Таинственный доклад Петракова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Таинственный доклад Петракова По данным ФНС компания ТНК-ВР только в 2001 году могла заплатить на 1 миллиард долларов налогов больше. Предложения Федеральной налоговой службы по результатам проверки ТНК-ВР (февраль 2006 г.)

"Презентация в конце марта доклада «Проблемы налогообложения нефтяной отрасли России», подготовленного рабочей группой под руководством академика Петракова при Институте проблем рынка РАН вызвала большой интерес у представителей бизнеса, науки и органов власти. Авторы доклада рассмотрели две основные проблемы, которые тормозят развитие отрасли. Первая связана собственно с налогообложением отрасли. Вторая посвящена усилиям нефтяных компаний по минимизации собственных налоговых отчислений в казну. И то и другое лишает нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую отрасли страны будущего. Налоговая система не эффективна. Она изымает сверхдоходы нефтяных компаний, но не стимулирует их инвестировать в развитие. Уже сейчас есть компании, доходы которых даже при росте цен на нефть сокращаются. Но и крупные компании не планируют реализовывать дорогостоящие инвестиционные проекты. Правительство же, озабоченное лишь повышением собираемости налогов, не создало налоговой системы, которая бы стимулировала бы компании к увеличению инвестиций в отрасль. В тоже время потребность отрасли в инвестициях в разведку и обустройство месторождений в ближайшие годы может составить 20-25 млрд. долларов в год. И это только в создание новой инфраструктуры в нефтедобыче. А ведь не только нефтедобыча, но и нефтепереработка требуют масштабных капиталовложений. Большая часть инфраструктуры отрасли создана еще во времена СССР и сегодня требует значительных вложений в реконструкцию производственных мощностей. В свою очередь болезненной проблемой является применение нефтяными компаниями различных схем минимизации налоговой нагрузки. В докладе приводится подробный анализ этих схем, включая оффшорные зоны, «внутрикорпоративные тарифы», ссылки на финансирование социальных проектов и т.д. При этом, как признают контролирующие органы, прямых нарушений налогового законодательства не совершается: компании всего лишь используют так называемые «дыры» в законодательстве. Государство же теряет на этом ежегодно миллиарды долларов. Ярким примером может служить холдинг ТНК-ВР, который, по данным ФНС, только в 2001 году мог заплатить на 1 миллиард долларов налогов больше. Схемы минимизации налогообложения использовали «Сибнефть», «Роснефть» и другие компании. Выводы доклада заинтересовали участников рынка. Однако до сих пор он не был опубликован в открытых источниках, а потому и познакомиться с текстом самого доклада не представлялось возможным. Теперь «Век» предоставляет такую возможность всем заинтересованным лицам. ПРОБЛЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ РОССИИ Аналитический доклад 1. Налоговая ситуация в компаниях, к которым предъявлялись претензии Федеральной налоговой службы В силу геоэкономических приоритетов и акцентов в проведении государственной политики на нефтяном рынке можно с высокой степенью вероятности предположить, что «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и «Сибнефть» будут решать возникающие вопросы задолженности по налогам без существенных проблем. При этом, разумеется, ни одна из компаний не будет обладать иммунитетом, действовавшим в отношении некоторых бизнес-структур в 1990-е годы. В отношении «ЮКОСа» и его дочерних структур, очевидно, будет осуществляться инерционная стратегия выявления, пресечения и максимально строгого наказания всех вероятных налоговых правонарушений за все время существования компании, включая мельчайшие. Жесткость налогового администрирования с начала 2005 года очевидно концентрируется на ТНК-ВР. Впервые о налоговых проблемах ТНК-ВР стало известно еще осенью 2004 года. Холдингу предъявили претензии за прошлую деятельность его российской составляющей - ТНК. Нефтяники не пользовались оффшорами для минимизации выплат в казну, но их юристы трактовали законы иначе, чем налоговые инспекторы. В частности, ТНК воспользовалась налоговыми льготами, которые предоставляются при финансировании социальных проектов. Следует различать жесткое налоговое администрирование и жесткие меры по усилению налогового администрирования в ситуации, когда в России существуют серьезные пробелы в самом законодательстве о налогообложении. Именно второй подход реализуется ФНС по отношению к ряду компаний, прежде всего ТНК-ВР. Одна из самых непрозрачных сфер налогового законодательства – определение цены товара по ст.40 первой части Налогового кодекса, которая дает огромный простор для трактовок. Эта проблема усугубляется практически полным отсутствием в стране открытых рынков товаров, где можно достаточно легко узнать реальные справочные рыночные цены. Вся торговля, по крайней мере, оптовая, в значительной мере связана с закрытыми цепочками поставок, многие из которых сохранились с советского времени. В такой закрытой системе организации торгового оборота, которая сложилась в России, существуют огромные возможности для того, чтобы допускать различные трактовки того, что такое справедливая рыночная цена. Как мы видим на примере споров с сетевыми компаниями по поводу трансфертного ценообразования, принцип презумпции невиновности налогоплательщика и трактовок неясностей законодательства в его пользу (в той части, которая связана с определением справедливых цен реализации) не работает. В ситуацим, когда в целом ценообразование в экономике является крайне непрозрачным, налоговое законодательство допускает ужесточение налогового администрирования. Объем доначислений нефтяным компаниям на 1 января 2006 года составлял около 500 млрд. рублей. Как говорится в пресс-релизе Федеральной налоговой службы России, совокупная задолженность налогоплательщиков перед консолидированным бюджетом на 1 января 2006 года по России составила 2,1 трлн рублей. За 2005 год в бюджетную систему страны поступило 5,7 трлн рублей, что на 130% больше поступлений 2004 года. По оценкам, общий объем претензий налоговых органов к «ЮКОСу» и его дочерним компаниям составляет свыше $10 млрд (за вычетом уже выплаченных долгов и с учетом претензий, которые еще могут быть оспорены в различных инстанциях на территории РФ) .