Табачники вызывают зависимость

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Обзор закулисных технологий сигаретных лоббистов в России и других развивающихся странах

1290001949-0.jpg Транснациональные табачные компании на протяжении последних десятилетий подвергались жестокой критике со стороны общественности и политической элиты развитых стран, главный аргумент которых: количество умерших от болезней, обусловленных курением, может составить 176 млн. человек только с 2005 по 2030 годы (по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)). Один за одним правительства принимали соответствующие жесткие законы, однако компании нашли выход из блокады — это развивающиеся страны. Именно туда, где государство еще слабо и коррумпированно, и были направлены основные лоббистские усилия. Экспертам в области здравоохранения их цели понятны: сорвать антитабачные законодательные инициативы и создать наиболее комфортные условия для бизнеса, в особенности на тех рынках, где потенциал роста числа курильщиков велик (в основном за счет женщин и подростков).

Для табачной индустрии развивающиеся экономики — главный шанс восстановить, и даже увеличить свою прибыль, в ответ на ежегодное ужесточение правил, приносящее сокращение доходов в развитых странах. Расчет оказался верен: во многом благодаря государствам второго и третьего эшелона прибыль пяти ведущих табачных компаний мира составляет сегодня 300 млрд. долларов.

На протяжении восьми месяцев журналисты шести государств под эгидой Международного консорциума журналистов расследователей (ICIJ) исследовали лоббистскую деятельность табачных компаний от Москвы до Мехико.

Уровень курения в России — один из самых высоких в мире, и потому отечественный рынок имеет стратегическое значение для транснациональных табачных компаний. Россия, потребляющая 400 млрд сигарет в год, занимает по этому показателю четвертое место в мире после Китая, США и Японии. По данным Минздрава, 60% мужчин и 21,7% женщин курят в России, что в целом составляет примерно 40% всего населения. По данным Общественной палаты, 400 тыс. россиян ежегодно погибают от потребления табака — примерно такие же показатели зафиксированы в США, стране с вдвое большим населением. К тому же из-за преждевременных смертей страна ежегодно теряет около 3% своего ВВП — примерно 36 млрд долларов. По словам министра здравоохранения Татьяны Голиковой, в 2009 году курильщики потратили на покупку табака около 1% национально ВВП, то есть примерно 400 млрд рублей, или более 13 млрд долларов.

И в то же время для табачной промышленности в России созданы одни из самых комфортных условий в мире. Акцизный налог для компаний, производящих сигареты, в 10—15 раз меньше, чем в Европе; в 2004 году Минфин установил максимальную розничную цену на пачку сигарет, что сделало сигареты в среднем чуть дороже батона хлеба.

История исключительного влияния

Транснациональные табачные компании начали завоевывать российский рынок с 1992 года, когда в нашей стране торговля табаком перестала быть государственной монополией. Philip Morris, British American Tobacco (BAT), а в след за этими гигантами и Japan Tobacco монополизировали российский рынок, который открывал им колоссальные возможности: большое количество курильщиков, слабое антитабачное законодательство, а также политический климат, позволяющий влиять не только на Россию, но и на страны СНГ.

В 1995 в стране производилось около 141 млрд. сигарет, а в 2006 году этот показатель уже приблизился к 414 млрд. Сегодня Россия занимает третье место в мире по производству сигарет, при этом 94% рынка контролируют транснациональные табачные компании. Одним из самых крупных отечественных производителей остается «Донской табак», который раньше принадлежал депутату Госдумы Ивану Саввиди. С 2003 года «Донской табак» принадлежит жене депутата — Кирияки Саввиди, которая контролирует 87,1% акций предприятия. Согласно федеральному регистру госконтрактов, компания с 2007 года заключила 13 контрактов на поставку сигарет для Министерства обороны общей стоимостью 60 млн. рублей.

Глава Международной конфедерации общества потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин считает, что связь между табачными компаниями и властной элитой в России беспрецедентна. «В новейшей истории было принято всего два более или менее серьезных ограничения для промышленности — это запрет рекламы на телевидении и наружной рекламы», — говорит он. Все остальные законодательные инициативы, по его мнению, лишь оставались намерениями или принимались в самом легком варианте, без какого-либо ущерба для индустрии.

Судя по внутренним документам табачных корпораций, которые были рассекречены в ходе многочисленных судебных решений, транснациональные компании стали активно вмешиваться в российскую политику примерно с 1998 года. В то время в Госдуме готовился масштабный ограничительный законопроект председателя Комитета по охране здоровья Николая Герасименко и одновременно начиналась работа над рамочной конвенцией ВОЗ по борьбе против табака. Усилия табачных лоббистов были направлены на нивелирование обеих инициатив.

