ТТ®: The Тёлки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Я придумал целую тарифную систему. Знакомство - чирик. Если у них роман завязывается - давай еще двадцатку. А если там уже любовь - полтинничек. Вот так в среднем единица товара за 70 уходит. А если у них родились бэбики, - есть несколько случаев - то я у них крестный папа. Известные люди, имен называть не буду"

Оригинал этого материала
© "Вслух о...", origindate::05.03.2003

ТТ®. The Тёлки

Амиго

« - А что это за милые девушки нам улыбаются?
- Это? (собеседник лениво повернул голову) Это бляди, Володенька»
Из разговора двух состоятельных мужчин на летней веранде Justo

Ни одна презентация, клубная вечеринка, ни один сет модного диджея не обходится без некоторого количества знаковых атрибутов, так называемых клубных персонажей, золотой молодежи, VIP’s и тёлок.

Причем, все вышеперечисленные объекты тусовочной жизни города никогда не появятся в вашем заведении, если в нем не будет тёлок. Это обязательное условие – такое же 100% важное, как наличие парковки, алкоголя в баре и шуршащих официантов. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Медведь", декабрь 2003, Фото: ksenia-sobchak.ru, "Красавицы и чудовище"

Игорь Свинаренко

Converted 16396.jpgПетя Листерман знаменит в узких кругах. То, чем он занимается, можно с непростительной натяжкой назвать модельным бизнесом. Жены олигархов видят его в ночных кошмарах. Себя он самокритично называет чудовищем.

Если вы не знакомы с Листерманом, это означает только одно: больше $5 000 000 вы в своей жизни и в руках не держали.

В быту Петя – вполне симпатичный человек. Мало у кого есть такой запас обаяния! У Листермана глубокие еврейские чувственные глаза; вот кому играть в кино роль Березовского! «Как ты думаешь, я смог бы вести ночное ток-шоу на ТВ?» – спросил он меня. И он еще спрашивает. Но шоу именно ночное, оно должно идти в часы, «когда все доброе ложится и все недоброе встает». Это – его время, его стихия. Ночь, золото, порок, иллюзии… Жизнь проходит. Незаметно, но ведь красиво же.

То, про что мне рассказал Петя, я оставляю целиком на его совести. Что тут правда, что неправда – мы ж не в прокуратуре, в конце концов. Главное – развлечь читателя!

Проституция – это другое!

Прежде чем мы начали говорить, г-н Листерман счел, что должен сделать заявление для прессы. И он сделал его:

– Я хотел начать нашу встречу с такого утверждения: всё в этом мире продается.

Это все я выслушал спокойно, заметив только:

– Ты гонишь. 

– Нет! Все продается!

– Нет, не всё! – встряла в разговор симпатичная одна из трех петиных спутниц; смешно было бы ожидать, что он придет один, без единой подружки… – Это только евреи думают, что все продается! 

Петю этот пассаж смутить не смог. Он с улыбкой победителя сообщил нам:

– Девушки часто обижаются, когда я такое говорю. Но это правда! Девушки не правы – а евреи правы…

А девушки больше и не спорили. Наверно, подумав немного, вспомнили, что вовсе не на благотворительность тратят свою молодую жизнь…

И вот я его спрашиваю:

– Когда пишут про наших бизнесменов, как они берут полный самолет девушек и летят отдыхать, то некоторые понимают это так: выездная сессия публичного дома. 

– Не, не. Никаких публичных домов. Это на самом деле порядочные девушки, манекенщицы.

– То есть их надо долго уговаривать? 

– Манекенщиц? Да, надо дарить подарки, ухаживать за ними.

– Скажи, а насколько важно – любит девушка это дело или нет? 

– Понимаешь, порнобизнес, эротика, секс – это другое. Я же не это продаю. Меня не волнует, как они трахаются вообще. Хочет она, не хочет – мне же это абсолютно неважно. Мне главное – продать внешнюю оболочку. Я, как ты верно выразился, воздух продаю. Как это происходит? Я показал человеку фотки. Он посмотрел 100, выбрал 10. По каждой из 10 я ему информацию посылаю.

– Скажи, а все-таки твой контингент – он как-то, хоть отчасти совпадает ведь с проститутками настоящими? Конкурирует или что? 

– Поверь, это абсолютно разные бизнесы. Бл…и – это отдельный бизнес, у меня – отдельный. Я думаю, мой бизнес – это как бюро знакомств.