Еще свыше $5 млрд – претензии к «Юганскнефтегазу», который теперь входит в «Роснефть». Налоговые претензии, которые государство предъявило к ТНК-ВР – около $1 млрд. (и их размеры, скорее всего, будут возрастать – см. следующий раздел и Приложение 1), к «ЛУКОЙЛу» – порядка $0,7 млрд. Эксперты Счетной палаты оценили ежегодные потери федерального бюджета от использования нефтяными компаниями схем минимизации уплаты налогов в $2-4 млрд. При этом даже госконтролеры вынуждены признавать, что прямых нарушений законодательства у нефтяников нет. Схема, использовавшаяся, например, «Сибнефтью», была следующей: компания осуществляла деятельность через сеть зарегистрированных в Калмыкии - льготной зоне налогообложения – юридических лиц, которые покупали нефть по цене 1300 рублей за тонну, а продавали ее по цене в 2-3 раза выше. Для минимизации налогов использовались также и общества инвалидов, которым закон предоставляет существенные послабления по налогообложению. В результате пользования социальными льготами компания смогла снизить ставку налога на прибыль с 35% до 5%. Компания «Роснефть» использовала другую схему: она передала основные фонды стоимостью почти в 10 млрд рублей в безвозмездное пользование субъектам федерации, в результате чего получила освобождение от уплаты НДС и налога на прибыль. Кроме того, она применяла т.н. «корпоративные» цены, в результате чего объем налога за право пользования недрами был снижен в 2000 году с 711 млн. руб до 149 млн., в 2001 году с 690 до 174 млн. При этом потери федерального бюджета за указанные периоды времени, по оценке Счетной палаты, составили 1,07 млрд. руб. Налоговые претензии предъявлялись и крупнейшей в России нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». По мнению представителей Счетной палаты, в 2003 году «ЛУКОЙЛ» использовал схему ухода от налогов при уплате налога на прибыль и неправомерно воспользовался льготой по налогу на имущество, предоставляемой в отношении магистральных продуктопроводов, за счет чего компания в сумме недоплатила 246,3 млн рублей. Возникли претензии и к работе зарубежного подразделения компании — «ЛУКОЙЛ Оверсиз Холдинг Лтд.». Взаимоотношения ФНС и крупнейшей российской нефтяной компании были довольно быстро урегулированы. 2. ТНК-ВР - главный неплательщик налогов в нефтяной отрасли. Реструктуризация компании и давление ФНС По итогам проверки ОАО «ТНК» за 2001 год ФНС представила компании налоговый акт на сумму около $1 млрд., включая штрафы и пени. В результате переговоров сумма претензий была скорректирована до 6,98 млрд. рублей, которую компания погасила их добровольно. Затем московский арбитражный суд признал незаконным взыскание с ТНК первого налогового долга – на 4 млрд. рублей. Депутат от ЛДПР и член Комитета по безопасности Госдумы Н. Курьянович в конце декабря обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить законность решения Московского арбитражного суда, почти полностью освободившего ТНК-ВР от претензий ФНС за 2001 г. По мнению депутата, благоприятное для ТНК-BP решение стало результатом лоббирования интересов компании и судебных злоупотреблений. Н. Курьянович напомнил, что сама компания признавала в финансовой отчетности, что в 2002-2003 гг. использовала схемы минимизации налогов, аналогичные тем, которые были выявлены ФНС за 2001 год. В настоящее время ФНС проводит проверку компании за 2002-2003 годы, но ее итоги пока не обнародованы. Как сообщил в интервью британской Guardian в конце ноября 2005 г. глава ТНК-BP Джон Браун, налоговые претензии, которые будут предъявлены ТНК-BP за 2002 г. и 2003 г., вероятно, превысят аналогичные претензии за 2001 г. Как отмечают эксперты Международного рейтингового агентства Fitch, компанией «ведется реализация программы по продаже части добывающих активов, доставшихся ей в наследство». Не исключено, что пристальное внимание ФНС обусловлено в том числе и этим обстоятельством. В 2004 году ТНК-ВР выплатила 6,5 миллиарда долларов налоговых платежей. Ожидается, что по итогам 2005 года сборы составят 14,5 миллиарда долларов. В феврале 2006 г. ТНК-BP получила от ФНС акт повторной налоговой проверки за 2001 г. (см. Приложение 1). По мнению налоговых органов, компания применяла «кинематографическую» схему: при финансировании съемок национального фильма предоставляется право на налоговые льготы. ТНК оспорила эти претензии в судебном порядке. Новые претензии относятся не только к налогу на прибыль, но и к НДС, а общая сумма недоимки, по мнению ФНС, — 26 млрд. руб. и пеня. Согласно условиям сделки по созданию ТНК-ВР, британская BP не несет никаких обязательств по деятельности компаний, входящих в ТНК-ВР, до момента ее создания в августе 2003 года: акционеры ТНК гарантировали BP «возмещение непредусмотренных убытков», в том числе относящихся «к налоговой позиции прошлых периодов», в пределах $6,35 млрд. — суммы, которую получили от BP российские партнеры. Поэтому, по-видимому, разрушительного воздействия на текущую финансовую деятельность ТНК–ВР налоговые претензии пока не окажут. Если