7 июля 1998 года сотрудник BAT Владимир Аксенов так описывал в служебной записке свою встречу с заместителем Герасименко в Комитете Госдумы по охране здоровья Ольгой Беклемишевой: «Она все еще верит, что законопроект может быть убит на самой ранней стадии и что она сделает все для этого. Она также сказала, что скоординированная пиар-кампания должна начаться как можно раньше и продолжаться в течение всего периода отпусков. Она думает, что главной идей этой компании должно стать негативное воздействие этого закона на местных производителей».

Подобная же позиция табачной промышленности по поводу законопроекта Николая Герасименко встречается и в другом докладе British American Tobacco: «Закон Герасименко должен быть убит, — гласит документ, — лоббирование промышленности идет полным ходом».

Усилия лоббистов оправдались: закон Герасименко «Об ограничении курения табака» был принят в 2001 году, однако — в весьма усеченном и выгодном для промышленности виде. В одном из внутренних документов BAT видно, что предполагал закон изначально, а что было принято под влиянием лоббистов: прошедший в первом чтении запрет рекламы — исключен из закона, запрет спонсорства — исключен, повышение акцизного налога — исключено.

В это же время другой главной целью табачной промышленности стали переговоры о принятии рамочной конвенции ВОЗ, проходившие в Женеве. В 2000 году первый заместитель министра здравоохранения Геннадий Онищенко известил в своем письме вице-премьера России Владимира Щербака о том, что в состав рабочей группы по разработке антитабачной конвенции был включен один из руководителей ассоциации «Табакпром» и глава BAT-Россия Леонид Синельников. Как писал Онищенко, сделано это было «согласно инструкциям» самого вице-премьера Щербака. Синельникова включили в рабочую группу как эксперта Минсельхоза, однако он был разоблачен антитабачными активистами и исключен из делегации.

В British American Tobacco объяснили, что Синельников действительно был включен в рабочую группу по решению правительства и что он «был и остается одним из ведущих экспертов по вопросам табака и табачной промышленности».

Влиятельные друзья

В 2004 году Philip Morris, JTI-Елец (принадлежит Japan Tobacco) и Балтийская табачная фабрика образовали отраслевую группу для отстаивания своих интересов — Совет по вопросам развития табачной промышленности, который на сегодняшний день стал одной из самых влиятельных лоббистских организаций. Совет возглавила Надежда Школкина, которая в 2006 году одновременно стала главой общественного совета при Минсельхозе — главном для табачной промышленности ведомстве. Председатель правления КонфОП Дмитрий Янин говорит, что в течение нескольких лет пытался убедить российские власти в том, что не может человек, возглавляющий табачный отраслевой совет, одновременно влиять на государственную политику в области табачной промышленности. Антитабачные активисты не раз пикетировали здание Минсельхоза с требованием сместить Школкину, и в июле этого года она покинула пост председателя общественного совета министерства. (В Совете по вопросам развития табачной промышленности не прокомментировали запрос ICIJ.)

Другой влиятельной лоббистской организацией является Ассоциация производителей табачной промышленности «Табакпром», которая включает «Балканскую звезду», ВАТ, «Донской табак»… «Табакпром» вырос из отраслевого департамента советского Министерства сельского хозяйства. Несмотря на общие цели, «Табакпром» и Совет по вопросам развития табачной промышленности представляют разные группы интересов и порой работают в разных направлениях. Совет Надежды Школкиной объединяет те табачные компании, которые поддерживают так называемый специфический акцизный налог, взимаемый с тысячи сигарет. Так как размер налога фиксирован и не зависит от розничной цены, он в большей степени выгоден производителям дорогой табачной продукции. Члены «Табакпрома» специализируются на более дешевых сигаретах и поэтому выступают за адвалорный акцизный налог, который зависит от розничной цены. Чтобы удовлетворить интересы обеих групп лоббистов, российские законодатели пошли на комбинированное налогообложение.

Подобные преференции табачной промышленности обеспечиваются массой влиятельных друзей из самых различных кругов властных элит. Одним из таких союзников табачной промышленности считается депутат Геннадий Кулик, который с 1990 по 1991 год возглавлял Министерство сельского хозяйства и с тех пор занимал немало высокопоставленных постов в российской политике — вице-премьера, председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам. Принятый в 2001 году закон Николая Герасименко «Об ограничении курения табака» предусматривал обязательное наличие предупредительной надписи на пачке. Однако производители не спешили выполнять новые требования, и к концу 2002 года на складах скопилось огромное количество пачек сигарет без предупредительных надписей. Кулик в то время поддержал просьбы табачной индустрии, и производителям было разрешено продать не соответствовавшие закону остатки.

