Таежный гамбит

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Накануне выборов в Иркутской области обострились конфликты во властной и политической элите региона, спровоцированные неумелыми действиями Дмитрия Мезенцева за время правления областью, в том числе назначением бывшего мэра Братска Сергея Серебренникова заместителем председателя правительства

18-150x100.jpgКресло губернатора Иркутской области волею судеб часто оказывается свободным. В последнее время все более настойчивыми становятся слухи о том, что это место вновь станет вакантным.Во-первых, хорошую пищу для слухов дает действующий губернатор Дмитрий Мезенцев, который с похвальной периодичностью предоставляет скандальный повод поговорить о себе в федеральных СМИ. «Мелочи» вроде тендера на покупку собольих шапок либо часовой задержки рейсового самолета становятся развлечением для всей страны и раздражителем для федеральной власти.

Во-вторых, слухи эти наверняка подогреваются и второй стороной: той самой, которая тоже метит в руководящее региональное кресло.

Говорить об адекватной политической и экономической ситуации в Иркутской области за время правления господина Мезенцева не приходится. Этот руководитель очень любит заниматься мелкими текущими делами, часто муниципального масштаба: бывать на праздниках, читать лекции студентам-журналистам, раздавать гранты и премии. Еще ему, по сенаторской памяти (как известно, не один год Дмитрий Федорович отдал работе в Совете Федерации), нравится участвовать в различных саммитах и зарубежных вояжах. При этом непосредственно губернаторский сермяжный труд откладывается в долгий ящик вместе с неподписанными документами, но кто же вправе спросить с первого лица региона? Это до сих пор сложно даже депутатскому корпусу!

Впрочем, куда как лучше, если бы Дмитрий Мезенцев занимался только вышеперечисленным. Потому что первый же поступок губернатора на политической арене Иркутской области два года назад до сих пор аукается ее жителям, и самое печальное — это еще далеко не конец.

В конце декабря 2009 года региональное отделение партии «Единая Россия» обнародовало имя претендента на пост мэра Иркутска: действующего главы Братска Сергея Серебренникова. В кулуарах немедленно стало известно: предложение членам политсовета сделал лично Дмитрий Мезенцев. Причем выбрав для этого удачный антураж: в самолете, которым «единороссы» летели в Братск на выездное заседание президиума. За неспособность сказать «нет» на очевидно бессмысленное предложение партия потом жестоко поплатилась: и потерей мест в политсовете некоторыми ее членами, и сменой руководства регионального отделения, и, что самое печальное, потерей репутации «Единой России» и мэрских постов во всех крупных городах региона.

События же, по мнению ряда аналитиков, начали развиваться после московской встречи в середине декабря 2009 года губернатора Дмитрия Мезенцева и гендиректора компаний «РУСАЛ» и «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Здесь надо уточнить сразу два момента. Первый — именно эту фигуру связали с возникновением на иркутском политическом поле Сергея Серебренникова, поскольку в Братске располагались активы Дерипаски. Второй заключается в том, что для многих жителей Иркутской области его имя давно означает красную тряпку для быка. Этому служит, в частности, ситуация на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате, работники которого одно время были доведены до голодных забастовок.

У иркутян, в большинстве своем далеких от политики, навязываемый Сергей Серебренников вызвал недоумение тем фактом, что он только что был избран мэром Братска и никогда не имел отношения к областному центру. Пикантности ситуации добавляло то, что чужой для Иркутска Мезенцев проталкивал столь же чужого Серебренникова, заявляя: «ни одна из предложенных в Иркутске кандидатур на место мэра меня не устроила». Таким образом, спустя всего полгода после назначения на должность губернатора Дмитрий Мезенцев продемонстрировал качество, которое будет часто проявляться в дальнейшем: неумение договариваться.