события будут развиваться по негативному для ТНК-ВР сценарию, подобные суммы налоговых претензий вряд ли разорят бывших собственников ТНК, однако могут сильно и необратимо ослабить политическое влияние и лоббистские способности «Альфа-групп». Вопросы к компании возникли летом 2005 г. и у аудиторов Счетной палаты, которые сочли, что ТНК-BP неправомерно использует механизм трансфертного ценообразования и четырехпроцентную льготу на прибыль. Главный финансовый директор ТНК-ВР Кент Поттер еще в январе 2005 года признал, что компания использует трансфертное ценообразование, а также налоговые льготы в соответствии с российским законодательствам и будет их использовать до завершения реструктуризации компании. Ликвидировать трансфертные цены ТНК-BP обещала после реструктуризации. В настоящее время ТНК-ВР завершает реструктуризацию, в ходе которой акции основных добывающих «дочек» - ТНК, СИДАНКО и ОНАКО - обмениваются на бумаги «ТНК-ВР Холдинга». Второй этап реструктуризации предусматривает конвертацию «внучек» ТНК-ВР (14 дочерних обществ ТНК, СИДАНКО и ОНАКО) в акции «ТНК-ВР Холдинга», где миноритариям в результате проведенной реструктуризации будет принадлежать около 7%. Поскольку процесс консолидации продолжается, неизвестно, какое именно количество акций «ТНК-ВР Холдинга» уже находится в свободном обращении. Первоначально инвесторы рассчитывали, что бумаги холдинга станут новой «голубой фишкой» российского фондового рынка. Однако, как недавно заявили в ТНК-ВР, там не планируют в ближайшее время проходить процедуру листинга на РТС - компания согласилась лишь обеспечить присутствие бумаг в RTS Board. Участники RTS Board не обязаны выполнять свои обещания и заключать сделку по той цене, которую они предложили в системе. При этом паевые и пенсионные фонды не могут приобретать бумаги компании, стоимость которых определяется при помощи индикативной системы. Таким образом, инвесторы получили бумаги, которые не имеют рыночной цены в полном смысле этого слова. Принципиально важно, что «ТНК-ВР Холдинг» пока не планирует создавать отчетность по международным стандартам: его показатели будут интегрированы в отчет TNK International (владеет холдингом через свою кипрскую «дочку» Novy Investments). Это решение не соответствует современным подходам к отчетности корпораций и изначально порождает вопросы о финансовой прозрачности создаваемой структуры. Скорее всего, будет невозможно объективно оценить некоторые базовые результаты «ТНК-ВР Холдинга» -- например, рентабельность. Все это создает новую сферу потенциально напряженных отношений ТНК-ВР с ФНС. Спровоцированное давлением ФНС обещание ТНК-ВР удвоить отчисления в бюджеты всех уровней отражает стремление ее менеджмента приблизить уровень налоговых изъятий к среднему по отрасли. За счет этого холдинг надеется решить свои проблемы с государством. Урегулирование спорных налоговых вопросов осуществляется руководством компании как в судебном порядке, так и путем прямых контактов с представителями российских властей. Так, лорд Браун приезжал в Россию трижды в прошлом году. В апреле он встречался с президентом Владимиром Путиным. Через месяц глава ВР нанес еще один визит в Москву, в ходе которого провел переговоры с премьером Михаилом Фрадковым, министром энергетики Виктором Христенко, главами МЭРТа и Минфина Германом Грефом и Алексеем Кудриным, а также с главой «Газпрома» Алексеем Миллером. И только в июле он приезжал исключительно для переговоров с главой «Газпрома». Тем не менее, судя по возобновлению претензий ФНС в феврале 2006 г., разрешить противоречия с российскими властями Брауну не удалось. Представители Счетной палаты признают, что проблемы с уклонением нефтяников от налогов возникают прежде всего из-за несовершенства действующего налогового законодательства. Так, аудитор Владимир Пансков утверждает: «Подход, применимый к другим компаниям, неприемлем в отношении нефтяников. Ограничить их поле для ухода от налогов может лишь введение рентных платежей». 3. Налогообложение нефтяной отрасли в условиях сверхвысоких цен на нефть и инвестиционный процесс Налоговый режим был в 2005 году более жестким, чем годом раньше. Благодаря этой жесткости, а также существенному росту цен на нефть бюджет получил свыше 82 млрд. долл. доходов -- почти в два раза больше, чем в 2004 году. На сегодняшний день понятно, что нынешняя налоговая система, хотя и изымает текущие сверхдоходы, неэффективна. Есть компании, для которых при росте цен на нефть доходы сокращаются. Самое главное, что система построена на оборотных налогах, поэтому она не позволяет реализовывать дорогостоящие проекты в новых регионах, таких как Восточная Сибирь. Существует три основных критерия оценки действующей фискальной системы: - уровень налоговой нагрузки, - дифференциация в зависимости от условий производства – от качества того или иного месторождения (горно-геологических условий разработки и удаленности от рынков сбыта), - стабильность (неухудшение экономических условий). К сожалению, правительством обсуждается в основном уровень налоговой нагрузки ведущих нефтяных компаний. По мере решения многих налоговых проблем (по уплате налога на прибыль, НДС, а также с введением налоговых каникул и льгот для истощенных месторождений) наблюдается огромный разрыв между возможностями компаний к инвестированию и уровнем их инвестиционной активности. Основные причины – не столько экстремальное налоговое бремя, сколько «плоская» шкала налогообложения и отсутствие стабильности. Необходимость повышения инвестици­онной привлекательности отрасли обу­словлена тем, что масштабы потребностей в инвестициях в разведку и обустройство месторождений являются значительными. По­требность