С.Доренко: Левые силы - перезагрузка. Доренко, Ходорковский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Обратившись к русской прессе обнаружил чуть более широкий набор штампов и статей-ящичков.

1. Русские СМИ демонстрируют восточный способ мировосприятия: они не способны отделить сказанное от говорящего. Они не поднимаются ( или не опускаются ?) до уровня абстракции, обобщения, объективизма. По их мнению, если люди в погонах выступили против ЮКОСА, то они хотят отнять у ЮКОСА деньги или бизнес. События оцениваются с точки зрения конкретной и субъективной выгоды конкретных субъектов. Полностью отсутствует видение очевидных исторических процессов, зависящих не от персонажей и не от спрятавшегося за кулисами режиссера.

2. Русские СМИ считают, что система договоренностей нефтяных олигархов и Кремля определяет стабильность в России, и что урон такой системе договоренностей нанесет ущерб нашей экономике и, значит, нам, гражданам России. Потому что падает биржа, падает капитализация наших компаний, падает уверенность в стабильности нашей экономической системы, построенной на системе договоренностей нефтяных олигархов с Кремлем. Косвенно признается, что это ТАКАЯ экономика, которую можно порушить посадив талантливого руководителя одного из не основных банков страны.

3. Указывается также на то, что Большие Западные Деньги теперь не придут в Россию, в то время как при прежней системе приходили или обещали придти, например, в компанию Фридмана-Авена. Создается система ожиданий большого политического давления со стороны Запада на Путина и его администрацию. Запад, судя по русской прессе закипает гневом.

4. Обращается внимание на недопустимость превращения силовых органов ( Прокуратуры, ФСБ и т. д.) в самостоятельную политическую силу, неподконтрольную даже и президенту. Дается понять, что президент не в курсе. Остается только нанять попа Гапона и двинуть либерально-демократические массы на Кремль, чтобы рассказать царю о злодеяниях бояр.

5. Общий вывод о том, что демократическим и рыночным преобразованиям в стране наносится в разной мере серьезный урон, высказывается безусловно всеми, насколько я мог заметить. Из чего следует вывод, что личное благополучие капитанов реформ — олигархов имеет ключевое значение для всех нас.

Предлагаю уважаемой публике принять все эти аргументы некритически, наивно и доверчиво, тем более, что публика так уже и поступила. Но предлагаю также считать «политику отношений» вспомогательной и второстепенной на фоне «политики исторических процессов». Важнее не кто наседает на кого и за что, а каковы объективные тенденции развития России вне и помимо личных отношений Путина и Ходорковского.

У России три варианта развития, в порядке вероятности: а) Освоение Западом с возможным последующим дроблением территории для удобства администрирования, назовем его колониальным вариантом; б) модернизация собственными силами, включающая в себя императивную национализацию нефтяной отрасли; в) хаотический распад.

В случае распада, каждая из частей получает те же три варианта дальнейшего развития — колонизация, модернизация, распад. И так далее. Так что о распаде больше и сказать нечего, и говорить не надо, наука о Хаосе делает еще только первые шаги, не анализируя, а скорее изумляясь диковинной природе турбулентности. Мы же остановимся на более упорядоченных процессах.

Первое линейное уравнение — освоение России Западом.

Предпосылки такие — у нас нет материальных ресурсов для модернизации, мы отстали технологически, глупо переделывать ракетные заводы под производство скороварок, глупо делать все на свете, вот не умеем же мы делать машины и все, включая президента, ездят на немецких. Надо делать то, что мы можем. А можем мы — бесконечно красивых девушек, умеренно хорошую и дороговатую в производстве нефть, газ неплохой. И аллюминий, если верить впечатлению, производимому лицом Дерипаски, тоже вроде можем. Все остальное мы можем покупать, продавая за рубеж избыток нашего экспортного потенциала.