– То есть если к тебе придет проститутка, ты скажешь: «Вон отсюда, тварь, это приличное общество!» 

– Ну почему? Если она красивая, ее можно продать, я ей скажу: «Слушай, ты могла бы сыграть роль? Сделать вид, что ты не бл…ь, а хорошая девушка и хочешь замуж?» Если она сыграет талантливо, убедительно, и если она подходит внешне, – то, конечно, мы ее возьмем.

– Главное – артистизм все-таки в этом деле. 

– Нет, главное в этом деле – это внешность. А артистизм… Ну, если у нее его нету, мы ей рот заклеим или язык отрежем, и она будет сидеть молча. Я ее буду продавать как глухонемую. Тоже – товар!

– По-твоему, это все не нужно девушке – ни харизма, ни обаяние? 

– Подожди ты с харизмой и обаянием! Первое – это внешность. Внешность подходящая – раз! – и девушка уже единица товара. Харизма есть – еще лучше, мы ее уже на полочку повыше разместим в магазине.

– А умеет говорить… 

– Так еще выше! Два, три – и она уже на верхней полке!.. А там уже ценники написаны: special price.

Как это делается

– Скажи, Петя, а вот эти праздники олигархам ты устраиваешь? Куршевель там, Антиб, Сардиния? Когда в лучших кабаках гуляют одни русские, а иностранцев не пускают? 

– Ну нет. Нельзя сказать, что это я устраиваю. Но я участвую. Где самое модное – там я. Зимой с 1 по 15 января – Куршевель. Август – Сан-Тропе. Потом что там дальше, как год у нас идет? Сентябрь – Нью-Йорк, New York fashion week. Там тусовка классная. Потом все переезжают в Милан – и там Milan fashion week. Все топ-модели там. Из Милана публика едет в Лондон и далее в Париж. В ноябре – Токио, тоже fashion week. Тусовщики международные туда–сюда летают. Я по этому кругу, с этой тусовкой давно начал летать – потому что одна из моих жен, модель, на всех этих супершоу бывала. И я с ней…

– Ну, вот прилетел ты. Как у тебя там работа строится? 

– Я привожу 20-30 топ-моделей знаменитых русских – и запускаю их туда. Это первая наживка, я уже за это получаю комиссионные. Вторая наживка такая: я у всех самых крутых дизайнеров бесплатно беру приглашения в первые ряды и после перепродаю за деньги женам олигархов. По 5 000 за вип-место! Потом еще по 3 тыщи долларов перепродаю места на гала-ужин. Места я получал бесплатно же у дизайнеров, говорил им, что мои модели у них будут покупать платья haute couture. Платья, точно, покупают, но не мои телки, а жены олигархов. Плюс на эту тусовку я женам олигархов делаю такой немножко как бы эскорт-сервис. Нанимаю молодых мальчиков русских, манекенщиков – в Париже, Милане – по 500 долларов в день. И вот дама ходит с молодым симпатичным мальчиком, порвет он ее, не порвет – дело уже второе. Мальчику, значит, 500, ну а мне – трешник в день. Когда ты знаешь всю кухню изнутри, можешь наживать на ровном месте, на любом вздохе, на любом шаге… А еще есть мужики, которые хотят зайти в эту комнату, где макияж делают перед шоу, где сидят телки полуголые, сиськи вывалили. Так я там аккредитую двух-трех фотографов. А эти аккредитации продаю олигархам. Они хорошо платят за возможность взглянуть на полуголую Наоми Кэмпбелл…

Еще у меня бывает комплексное обслуживание. Приезжает чувак. Я его селю в ломовой отель. Заказываю ему самые лучшие места на шоу. Вечером – ужин в ресторане. Я у метрдотеля за 200 долларов узнаю, за каким столиком будут сидеть самые звезды – и резервирую соседний. Дольче и Габбана, Роберто Кавалли, Карл Лагерфельд… Ночью – дискотека, тоже столы рядом. И подсаживаю к клиенту пару-тройку моделей. За все это, за такой сервис беру типа 5 тыщ долларов в день.