в капиталовложениях в нефтя­ной отрасли в ближайшие годы может со­ставить 20-25 млрд. долларов в год. Это объясняется тем, что большая часть место­рождений, находящихся сейчас в коммер­ческой эксплуатации, были разведаны еще 20-30 лет назад и уже многие годы нахо­дятся в разработке. Новых же обустроен­ных месторождений практически нет. В нефтепереработке также сложилась сложная ситуация. Все действующие НПЗ построены еще во времена СССР, от­личаются недостаточной глубиной перера­ботки нефти. Ужесточение экологических требований к нефтепродуктам также тре­бует значительных вложений в реконст­рукцию производственных мощностей. Основные налоги в нефтяном бизнесе — налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортная пошлина — непосредственно зависят от мировых цен на нефть, которые в последнее время активно росли. В сентябре 2005 года цена нефти превысила 70 долларов за баррель. Рост мировых цен привел к росту НДПИ и экспортных пошлин: так, по данным компаний, НДПИ вырос с начала 2004 года более чем в два раза. По нашей оценке, при цене нефти марки Urals на мировом рынке в 50 долларов за баррель (условно средняя цена по итогам 2005 года) суммарная ставка НДПИ и экспортной пошлины превышает 63%. Одной из основных причин бурного роста цен на бензин в России (помимо роста издержек из-за роста цен на сырье) стало увеличение налоговой нагрузки на нефтяной бизнес: в совокупности, по данным Московской топливной ассоциации, доля налогов в конечной цене бензина на сегодняшний день составляет 55% (в США она равна 24%). На рост налоговой составляющей в бюджете крупных компаний повлияла и фискальная активность ФНС после дела «ЮКОСа»: общие налоговые отчисления нефтяников за последний год существенно возросли. По расчетам Института финансовых исследований, прирост стоимости нефти на 1 доллар при цене выше 25 долларов за баррель увеличивает доход нефтяных компаний при экспорте нефти на 13 центов с каждого проданного барреля. А при цене 25 долларов за баррель поставки нефти на внутренний рынок становятся убыточными. После превышения уровня 30-35 долларов темпы роста ставок НДПИ замедляются. При таких ценах производство нефти становится выгодным, если издержки добычи не превышают 13 долларов за баррель. Поэтому рассуждения о пагубности налогового бремени современной фискальной системы при нынешних ценах, по мнению правительства, не соответствуют действительности. Вместе с тем налоговый фактор не является первичным при принятии решения об инвестировании в разви­тие какой-либо отрасли: никакая сверх­льготная налоговая система не станет сама по себе достаточным стимулом для инвестиций. Сегодня в России нефтяные компании платят большинст­во налогов наряду с предприятиями других отраслей, поэтому на них в полной мере распространяются все недос­татки действующей налоговой системы, не в полной мере соответствующей потребно­стям инвестиционных проектов. (см. таблицу 1). Рассмат­ривая вопросы налогообложения приме­нительно к инвестиционному процессу, необходимо установить соотношение между размером обязательных платежей и стадией инвестиционного процесса. Таких стадий (этапов) можно выделить четыре. На первоначальном этапе инвестиционного проекта осуществляются вложе­ния в разведку и обустройство месторож­дений, и о получении какого-либо дохода речи пока не идет. После начала промыш­ленной разработки начинается этап воз­врата инвестиций. После того как доход, полученный инвестором, окупил произве­денные затраты, начинается этап получе­ния чистой прибыли, в течение которого инвестор получает ожидаемое вознаграж­дение за предпринимательский риск, кото­рый он берет на себя при инвестировании в проект. И, наконец, после того, как инвестор получил сумму прибыли, на которую он рассчитывал при первоначальном вло­жении средств, начинается этап получения сверхприбыли, которая превышает расчет­ные ожидания инвестора. Продолжитель­ность каждого этапа, как и размер генери­руемого дохода, зависит от множества факторов. Однако можно выделить общие требования к налогообложению на каждом из них. На стадии первоначальных вложений любые сколько-нибудь существенные на­логовые обязательства будут восприни­маться налогоплательщиками как излиш­ние, так как все расходы, включая уплату налогов, производятся за счет собственных средств инвестора и являются своеобраз­ным налогом на инвестиции. Обязательные платежи увеличивают размер необходи­мых инвестиций и, соответственно, удли­няют продолжительность второго этапа — возврата инвестиций. На этапе возврата инвестиций могут быть признаны приемлемыми расходы на уплату налогов в размере, безусловно, большем, чем на стадии первоначальных вложений. По сравнению с первым этапом суммы налогов уплачиваются за счет вы­ручки от деятельности нового производст­ва и не влекут прямых расходов для инве­стора, хотя влияют на скорость возврата вложений. После того как затраты окупились и тем более при получении сверхнорматив­ной прибыли разумная ставка налогооб­ложения может быть еще выше, чем на предыдущих этапах. При высоких ценах на нефть рас­чет налога на добычу полезных ископае­мых и экспортной пошлины на нефть в за­висимости от цены российского сырья на иностранных рынках представляет собой сугубо фискальный способ изъятия сверхприбыли и не способствует снижению на­логового бремени на этапе первоначальных вложений инвесто­ров. Обязательные платежи за пользование недрами закреплены в ст. 39 Закона РФ от 21.02.92 №2395-1 «О недрах» и включа­ют: разовые платежи за пользование не­драми при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии, регуляр­ные платежи за пользование недрами, пла­ту за геологическую информацию о не­драх, сбор за участие