Система эта жизненна и абсолютно реализуема. Она реализовывалась уже при Ельцине, а при Путине она стала основной целью. Она основана на неверии в способность России к модернизации. Иностранцы приходят и скупают доступ к российским ресурсам, но не сами и не на основании законов рынка — только через интерфейс. Интерфейс — специальные люди в бинесе, Кремле и Правительстве, работающие если не одной командой, то одной корпорацией со своей моралью и правилами раздела ресурсов. Тут нельзя говорить, что правительство куплено олигархами. То есть про правительство можно, а вот про Кремль так сказать нельзя. У каждого своя роль и должность. Все чиновники от мала до велика сидят на своих местах «на кормлении», и у каждого есть инструмент кормления — бизнесструктуры. Не надо путать эту систему с воровством и коррупцией. Чиновники обиделись бы, не сделай я тут поправку. Это феодальная система перераспределения ресурсов. Ведь чиновники не только себе — они же большую часть совершенно бескорыстно сквозь пальцы упускают на всякую социалку, обеспечение выборов, налаживание отношений с вышестоящими и так далее. Это патерналистская система феодальных отношений. Так что и гражданам перепадает со стола периодически, и губернатор сам изумляется своей щедрости, вспоминая как тряхнул своих спонсоров на улучшение дорог и прочего. А ведь мог бы себе взять все до копейки. И тогда бы это уже было воровство и коррупция. И Кремль действует в той же нравственно безукоризненной феодальной патерналистской парадигме. «Царь велел к 1-му сентября заплатить армии 10 триллионов рублей долга. Деньги, — сказал, — берите, где хотите, вот мы и договорились Связинвест продать за эти деньги Гусю», — говорил мне высокопоставленный в 97-м году человек. За прошедшие деньги, то есть, простите, за прошедшие годы система только усовершенствовалась, и мы видели уже однажды, как вызванный на допрос в Генпрокуратуру олигарх мимо Генпрокуратуры ехал в Кремлевскую больницу, а в фонд развития президентских программ перечислял 500 миллионов долларов. Винился. Совестился. Не хотел за решетку.

Бритиш Петролиум не смог и не смог бы работать в России без Фридмана или другого покровителя, имеющего возможности разруливать вопросы в Правительстве и Кремле. И Эксон Петролеум не смог бы без Ходорковского, который до недавнего совсем времени был прекрасным покровителем и мог разруливать пусть хуже Абрамовича, но уж не хуже Фридмана. С группой Сечина, В. Иванова, Заостровцева, Устинова, Патрушева у Ходорковского никогда хороших отношений не было, вернее — были устойчиво прохладные, а с правительством и с Волошиным, как припоминаю, были очень даже рабочие отношения. И предрекаемое теперь людьми из Юкоса падение империи Ходорковского не означает вовсе падения системы ТАКОЙ экономики.

Система западной колонизации через интерфейсы продолжит свое благоденствие. Нынешний скандал вполне в нее вписывается. Даже наоборот, задвигая Ходорковского система самоочищается и консолидируется. Ведь не разрулил Ходор, недоучел Ходор, не поклонился кому надо? А почему? Оборзел Ходор? Решил, что кроме него нет никого?

Странно только, что уже не провели переговоры, что уже не выставили условий, что не объявили сумму. Неужели додавливают Ходорковского? Неужто, как с Березовским, которого друзья его кремлевские сначала объявили «неадекватным», чуть ли не карбонарием и почти уже Чацким, чтобы вычеркнуть и забыть? Неужели не дадут Ходорковскому шанса загладить вину? Неужели Ходорковскому, как до него и Березовскому, придется продать бизнес Роману Абрамовичу и поехать пожить лет двадцать — тридцать за границей? Вот смеху-то будет, если за всей игрой стоит Рома, и прокурорские в который раз за него потеют, а думают, что за Родину(в хорошем смысле этого слова). Но тут мы поддались неоспоримому обаянию Ромы и вступили на путь обсуждения интриг. Не хорошо.

К сути. Защищающие в настоящий момент демократию и рыночные преобразования шестидесятники и младошестидесятники сражаются, разумеется, не в интересах Миши против Ромы и, особенно, не наоборот. Они верят, что феодально-патерналистская система, доверяющая своим, проверенным «кормильцам» освоение России на деньги Запада при обязательном сохранении «кормильцев» в качестве интерфейса — это и есть демократия и рыночные преобразования.

