С Генпрокуратурой разобрались по суду по Ленинскому

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Осетинский чиновник отсудил у России 2,8 млн. руб. за незаконное уголовное преследование

1264066092-0.jpg Первый вице-премьер Северной Осетии Сергей Такоев получил исполнительный лист с решением Ленинского суда Владикавказа о взыскании с Минфина России 2,8 млн. руб. в качестве возмещения имущественного вреда, нанесенного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. Данная компенсация стала результатом оправдательного приговора в том же суде по делу чиновника, обвиняемого Генпрокуратурой РФ в превышении должностных полномочий. Якобы, организовав финансирование местного футбольного клуба «Алания», господин Такоев оставил без денег полк МВД по охране границы с Ингушетией, который был расформирован. А это позволило беспрепятственно проникнуть в республику террористам, захватившим заложников в Беслане.

Сергей Такоев, занимавший в 2006 году должность главы администрации президента Северной Осетии, был обвинен прибывшей в республику прокурорской группой под руководством тогдашнего заместителя генпрокурора Владимира Колесникова в нецелевом использовании бюджетных средств. В частности, господин Колесников усомнился в схемах финансирования футбольного клуба «Алания», чьим президентом являлся Сергей Такоев. По мнению заместителя генпрокурора, вина господина Такоева состояла в том, что при его участии деньги, предназначенные на социальные нужды, а также на охрану административной границы с Ингушетией, откуда пришли боевики, захватившие бесланскую школу в сентябре 2004 года, расходовались на функционирование футбольного клуба. Следователи посчитали, что действиями Сергея Такоева Северной Осетии был нанесен ущерб на сумму около 220 млн руб.

Потерпевшие в результате бесланского теракта не раз заявляли, что группа господина Колесникова, направленная в Северную Осетию Владимиром Путиным для контроля за расследованием, пытается «отвлечь внимание футболом», тогда как следствие практически не сдвинулось с места. Потерпевшие посчитали, что преследование Сергея Такоева связано с его принципиальной позицией по расследованию захвата бесланской школы и его помощью в поиске адвоката для «Матерей Беслана».

Кроме того, Сергей Такоев несколько раз подвозил к Верховному суду республики, где слушалось дело террориста Нурпаши Кулаева, представителя интересов потерпевших Таймураза Чеджемова, что, как считают в организации «Матери Беслана», сильно раздражало Владимира Колесникова.

Дело господина Такоева стало единственным доведенным до суда группой Владимира Колесникова. Его расследование продолжалось почти четыре года, прервавшись лишь на время лечения главного фигуранта, после того как на него было совершено покушение (чиновник более шести месяцев провел под домашним арестом, а затем был освобожден под подписку о невыезде).

В мае прошлого года Ленинский райсуд Владикавказа полностью оправдал Сергея Такоева (подробно об этом «Ъ» рассказывал 28 мая), сняв с него все обвинения как недоказанные, и признал за ним право на реабилитацию. 23 декабря прошлого года тот же Ленинский суд взыскал в его пользу компенсацию с Минфина на общую сумму 2,8 млн руб. Как сказано в решении суда, в сумму выплаты входит зарплата господина Такоева за время отстранения его от занимаемой должности с апреля 2006-го по май 2009 года, а также расходы на юридическую помощь в ходе разбирательства, составившие более миллиона рублей. По словам господина Такоева, решение райсуда о компенсации не было обжаловано прокуратурой и вступило в законную силу 14 января. Сразу после этого оно было направлено в Министерство финансов России, которое должно обеспечить выплату денег Сергею Такоеву. «Я пока не знаю, как распоряжусь компенсацией»,— признался чиновник.

«К Генпрокуратуре у меня претензий нет, так как те, кто фабриковал дело и попирал закон, в настоящее время оттуда уволены и не представляют никакой опасности для общества»,— сказал господин Такоев «Ъ». Подавать иск о возмещении морального вреда чиновник не собирается: «Люди, к которым могут быть адресованы исковые требования, не имеют представления, что такое мораль, так что просто не поймут, чего от них хотят».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::21.01.10