в конкурсе (аукцио­не), сбор за выдачу лицензий. Конечно, мно­гие изменения в налогообложении послед­него времени были направлены на повышение инвестиционной активности. С 01.01.02 наряду с линейным методом налогоплательщики получили право при­менения нелинейной амортизации, при ко­торой двойная ставка применяется к оста­точной стоимости объекта амортизируе­мого имущества до списания 80% его пер­воначальной стоимости. Таким образом, в первый месяц амортизация в целях налогообложения прибыли относится на рас­ходы в двойном размере. По мере даль­нейшего использования амортизируемого имущества сумма амортизации будет по­степенно снижаться по мере уменьшения остаточной стоимости объекта («метод снижаемого остатка»). Федеральным законом от 06.06.05 58-ФЗ внесены изменения в ст. 259 НК РФ, новая редакция которой с 01.01.06 предоставляет налогоплательщикам право после введения в эксплуатацию основных средств единовре­менно включить в состав расходов текущего периода до 10% их первоначальной стоимо­сти либо расходов на их модернизацию. Данная норма, скорее всего, сыграет свою роль в улучшении режима инвести­ционного благоприятствования. Однако необходимо учитывать, что действовавший до 2002 г. Закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» от 27.12.91 №2116-1 предоставлял возмож­ность, не дожидаясь окончания строитель­ства и ввода в эксплуатацию основных средств, вычесть из налогооблагаемой прибыли уменьшенную на текущие амор­тизационные отчисления сумму произве­денных в отчетном периоде капитальных вложений. Используя данную льготу, предприятия, получившие в соответствую­щем периоде прибыль для целей налогооб­ложения, могли уменьшить размер налога на прибыль в 2 раза. Кроме того, Законом № 58-ФЗ был также упрощен порядок переноса убытков на будущее. Ес­ли в настоящее время сумма убытков про­шлых лет может уменьшить налоговую ба­зу по налогу на прибыль текущего налого­вого периода не более чем на 30 %, то с 2006 года - уже на 50 %. А с 2007 г. убытки прошлых лет будут уменьшать налоговую базу без каких-либо ограничений. С 01.01.06 НДС, уплаченный за объекты незавершенного строительства подрядчи­кам при капитальном строительстве и мон­таже основных средств, а также поставщи­кам материалов, приобретенных для вы­полнения строительно-монтажных работ для собственного потребления, может быть принят к вычету непосредственно по­сле принятия на учет объекта незавершен­ного строительства, товаров, работ и ус­луг. Наконец, был унифицирован режим налогообложения экспорта нефти, газа и стабильного газового конденсата в страны СНГ и другие страны — с 01.01.05 во всех случаях применяется ставка 0% (ранее при экспорте на территории госу­дарств — участников СНГ применялась ставка 18%). Расчетное сокращение дохо­дов федерального бюджета 2005 года от указанных изменений должно было составить 39,4 млрд рублей, с учетом поступлений НДС от импорта нефти и природного газа из Республики Казахстан — 35,8 млрд рублей. Сокращение доходов бюджета было компенсировано за счет увеличения ставки налога на добычу полезных ископаемых, а нагрузка распределена между федеральным бюджетом (9 млрд рублей), нефтяной и га­зовой отраслями, в том числе по нефти — 10,4 млрд. рублей, по природному газу — 16,4 млрд. рублей. 4. Недостаточная дифференциация налогообложения и пути ее коррекции Политику государства в отно­шении инвестиций в отрасли нельзя признать после­довательной. Одновременно с отдельными мерами по стимулированию инвестиций ряд поправок могут привести к противо­положному эффекту. С 01.01.06 будет усложнена процедура внесения имущества в уставный капитал организаций. Ставка налога на добычу полезных иско­паемых уже была увеличена по нефти с 400 до 419 рублей за тонну и по природному га­зу — со 107 до 135 рублей за 1000 кубичес­ких метров, а с 01.01.06 будут действовать еще более высокие ставки. Законодатель «забыл» о расходах на ликвидацию скважин, а эти расходы могут быть значительными. Было закрепле­но, что в налоговом учете созданной орга­низации стоимость полученного в качестве вклада в уставный капитал имущества при­знается равной стоимости по данным нало­гового учета передающей стороны. Более того, получатель обязан документально подтвердить стоимость в налоговом учете передающего лица, иначе стоимость актива будет признана нулевой. Если вклад в ус­тавный капитал производится иностран­ной компанией, то ситуация еще более ус­ложняется, так как российская организа­ция должна подтвердить налоговую стои­мость имущества по законодательству страны своего участника (учредителя). Кроме того, увеличивается разрыв между стоимостью основных средств в налоговом и бухгал­терском учете. Сохраняются ограничения для примене­ния нелинейной амортизации. Она не мо­жет применяться для зданий, сооружений и передаточных сроком полезного использо­вания более 20 лет, к которым относятся в том числе резервуары для хранения нефте­продуктов. Проблему для налогоплательщиков представляет и современный порядок рас­чета налога на добычу полезных ископае­мых (НДПИ), который составляет более 40% налоговой нагрузки на нефтяные ком­пании. Размер налога зависит от цены на российскую нефть на внешнем рынке. Од­нако далеко не все добывающие предпри­ятия экспортируют нефть. Учитывая, что цена нефти на внешнем и внутреннем рын­ках существенно различается, получается, что при разных объемах выручки от про­дажи одной тонны сырья нефтяники вынуждены платить одинаковый по размеру НДПИ, что ставит производителей для внутреннего рынка в неравные условия с экспортерами. Даже для экспортеров существуют разные условия, так как одни месторожде­ния находятся ближе к границе и стои­мость транспортировки для таких