В 2006-м Кулик вместе с депутатами Иваном Саввиди и Айратом Хайрулиным внесли в Госдуму главный для индустрии законопроект — «Технический регламент на табачную продукцию». Официальным разработчиком законопроекта стала ассоциация «Табакпром», в связи с чем логично предположить: нормы разрабатываемого законопроекта должны были в полной степени удовлетворить интересы табачной промышленности. (В «Табакпроме» не прокомментировали ситуацию, Кулик и Саввиди также не ответили на вопросы ICIJ.)

Россия подписала рамочную конвенцию ВОЗ в апреле 2008 года и автоматически взяла на себя обязательства по усилению антитабачного законодательства: например, по запрету рекламы сигарет, продвижению брендов и спонсорству со стороны компаний. Но, несмотря на эти обязательства, спустя месяц был принят закон, разработанный «Табакпромом», который по многим параметрам противоречил нормам рамочной конвенции. К примеру, «Технический регламент на табачную продукцию» предполагает предупредительные надписи на пачках, однако в отличие от большинства стран, подписавших конвенцию ВОЗ, предупреждения не сопровождаются картинками, которые гораздо эффективнее текста способствуют снижению курения. К тому же российский закон разрешает производителям использовать термин «легкие сигареты», что категорически запрещено конвенцией ВОЗ.

Сегодня российская табачная промышленность пытается расширить юрисдикцию выгодного ей закона не только на территорию России, но и на страны Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), объединяющего Казахстан, Беларусь, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан и Россию. Правила экономического сообщества предполагают общие стандарты на различную продукцию, в том числе табак. Ответственной за разработку табачного технического регламента стала Россия, и, как утверждают некоторые члены рабочей группы, процесс написания норм проходит очень сложно из-за сильного влияния лоббистов. 6 апреля 2010 года Дмитрий Янин и Наталья Костенко, члены рабочей группы от России, а также Жамиля Садыкова — от Казахстана — выразили протест в связи с тем, что большинство экспертов, разрабатывающих регламент для ЕврАзЭС, представлены отраслевыми лоббистами. В списке членов рабочей группы значились Сергей Филиппов из «Табакпрома» и Эдуард Воронцов из Совета по вопросам развития табачной промышленности — оба в качестве «экспертов» Минсельхоза; а также Екатерина Кузнецова и Владимир Васильев из Philip Morris.

Представитель Philip Morris Сергей Черненко подтвердил ICIJ, что сотрудники компании действительно принимали участие в рабочей группе ЕврАзЭС. «Это естественная составляющая демократического подхода к формированию законодательства», — считает Черненко.

Дмитрий Янин также сообщил, что в августе 2010 года на одном из последних заседаний рабочей группы присутствовал и сотрудник московского офиса Imperial Tobacco Александр Александров. Он, по словам Янина, был представлен в качестве эксперта киргизской делегации. «Я спросил его, кто президент Киргизии, — говорит Янин, — и он не смог ответить». Протесты некоторых членов рабочей группы оказали свое влияние: Беларусь, Казахстан и Таджикистан пока противятся принятию некоторых российских норм. Однако до сих пор непонятно, кто окажется сильнее. «Все станет ясно только в 2011 году, когда президенты республик ЕврАзЭС подпишут окончательное соглашение», — считает Дмитрий Янин.

Лоббирование в Минфине

Во всем мире эксперты признают, что одна из самых эффективных мер по борьбе с курением — повышение акцизного налога. В России однако подобные инициативы сталкиваются с серьезными препятствиями.

Российский акцизный налог на табачную продукцию — один из самых низких в мире. В 2009 году размер акциза на сигареты без фильтра составлял 1,86 рубля и 3,54 рубля — на сигареты с фильтром. В 2010 году Минфин призывал к повышению акцизного налога на 36%, но все равно цифра незначительна по сравнению со странами Евросоюза, где минимальный размер акциза составляет 1,28 евро, или 53 рубля, что почти в 15 раз больше, чем в России.