Да… За те 20 лет, что я занимаюсь своим делом, я стал самым лучшим в мире (по русским девушкам). Я – брэнд! Я создал марку! Самые крутые, самые богатые люди, которые любят все самое красивое, самое дорогое и хотят повыё…ваться, – они все приходят ко мне. Помнишь фильм «Народ против Ларри Флинта»? Где Вуди Харрельсон? Так вот, Вуди – мой приятель, я его с цыпочками знакомил. И Брюс Уиллис – мой кент, и Роберт Де Ниро. Я их знакомил с русскими телочками. На Каннском фестивале мы познакомились. Брюс Уиллис влюбился в одну, и денег ей не дал. А я телке запретил ему давать. Брюс обижался: «Петя! Ну что ж ты!» А я ему говорю: «Занеси бабки сперва».

Вот мы сейчас пришли в модное кафе Vogue, сели за столик… Это самое модное сейчас место в Москве. Потому я сюда и хожу: потому что я здесь могу принимать заказы самые лучшие. Каждый второй посетитель будет ко мне подходить здороваться. Кто-то из них сделает заказ…

– А перед этим у тебя какое было место? 

– Ресторан «Марио». Он по-прежнему в моде, я туда прихожу в четверг, пятницу, субботу. А в остальные вечера – тут. В «Марио» собираются самые богатые и крутые русские – со всего мира. Ну, одного из десяти я могу не знать – но с остальными знаком. Часто видимся: Вашингтон, Гарвард, форум по инвестициям, сессия МВФ, Давос… Лондон – финансовая конференция, Ницца – всемирный газовый конгресс… Этих людей – несколько тысяч самых богатых русских во всем мире – я собирал по крупицам в течение 20 лет. Как я это делаю? Я за свой счет лечу в Бостон или в тот же Вашингтон, привожу с собой из Москвы пять офигенных девушек для тусовки – красивых, веселых, приятных. И на месте беру еще пару красавиц, русских, из Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. Я только на русских специализируюсь.

– Что так? 

– Потому что этот бизнес может показаться немножко криминальным. А иностранные девушки и иностранные мужики – они все ссыкуны. Как только какая-то шняга начинается, то они обязательно всех закладывают. А русские за своего человека держатся. Если в лоб им скажут: «Напишите вот здесь, что он с вас брал деньги, за деньги с девушками знакомил». Они скажут: «Вы чего? Это мой друг, познакомил для создания семьи – и все».

– Значит, ты им говоришь: вот, бери телку, а дальше, даст она или не даст – твоя проблема. 

– Конечно. А так как телка такая одна на миллион, чувак говорит: «Денег на нее не жалко, дай-ка попробую». С молодыми олигархами это похоже на сеанс гипноза: я с ними – как удав с кроликами… Они говорят: «Да хрен с ним… Что нам стоит занести Пете денег? Ну, ради престижа, он же звезда…» Потом будут всем рассказывать: «Петя за чирик познакомил с цыпочкой, а она не дала, но все равно не жалко, процесс был – на двадцатку». Я – продавец лохматого золота! Есть просто золото, есть черное золото – нефть… Лохматое золото – мой термин!

Меж тем девушки, которые сидели с нами за столом, ушли. Они сидели с кем-то за дальними столиками, за которыми совсем недавно сидели интеллигентные Петины юноши с ноутбуками. В ноутбуках – я знал – были картинки с красавицами. Кому-то из посетителей картинки, стало быть, понравились, и вот они решили поближе познакомиться с, скажем так, моделями. А на место ушедших к нам подсела новая девушка. Она странно выглядела: ей, может, уже аж 30 лет! Петя видит мое удивление и дает комментарий:

– Я нашел ее молоденькой. Ее папа с мамой мне ее доверили, когда ей было пятнадцать лет. Я пообещал, что буду о ней заботиться, следить за ее карьерой, заниматься ее воспитанием. Она была тогда скромная, робкая, дикая девочка. Я ввел ее в модную тусовку… Она уже такое же чудовище, как и я. Находит девушек, разводит их по жиже и подгоняет мне уже в готовом виде. Говорит: «Вот эта цыпа хочет только замуж, эта – только в ПарижЛондон, другой нужны только любовники, а вот та хочет рвать за деньги, и больше ничего не надо». Каждая цыпа – что она хочет, то ей и даем...

– А сколько у тебя сотрудников? Только честно отвечай, не умножай на три, как ты любишь. 

– Не, не буду умножать. Скажу честно: в Москве у меня пятнадцать сотрудников.

– А Лондон, Париж

– И там по три-четыре человека. В каждом городе. На зарплате.

– Почем ты платишь? 

– Ну, в среднем от 500 до штуки.

– И кассовый аппарат у тебя есть? 

