С человека снимают стружку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Журналистку Ярцеву хотят признать невменяемой, потому что она решила бороться за экологию и поддержала иск против завода по производству ДСП

1287039961-0.jpg Баррикады экологического фронта давно стали частью политического пейзажа: общественные деятели, звезды эстрады, писатели и художники так или иначе отмечаются около чего-нибудь «зеленого». Только далеко не все так прекрасно, когда дело борьбы за чистый воздух и прозрачную воду касается денег. В этом случае, как показывает практика того же Химкинского леса, порыв души может обернуться делом неблагодарным, а порой и опасным. Вот как в случае с Галиной Ярцевой, редактором независимой новгородской газеты «Русский караван», попытавшейся отстоять право 5 тысяч людей, живущих рядом с предприятием, дышать не через тряпочку. Столь понятный любому нормальному человеку шаг может привести журналиста в «желтый дом». Причем «желтый дом» — вовсе не фигура речи.

Несколько дней назад в редакцию «Новой» поступило письмо от адвоката Галины Валентиновны Егора Мыльникова, которой описывает ситуацию, как в Ветхом Завете — от кого что пошло. Началось все в 2008 году, когда к Галине обратился житель поселка Подберезье Новгородской области господин Шумилкин с просьбой помочь ему в тяжбе против ООО «Флайдерер», которое занимается производством очень нужных народному хозяйству древесно-стружечных плит. Господин Шумилкин ничего не имеет против народного хозяйства, просто он проживает в непосредственной близости от завода и благодаря этому, как он сам утверждает, обзавелся острой формой астмы. Врачи, которые тоже ничего не имеют против прогресса, все же подтвердили: болезнь явилась следствием воздействия содержащегося в воздухе формальдегида. Примерно в тот же период врачами-педиатрами Новгородской области был отмечен резкий всплеск детских заболеваний, по симптомам похожих на токсикоз. Правда, к чести борца с норвежской семгой и молдавско-грузинским вином, местное отделение ведомства главного санитарного врача Онищенко задокументировало: показатели выброса вредных веществ не превышают норму.

По просьбе господина Шумилкина несколько раз проводилась экологическая проверка предприятия, которая опять же не выявила никаких отклонений от нормы — ну бывает… Хотя бы потому, что проверяющие приезжали не ранее чем через две недели после подачи заявления, а Подберезье — поселение маленькое: кто-нибудь руководству о визите мог и сболтнуть. А потом, проверяющие — тоже люди, они ночью спят, а проверяют днем, хотя в заявлениях упоминалась ночная активность завода… Короче, господин Шумилкин ни в какую не хотел верить местным экспертам и требовал проведения независимого исследования. Тут — закавыка: для этого необходимо было исковое заявление, поданное в суд. Но где суд, а где господин Шумилкин? И для помощи в этом нелегком деле потенциальный истец обратился к журналисту Ярцевой.

Ярцева помогла, и в мае 2008 года в Новгородском областном суде ими было подано ходатайство о назначении экологической экспертизы. А где в Новгороде эксперты? Только там, где указал местный Роспотребнадзор, — в Центре гигиены и эпидемиологии. Эксперты вновь ничего дурного в воздухе не обнаружили, особенно касательно астмы. Однако случилась неприятность: для проведения сличительных замеров были привлечены сотрудники иного учреждения — Центра гигиены и эпидемиологии из Тихвина Ленинградской области. Наверное, тем, кто проводил эти сличительные замеры, никто не объяснил, что воздух в Подберезье ничем не угрожает заявителю Шумилкину, и потому суточный мониторинг выбросов завода показал: содержание формальдегида в воздухе превышает допустимую среднесуточную норму в 3,6 раза, а максимальную разовую и вовсе в 10. Проверка эта проводилась в присутствии жителей Подберезья, которым тихвинские сотрудники рассказывали о результатах прямо в режиме онлайн, в подтверждение чего имеется диктофонная запись.

Но диктофонная запись, как и протокол «чужаков»-исследователей, — это такая вещь, на которую в Новгородской области чихать хотели. И следственные органы в том числе. При чем тут следователи? Просто гражданин Шумилкин, измученный астмой в острой форме, подал заявление в областной следственный комитет уже после того, как на Подберезье наслали третью, «правильную» комиссию. Господин Шумилкин требовал возбуждения уголовного дела по статье 303 УК РФ — «Фальсификация доказательств».

