С сильным — не борись, с Межпромбанком — не судись

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У нас в стране прав тот, у кого деньги. Большие деньги.

Управляющий Международного промышленного банка Сергей Веремеенко Фото: Владимир Додонов/Коммерсант В последнее время в кулуарах власти все чаще звучат призывы к принятию нового Уголовного кодекса РФ. Прежний устарел, не отражает всех аспектов современной жизни, да и, наверное, не отвечает международным стандартам. Но так ли важно принимать новый кодекс, если власть в России принадлежит не Закону. У нас в стране прав тот, у кого деньги. Большие деньги.

II марта 1998 года в Башкирии было зарегистрировано ЗАО «Башнефть -МПК». Оно создавалось накануне выборов президента республики для финансирования избирательной кампании Муртазы Рахимова. Соучредителями новой нефтетрейдинговой компании стали такие крупные финансовые организации, как ООО «Межотраслевая промышленная компания», ОАО «АНК «Башнефть» и ООО «Международный промышленный банк». Но получилось так, что период регистрации и становления фирмы затянулся, выборы прошли, Рахимов победил без помощи нового ЗАО. И о новой фирме все дружно забыли. Во всяком случае, ни «Башнефть», ни Межпромбанк в уставный фонд не внесли ни копейки.

Тем временем генеральный директор предприятия-подкидыша В. Семенов решил не ждать у моря погоды. Благодаря своей энергии и предприимчивости он с единомышленниками самостоятельно раскрутил почти безнадежное дело и даже вернул кредиты, полученные от МПБ. А сам Межпромбанк был исключен из числа учредителей и акционеров «Башнефть -МПК» за невнесение денег в уставный фонд.

О платежках — фиктивных и настоящих

После исключения Межпромбанка из списка учредителей его управляющий Сергей Веремеенко понял, что из рук уплывает перспективная компания. И тогда он просто подделал платежные поручения, якобы подтверждающие, что деньги в уставный фонд перечислены. Эта подделка стала первой в цепи подлогов, с помощью которых Веремеенко пытается завладеть компанией. Чтобы понять, как же это ему удается, совершим небольшой экскурс в прошлое.

Управляющий МПБ Сергей Веремеенко сам из Башкирии и на заре перестройки считался самым удачливым кооператором республики. В дальнейшем, став уже солидным банкиром и управляющим МПБ, он не забыл о своей родине. Именно благодаря ему Межпром стал одним из главных банков автономии. Давно отлаженные связи помогли «окучить» местную власть и практически все эффективно работающие предприятия (в основном это нефтехимия и нефтепереработка). Веремеенко даже открыл в Уфе филиал МПБ, что не удалось сделать таким крупным монстрам банковского сектора, как, например, Альфа-банку или «Российскому кредиту». Возглавил Уфимский филиал МПБ его брат Сергей. Естественно, укрепление позиций МПБ в республике не шибко радовало конкурентов. Особенно руководителя Башкредитбанка Азата Курманаева, по-родственному претендующего на почетное место за президентским столом. Как писал один из московских журналов, сам президент Башкирии Муртаза Рахимов с благодушием замечал: «Азат мне, может, и племянник, но Сережа мне сын».

Между тем по факту подделки платежных поручений возбудили уголовное дело. Расследование установило, что администрация Кировского района не располагала даже фальшивыми платежными поручениями. Но туг сами кировские администраторы стали лукавить. В суде их представитель заявил о наличии «подлинников». Потребовалось провести экспертизу, которая установила, что ни одна из платежек не могла быть составлена до принятия решения об исключении МПБ из списка учредителей. Кроме этого, провели повторную экспертизу, уже по постановлению, подписанному заместителем начальника Центрального регионального следственного отдела по расследованию организованной преступной деятельности майором юстиции Федором Богатыревым. И опять криминалисты пришли к выводу: платежки -подделка!

Тем не менее 22 ноября 1999 года Веремеенко совместно с генеральным директором ОАО «АНК «Башнефть» (не путать с ЗАО «Башнефть-МПК») Сыртлановым «нарисовал» протокол N 3 собрания учредителей ЗАО «Башнефть-МПК». В нем — решение об увольнении гендиректора В.М. Семенова и назначении на его место сотрудника Межпромбанка Дмитрия Хламова. А дальше -сплошной детектив: изготавливают фальшивую печать «Башнефть-МПК», шлепают на соответствующие бумажки и пытаются списать 30 миллионов рублей с расчетного счета ЗАО «Башнефть -МПК». Естественно, в пользу Международного промышленного банка. И только благодаря тому, что в игру вступили конкуренты из Башкредитбанка, удалось уличить аферистов и предотвратить хищение.Но все равно Веремеенко не останавливается. По его поручению Хламов открывает новый счет ЗАО «Башнефть-МПК» в МПБ. Но вовсе не для того, чтобы разместить там свои капиталы. Напротив, он требует от задолжавшего предыдущему гендиректору Семенову ГНПП «Азимута» перечислить на этот счет 198 миллионов рублей. Но как только эти миллионы оказываются в Межпромбанке, они тут же перетекают на счет одной из организаций, подконтрольных Веремеенко. Следственное управление ЦАО Москвы возбуждает новое уголовное дело. Потом его забирает Следственный комитет при МВД РФ. А Веремеенко со товарищи хоть бы что. Нипочем им и то, что Кировский районный суд Уфы подтвердил законность и правомочность должности, занимаемой Семеновым, наплевать, что в судах Москвы, Уфы и Екатеринбурга к ним выдвинуты серьезные претензии. К слову, и Подольский горсуд Московской области запретил Хламову директорствовать, а Веремеенко — выступать в роли члена Совета директоров и совершать от имени «Башнефти-МПК» коммерческие сделки и финансовые операции. Более того, источник в ФСНП, попросивший не называть его имени, утверждает, что начальник Главного управления безопасности и борьбы с коррупцией ФСНП Юрий Приходько располагает сведениями из ГУ ЦБ по Москве: счет «Башнефть-МПК» в МПБ открыт незаконно, а деньги, естественно, ни на какой уставный счет не перечислялись. Но… Даже Следственный комитет при МВД РФ не в состоянии получить из Межпромбанка затребованные им финансовые документы.