произ­водителей ниже, чем для остальных — а размер НДПИ опять же для всех одинаков. Кроме того, необходимо учитывать, что из-за глубины залегания и других геологи­ческих факторов стоимость добычи одной тонны нефти для разных месторождений разная, что также ставит в неравное положение в отношении уплаты НДПИ пред­приятия с легкими и тяжелыми, «рисковы­ми» месторождениями. Проблема дифференциации ставок НДПИ в зависимости от условий добычи нефти была признана правительством давно. Так, в пояснительной записке к проекту Федерального закона от 07.05.04 было указано, что «эта мера может быть реализована только после выработки аб­солютно прозрачных, объективных, за­щищенных от возможной коррупции и лег­ко отслеживаемых показателей, приме­няемых при такой дифференциации». Стимулом для разработки таких пока­зателей и упомянутого заявления минист­ра экономического развития торговли ста­ло Бюджетное послание Президента РФ Феде­ральному Собранию «О бюд­жетной политике в 2006 году». Президент отметил необходимость «продолжить ра­боту по поиску оптимальной модели дифференциации ставок НДПИ в зависи­мости от горно-геологических и экономи­ко-географических характеристик место­рождений». Министерство экономического разви­тия и торговли РФ (МЭРТ), которое по­обещало подготовить проект изменений в расчете НДПИ, первоначально рассматри­вало два возможных направления диффе­ренциации. Первый — затратный, находя­щийся в зависимости от величины расхо­дов, связанных с освоением месторожде­ния. Второй — горно-технический, опи­рающийся, в том числе, на качество нефти (вязкость, содержание серы, парафинов и т. д.) и выработанность месторождений (при выработке 85-90% добыча существен­но усложняется). Претензии к первому способу заключаются в том, что, по мнению чиновников, выделить в общем количестве затрат те, «которые относятся к конкретному месторождению, практиче­ски невозможно». Вместе с тем, уже сегодня в соот­ветствии с п. 2 ст. 261 НК РФ расходы на освоение природных ресурсов, относящих­ся к нескольким участкам недр, учитыва­ются отдельно по каждому участку недр, поэтому ведение раздельного учета не представляется непомерной задачей. Проблема второго способа связана с трудностью в администрировании по при­чине большого количества определяющих факторов. Особенную сложность представляет точное определе­ние выработанности месторождений, так как в последнее время многие нефтяные компании объявляли как о завышении, так и занижении ранее объявленных запасов нефти. Коррупционные риски при этом также будут достаточно велики. Вместе с тем стоит отметить, что сущест­вуют возможности учесть особенности до­бычи нефти на конкретном месторождении и без дифференциации ставки через пре­доставление налоговых вычетов либо от­срочек, рассрочек или налоговых кредитов на начальных этапах разработки месторо­ждений, «а также на этапе завершения от­работки месторождения (то есть для место­рождений с высокой выработанностью)». Мировая практика знает разные подхо­ды к дифференциации налога. Определенный опыт дифференциации есть и в России. Так, НК РФ установлен «транспортный вычет» (исключение из стоимости полезного ископаемого для це­лей налогообложения расходов на достав­ку до потребителя). Однако в настоящее время для нефти он не применяется. Была также попытка дифференциации акцизов на углеводородное сырье, которая, однако, привела к полному отказу от этого налога. Рост цен на нефть в мире означает не только рост Стабилизационного фонда, но и рост внутренних цен на нефтепродукты, в том числе на бензин. Предлагаемый сегодня пакет инициатив МЭРТ распространяется на 2007-2008 годы, за исключением применения механизма биржевой торговли нефтепродуктами, который предполагается запустить уже в 2006 году. Он включает в себя: - предоставление льгот по налогу на добычу полезных ископаемых для выработанных месторождений; - предоставление налоговых каникул по налогу на добычу полезных ископаемых для новых месторождений; - формирование и запуск биржи нефтепродуктов; - это создание условий для запуска биржи для торговли российской нефтью экспортной ориентации; - предложение по отмене импортных пошлин на оборудование для реконструкции нефтеперерабатывающих заводов; - предложения по снижению акцизов на высокооктановое топливо; - набор мер как административных, так и, возможно, налоговых, направленных на стимулирование повышения качества российской экспортной смеси. Переход к недифференцированным в зависимости от качества месторождений платежам в 2002-2003 годах состоял из двух взаимосвязанных элементов: введения НДПИ (вместо роялти, акциза и налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы) и отказа от режима раздела продукции. Все «достоинства» НДПИ, которые состояли в победе простоты администрирования над стимулированием привлечения инвестиций, принципиально сохранены в новых предложениях МЭРТ по его дифференциации. Не предусматриваются изменения принципов исчисления налога: нет перехода на адвалорную ставку, а ставка НДПИ не только не обеспечивает учета особенностей конкретных месторождений, но и по-прежнему будет привязана к мировой цене на нефть. Не решились даже заморозить ставку налога для сырья, поставляемого на внутренний рынок. Одним словом, сохраняется идеология плоской шкалы НДПИ. В сложившейся ситуации представляет­ся целесообразным вернуться к вопросу о более широком применении соглашений о разделе продукции в нефтяной отрасли. В настоящее время действующих соглашений три (Сахалин — 1, 2, Харьягинское место­рождение), к которым относятся как к льготной системе налогообложения для месторождений, которые никто не стал бы разрабатывать, не будь налоговых льгот. Однако такой подход искажает сущность СРП, которая заключается не столько в уменьшении налоговых обяза­тельств при разработке месторождений, сколько в обеспечении стабильных условий их разработки. В условиях российской действительности, когда налоговое зако­нодательство меняется постоянно, измене­ния непредсказуемы и зачастую ретро­спективны, гарантия стабильности правил игры может являться для инвестора более существенным фактором, чем размер налоговых обязательств. 