Сырок Второй Свежести

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Для Виктора Шендеровича "Норд-Ост" и "Беслан" — повод для сатиры на Кремль

1133341517-0.jpg В одной московской газете большими буквами опубликован призыв “ПОСТАВЬТЕ КРЕСТ НА ШЕНДЕРОВИЧЕ!”. Этот призыв сам Шендерович (далее Ш.) сочинил, подпись его. Раз просит — придется. Мысленно крест на нем я поставил давно. И написать об этом надо было давно. Но мешало опасение: тронешь — немедленно запишут в агенты Кремля. Уже много лет Ш. существует в роли преследуемого за правду.

(Критиковать преследуемых, конечно, совестно. Но у нас и Коржаков изображал гонимого, и голые мужики, похожие на министра юстиции и генерального прокурора.)

Что делать? Не писать о Ш. никогда? Написать до выборов? Написать после выборов?

Не писать — спокойнее. Тем более некоторые отговаривают: “Конечно, он сукин сын. Но он наш сукин сын”.

Написать после выборов? Но победителем заранее назначен Говорухин (даром ли подписывал позорное “письмо 50-ти”). После выборов Ш. будет проигравшим, лежачего не бьют.

Придется стоячего.

Надо было написать о Ш., когда после “Норд-Оста” вышла его телепрограмма “Бесплатный сыр”.

Ш. шутил про милиционеров-взяточников: из-за них, мол, террористы проникли на Дубровку: “Не дай бог, замиримся с брюнетами, такая статья дохода отвалится, не приведи господи! Но пока все путем, война идет, деньги капают”.

Смешно, не правда ли: фраза начинается с “не дай бог”, а кончается “не приведи господи!”. Такой юмор.

Ш. шутил: “Наши федералиссимусы обрадовали: погибшие, оказывается, не отравились, а задохнулись. У кого язык запал, у кого сердце отказало. Ваще, у многих покойников вскоре обнаружились проблемы со здоровьем. В общем, все закончилось слава богу — для власти, я имею в виду”.

…В конце передачи про “Норд-Ост”, как полагается, пели сатирические частушки.

Не хотим Масхадова,

Он исчадье адово.

Доползем до ада мы

Со своими гадами.

Новостей в этом “Бесплатном сыре” не было. Свежих мыслей тоже. Зато много юмора. Таков жанр, сатирик должен шутить, это его хлеб. Но у могилы мог бы и помолчать.

“Обрадовали”, “ваще”, подробности про запавший язык — это ёрничество.

Как делается такой юмор? Берется газета, в которой написано: “В Грозный опять вошли боевики, целую ночь расстреливали людей. Взрыв на Каширке власть пытается представить как бытовое хулиганство. Обществу внушают, что одновременная катастрофа двух самолетов — результат отказа техники”.

Теперь надо сделать смешно. Вот текст Ш.: “Будем как дети, сядем в уголку, ладошками сами себе шоры сделаем, чтобы ничего, кроме телевизора, не видеть, и пускай тетя Катя Андреева расскажет нам сказку, какую сказывает уже много лет. А на мир, который снаружи, за ладошками, мы отвлекаться не будем. Уговоримся, что это мелочи жизни. Ну, вошли опять в Грозный боевики, ну, целую ночь расстреливали людей. Обычное явление типа дождя. Зачем акцентировать на этом внимание, портить гаранту настроение перед чеченскими выборами? Взрыв на Каширке? — бытовое хулиганство, так всем будет лучше, уверяю вас. То же самое с самолетами, ну, упали. Зачем говорить, что это теракт? Открутить что-нибудь телеведущим, и будет не теракт. Отказ техники такой одновременный, и сняли тему. В общем, все было вполне терпимо, и в предвкушении голосования по всем телеканалам грех было не пососать старую конфетку о дружбе России с чеченским народом”.

Жирным выделен фирменный юмор “Плавленого сырка”, чтобы показать, много ли добавляет вам эта передача. И чего она добавляет.

После трагедии Беслана Президент России сказал:

— Мы перестали уделять должное внимание вопросам обороны и безопасности, позволили коррупции поразить судебную и правоохранительную сферы. Мы не проявили понимание сложности и опасности процессов, происходящих в собственной стране и в мире в целом.

В ближайшем же номере “МК” была опубликована заметка “Признание президента”. За вышеприведенной цитатой следовал мой комментарий: “По смыслу — это явка с повинной или прошение об отставке”.

Через неделю “Плавленый сырок” процитировал тот же самый фрагмент, после чего последовал комментарий Ш.: “Ваще поначалу это напоминало заявление об отставке. Я даже испугаться немного успел за Владимира Владимировича, но зря”.

…В конце передачи про Беслан, как полагается, спели сатирические частушки.

Не хотим Масхадова,

Он исчадье адово.

Доползем до ада мы

Со своими гадами.

Так циничный могильщик сгребает со вчерашней могилы цветы и венки и снова продает плачущим.

Сатирик не стесняется употреблять одни и те же шутки в сходных обстоятельствах, лепит куда попало “не дай бог”, “слава богу”, “ваще” и т.д. А после радиоэфира “Сырок” публикуется в “Новой газете”. И опять Ш. снимает второй урожай, хотя устная речь часто выглядит в печати совершенно несуразно.

“Сырок”, как и “Аншлаг”, делается по шаблону: заранее известный юмор, словечки, ухватки, ужимки. Петросян шутит ниже пояса. Многим нравится, кто-то даже ходит на концерты. Другим этот юмор противен и скучен.

Ш. (гонимый за правду) тоже дает концерты по стране. Шутки “сырка” хоть и выше пояса, но ниже плинтуса. Дело, однако, в другом.

В дни “Норд-Оста” и Беслана все критиковали власть, клеймили ее позором за провалы, винили в гибели людей. Вся пресса только этим и была полна. Поэтому речь не о свободе слова.

Речь о том, что ёрничать над могилой — нехорошо.