А вот совсем рядом, в Африке, я сам видел, местные царьки-президенты продают транснациональным корпорациям недра и себя самих в качестве вмененного налога, безо всякой там демократии и без группы ловких юношей, которые ее олицетворяли бы. И без шестидесятников, которые бы этих юношей защищали. Проще. Прямее. Но унизительнее. Стыдно перед выборами Бритиш Петролеум просить о сокровенном, а тут порешали вопросы, пару евреев напугали — и дело сделано.

Но, скажет демократическая интеллигенция, олигархи с высокой вероятностью сплошь и рядом — подонки, конечно. Тут мы согласны, и Ходорковский — лучший из всей этой братии, но тоже, видимо, не без греха. Ну и пусть! А вот из этого навоза и прорастут ростки цивилизованного рынка, вот эти-то очаги стабильности и развития и есть наша надежда, за ними и другие потянутся. Так что надежду нашу на будущее рубят теперь гэбушники и прокурорские.

Тут соглашусь и поддержу в той части, что из навоза олигархического обязательно вырастет наше будущее. Только сначала мы их должны сделать навозом. Победят не олигархи и не гэбушники в историческом плане. Чем больше и чаще они будут друг друга бить, тем скорее падет их феодальная патерналистская система. Они, скажу вслед за Марксом (не за киношными братьями, а вслед за бородатым таким), готовят себе могильщика и очередную революцию. Революция эта приведет к власти мелкую и среднюю буржуазию, образованный класс в целом, в том числе работающий по найму. И к этому мы вернемся в разговоре о модернизации.

Только вот именно в той связи, что олигархи (даже когда это тайные олигархи из бизнес-корпораций силовиков) — залог нашего будущего, мы должны со всей искренностью желать им стать навозом. И надо бы им быть сначала съеденными и переваренными, чтобы они стали навозом, уж извините за физиологические подробности. Вам симпатичен Ходорковский? А мне вот и Березовский нравится. И надо сочувствовать им по-человечески, но не классово. Вы в состоянии разделить человеческие и классовые чувства?

Об отношении Запада. Ездил Ходорковский на Запад. Говорил там с людьми. Не в пользу Устинова с Патрушевым, надо думать, уговаривал. Не поможет. Потому что Западу нужен не Ходорковский и не котировки на русских биржах, а нефть. Сейчас Саудитов надо доламывать. Русские ресурсы тут очень нужны. А гарант ресурсов — Путин. Один он у нас во всей стране ее представитель, гарант и так далее, понимаете? Не преувеличивайте роль Ходорковского. Да, Запад очень неоднороден. К счастью, как иногда думается. И схематизировать его труднее, чем нашу страну. Однако, исполнительная власть в Вашингтоне, например, ни разу не дала почувствовать, что ее предостережения всяческие по поводу свобод и так далее в России — не маневр для собственной общественности. Их вполне устраивает ситуация, когда в России некий не очень понятный им порядок, например, даже и сумасшедший дом. Но они дружат с директором сумасшедшего дома, который все им гарантирует и слово держит, и звать его Владимиром Владимировичем. А вот как тут психов упаковывают, они не спрашивают — не хотят обижать директора.

По поводу того, что прокурорские отвязались, сорвались с цепи, а президент не знает. Вероятность — ноль. Президент Ельцин не позволял, чтобы так думали. Он всегда что-нибудь говорил, чтобы все знали, кто на хозяйстве. Президент Путин делает вид, что не в курсе. Если же верить в игру Путина, то надо признать, что у нас каждый делает что хочет, и никакого президента вообще нет. И ничего вообще нет? А кто же тогда цементирует, консолидирует и регулирует феодально-патерналистскую систему? Кто же тогда у них там арбитром? А я утверждаю, что в центре системы стоит Путин, не он архитектор системы, но он ее холит и лелеет. Путин может тянуть с решениями, подвешивать подчиненных. Вот они начали атаку против ЮКОСА, а теперь не знают, а дальше что? Указание начать было, а куда дальше гнуть — не говорят. Беда с этим, ваша правда. Но чтобы Устинов, до которого, как мы убедились, невозможно дозвониться, без санкции что-нибудь возбудил — исключено.