– Ага, лохматый кассовый аппарат. Телочки катают. Она кассу прокатала одним местом, и из жопы – лента, надо расписаться.

– А офис где у тебя? 

– Офиса сейчас нет. Был в «Редиссон-Славянской», но я съехал оттуда. Сейчас новый ищу офис.

– То есть у тебя мобильный офис. Вон у тебя сотрудники рассажены по кафе, с компьютерами, все по мобилам звонят… 

– Да…

– И так у тебя все по телефону решается? 

– Нет, если первый эшелон олигархов надо обслужить – всегда я лично. А второй, третий эшелоны – это мои менеджеры. Первый эшелон – это у кого ярд, два, три. В Париже я плотно общался с одним русским банкиром – Ильей Медковым…

– А, помню: его завалили. 

– Да! В Москве… Он вышел из банка, и его хлопнул снайпер. Я ему говорил: «Дурак, не вздумай вернуться в Москву! Живи в Париже!» Я ему говорил: «Илюша! Все деньги – в Париж! И сиди тут! Зачем тебе Москва?» У меня была уникальная ситуация в Париже. Медков мне подарил «Феррари» на день рожденья, у меня было 300 девушек, на меня работали 40 модельных агентств в Париже, куда, минуя Москву и Питер, из маленьких разных городов ко мне ехали красивые русские девушки. Они жили бедно, но были счастливые, веселые, я им всем помогал. Я тебе рассказываю, как у меня все там началось. Приезжают олигархи и говорят: «Пригласи на ужин пять или десять девушек». Я звоню девчонкам: «Хотите поужинать?» Сначала я их знакомил просто так. А потом подумал: «А ну, дай я заряжу 500 долларов за знакомство». Мне дали. Потом зарядил штуку – и штуку стали давать. 500 мне, 500 ей – просто за то, что девушка соглашается поужинать! А они бедные, работы мало – зарабатывали как модели тысячу в месяц. У меня было 300 подружек, я крутил любовь с десятью из них. Остальным просто помогал… Это все очень интересно! Я про это напишу книгу. Лет через 50. Когда разрешат олигархи. Выйдут на пенсию – и разрешат… Да… После я придумал целую тарифную систему. Знакомство – чирик. Если у них роман завязывается – давай еще двадцатку. А если там уже любовь – полтинничек. Вот так в среднем единица товара за 70 уходит. А если у них родились бэбики, – есть несколько случаев – то я у них крестный папа. Известные люди, имен называть не буду.

– Серьезные, я так понимаю, у тебя клиенты. А нижняя планка какая? Сколько у человека должно быть денег, чтоб он попал тебе в клиенты? 

– Ну, есть пацаны, у которых всего-то и есть пять-шесть миллионов долларов. Но такой человек, если хочет жениться, занесет полтинник – и будет счастлив всю жизнь.

– Ну, ладно погулять – а что ж, уже жениться люди не могут сами? 

– Понимаешь, пацанам нужна ох…ная девушка. Они сами не могут найти, они ж работают как сумасшедшие. Искать – это ж долго. Человек за это время заработает 300 тыщ, а нам из них отдаст только полтинник. Прямая экономия. Ему.

Мы отвлекаемся. Потому что по залу проходит девица Собчак. Мы уходим от темы и немного говорим о Ксении, – говорим то же, что и все…

– Ты изучаешь какие-то рейтинги, смежные рынки? Рисуешь кривую проституции? 

– Ничего я не рисую. А рынок тут простой. Лучшие русские модели работают в четырех городах мира: Нью-Йорк, Лондон, Милан и Париж. В каждом городе 40 серьезных модельных агентств, в каждом 100-200 девушек… Ну и вперед.

СССР

– А как у тебя это все началось? 

– Я был инструктором по горным лыжам. На Чегете.

– А, лыжи, телки, красивая жизнь! Ничего нового с тех пор в твоей жизни не появилось. 

– Да, та же самая херня... Я для тусовки брал цыпочек с собой – тогда мы их называли чаще чувихами. Мне нравятся телочки, цыпочки, чувихи. Я их сам рву, ну или там влюбляюсь, живу с ними. А так как их много, не знаешь, куда их девать, и плюс пацаны подходят и просят... Приедешь, бывало, с парой моделей двухметровых, и тут же подходят пацаны, которых я учил на лыжах кататься, и говорят: «Слушай, а можно мы тебе дадим еще пару тыщ рублей? Ты только познакомь нас с девушками, а разведем мы их сами». Я говорю: «Эти девушки – мои! Вы чего – ох…ли?» Они говорят: «Тогда пять». Я говорю: «Пять? За пять забирайте всех».