Сергей Серебренников, как бывший сотрудник органов безопасности, умеет хранить тайны. Так что, каковы были его реальные мотивы согласиться на это предложение, сказать трудно. Возможно, в качестве благодарности. Либо просто не было предложено особого выбора. А вернее всего, перед бывшим мэром Братска были четко поставлены задачи и обрисованы перспективы, которые его устроили.

Танковая атака выборов началась. Двухмесячное агитационное шоу привело к оглушительному проигрышу Сергея Серебренникова и победе выдвиженца от коммунистов, мало известного широкому кругу предпринимателя. Хотя команда, работавшая на выборах бывшего братчанина, получила золотой дождь финансирования, и с известной долей воображения можно представить, как звали тучку, из которой дождь пролился: наверное, Олег Владимирович…

Хорошо, что избиратели видели только распухшие от глянцевых агиток почтовые ящики и по восемь ТВ-сюжетов с Сергеем Серебренниковым в день. Если бы они имели возможность хоть одним глазком заглянуть в финансовую смету выборов этого кандидата, вполне возможно, что агитационная кампания потеряла бы приятные, мирные очертания и приняла характер скандала российского масштаба. Не будем перечислять все статьи этого хорошо наполненного бюджета. Заинтересуемся только некоторыми. Например, 4,6 млн рублей потребовала «группа проведения острых акций». 110 миллионов — проведение «финансовых переговоров с избирательными комиссиями». Сущую мелочь, 12,5 миллионов рублей, потребовали «расходы на подкуп избирателей» (и главное, проконтролировать трудно). Руководитель отдела контрпропаганды мог «по первому требованию» получить средства, в общей сложности уложившись в 9 миллионов. Что делали «исполнители особых поручений» числом 7 человек и общей стоимостью 3,5 миллиона рублей, неизвестно, но врать не будем: крупных криминальных событий, связанных с выборами, в это время в Иркутске не происходило…

Жаль, что за кадром осталось главное — а не потребовал ли главный спонсор сокрушительно неуспешной кампании вернуть ему деньги за «организационно-агитационные расходы» от: руководителя кампании Г. (3 миллиона рублей), начальника штаба Ж. (миллион рублей), главного идеолога Ч. (7 миллионов рублей), главного консультанта Ш. (3 миллиона рублей)?

Дмитрию же Мезенцеву должно быть искренне жалко потраченных финансовых и политических усилий. Понимая административный ресурс как «Главный здесь я!», он решительно занимался освобождением для Серебренникова места и.о. мэра, лично позировал для рекламных баннеров с кандидатом и практически стал главным агитатором.

Впрочем, на печальный для областной власти исход избирательный кампании повлияло не только злоупотребление использованием в агитации светлого образа губернатора. В немалой степени результат выборов можно отнести на счет крайне неудачной избирательной кампании в целом. Сделало свое дело и то, что оппозиции удалось прорваться к избирателям со своими скромными боевыми листками.

Круг интеллектуалов и любителей политики, например, удалось заинтересовать бюджетными показателями работы Сергея Серебренникова на посту мэра Братска — города с крупнейшей по меркам региона алюминиевой и лесной промышленностью. Сравнив доходы и расходы, одной из причин бурного роста расходной части назвали значительное увеличение ассигнований на содержание мэра, администрации и думы: 98 миллионов рублей в 2005 году против 238 миллионов рублей в 2008-м. Мэрия активно занималась распродажей доходных объектов муниципального имущества, столь же активно кредитовалась в коммерческих банках — внешний долг муниципалитета вырос более чем в два раза…

Иркутян, далеких от бюджетных тонкостей, удивили другой информацией. Известная региональная газета, а не однодневная агитка, вышла с пугающим заголовком: «Иркутск в беде!» и вопросом: почему РУСАЛ рвется в наш город? Упоминались «беды РУСАЛА: Пикалево, Шелехов, Байкальск, Братск», намекалось на связи Серебренникова с братской ОПГ (якобы завязанные еще в его бытность руководителем отдела УФСБ по Братску). Газета прогнозировала наступление «криминала, сросшегося с бизнесом», на Иркутск

Все эти факторы в совокупности и привели к провалу кандидата. После объявления официальных результатов голосования Сергей Серебренников обвинил региональное отделение «Единой России» в рыхлости и недостаточной дисциплине. Он отметил, что «если было решение по кандидатуре, ее и надо было поддерживать всем. А мне порой было непонятно, на кого работает штаб».