По данным Общественной палаты, повышение акцизного налога до минимального европейского уровня могло бы приносить ежегодно в бюджет страны 300 млрд. рублей. Но за последние 10 лет реальные цены на сигареты, учитывая инфляцию, становились все более доступными. С 1998 по 2008 год средняя цена на сигареты с фильтром повысилась с 6,18 рубля до 11,87 рубля за пачку, но, по расчетам Общественной палаты, учитывающим реальную покупательную способность и инфляцию, табачная продукция понизилась в цене на 40% с 2000 по 2007 год.

Минфин в течение многих лет был одной из главных целей табачных лоббистов. В 1997 году, судя по внутреннему отчету R.J. Reynolds, табачная компания оплатила поездку высокопоставленным чиновникам в Университет Дюка в США на конференцию по налоговой реформе. Среди гостей был и замминистра финансов России Сергей Шаталов, отвечающий за акцизную политику. Причем во внутреннем отчете табачной компании он назывался самым главным гостем, которому следовало уделить особое внимание (в документе даже описывалась та модель поведения, которой должны были придерживаться сотрудники R.J. Reynolds при общении с замминистра).

По мнению депутата Госдумы Владимира Мединского, Минфин постоянно выступает против законодательных инициатив о повышении акцизного налога. «Недавно мы пытались принять закон о трехкратном повышении акцизного налога, но Минфин снова был против. В своем отзыве они написали, что подобная мера, по их информации, не приведет к снижению числа курильщиков. Я не понимаю, они что, социологическая организация или Минздрав? Их единственная цель — заботиться о пополнении бюджета, и никому не интересны их политические оценки», — возмущается Мединский.

Замминистра финансов Сергей Шаталов в свою очередь защитил акцизную политику Минфина. «Вы должны помнить о том, что покупательная способность российского населения сильно отличается от покупательной способности европейцев», — заявил он ICIJ. «Более того, резкое повышение акцизного налога приведет к росту контрабандной продукции, поэтому, — добавил Шаталов, — Минфин вместо шоковой терапии выбрал путь постепенного увеличения акцизного налога».

Табачные компании также пытаются заручиться поддержкой и экспертных организаций, которые влияют на экономическую политику. Институт Гайдара (ранее Институт экономики переходного периода) в течение многих лет проводил исследования в области регулирования табачной промышленности, спонсированные Philip Morris и British American Tobacco. Представитель Института Гайдара Елена Лопатина подтвердила ICIJ, что учеными действительно проводились исследования по заказу табачных компаний, однако подчеркнула, что спонсоры сами решали, как использовать выводы и данные, полученные институтом.

Старший сотрудник института Илья Трунин принимал участие во многих исследованиях по заказу табачных компаний. В 2006 году он делал отчет для Philip Morris о влиянии акцизных налогов на розничную цену сигарет. В том же году Илья Трунин возглавил департамент Минфина по налогам, акцизам и таможенным тарифам. Спустя год, в 2007-м, этот департамент ввел максимальную розничную цену на пачку сигарет — норму, которая многими экспертами расценивается как выгодная для табачной индустрии.

Илья Трунин не ответил на вопросы, а официальный представитель Philip Morris Сергей Черненко заявил ICIJ: «Исследования Института Гайдара помогают компании лучше понимать инвестиционный климат и роль акцизных налогов в общей налоговой политике правительства». Представитель BAT рассказал, что сотрудничество с различными институтами — «нормальная практика для любого бизнеса», исследования помогают компании в планировании бизнеса.

Реклама: пробелы в законодательстве

Одним из главных обязательств для стран, подписавших рамочную конвенцию ВОЗ против табака, является запрет рекламы, спонсорства и продвижения табачной продукции. Но и в этом контексте Россия весьма доброжелательна для табачного бизнеса.

Согласно принятому в 2006 году закону, реклама табака запрещается на телевидении, в изданиях для детей, на первых и последних полосах газет и журналов, на транспорте и наружных стенах. Однако странным образом под последние два запрета не попал метрополитен, стены которого сегодня украшают многочисленные рекламы сигарет.

Главный автор Закона «О рекламе» Владимир Мединский говорит, что пробелы в законодательстве оставлялись неспециально — это все «проблема трактовки».

Мединский, который считается сторонником антитабачных инициатив, также имел проекты, связанные с табачным бизнесом. До того как стать депутатом, Мединский возглавлял Российскую ассоциацию по связям с общественностью (РАСО), в которую входят и ВАТ, и Philip Morris, и «Донской табак». Согласно отчету о благотворительности, Philip Morris в 2006 году пожертвовал РАСО 22,5 тысячи долларов. А глава КонфОП Дмитрий Янин считает, что принадлежавшая Мединскому компания — «Корпорация «Я» — участвовала в продвижении табачного бренда West.