5. Фундаментальные и конъюнктурные причины ужесточения налогового администрирования. Поступления от нефтяной отрасли в 1999-2003 гг. Налоговые платежи во многом зависят от выбора разрабатываемых месторождений, а те в свою очередь от уровня цен. Компании могут поддерживать один и тот же уровень налогообложения, меняя при этом структуру разрабатываемых запасов, т.е. для компаний уровень рентабельности с изменением уровня налогообложения будет оставаться на одном уровне, но при этом может расти число законсервированных скважин (достигшее по разным оценкам от 20 тыс. до 37 тыс.) и падение темпов добычи в стране - по данным Росстата, в 2003 году добыча выросла на 11%, в 2004 года - на 8,9%, в 2005 годы - всего на 2,5%. По данным бухгалтерского учета установить правильность начисления по налогам и сборам практически невозможно. Показатель эффективной ставки по налогу на прибыль является лишь видимой частью айсберга, который позволят судить только об итоговых отчислениях из прибыли до налогообложения. При этом проверить механизмы исчисления этой самой прибыли до налогообложения (прежде всего это относится к формированию статей затрат) по тем данным, которые предоставляет компания инвесторам, нельзя. Попытки рассчитать порядок и уплату налога на добавленную стоимость обладают еще меньшей степенью достоверности. Поэтому ответ на вопрос о том, будет ли итоговый размер налоговых претензий ничтожно малым (или, наоборот, критически большим), остается неизвестным до появления официальных результатов налоговых проверок. По данным Института финансовых исследований (ИФИ), ежегодно анализирующего налоговую нагрузку на крупнейшие нефтяные компании, в 2001 году они в среднем заплатили по $5,2 налогов за каждый баррель добытой нефти. Хотя нефтяные компании использовали различные схемы оптимизации налогов, можно предположить, что в среднем они снижали налогооблагаемую базу примерно на одинаковую величину. Самым законопослушным плательщиком налогов в России всегда выступала компания "Сургутнефтегаз", исправно отправляя более 1 млрд долларов в бюджет начиная с 2001 года. Остальные компании, по данным Института финансовых исследований, добивались более чем 50%-ного снижения эффективной ставки налога на прибыль, в том числе за счет использования офшорных компаний. Использование офшоров, которое ИФИ проследил по отчетам ТНК, "ЮКОСа", "ЛУКОЙЛа" и "Сибнефти" в 2000-2001 годах, позволило компаниям снизить налог на прибыль на $4,3 млрд. Правда, уже начиная с 2002 года из-за значительного улучшения мировой нефтяной конъюнктуры нефтяники сбавили обороты по использованию офшорных схем. Но на фоне развития "дела "ЮКОСа" тема минимизации налогов с использованием легальных схем приобрела новое звучание: высокопоставленные чиновники высказали недовольство тем, что многие крупнейшие компании страны стремятся уменьшить налоговые выплаты. Таблица 1 Рейтинг крупнейших налогоплательщиков, млн. долл. Компании 2003 2002 2001 Газпром 9 799 8 470 9 146 ЮКОС 5 069 3 634 2 890 Лукойл 5 010 3 930 2 995 РАО ЕЭС 3 237 3 103 2 902 Сургутнефтегаз 2 847 2 308 2 026 ТНК 2 871 1 903 1 468 Сибнефть 1 838 1 256 810 Татнефть 1 483 1 130 1 107 Роснефть 1 307 923 732 Норильский никель 1 408 1 012 1 552 Первая десятка 34 870 27 669 25 628 Источник: Институт финансовых исследований Расчеты распределения полного дохода нефтегазового комплекса[1] свидетельствуют о том, что доля платежей в бюджет (с учетом НДС и акцизов) в этом доходе хоть и увеличилась по сравнению с 28% в 1999 г. до 47% в 2003 г., но составляет менее половины полного дохода. Оставшаяся часть - около 166 млрд. долл. - остались в 1999 – 2003 гг. в распоряжении компаний. (см. табл. 2). Таблица 2 Основные финансовые показатели нефтегазового комплекса (НГК)в 1999 – 2003 гг. 1999 2000 2001 2002 2003 Всего за 5 лет Формирование и использование прибыли, млрд. долл. Выручка с НДС и акцизом 46,8 75,0 80,8 86,6 112,2 401 Затраты на производство и транспортировку* 14,7 20,0 28,7 31,1 38,0 132 В т.ч. амортизация 1,0 1,0 1,2 2,2 2,7 8 Полный доход** 33,0 56,0 53,3 57,7 76,9 277 Платежи в бюджет (включая НДС и акцизы) 9,4 17,2 23,4 27,2 34,0 111 Собственные финансовые ресурсы*** 23,6 38,8 29,9 30,4 42,9 166 Инвестиции в основной и оборотный капитал 6,8 13,8 9,2 11,6 11,7 53 Коммерческие затраты непромышленных структур 7,4 8,7 9,9 15,1 20,3 61 Свободный остаток собственных финансовых ресурсов**** 9,4 16,4 10,8 3,7 10,9 51 Налоговая нагрузка, % на выручку 20 23 29 31 30 28 на прибыль от реализации***** 29 31 45 49 46 41 Распределение полного дохода** НГК, структура, % Всего 100 100 100 100 100 100 Платежи в бюджет (включая НДС и акцизы) 28 31 44 47 44 40 Инвестиции в основной и оборотный капитал 21 25 17 20 15 19 Коммерческие затраты непромышленных структур 23 15 18 26 26 22 Свободный остаток собственных финансовых ресурсов**** 29 29 20 6 14 19 Справка: Мировая цена на нефть Urals, долл./барр. 17,2 26,6 22,9 23,6 27,3 * без учета налогов, отнесенных на затраты ** Полный доход = выручка (включая НДС и акцизы) минус затраты на производство и транспортировку (без учета налогов, отнесенных на затраты) плюс амортизация ***Собственные финансовые ресурсы = полный доход минус платежи в бюджет **** Свободный остаток собственных финансовых ресурсов = Собственные финансовые ресурсы минус Инвестиции в основной и оборотный капитал минус Коммерческие затраты непромышленных структур. Эти средства могут быть использованы на выплату дивидендов и прочие нужды. ***** Налоговая нагрузка на прибыль от реализации = платежи в бюджет / (полный доход – амортизация)*100%. 