Спустя время безработный экс-кандидат был назначен заместителем председателя правительства Иркутской области. Такой шаг вызвал неоднозначную реакцию среди местной политической элиты. Это посчитали не просто попыткой губернатора трудоустроить человека, которого он сдернул с места, но и его особую приязнь к одной из действующих в регионе бизнес-группировок.

Совершенно очевидно, что амбициозного Сергея Серебренникова не может удовлетворить место «второго консула в Риме». Он занимает сейчас должности, ни одна из которых фактически не соответствует его достаточному опыту «первого лица» в крупном промышленном городе, каковым является Братск. Курировать силовые структуры региона почетно, но это, скорее, номинальные обязанности. Возглавлять Усть-Ордынский Бурятский округ, который после объединения с Иркутской областью перестал быть административно, и самое главное, финансово самостоятельной единицей — также бесперспективно. Да и вряд ли экс-кандидат в мэры областного центра забыл все публичные обстоятельства проигрыша.

Поэтому ряд аналитиков региона считает, что слухи о смене первого лица небеспочвенны и подогреваются определенными лицами. В свой актив сейчас, спустя время, Сергей Серебренников может смело записать то, что при нем в Братске политическая ситуация устраивала власть — «единороссы» не теряли в этом городе своих позиций. Зато после его ухода в этом городе то под ковром, то на ковре идет беспрестанная политическая война. Власть в Братске сменилась уже не раз. Первый «сменщик» на посту мэра, подозреваясь во взятке, долгое время находился в СИЗО, и даже успел во время пребывания там получить от коммунистов удостоверение кандидата в депутаты Госдумы от КПРФ. Недавно меру пресечения ему изменили, и он вполне готов участвовать в выборах.

«Сергею Серебренникову есть что предложить, есть эффективность работы, есть понимание сложностей», — уверял, предлагая кандидатуру этого человека на пост мэра Иркутска, губернатор Дмитрий Мезенцев. Думается, ох как не подозревал Дмитрий Федорович, что «понимание сложностей», о которых он говорил, может сегодня обернуться для него самого личными сложностями политического порядка, которые ему реально может «предложить» рвущийся к командным высотам Сергей Серебренников. Как говорят эксперты, знакомые с политической ситуацией в регионе, политическая ситуация в Иркутской области сейчас держится «на честном слове и на одном крыле». Однако этот регион — слишком лакомый экономический кусок, чтобы ситуация так и продолжала быть подвешенной. А большие игры «по бизнесу» всегда заканчиваются неприятностями для обычных людей, которые зарабатывают этому «бизнесу» деньги в карман. И каждая очередная неудачная смена губернатора (их было уже три за последние несколько лет) все больше превращает Иркутскую область в кипящий котел с закрытой крышкой.

28-500x265.jpg

В кругу товарищей

Сейчас этот котел подогревается костром выборов. Раздрай во властной и политической элите региона, во многом спровоцированный действиями Дмитрия Мезенцева за время правления областью, может привести к неожиданным для федерального центра последствиям уже 4 декабря. Особенно если этот раздрай аккуратно и умело поддерживать и направлять. Причем головы, которые полетят в результате недовольства федерального центра, этим умелым игрокам неинтересны: как говорится, ничего личного, только бизнес. Гораздо интереснее будет поиграть за освобожденные места, тем более с надеждой на взятие реванша. Это ведь губернаторы приходят и уходят, а олигархи на экономическом поле Иркутской области остаются прежние.

Оригинал материала: moscow-post.ru