Попытка номер…

Поняв, что с первой попытки захватить «Башнефть-МПК» не удается, Веремеенко решил пойти другим путем. Было инициировано бессчетное количество проверок этого предприятия, разосланы ходатайства о возбуждении уголовного дела против Семенова, которого обвинили в хищении… 100 тысяч рублей (пожалуй, столь мизерная сумма еще ни разу не фигурировала за всю историю нефтебизнеса). В Уфе была развернута целая кампания по дискредитации законных руководителей предприятия в глазах республиканского руководства.Веремеенко торопился, понимая: если следствие в конце концов докажет его преступления, это обернется для его карьеры катастрофой. Были срочно активизированы связи в МВД РФ и Башкирии, Генеральной и республиканской прокуратурах. Все помнят знаменательный приход в МПБ бывшего управляющего делами Генпрокуратуры всесильного Назира Хапсирокова. И кто знает, что сыграло роль в том, что заместитель генпрокурора Василий Колмогоров принял прелюбопытнейшее решение: с его благословения чисто московское дело по махинациям МПБ уплыло из СК при МВД РФ в любимую Веремеенко Уфу. Теперь этим делом будут заниматься башкирские следователи.А советником управляющего МПБ был принят некто Коган. В прошлом — заместитель начальника уголовного розыска МВД Башкирии. Затем, уже в Москве, -начальник отдела дознания СУ УФСНП. Связи с налоговыми полицейскими тоже оказались как нельзя кстати: правоохранительные органы Башкирии начали тотальную проверку «Башнефти-МПК». А Межпромбанк оплачивал пребывание башкирских сыскарей в Москве, счета за проживание в гостиницах, обеды в ресторанах. Кстати, имеется видеопленка, зафиксировавшая, мягко говоря, не совсем служебные контакты.

В ФСБ уже поступила жалоба на следователя Е.С. Вайнштейн и замначальника Следственной части при МВД Башкирии В.Г. Минькова, что они откровенно пользовались услугами Межпромбанка и посему не могли объективно расследовать уголовные дела. На средства, выделенные Веремеенко, Вайнштейн поправляла здоровье в столице. А ее непосредственный руководитель — начальник отдела Следственной части МВД РБ подполковник юстиции П.А. Кудряшов, любитель отдыха на Кипре, вообще прослыл другом банкира.

О Володе-большом и Володе-маленьком

Последней картой Веремеенко против предпринимателей стало надуманное обвинение в контрабанде 66 тысяч тонн бензина. За дело взялись Вайнштейн и Кудряшов. Не вникая в юридическую обоснованность собственных действий, в сентябре 2000 года они арестовали одного из основателей и члена Совета директоров «Башнефть-МПК» Бушева и препроводили в уфимскую тюрьму: ясное дело — там с ним легче вести переговоры. На допросах высокопоставленный слуга закона прямо заявлял: «В Уфе мне никто не указ! Плевал я и на Муртазу (президента Рахимова), и на Володю-большого (Владимира Рушайло), и на Володю-маленького (первого заместителя министра внутренних дел РФ Владимира Козлова).

В Москву твое дело они от меня не заберут. По сути, следствие не велось и не ведется. Все сводится к тому, чтобы Бушев уговорил Семенова уступить «Башнефть-МПК» Межпромбанку. В обмен на это следователи сулят не только свободу, но и прекращение уголовного дела. Правда, не задаром. Кудряшов, например, предлагает зачислить экспортную выручку -более $8 миллионов! -на депозитный счет МВД Башкортостана! Бушев убежден, что Кудряшов держит его в тюрьме по заданию Веремеенко. Впрочем, подполковник этого особо и не скрывает, но с таким подопечным он просто так не расстанется. Обвиняемому уже продлевался срок заключения под стражей. Не миновали его карцер и все прелести перенаселенных камер. И что же, сейчас, когда клиент почти дозрел, отдать его Москве? А недавно начальник отдела Следственной части МВД РБ отправил башкирского узника на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. И даже если ему будет изменена мера пресечения, из уфимской психушки Бушева уже никто не выпустит. Вот так делается бизнес в провинции. И так вершится Закон.

Анатолий Вяхирев

Оригинал материала

origindate::15.02.2001/kriminal/txt1.html «Россiя»