С Александром Хинштейном поступили по его же закону

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Инициатор введения уголовной ответственности за клевету привлек внимание следствия "поздравлением" Бастрыкина

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::25.09.2012, Фото: "Коммерсант"

С Александром Хинштейном поступили по его же закону

Мария-Луиза Тирмастэ, Екатерина Вьюшкова

Compromat.Ru

Александр Хинштейн

Руководитель следственного управления Следственного комитета (СКР) по Самарской области Виталий Горсткин пожаловался спикеру Госдумы Сергею Нарышкину на единоросса Александра Хинштейна. Господин Горсткин обвинил депутата в том, что он не явился к следователям для дачи объяснений по фактам, изложенным в его статье "Первая пятилетка Бастрыкина". В управлении считают, что статья носит "клеветнический характер". Господин Хинштейн сказал "Ъ", что как "спецсубъект" не обязан ходить по повесткам, но готов общаться с представителями центрального аппарата СКР, поскольку сомневается в объективности самарских правоохранителей.

Глава СУ СКР по Самарской области Виталий Горсткин в своей жалобе на имя председателя Госдумы обратил внимание на тот факт, что депутат Александр Хинштейн "демонстративно не явился в следственное управление для дачи объяснений по существу" в рамках проверки фактов, изложенных им в статье "Первая пятилетка Бастрыкина". Она была опубликована 8 сентября в "Московском комсомольце". В статье депутат подводил итоги деятельности СКР и, в частности, сообщил о возможной фальсификации документов в уголовном деле по факту перестрелки в Пестравском районе Самарской области. 26 августа "двое граждан, находясь в пьяном угаре, устроили стрельбу в кафе, ранили семь человек и скрылись". Господин Хинштейн, который в Госдуме представляет Самарскую область, сообщил, что "перед этим стрелки изрядно погуляли на дне рождения следователя местного межрайотдела СКР Романа Ливинского". "А наутро не кто иной, как их собутыльник Ливинский, приехал на осмотр места происшествия и с ходу начал фальсифицировать материалы,— написал депутат.— Оперативные службы зафиксировали его телефонный контакт с одним из сбежавших преступников. Только после поднявшегося скандала Ливинский был отстранен от дела".

По фактам, изложенным в статье депутата, следственное управление провело доследственную проверку и не нашло оснований для возбуждения уголовного дела в отношении следователя по статьям УК "Подлог", "Злоупотребление полномочиями" и "Превышение полномочий". Следствие пришло к выводу, что господин Ливинский произвел первоначальные следственные действия "в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства": "В части "фальсификации материалов" информация не соответствует действительности и носит клеветнический характер".

Господин Хинштейн, который был инициатором принятия закона "О клевете", сказал "Ъ", что его "нисколько не смущает" тот факт, что его самого теперь обвиняют в клевете, поскольку он имеет "документальные доказательства". Что же касается его отказа дать пояснения следствию, единоросс подчеркнул, что, как депутат Госдумы, он является "спецсубъектом", который не обязан являться по повесткам. "Однако в силу моего погружения в проблематику Самарской области, получив повестку 16 сентября, я направил письмо главе СКР Бастрыкину, сообщив, что готов дать пояснения выехавшей в Самару с проверкой группе центрального аппарата ведомства",— подчеркнул господин Хинштейн. Он отметил, что не имело смысла давать объяснения самарским следователям, поскольку он сомневается в их "объективности".

["Коммерсантъ — Самара", origindate::25.09.2012, "Александр Хинштейн повысил градус": Александр Хинштейн также не исключает, что «руководство регионального следственного управления пытается возбудить в отношении депутата уголовное дело о клевете». — Врезка К.ру]

В свою очередь, глава думской фракции "Единая Россия" Андрей Воробьев пояснил "Ъ", что материалы из правоохранительных органов приходят спикеру Госдумы, а он их "расписывает руководителям фракций". "Материалы на Хинштейна мне пока не поступали",— заявил он. На вопрос "Ъ" о том, как он относится к тому, что господин Хинштейн отказался явиться по повестке, господин Воробьев ответил: "Статус депутата предполагает определенные права, но как ими воспользоваться, депутат определяет, в том числе, на основании внутреннего самочувствия. Какое оно у Александра Хинштейна, я не могу сказать". Сам господин Хинштейн уверен, что никаких последствий для него жалоба иметь не будет.