Кстати, попутный и тактический вопрос, не представляющий особого интереса с точки зрения исторических процессов, а чем и вправду дело ЮКОСа кончится? Я думаю, что бизнес всё-таки заберут — заставят продать. Потихонечку дожуют Ходорковского. Если кампания сторонников ЮКОСа в прессе будет такой же интенсивной как прежде, то дожуют побыстрее. Вашингтон и Брюссель давить на Путина не будут. Ходорковский же попадает в ситуацию, когда остановить волну протестов уже нельзя — потеря лица, прежде всего на Западе, где придется легализовываться и долго и плодотворно трудиться на развал путинского режима. То есть, Ходорковский обязан теперь жить по закону велосипеда — остановился, значит упал. Отказался бы сейчас от своих шестидесятников и от благородного имиджа на Западе, оставил бы своего Платона Лебедева сидеть в тюрьме, получил бы право продать бизнес дорого и остаться жить в России. Или даже бы отступного бы просто взяли. Не откажется, а не откажется, — продаст бизнес дешево и не вернется долго.

Но вернемся к более общим вопросам. Способна ли Россия сколько-нибудь долго существовать в условиях полуколониального освоения ее Западом и феодальной корпорацией Кремля и олигархов? Думаю, ответ позитивный. Да, способна.

С серьезнейшим риском суверенитету, потому что в какой-то момент Западу может понадобиться ускоренное освоение наших ресурсов и для этого могут быть привлечены, к примеру, китайские человеческие ресурсы и так далее. В интересах всех землян, в интересах прогресса, понимаете ли. Вам объяснят так, что вам понравится.

Гипотетически также не обязательно, что бедные регионы выгодно будет подкармливать — это нецелесообразно в интересах прогресса, рынка и всех землян.

Не гипотетически, а несомненно будет идти процесс деградации общества, науки, медицины. Это мы и сейчас наблюдаем. И не потому, что вся экономика ЕЩЁ пока не дотянулась до «флагманов» — экспортеров сырой нефти. А именно потому, что «флагманы» УЖЕ отрегулировали экономику под себя. Если Вы лично не обеспечиваете экспорт сырой нефти прямо или сколь угодно косвенно — пойдите и повесьтесь. Вам нет места в России. И процветание олигархов на фоне деградации и демодернизации страны превосходно иллюстрирует этот тезис. И так можно деградировать еще довольно долго. Десять, при везении двадцать, по какой-нибудь еще причине даже и тридцать лет можно потихоньку двигаться ко дну. Успокаивая себя тем, что дна не видно. А не видно потому, что темно у дна. Но это будут бойкие годы, беспокойные. Не говоря уже о том, что путинское наследство кланы начнут делить самое позднее через полгода после очередных выборов.

Я не пугаю и не призываю. Если народ России потерял национальную волю, то жалеть не о чем. Вон древние римляне исчезли, а мы к ним со всем уважением и совершенно по ним не плачем. А современные римляне остались, и один из них превосходную недавно подавал мне пасту с базиликом и кориандром. Так и москвичи или русские какие-нибудь останутся. В других границах, иные антропологически и культурно, но тоже, надо думать, милые в душе будут люди.

Но давайте попробуем исходить из предположения, что у русских есть национальное самосознание, сознание культурной и национальной общности, национальная воля — воля выжить, воля развиваться. Нелегко вообразить такую ахинею на фоне событий последних лет, но мы же исходим из математических гипотез и уравнений?

Тогда давайте построим второе линейное уравнение — модернизацию.

Тут буду краток, не стану перечислять проценты населения за чертой, под чертой и прочее. Сами знаете, если только не судите о российской жизни по дивным собраниям граждан на вечеринках в Жуковке.

