С "крышей" договорились по-партнерски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


С "крышей" договорились по-партнерски

Цена мировой по иску Черного — по $200 млн с Олега Дерипаски и с Искандера Махмудова

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::19.10.2012, Фото: РИА "Новости", "Коммерсант"

Плата за молчание

Мария Рожкова, Дмитрий Симаков

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Олег Дерипаска
Искандер Махмудов

«Ведомостям» стали известны условия мирового соглашения Олега Дерипаски и Михаила Черного. Последний отозвал иск из Высокого суда Лондона в обмен на $200 млн от совладельца UC Rusal. Примерно столько же заплатит Черному Искандер Махмудов — за обещание, что Черной никогда не будет с ним судиться.

«Мои самые надежные партнеры в РоссииИскандер Махмудов и Олег Дерипаска», — говорил в ноябре 2000 г. в интервью «Ведомостям» Михаил Черной. Вскоре дружба закончилась. Черной посчитал, что Дерипаска недоплатил ему, когда выкупал у него доли в совместных компаниях, и потребовал через лондонский суд компенсации за 13% акций UС Rusal, причитающиеся на этот пакет дивиденды и другие выплаты. Дерипаска в своих пояснениях суду утверждал, что Черной не был его партнером и совладельцем активов, а обеспечивал его бизнесу «крышу», будучи тесно связан с преступными группировками. Но до установления истины о взаимоотношениях бизнесменов дело так и не дошло. В прошлом месяце, за день до начала судебных слушаний, стороны подписали мировое соглашение, которое не комментируют. Но два источника, знакомых с обоими бизнесменами, рассказали «Ведомостям», что по условиям соглашения Дерипаска в течение шести лет выплатит Черному около $200 млн.

Посредником в переговорах об урегулировании конфликта был еще один бывший партнер Черного — основной владелец Уральской горно-металлургической компании (УГМК) и «Кузбассразрезугля» Искандер Махмудов. По словам собеседников «Ведомостей», он тоже подписал соглашение с Черным. Условия те же: выплатить в течение шести лет Черному около $200 млн. Условием обоих документов является отказ Черного когда-либо инициировать судебные разбирательства против Дерипаски и Махмудова. Черной и представители «Базэла» и Махмудова отказались от комментариев.

Предприниматель, знакомый с Махмудовым, подтвердил факт подписания соглашения с Черным на таких условиях. Общий бизнес Махмудов и Черной прекратили в 2001 г. — тогда Махмудов выкупил доли Черного в медных заводах УГМК, угольных компаниях («Кузбассразрезуголь», «Алтайкокс» и др.), предприятиях черной металлургии. «Черной и Махмудов не ссорились, но, чтобы избежать недопонимания в будущем и исключить возможность каких-либо судебных разбирательств, Искандер решил сейчас подписать с Черным такую бумагу», — рассказывает знакомый Махмудова.

Подписание таких соглашений выгодно всем, считает другой предприниматель, который в прошлом занимался с ними бизнесом: «Черной поступил мудро — он избежал многолетнего судебного спора с Дерипаской, чреватого значительными тратами на адвокатов, и хотя сумма, которую он получил, и ниже той, на какую он претендовал — а это около $1 млрд, — но это реальные деньги, которые он гарантированно получит. А Дерипаска с Махмудовым сняли таким образом возможные репутационные риски, ведь в ходе недавних судебных слушаний между Березовским и Абрамовичем на свет вылилось много негативной информации».

Партнер Goltsblat BLP Антон Ситников говорит, что сумма мировых соглашений, как правило, определяется тремя факторами: юридической обоснованностью требования истца, его способностью вести дорогостоящий процесс в Лондоне и, третье, насколько каждая из сторон не заинтересована в разглашении конфиденциальной информации. Сумма мирового соглашения между Черным и Дерипаской позволяет сделать предположение: у Черного не было железобетонной уверенности в своей победе, а Дерипаска не хотел огласки.

«Четких критериев, во сколько оценивать стоимость таких мировых, нет. $200 млн — существенная сумма, это значит, что и для Махмудова устранение возможных рисков, в том числе связанных с раскрытием конфиденциальной информации, дороже денег», — говорит Ситников.


***

Партнер или "крыша"

Братья Михаил и Лев Черные в начале 90-х гг. сумели скупить акции крупнейших алюминиевых заводов страны и алюминиевых предприятий в Казахстане. Михаил с середины 90-х живет в Израиле: ему закрыли въезд в Британию, США, Швейцарию, Францию, Болгарию из-за подозрений в отмывании денег и связях с преступным миром. Черной отрицал все эти обвинения, а в бизнесе участвовал дистанционно, получая свою долю прибыли.