***

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::08.09.2012, Фото: "Ведомости"

Первая пятилетка Бастрыкина

Записки из леса

Александр Хинштейн

Compromat.Ru

Александр Бастрыкин

Завтра — ровно 5 лет с момента создания Следственного комитета: 7 сентября 2007 года следствие было выведено из прокуратуры и пущено в свободное плавание.

За эти 5 лет о происходящем Следственном комитете при прокуратуре, и его преемнике — СКР, я написал бессчетное количество материалов: более 50, как не без гордости заявил Александр Бастрыкин на встрече с главными редакторами.

Встреча эта происходила летом в разгар очередного скандала вокруг СКР, когда зам. главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов заявил, что в отместку за критическую публикацию Бастрыкин вывозил его в лес и угрожал всеми карами — вплоть до убийства, которое он сам же и будет потом расследовать.

После публичных извинений Бастрыкина, который де-факто признал обвинения Соколова (даже и лесок, от которого он сперва открещивался, нашелся) история, стоившая бы карьеры любому чиновнику в любом другом государстве, сама собой рассосалась. Большинство деталей ее так и остались неозвученными широкой публике.

Я мог бы рассказать об этом подробнее; но не могу.

Во время памятной беседы в лесу глава СКР объявил Соколову, что до него в аналогичный «лесок» вывозился и автор этих строк. Якобы, мне там популярно все объясняли и я (цитата дословная) «заткнулся».

Что ж, делать нечего. Придется заткнуться.

Именно поэтому к 5-летнему юбилею СКР я не стану писать про то, насколько за эти годы упало качество и объемы следствия. О том, сколько профессионалов было вынуждено уйти, уступив место рьяному молодняку. О том, к чему это привело.

Если в 2006-м — следователями прокуратуры было закончено почти 200 тысяч уголовных дел (198 141, говоря точнее), из которых 185 046 дел ушли в суд, то в прошлом году цифра эта уменьшилась более, чем вдвое. (Оконченных дел — 94 612, направленных в суд — 85 303.) Год нынешний — лучше не будет: за 6 месяцев до суда дошло лишь 45 552 дела.

При этом количество самих следователей (а значит, и бюджетных средств) увеличилось, напротив, в те же 2,5 раза. Но количество, увы, не всегда переходит в качество...

Не услышите вы от меня ни слова и про абсолютную бесконтрольность, царящую в СКР. В результате проведенной реформы комитет оказался неподнадзорным никому, кроме себя самого. Максимум, на что способны теперь прокуроры — отменить в течении 2 суток постановление о возбуждении дела или отказаться от утверждения обвинительного заключения. Жаловаться гражданам на следователей — можно исключительно их начальникам.

Генпрокуратура не вправе даже проверять финансовую дисциплину и соблюдение федерального законодательства в СКР. Как написал весной Бастрыкин Юрию Чайке, на его ведомство не распространяется «так называемый общий надзор», ибо по своему правовому статусу СКР равен президентской администрации и Счетной палате, и «вмешательство в управленческую деятельность федерального государственного органа со стороны надзорного органа недопустимо». (То есть — МВД или ФСБ проверять прокуратура может, а СКР — ни-ни.)

К чему приводит такая бесконтрольность, помноженная на кадровый голод, объяснять не надо. В разных регионах страны то и дело вспыхивают скандалы со следователями, превратившимися в наместников Бога на земле.

Последнее ЧП произошло неделю назад в Пестравском районе Самарской области, где двое граждан, находясь в пьяном угаре, устроили стрельбу в кафе, ранили 7 человек и скрылись. Как впоследствии оказалось, перед этим стрелки изрядно погуляли на дне рождении следователя местного межрайотдела СКР Романа Ливинского.

А наутро никто иной, как их собутыльник Ливинский приехал на осмотр места происшествия, и с ходу начал фальсифицировать материалы. Оперативные службы зафиксировали его телефонный контакт с одним из сбежавших преступников. Только после поднявшегося скандала Ливинский был отстранен от дела.