Может ли широкая реформа российского уродливого рынка быть проведена только и исключительно самим рынком и рыночными способами? — Нет. Потому что включив только эти механизмы мы обнаруживаем, что большая часть граждан страны неконкурентноспособны, что сделанное их руками никуда не годиться и за настоящие деньги куплено быть не может. Мы обнаруживаем также, что собственную дрянь сами они бы, может быть, и купили, но у них нет денег, население неплатежеспособно и создать внутреннего потребления не может. Логика только рыночного спонтанного движения к саморегуляции выявляет миллионов шестьдесят или даже восемьдесят отвергнутых этой системой человек. Они не в добыче, транспортировке сырой нефти, не в изготовлении оборудования для добычи-транспортировке, не в секторе услуг для добывающих-транспортирующих. Их бросили на произвол судьбы Ельцин с Гайдаром и Чубайсом, а за ними и Путин. Бросили, а не отправили в газовые камеры. Спасибо им за это. За доброту.

Потому что неэффективные люди мешают рынку, размывают бюджет, канючат вечно свои никчемные копейки — мешают рыночным реформам всеми доступными способами. Притом же и жрут они свою пайку на деньги Ромы Абрамовича, а вместо благодарности голосуют за коммунистов. Ну как с ними можно вести дела?

Саморегулирующийся рынок к модернизации страны не ведет. Население мешает.

Остается мобилизационный путь. Путь волевого создания точек роста в производстве. Индия продает на экспорт значительное уже и по мировым масштабам количество компьютерного софта, а начала не так давно. Про Китай многие тоже, я думаю, слышали. Про Бразилию, я думаю, мало кто слышал, но она обогнала Россию по ВВП и экспортирует, в частности, самолеты и автомобили. При этом не надо сразу же танцевать самбу — у нас свой путь, нам займы гигантские не нужны, у нас есть ресурсы для модернизации.

Кто сегодня может обеспечить ресурсы для такого мобилизационного развития? — Мы можем. Мы должны использовать во имя своего будущего как нации и страны то, что дал нам Бог, что дает нам наша земля. А именно: нефть, газ, бокситы, платиноиды.

Нам не надо об этом никого просить. Не надо ничего ни у кого забирать. Следует просто воспользоваться уже имеющимся у нации потенциалом. Мы знаем — Ходорковский, Потанин, Абрамович, Фридман не станут возражать. Они же понимают — нам, нации, нужнее наши природные богатства. Мы не станем покупать английский футбольный клуб «Челси» на наши нефтяные деньги. А вот Абрамович наши нефтяные деньги нерачительно истратил.

Национализация. Это слово, которое все так боятся произнести, но которое висит в воздухе. Оно уже произнесено в десятках миллионов голов наших соотечественников. Мы только не верим, что не заплюют, если произнести его в слух. Давайте я попробую первым сказать о национализации не как о возврате к советсткой жизни, а как о залоге невозврата к советской жизни.

1. Национализация, а не повышение ренты на использование природных ресурсов.

Повышение ренты было бы рыночным решением, а национализация станет решением антирыночным, скажут многие. Не согласен. Природную ренту сегодня определяют люди, которые «в деле» с олигархами. По существу олигархи сами себе определяют ренту. Они могут ее повысить. Скорее всего сейчас сами поставят вопрос о том, чтобы повысить. Страшновато стало после ЮКОСа и выходки Абрамовича с «Челси». Но это не выход для национального прорыва. Если у нас есть национальная воля, то мы не должны ждать подачек от тех, кто забрал наши природные богатства. Для них наше добро — награда за смелость, для них наши миллиарды — награда за ловкость, за авантьюризм, за риск, часто — за аморальность. Ни для кого из наших олигархов наши миллиарды не стали наградой за труд, за служение обществу, за служение обществу на ниве бизнеса, я это имел в виду. Они ловчили и получили призы — наше достояние. Это дело надо поправить, я думаю. И вижу опасности и на этом пути. Потому что найдутся новые пройдохи, которые с криками «верни народу награбленное!» бросятся грабить. И среди них оборотни в погонах понабегут, сами знаете. Поэтому национализацию не сможет провести нынешний режим. Нужна новая политическая организация, консолидирующая устремления нации и опирающаяся на широкие слои общества. Слои уже есть. Организация тоже проклевывается, но сама об этом не знает.

2. Национализация и опора на мелкую и среднюю буржуазию.