– Ты с ними договаривался? 

– С кем?

– С девками. 

– С ними не надо договариваться. Я их беру тусоваться, – он, кажется, путает времена. Брал, беру, – Чегет, Куршевель, все смешалось у него в голове. Да и какая, в сущности, разница? – Послушай, – продолжает он. – Эти мои девушки – не бл…и. Бл…и – это другое. Те стоят от 50 до 300 долларов. Они примитивные. С ними всегда проблемы. Триппер и прочее. За все отвечать… А бизнес должен быть такой, чтоб ты ни за что не отвечал.

– Ловко! 

– Ну вот смотри. Я беру супермоделей классных с собой тусоваться. Вот ты подходишь: «Хочу познакомиться». Дай денег – познакомлю. А дальше разведешь ты ее или не разведешь – это же твое личное дело. Я тебе никакой гарантии не даю. Вот на Чегете они, знаешь, как разводили? В то время автомобиль «Жигули» стоил 8 300 рублей. А мои клиенты, которых я учил на лыжах кататься, могли за знакомство с девушкой заплатить тысячу. Это были огромные деньги!..

– Что за люди это были? Наркодилеры, цеховики? 

– Цеховики и каталы. Бешеные деньги! Человек выиграл сегодня, к примеру, 30 тыщ рублей. Так он 20 тыщ сегодня должен потратить. Понимаешь? Он начинает ухаживать за самой строгой из моих девочек. Он ей давал тыщу и говорил: «Не люблю проституток. Мне от тебя ничего не надо, просто побудь рядом». Но как же велика была власть этой суммы! Это как сейчас дать 100 000 долларов и снять телочку на тех же условиях: «Тусуйся рядом». Ну, куда она соскочит?

– Но ты же и сам ими пользуешься? 

– Да, всегда, конечно. Всегда так получалось, что я выбирал одну, молодую и симпатичную, и она была со мной. Роман: год, два, три… И так у меня за всю эту историю получилось пять жен и пятеро детей. Причем тут такая тонкость. Я брал каждый раз уже известную модель. И всем рассказывал, что это я ей сделал карьеру. Чтоб другие хотели как она…

– А-а-а! Вот как! Хитер же ты… А как стал тренером? 

– Не тренером, а инструктором по горным лыжам. Это красиво: снег, солнце, девушки… И плюс можно знакомиться с богатыми людьми. Я приходил к старшему инструктору в гостиницу на Чегете и говорил: на-ка 200 рублей, и, как будет заезд, подгони мне самых серьезных туристов. И я получал лучших: начальник склада, зам. начальника морского пароходства или, на худой конец, капитан дальнего плавания из Одессы. Я составлял группу из них… Из людей, которые мне будут нужны в будущем – а мне было всего 20-22 года.

– А ты от армии как откосил? Ссался? 

– Нет, я не косил. Просто у меня было зрение минус семь.

– А ты сам вообще откуда? 

– Родился в Киеве, жил в Мордовской АССР, город Саранск. Там зоны. Половина моих одноклассников – начальники лагерей там.

– А у тебя родители военные или что? 

– Не, они в университете там преподавали.

– И ты, значит, вместо того чтоб, как они, сеять разумное, доброе, вечное – ты, наоборот, пошел служить пороку. 

– Да, да! У меня всю жизнь профессия была – рвать цыпочек и кататься на лыжах.

– Давай я на тебе испытаю свою теорию. Путешествуя по жарким странам, я заметил, что без кондишена там вообще жить не хочется. А ведь местным надо ж еще размножаться! Без гипертрофированного либидо тут просто никуда. Оно придавливается жарой, но на пару палок еще остается. А когда южные люди попадают на север, где нормальная температура, то они начинают е…аться впятеро против северных народов. И вот я подумал, евреи – они, то есть вы, тоже ведь южный народ. Вот отчего ты в этом бизнесе. Как тебе эта версия? 

– Потрясающая версия!

– Я, слушая тебя, вспомнил одного знакомого. Он, бывало, в Коктебеле идет со своей девкой и с ее подружкой в бар и там разводит какого-нибудь шахтера: «Старик, вот у меня есть телки, а нет денег, так давай поужинаем, и одна – твоя!» Выпили, закусили – и он спрыгивал с девками. Это было чистое динамо. 