["Коммерсантъ — Самара", origindate::12.09.2012, "Следователи вошли в "Ритм": Напомним, рано утром 26 августа около кафе «Ритм» в селе Пестравка в ходе ссоры мужчина произвел несколько выстрелов из огнестрельного оружия в людей кавказской национальности. В результате ранения получили семь человек. Шестерым оказали медицинскую помощь, еще одного в тяжелом состоянии увезли в больницу. Стрелявший скрылся с места преступления. По факту инцидента было возбуждено уголовное дело по ч. 3. ст. 30, п. «а, е» ч. 2 ст. 105 УК РФ — «Покушение на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом». По версии следствия, перестрелка случилась в результате ссоры на почве личных неприязненных отношений. Через несколько дней полиция задержала подозреваемого. Им оказался 30-летний местный житель Роман Царьков. Мужчина не признает свою вину и сейчас находится в СИЗО. Ранее следствие полагало, что к перестрелке причастен брат Романа Царькова 28-летний Виталий. Однако позже выяснилось, что «участия в противоправных действиях он не принимал, поэтому проходит по делу как свидетель. Расследование уголовного дела продолжается. Отметим, Роман Царьков был ранее судим за хулиганство и кражу. — Врезка К.ру]

Впрочем, я не буду писать о снисходительном отношении руководства СКР к своим подчиненным, заподозренным в неблаговидных делах. Например, об эпопее с бригадой «важняка» Олега Пипченкова, которая была отправлена в Санкт-Петербург для расследования похождений Кумарина-Барсукова, а в итоге занялась самым настоящим рейдерством. Генпрокуратура направила в СКР 30 (!) представлений с требованием возбудить дела против сотрудников бригады, но в итоге, когда один из пипченковских следователей попался на взятке, группу просто расформировали.

Руководителю подмосковного управления СК Андрею Маркову, также заподозренного во взятке, повезло больше: служит он до сих пор.

Проблема в том, что возбуждать дела в отношении сотрудников СКР может только СКР. Начальники единолично определяют, карать им или миловать своих подчиненных. Но как быть, если речь идет о самих же начальниках?

До сегодняшнего дня никто так и не начал проверку законности чешского бизнеса и вида на жительства генерала Бастрыкина. Но об этом — я также не рискую теперь говорить.

Как и о развале наиболее громких коррупционных дел, которые еще вчера СКР высоко поднимал на свой щит. С выходом на свободу последнего арестанта по «игорному делу», бывшего одинцовского прокурора Романа Нищеменко на этой эпохальной истории можно окончательно ставить крест.

Дело рассыпается на глазах. Фигуранты отказываются от своих показаний. А никаких других доказательств, кроме протоколов допросов, у следствия нет.

Это еще одно нововведение Александра Бастрыкина: если раньше для того, чтоб доказать факт взятки, требовались прямые улики (задержание с поличным, записи разговоров, меченые деньги), то теперь — достаточно лишь одних показаний: «я, Иванов, передал 2 года назад Петрову взятку». Этого хватает и для возбуждения дела, и для ареста.

Почти 59% всех уголовных дел, рассмотренных судами в прошлом году, прошли в так называемом «особом порядке». Это означает, что обвиняемый признал себя виновным и дело слушается по ускоренной процедуре: без исследования доказательств, изучения материалов, допроса свидетелей. Нечто подобное практиковал когда-то Вышинский: признание — есть царица доказательств.

Налаженный конвейер фабрикации дел — практически не дает сбоев. Человеку, попавшему за решетку, гораздо проще оговорить себя и получить условный срок, нежели воевать с системой. Количество дел в особом порядке растет год от года.

Конечно, находись во главе СКР менее своеобразный человек, нежели Александр Бастрыкин, все эти законодательные заковыки были бы не столь заметны и вопиющи. Но...

Однако об этом — вы тоже не услышите от меня ни слова. В противном случае — меня вновь ждет дорога в «лесок», а мне этого страшно не хочется.

Страшно — пожалуй, слово ключевое...

С юбилеем вас, дорогой Александр Иванович!