Широкий слой общества, готовый к национальному рывку — мелкая и средняя буржуазия, квалифицированные рабочие, образованные специалисты во всех отраслях. Хотят национального возрождения. Верят в Великую Россию. Презирают коррупционных феодалов- чиновников. Ненавидят олигархов. Олигархи купили министров, торгуются с Кремлем, налоги платят, когда хотят, а не хотят — реструктурируют. Мелкие и средние — за всех отдуваются, переживают постоянные налеты рекетиров-ментов и так далее вплоть до санэпидемстанции. Вынуждены жить полулегально. Вынуждены быть полукриминальными. Больше всего хотят стать солидными, хотят институционализироваться, хотят системы отношений с одним хозяином в лице государства, а не с набегами государственных шаек как сегодня. Если поверят, что есть сила, готовая и умеющая воплотить их идеалы — реально пойдут за такую силу на самые крайние действия, я уж не говорю о простенькой такой штуке как голосование. Коммунистов многие недолюбливают, в Сов. Союз не хотят, ограничений рыночных свобод боятся. СПС и Яблоку в массе не верят. Вот политическая опора национализации для модернизации, а вовсе не маргиналы, как многие думают. Национально ориентированный электорат коммунистов поддержит тоже. Пенсионеры поддержат. И маргиналы поддержат. Но мотором не будут.

3. Национализация и левые — перезагрузка.

Прежде всего попрошу извинения у буквоедов, потому что левых у нас в стране нет совсем, если только не считать СПС. СПС — самая либеральная партия, самая далекая от традиционных ценностей, самая авангардистская во всех отношениях. КПРФ и ее союзники — напротив, консерваторы самые классические. И в вопросах православия и в вопросах культуры, семейных ценностей и так далее. В КПРФ не говорят о диктатуре пролетариата, о международной солидарности трудящихся и очень натруженно принимают в России антиглобалистов. А как хорош был бы среди антиглобалистов Немцов! Я думаю, там Чубайс ворчит, а то бы Немцов с Хакамадой отчебучили бы чего-нибудь антиглобалистское в Москве под знаменами СПС. Я буду называть левыми коммунистов и патриотический блок вопреки здравому смыслу, но сообразуясь с местным обычаем.

У левых есть все предпосылки для того, чтобы возглавить буржуазную революцию с последующей национализацией имущества феодалов, незаконно отобранного у нации. Они совпадают с мелкими и средними буржуа во всем — в следовании традициям и устоям, в стремлении к наведению порядка, против диких реформ с неизвестным результатом, они совпадают в национальном ориентировании, при котором национальные интересы представляются и отстаиваются как высшие в сравнении с интересами других держав и даже с общечеловеческими. И те и другие признают необходимость заботы о социально необеспеченных «наших, своих, русских». И те и другие патриархальны и мыслят в патерналистских категориях. А дальше отличия. Сословие лавочников за патерналистскую опеку только слабых. Себе они хотят ясных правил и безграничной свободы внутри правил. Коммунисты, опираясь подчеркнуто на советскую традицию создают связанные с этим подозрения.

Далее: лидеры левых часто похожи на стариков, говорящих : «Нынче не то, что давеча… Давеча и погода была лучше и молодежь уважительнее». Много констатации несправедливостей и нелепостей нынешней жизни, но нет ясного указания цели. Ясное указание цели коммунистов всегда показывает в семидесятые годы прошлого века. Мозги устарели? Микрочипы в головах старой модели? Или вожди левых слишком вписались и обжились в своих кабинетах и Audi A8? Не готовы к прорыву, к взятию власти?

К тому же существует иллюзия, что приход к власти левых вызвал бы окончательное поругание демократических свобод. И об этом левым надо говорить очень четко. А не говорят. Боятся испугать традиционный электорат? А он тоже за прорыв, за развитие, судя по исследованиям социологов. Может коммунисты и вправду против свобод? Но тогда они и не придут к власти, вот какая петрушка. Нужна модернизация левых, перезагрузка матрицы, если угодно. Это обеспечит перезагрузку всей России.

4. Национализация и основные свободы.