– А, ужинали за счет шахтера, а потом соскакивали? Я так никогда не работал. Потому что я знал, что если будешь так кидать людей, то можно классно получить по тыкве – а она у человека только одна. А шахтеров много и телок тоже. Так что лучше честно работать…

– Тебя били за кидалово? Или ты до этого додумался теоретически? 

– Теоретически. Потом я женился на француженке. И в 83-м уехал во Францию на постоянное местожительство. Приедешь оттуда, бывало, в Москву… Все телки твои! Пакет «Мальборо» даешь пластиковый, и она за это с тобой идет. Это 91-й год. А потом – херак! – отчего-то телки перестали давать. Что такое? Оказывается, все телки стоят у гостиницы «Россия», длинная очередь – 200 человек. Очередь к маленькому человеку, которого зовут Бородулин Саша. Он снимает для «Плейбоя» русских телок! Я приезжаю, встаю в конец очереди, слушаю. Телки признаются: «За фотку в «Плейбое» отдам все». Я говорю: «Девочки, может, за 300 рублей договоримся?» Нет – посылают на хрен! Я дождался очереди, захожу к Бородулину… И спрашиваю: «Дядя! Как вы так разводите телок? Научите, и буду вам чистить ботинки, сосать левое яйцо, бегать у вас на побегушках…» Он говорит: «Встань в угол и послушай». Девушка заходит. Он спрашивает: «Хотите стать звездой?» Разумеется. Но он не говорит ей, что сделает ее звездой! Ничего не обещает! Это был бы обман. Но он ей говорит, что будет работать над тем, чтобы сделать ее звездой. Он делает ей хороший альбом с фотокарточками и так даст ей шанс. А еще он хочет с ней дружить. Вот так честно и технично он это делает. И она отдает ему свое лохматое золото – за мечту. Это был мой учитель, – один из моих учителей. Он показал, как честно вести бизнес. Никого не обманывать! И тогда придет успех.

– То есть у тебя вроде бы чистый бизнес…Ты продаешь как бы воздух? 

– Да, да! Я продаю воздух.

Красивые и жуткие истории

– Скажи, а какие были самые красивые случаи в бизнесе у тебя? 

– Вот недавно я встретил Ж.В., топ-модель, звезда. Яркая, красивая, независимая, офигенная. Зарабатывает пол-лимона долларов в год. Так мне один чувак за нее 100 000 долларов заплатил! Только за то, чтобы я их познакомил и у них прошло две-три встречи! Причем она об этом не знает! Ну, она знает только в общем, что я плохой, что я все продаю. И говорит мне: «Я слышала, вы все продаете: любовь, дружбу… Но вот меня вы не продадите никогда! Ведь я честная, порядочная!» А я уже сделал оперативную разработку по этой модели. Я знаю, у нее был бойфренд – ее менеджер, который вывез ее на Запад и сделал ей там карьеру. Она его бросила, он страдает и просит меня: «Помоги вернуть ее назад!» А она влюбилась в одного стриптизера симпатичного, полностью его финансирует и летает с ним по всему миру. Любит его. А я уже договорился с пацанами, со своими друзьями, они все объяснили стриптизеру – и он уже наш, он делает так, как я скажу. А эта девушка еще не знает, что она обложена со всех сторон, что я сотку-то уже получил. И ее любовь будет продана человеку, который за это заплатил. Она с ним познакомится как будто случайно… Я это устрою. Я могу! Вы спросите: как можно уболтать девушку, если она топ-модель и была на самых крутых обложках в мире? Вот как ее можно развести? Отвечу: развести ее можно только на любовь.

Один из самых красивых случаев – это история с одной из моих бывших жен, она топ-модель – лицо Кристиан Диор. Зарабатывала там по миллиону долларов в год, контракт. Три года контракт – три лимончика денег.

– Это кто такая у нас? 

– Кристина Семеновская.

– И ты сейчас расскажешь, что бросил ее ради большой любви? 