Мединский заявил ICIJ, что ничего не знает о пожертвованиях Philip Morris для РАСО, потому что возглавлял ассоциацию на общественных началах и не имел никакого отношения к ее финансам. А что касается «Корпорации «Я», то компания участвовала в продвижении команды «Формулы-1» и пилота Дэвида Култхарда. «Конечно, все это никак не повлияло на мою работу в Думе и на мои антитабачные инициативы», — уверяет Мединский.

Стратегические дотации

Другой важный канал для влияния — пожертвования и участие в социальных инициативах чиновников или их родственников. В 2006 году Philip Morris пожертвовал 52 тысячи долларов для фонда «Северная Корона», президентом которого является Ирина Тинтякова — жена министра финансов Алексея Кудрина. Представитель «Северной Короны» представил ICIJ ссылку на те проекты, которые спонсировались табачной компанией. Они в основном включали поставку компьютеров и устройство социальных центров для школьников и учащихся интернатов.

В целом, оценивая силу табачных лоббистов, Владимир Мединский показывает список из 14 антитабачных законопроектов, которые по тем или иным причинам не прошли в Думе. «Последний пример случился недавно. Я предлагал инициировать политическое обсуждение запрета на курение в общественных местах. Но реакция «Единой России» была отрицательной — партия посчитала, что мера отрицательно скажется на рейтингах», — говорит депутат. Он также вспоминает, что некоторые коллеги вообще советовали ему не заниматься антитабачными инициативами: мол, лоббисты уже договорились с правительством, что никаких ограничений для промышленности не будет принято до 2012 года. «Хотите, воспринимайте это как теорию заговора», — говорит Мединский.

23 сентября этого года премьер-министр Владимир Путин утвердил концепцию государственной политики противодействия потреблению табака. Согласно документу, реклама сигарет будет полностью запрещена в 2012 году, а к 2015 размер акциза повысится в 10 раз.

Председатель правления КонфОП Дмитрий Янин скептически относится к этим декларациям. «Когда «Единая Россия», несмотря на свои финансовые интересы, прислушается к своему лидеру и примет соответствующие законы, тогда, может, что-то изменится. Но пока все было наоборот. Я, если честно, остаюсь пессимистом».

В проекте ICIJ участвовали: Риккардо Сандовал Палос (Вашингтон), Трэвер Риггинс (Вашингтон), Алехандра Ксаник (Мехико), Клаудио Паолильо (Уругвай), Дункан Кэмпбелл (Эдинбург).Как у них

Один из богатейших людей Мексики Карлос Слим нажил свой капитал на продаже популярной марки мексиканских сигарет. Он начинал в партнерстве с Philip Morris (РМ), но в 2007 году продал большую часть своей компании табачному гиганту, оставив за собой 20% акций. В 2004 году Слим провел закрытую встречу с президентом Мексики Висенте Фоксом, по словам присутствовавшего там чиновника. На встрече президент страны и бизнесмен договорились о компромиссе между табачной индустрией и правительством: компании оплачивают часть государственных расходов на лечение болезней, вызванных курением, а правительство откладывает повышение акцизных налогов.

В Индии Japan Tobacco выделил 1 млн долларов одному из самых влиятельных лоббистов в стране — Дипаку Талвару. Он должен был поспособствовать смягчению ограничений для иностранных инвесторов в сфере производства табака. Четырехлетняя кампания оказалась неудачной: по иронии судьбы, Japan Tobacco столкнулась с оппозицией в лице местных производителей маленьких индийских сигарет биди. У большинства магнатов, владеющих бизнесом по производству биди, — оказались хорошие связи с индийской элитой. А некоторые из представителей этой элиты и сами оказались крупными бизнесменами в сфере производства биди. Как, например, министр гражданской авиации Прафул Пател — один из крупнейших производителей местных сигарет.

В Колумбии как только правительство начало обсуждать принятие ограничительных для табачной промышленности мер, Philip Morris пообещал инвестировать 200 млн долларов в программы по выращиванию табака, открыть лабораторию, создать новые рабочие места и инвестиционные фонды.

В отношении американских поставщиков табачного листа — компаний Alliance и Universal — сейчас расследуется уголовное дело. Как установило следствие, один из сотрудников компании заплатил более 500 тысяч долларов откатов для чиновников из государственной Thailand Tobacco Monopoly, которая контролирует табачную промышленность страны. Во взятках от Alliance и Universal также подозреваются чиновники Греции, Китая, Мозамбика, Киргизии.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::17.11.10