Очень смешной этот господин Шумилкин, потому что к терапевту не ходи, понятно, что никто даже проверку проводить по такому ничтожному поводу не будет. И не провели. К радости судьи по гражданским делам, которая постановила: в иске к ООО «Флайдерер» отказать.

Но почему-то вся эта история больше всего возбудила не ООО, а судебного пристава Лобанова. Его заявление было рассмотрено самым что ни на есть оперативным образом. Пристав Лобанов сетовал на журналистку Ярцеву, которая освещала данную тяжбу в своей газете. И наосвещалась на статью 297 УК РФ — «Неуважение к суду». Пристав утверждал, что Ярцева во время судебного заседания позволила себе нелицеприятные высказывания в адрес судьи Е.В. Андриец. А вдогонку следственным органам поступила и жалоба от оскорбленного представителя ООО «Флайдерер» А.В. Казанцева, который уверял, что четвертая власть в лице Ярцевой нахамила еще и ему.

Адвокат Галины и она сама считают, что иски эти липовые, а причина их — реакция на принципиальную позицию газеты. Конечно, мнение подозреваемой в совершении уголовного преступления можно было бы и не принимать в расчет, если бы не вердикт присяжных (а дело дошло-таки до суда): Ярцева невиновна — решили двенадцать федеральных судей весной 2010 года.

И тут начались последствия: сторона обвинения написала протест на решение суда, летом 2010 года суд Верховный отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение. Но суд присяжных — тонкое дело, на него особо рассчитывать не приходится, и потому, очевидно, прокуратура решила проверить Галину Ярцеву на предмет вменяемости. Ну действительно, только психолого-психиатрическая экспертиза может установить, с чего журналист так упирается.

Прокуратура посчитала странным, что журналистка Ярцева плакала в зале суда и подозревала присутствующих в заговоре. Но, знаете ли, женщины, когда их хотят ни за что посадить в тюрьму, иногда склонны плакать. Практика показывает, что даже и мужчины. А что касается заговора, то подобное суждение возникло в голове гособвинителей после того, как подсудимая предположила: уголовное дело носит заказной характер и имеет целью воспрепятствовать ее профессиональной деятельности на посту главного редактора газеты.

Слушайте, ну какие могут быть заказные дела в России? И потому проведение судебной психолого-психиатрической экспертизы суд поручил новгородскому психоневрологическому диспансеру под руководством главного врача В.Н. Яковлева, являющегося отцом заместителя прокурора Великого Новгорода Н.В. Яковлева, имевшего непосредственное отношение к обвинительному заключению в отношении Ярцевой.

Случайность, конечно. Думается, ни у кого не возникает предположений в том, что в этом медицинском заведении по отношению к журналистке проявят какое-то предвзятое отношение, способное вылиться в «нужный» диагноз…

Смешная история? А вот теперь — стоп, теперь серьезно. На днях журналистку Ярцеву действительно могут признать невменяемой. Да, ее адвокат всеми силами пытается опротестовать назначение экспертизы, но, к сожалению, пока безуспешно. Ведь что такое жизнь больного астмой господина Шумилкина, на беду свалившегося на совестливого редактора, и сам редактор местной газеты по сравнению с иностранным инвестором в лице завода по производству стружек?

Еще раз — уже сегодня журналистка Ярцева может оказаться в психиатрической больнице просто потому, что исполняла свой долг.

И что делать?

Комментарии

Первый заместитель прокурора Николай Яковлев, сын главного врача В.Н. Яковлева, отказался от каких-либо комментариев, ссылаясь на то, что он лишь направил дело в областную прокуратуру и никакого отношения к нему уже не имеет.

Прокурор Великого Новгорода Вячеслав Александрович Рядткин отказался от комментариев без объяснения причин и лишь рекомендовал обратиться в пресс-службу, все попытки связаться с которой потерпели неудачу.

Следователь по делу Ярцевой Сергей Борисович Свердлов от комментариев отказался.

P.S. 4 октября Галиной Ярцевой было подано ходатайство о переносе сроков экспертизы в связи с тем, что ее защитник не может присутствовать при ее проведении. В ответ 6 октября пришло письмо, в котором судья Новгородского областного суда Гричаниченко не дал однозначного ответа, однако предупредил о последствиях неявки Ярцевой в суд и предложил предоставить государственного защитника. Журналиста, по понятным причинам, такой вариант не устраивает, и в данный момент она вынуждена скрываться до возвращения из отпуска своего адвоката.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::13.10.10