ТНК-В подкупает чиновников правительства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


ТНК-ВР "берет почитать на дом"

ФСБ задержала советника департамента Минэкономразвития при передаче служебных материалов представителю ТНК-ВР

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::04.09.2006

Секреты Белого дома. Аппарат правительства ужесточает борьбу с информационными утечками

Александр Беккер

Российские чиновники довольно высокого ранга приторговывают служебной информацией, признаются сотрудники Белого дома. Недавно несколько работников аппарата правительства были сурово наказаны за информационные утечки, а ФСО получила приказ ужесточить контроль за работой обитателей Белого дома с документами.

Как рассказали “Ведомостям” несколько чиновников, 29 августа в Белом доме был обнародован приказ руководителя аппарата правительства Сергея Нарышкина. В нем говорилось, что за разглашение служебной информации уволен советник отдела энергетических ресурсов департамента отраслевого развития Леонид Бондаренко, выговор получили руководитель департамента делопроизводства и контроля Андрей Ряховский и начальник отдела того же департамента Валерий Палкин. Связаться с наказанными и получить комментарии Нарышкина не удалось, но, по словам осведомленных коллег, Бондаренко задержали сотрудники ФСБ, когда он передавал представителю ТНК-ВР проект постановления правительства по вопросу инвестиционной политики в электроэнергетике. Пресс-секретарь ТНК-ВР Владимир Бобылев сказал, что компании не известно о случае в Белом доме. Взыскание на Палкина наложено за передачу служебных материалов помощнику одного из депутатов Думы. Ряховский пострадал за грехи подчиненного. Тем же приказом Федеральной службе охраны (ФСО) поручено усилить контроль за прохождением посетителей в Белый дом, а руководителям департаментов — за работой сотрудников с документами. Пресс-служба ФСБ отказалась от комментариев.

Уникальным называет этот случай бывший замминистра экономразвития Михаил Дмитриев: “Чтобы спецслужбы задерживали при передаче несекретной информации — я такого не слышал”. “Увольнения с такой формулировкой еще не было”, — утверждает один из старожилов Белого дома. Если строго следовать букве инструкции о порядке работы с документами, то все бумаги независимо от уровня секретности относятся к служебным и выносу не подлежат, добавляет другой чиновник. Тем не менее документы нередко “брали почитать на дом”, замечает он. Все переданные документы не имели даже грифа ДСП (“Для служебного пользования”), а решение правительства по электроэнергетике вообще было вывешено на сайте Минпромэнерго. “Дело не в содержании "слитых" материалов, а в том, чтобы пресечь служебный инсайд”, — говорит чиновник правительства. По словам другого, “это показательное наказание, потому что торговля информацией стала у нас обычной практикой”.

О масштабах явления судить трудно, но то, что бумаги из федеральных органов уходят на сторону, — секрет полишинеля, говорит президент фонда “Индем” Георгий Сатаров: “Помню, как в 1996 г. продавались варианты послания президента Федеральному собранию”. В Минпромэнерго никого за руку не ловили, сказал руководитель департамента Станислав Наумов. Бывало, правда, что под видом собственной точки зрения в СМИ передавалась информация о готовящемся и важном для рынка решении, но сейчас “мы это перестроили”, признает он. Месяц назад Мосгорсуд приговорил к 10 годам лишения свободы бывшего замдиректора департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов Минфина Дениса Михайлова за то, что он летом 2004 г. передал двум бизнесменам справку о проведенном в 2001-2003 гг. и планируемом погашении долга стран Южно-Азиатского региона перед СССР.

Два года назад зарплату федеральным чиновникам резко повысили, но “информацию на вынос” продолжают практиковать. Спросом у бизнеса пользуются прежде всего материалы, связанные с нефтью, газом, энергетикой, федеральными целевыми программами и строительством крупных объектов, говорит чиновник Белого дома. В регионах чиновники придерживают инструкции, касающиеся бизнеса, чтобы потом предложить их за наличные, добавляет Сатаров. Он сомневается, что есть твердые расценки на информационные услуги — рынок складывается стихийно. [...]