Национализация добычи и (в некоторых случаях) переработки природных ресурсов после прихода к власти левых и патриотов, опирающихся на мелкую и среднюю буржуазию станет по существу революцией. Буржуазной. И национальной. Преодолевающей уродливую нынешнюю феодальную систему власти и экономики. Такая революция впервые создает массовый класс законных, легальных, полноправных собственников. Не нынешних полукриминальных полуподпольных дельцов. Надеюсь, мне удалось оттенить разницу между положением нынешних мелких буржуа и их же положением после прихода к власти. Такая революция, таким образом, впервые создает предпосылки для создания общества и для диалога общества и государства.

В сегодняшней России полноценное гражданское общество возникнуть не может. Свободы присущи обществам, а не конституциям. Как-то: советская конституция была полна свобод, но, в силу отсутствия общества, они не реализовывались. Сегодняшняя власть презирает и попирает якобы «общественные» институты, зная им цену, зная, что пресса, например, важнейший инструмент общества, есть инструмент феодалов — входящих во власть или удаляемых от власти на данном этапе.

Полноправных законных собственников впервые станет несколько десятков миллионов. Они не смогут, даже если захотят, вступить в сговор, как какой-нибудь Потанин с Чубайсом. Они станут действовать через общественные институты и вступать в диалог с государством не потому, что мне так хочется, а потому что у них не будет другого способа. И я не вижу, чем это хуже свободы в рамках и номенклатуре дарованной из Кремля.

— Нам нужно появление общества? — Да.

— Абрамович с Ходорковским создали общество или помогали создавать? — Нет.

— Десятки миллионов сознательных, легальных мелких и средних собственников должны, в силу своей природы создать общественные институты для влияния на власть и для диалога с ней? — Да.

— Развитое общество необходимо ведет к общественным свободам? — Да.

— Национализация природных ресурсов, их добычи и (в некоторых случаях) переработки ведет к уничтожению класса мелких и средних собственников, а следовательно к уничтожению общественных институтов и свобод? — Нет.

Чего же вам еще?

5. Риски.

Класс мелких и средних собственников национально ориентирован, требует порядка и требует свободы в рамках порядка. Могут ли этим воспользоваться нацисты и фашисты? Могут и попытаются вне всякого сомнения. Эта опасность есть, и она становится сильнее в ситуации нынешней криминализации мелкого и среднего бизнеса и феодального гнета на всех уровнях. Не позволяя собственникам освободиться и легализоваться мы сохраняем не только власть над Россией кучки феодалов-чиновников и феодалов-олигархов, мы усиливаем опасности неуправляемого выхода энергии тех, кому они не позволяют реализоваться.

6. Национализация и уникальный шанс для Путина

На протяжении всего текста мы гордились тем, что, подобно последователям Льва Николаевича Толстого, довольно пренебрежительно относились к роли личности в истории и удерживались, по возможности, от обсуждения ролей личностей в историях. Для восстановления равновесия обратимся к фигуре В. Путина и его возможной роли в буржуазной революции.

Выберет ли Путин модернизацию и необходимо ли он нужен модернизации.

Нужен. Полезен. Серьёзно уменьшил бы политические риски, связанные со стихийностью. Ускорил бы процесс.
Скорее всего испугается. Не может ( не смог до сих пор) стать харизматическим лидером-вождем. Не будучи лидером, в то же время, устраняет всех, кто мог бы претендовать на публичное лидерство, то есть, не смог бы стать и авторитетным покровителем, политическим патроном харизматического лидера, буде таковой объявится среди лево-патриотических сил.
Скорее всего, тем не менее, понимает свою и страны обреченность в условиях чиновничье-олигархического феодализма. Путинское наследство делят уже сейчас. После вероятных перевыборов Путина войны кланов усилятся — унавоживание грядущей революции и национализации ускорится. Путин вынужден уже сейчас усилить репрессии против выбивающихся из системы договоренностей феодалов. Нарастающее разрушение системы договоренностей в связи с войной за наследство вызовет нарастание репрессий. Это очевидный выход для Путина, но он дает сохранение стабильности на нынешнюю ночь, а даже не на завтра. И не ведёт к модернизации.

А ведь это миллионы мелких и средних собственников, национально ориентированных, требующих свободы, легализации и порядка — самая активная часть электората Путина. Он мог бы решиться на них опереться. Они надежнее в качестве опоры, чем спецслужбы и дружественные феодалы-олигархи.

"