– Да не бросал я ее. Там другое. Я пять лет ей не изменял! Она мне дочку родила. Я тебе уже говорил, у меня пять жен и пятеро детей было. Так вот эта – последняя. Прожил я с ней пять лет – и увидел, что любовь начала кончаться. Я подумал: все равно она уйдет от меня к молодому симпатичному парню. Ей 20, а мне 45, – на х... я ей нужен, старый пердун жидовский, – правильно? Я подумал: лучше я ее сплавлю за единицу! И все. Так я сделал. Технично познакомил ее с парнем, сплавил, – и мне дали миллион долларов за нее. Вот неделю назад звонил Андрей Кончаловский, хочет купить эту историю – чтоб написать сценарий и снять фильм по моей жизни. Красиво?

– Ну. 

– Веришь?

– Я? Какая разница. Мы ж должны развлечь читателя, а верю я или нет – ему плевать на это. 

– Не, не. Скажи, ты лично – веришь или нет?

– Я подумал: жену ты продать в принципе можешь, ты способный. Но лимона тебе за нее все-таки не дали. Поменьше ты снял. И еще: на хрена платить за этот сюжет? Его можно у тебя даром забрать. 

– Как – даром? Ты что? Нет! Жена – звезда, покупатель – миллиардер; это моя история! Андрон хочет со мной встретиться, записать мою историю, историю жены, историю того, кто купил.

– Это – да. Но на хера тебе платить бабки за эту историю? 

– Значит, ты мне не веришь… Хорошо же! Давай я наберу Кончаловского, и ты у него спросишь сам, - хочешь?

– Ну, давай. 

Набирает номер. Долго ждет, прилепив трубку к уху.

– Гм… Он трубку не снимает.

– Еще бы. В два часа ночи. Небось, спит. 

– Да? Ну ладно… Давай я тебе еще про Париж расскажу. Там есть несколько девушек, которым я сделал ох…енные контракты. Я устроился менеджером в самое лучшее модельное агентство Парижа – «Мерилин Готье». Я ездил сюда, в Советский Союз, и проводил кастинги, по 200 телок собирал, давал рекламу. За три тыщи долларов давал сумасшедшую рекламу, – смешно сегодня про это говорить… Ко мне приходили толпы девушек! И вот что интересно: как правило, красивые телочки в жизни – они как модели не очень успешны. А страшные – они на фотках получаются красавицами и зарабатывают…

– В этом справедливость какая-то есть. Девка страшненькая, зато на подиуме хороша. 

– Да. Может, это как раз Боженька вмешивается…

– То есть ты не исключаешь, что в этом мире есть справедливость? 

– Конечно.

– А теперь расскажи, какие у тебя были самые страшные истории. 

– Надо вспомнить.

– Ну, например, Ромео и Джульетта полюбили друг друга и отравились. И померли. И настало счастье. Или – дама стала гулять с прапорщиком, и муж ее за бл...ство выгнал из дома… И сказал: а детей тебе, проститутке, не дам!.. 

– Не, такого у меня не было. А вот было что. Работала у меня девушка в модельном агентстве. Я ее знакомлю с богатым, она говорит: «Нет, нет! У меня счастливая любовь!» И вдруг этот ее счастливый бойфренд прыгает с девятого этажа…

– Это ты его скинул? Чтоб быстрей с миллионера взять комиссионные? 

– Не, не. Это случайно.

– Хорошо, остановимся на этой версии – случайно. А этот бойфренд, он, значит, не согласен был существовать параллельно с миллионером? 

– Я не успел его спросить. Он летел слишком быстро. Точнее даже, вопрос был задан, но я не успел услышать ответ… А, вот, вспомнил я еще страшную историю. Один француз влюбился в украинскую девушку и поехал в Киев, чтоб на ней жениться. А ее бойфренд говорит: «Не разрешаю тебе выходить замуж за француза и уезжать». Она отвечает: «А мне по х…». И этот мальчик просто ради шутки, чтоб попугать, пырнул ее в подъезде перочинным ножом в живот. А там была ржавчина, и телочка – красавица! – через два дня умерла от заражения крови. Француз, бедный, улетел в Париж и повесился, представляешь?

– Ломовая история. Ты ее только что придумал или как? 

– Придумал только насчет того, что француз повесился, а остальное правда. Француз повесился – ну, приврал слегка.

Петя – добрая фея?

– ОК. Значит, ты оценен по справедливости? Людей на бабки, по обе стороны, разводишь, все хорошо… Почему, ты так думаешь? 

