Для того чтобы показать реально действующее предприятие, функционеры достали на стороне некоторое количество сырья, чтобы запустить завод на время визита. Однако за разговорами Ким Чен Ир задержался дольше запланированного, а зерно к этому времени закончилось. Тогда поступило указание повторно запустить готовую муку через производственную линию. Молва утверждает, что это талантливое ноу-хау принадлежит преемнику.

Но разве можно верить молве?..