– Игорек, ну что значит – «разводишь на бабки»? Вот у меня офигенная есть девушка. Может, я ее оцениваю в миллион долларов! А я ее чуваку отдаю за 50 тыщ долларов. Это не разводка – это я счастье даю людям. Счастье! Я девушкам помогаю! Понимаешь? Приезжает в Москву бедная лохушка из деревни, я ее знакомлю с чуваком из нефтяной компании, он ей покупает квартиру, машину. Перед нами – счастливая пара! Я людям помогаю!

– Ну, в общем, да. Тебя в принципе можно с Дедом Морозом сравнить или с доброй феей, которая, помнишь, Золушке помогла? Из тыквы ей карету сделала… 

– Да, я – что-то среднее между Дедом Морозом и тыквой. Я замороженная тыква. Во!

– Да, ты типа Морозко. Тепло ли тебе, девица? И если не ноет, если все готова вытерпеть, и не брезгливая, и жопу не боится отморозить, – то, может, будут ей подарки от жизни. Морозко-Отморозко. Фактически ты делаешь то же самое, что и нефтяные олигархи – торгуешь природными богатствами страны. 

– Да. И так я помогаю народу своему! Я делаю все для того, чтоб эти девушки – представители народа, цвет нации – поднимались, и вместе с ними – вся нация. А без меня – что? Ну, вот представь: красивая телочка выйдет замуж за алкоголика, который будет ее бить. У них в результате будут ненормальные дети. Кому от этого хорошо? Так лучше я ее познакомлю с олигархом, он повезет ее в Париж, Лондон, Милан, у них будут суперкрасивые дети, которые поступят учиться в Итон, а потом с дипломом вернутся в Россию и вольются в ее элиту…

– А вот не было желающих тебя убить? За то, что раньше телки даром давали, а ты сделал из этого рынок и теперь люди попадают на бабки? Не было попыток тебя завалить? 

Он смеется:

– Одну секундочку, звонят из морга, – это он так шутит.

– Так были попытки тебя убрать? 

– Может, кто-то и хотел бы, но у меня ж три степени защиты. Личная охрана, и еще отдельная наружка, проверяют подъезд, двор, перед тем как мне зайти, отдельно – прослушивают телефоны потенциальных врагов…

– Ты, значит, не чувствуешь своей вины? За то, что устроил этот рынок? Продал все самое святое? Уничтожил свободу и счастье, и теперь все только за бабки!.. 

– Подожди, это осталось все. Я-то на вершине горы, я туда подгоняю самых крутейших, самых красивых, самых алчных телок! Но осталось множество чистых и хороших девушек – для бедных.

– То есть в свое оправдание ты можешь сказать только то, что не всех, а только самых лучших совращаешь! 

– Самых лучших я забрал, да. Ну, а что делать?

– А были случаи, когда самые лучшие говорили: «Мы лучше выйдем за токаря замуж! Он бедный, но благородный. Мы его любим чистой любовью, а вы с вашим баблом идите к такой-то матери»? 

– Конечно, были! Но через какое-то время мне звонил токарь и говорил: «Дай денег, и я тебе технично сплавлю мою». Конечно, были такие случаи...

– Серьезно? 

– Да чего мне врать-то? Хочешь, я позову токаря прям сейчас? Ну, там не совсем так было, как я рассказал. Но похоже. Токарю каждый месяц заносили бабки, и он быстро сломался. Взял денег – и отдал ее.

– Петя! Ты разве не чувствуешь, что ты испортил жизнь множеству людей? 

– Люди – это кто: девушки или мужчины?

– Я про мужчин. 

– Мужчинам я ничего не испортил! Наоборот! Я им воспитал целое поколение телок! Олигархи говорят про меня: «Петя нам открыл глаза! 10 лет назад мы ходили в Night Flight и там рвали цыпок по 100 долларов. Мы приехали в Париж, он нам сказал: «Занесите по 100 000 долларов, и я вас познакомлю с офигенными русскими девушками, которые живут в Париже и зарабатывают по 20 000 долларов в месяц – честным трудом, как модели, и говорят на трех языках, имеют европейский класс, путешествуют по всему миру…» Это ж другое дело!

– Петя! Судя по твоей жизни, ты у нас в Бога не веришь? 

– Еще как верю.

– Да ладно! А в какого? 

-У меня их два: русский и еврейский. Когда они просят, я им посылаю пару цыпочек хороших наверх.

– Пардон, а как ты засылаешь туда – бритвой по горлу? 

– Нет, ты что! Живьем, конечно! А за это мне оттуда, сверху, бывает помощь – если что…

Прости Господи.