2003 г. - оценка Источник: Госкомстат России, МНС России, ГТК России, отчеты компаний, Центр развития Вопрос об избыточности или недостаточности налоговой нагрузки не может решаться только на основе данных об объеме налоговых платежей и доходов, он во многом производен от того, как используются доходы отрасли. Существенная часть оставшихся после уплаты налога средств была использована на коммерческие расходы компаний, которые составили 22% полного дохода. На инвестиции в основной и оборотный капитал было направлено 19% полного дохода; примерно таким же был объем оставшихся после осуществления указанных выше затрат собственных средств. В целом за пять лет неизрасходованный на основную деятельность запас составил около 51 млрд. долл.; из них около 30 млрд. долл. – нефтяные и 21 млрд. долл. – газовые деньги. В значительной степени эти средства питали все виды оттока капитала, составившего за 1999 – 2003 г. около 140 млрд. долл. За счет этих доходов также выплачивались дивиденды, финансировались поглощения внутри страны и за рубежом, осуществлялось обслуживание внешней задолженности нефтегазовых компаний. В вопросе об изъятии избыточных доходов (связанных с природной рентой или рыночной конъюнктурой) необходимо учитывать не только текущий баланс доходов и затрат, но и перспективные тенденции. Прежде всего это касается ожидаемого скачка капиталоемкости нефте- и газодобычи. С точки зрения перспективных инвестиционных потребностей, доходы были недостаточны: только в нефтяном секторе, по оценке экспертов, инвестиции должны в перспективе вырасти с 9 млрд. долл. в 2003 г. до 20-30 млрд. долл. (см., в частности, Энергетическую стратегию России на период до 2020 г.). Очевидно, что этот рост инвестиций нельзя профинансировать за счет собственных доходов, даже при снижении налогов. Новые инвестиционные проекты компании во все большей степени будут вынуждены финансировать за счет увеличения заимствования или привлечения иностранных стратегических инвесторов. Повышение налоговой нагрузки имеет свои пределы, связанные с резким ростом инвестиционных потребностей нефтегазового комплекса, и государство может оказаться перед необходимостью нового снижения налогов или изменения подходов к формированию тарифов на транспортировку нефти и газа, например, снижая их для стратегических инвесторов в развитие новых месторождений и необходимой для них транспортной инфраструктуры (см. табл. 3). Таблица 3 Вклад нефтяной и газовой промышленности в налоговые поступления консолидированного бюджета 1999 2000 2001 2002 2003 Млрд. долл. Платежи в бюджет, всего* 9,4 17,2 23,4 27,2 34,0 в т.ч. налоговых платежей промышленных предприятий, по данным МНС 5,0 9,3 11,3 15,8 17,0 Экспортных пошлин и акцизов** 4,3 7,9 12,1 11,5 17,0 Оценка: Налоговые поступления от трубопроводного транспорта 3,2 5,0 7,0 6,5 7,5 Доля в налоговых поступлениях в бюджет, % Доля платежей в бюджет всего* 22,2 27,7 29,2 30,2 30,7 в т.ч. налоговых платежей промышленных предприятий, по данным МНС 11,9 15,0 14,1 17,4 15,4 Экспортных пошлин и акцизов** 10,3 12,7 15,1 12,7 15,3 Оценка: Налоговые поступления от трубопроводного транспорта 7,5 8,0 8,8 7,2 6,8 % к ВВП Платежи в бюджет, всего* 4,6 6,5 7,5 7,8 7,9 в т.ч. налоговых платежей промышленных предприятий, по данным МНС 2,5 3,5 3,6 4,5 3,9 Экспортных пошлин и акцизов** 2,1 3,0 3,9 3,3 3,9 Оценка: Налоговые поступления от трубопроводного транспорта 1,6 1,9 2,3 1,8 1,7 Справка: Мировая цена на нефть Urals, долл./барр. 17,2 26,6 22,9 23,6 27,3 *без учета трубопроводного транспорта **оценка Центра развития Примечание: 2003 г. – оценка Центра развития Источник: Госкомстат России, МНС России, ГТК России, Центр развития Нефтяная отрасль дает подавляющую часть доходов нефтегазового сектора (около двух третей полного дохода – за 1999 – 2003 гг. около 179 млрд. долл. из 277 млрд. долл. в НГК в целом). В ней же сосредоточен больший объем относительно свободных доходов – за пять лет 30 млрд. долл. из 51 млрд. долл. неизрасходованной на инвестиции и коммерческие затраты нефтегазовым комплексом прибыли (см. Табл. 4). Таблица 4 Основные финансовые показатели нефтяного комплексав 1999 – 2003 гг. 1999 2000 2001 2002 2003 5 лет В млрд. долл. Выручка с НДС и акцизом 28,3 50,2 52,5 58,5 75,8 265 Затраты на производство и транспортировку* 10,5 15,1 19,8 22,1 26,3 94 В т.ч. амортизация 0,8 0,9 1,1 2,1 2,5 7 Полный доход** 18,6 36,0 33,9 38,5 52,0 179 Платежи в бюджет (включая НДС и акцизы) 5,6 12,1 16,3 19,7 25,1 79 Собственные финансовые ресурсы*** 13,0 24,0 17,6 18,8 26,8 100 Инвестиции в основной и оборотный капитал 6,0 11,4 6,2 8,6 9,4 42 Коммерческие затраты непромышленных структур 4,9 5,3 5,3 5,2 8,1 29 Свободный остаток собственных финансовых ресурсов **** 2,1 7,3 6,1 5,0 8,3 30 Долл. на тонну добытой нефти Выручка с НДС и акцизом 95,8 160,5 155,9 159,9 186,0 154,4 Затраты на производство и транспортировку* 35,6 48,1 58,8 60,3 64,5 54,5 В т.ч. амортизация 2,9 2,9 3,4 5,7 6,1 4,3 Полный доход** 63,1 115,3 100,5 105,3 127,6 104,2 Платежи в бюджет (включая НДС и акцизы) 19,1 38,7 48,3 53,9 61,7 45,9 Собственные финансовые ресурсы*** 44,0 76,6 52,2 51,4 65,9 58,3 Инвестиции в основной и оборотный капитал 20,3 36,4 18,4 23,5 23,1 24,2 Коммерческие затраты непромышленных структур 16,6 16,9 15,7 14,3 19,9 16,8 Свободный остаток собственных финансовых ресурсов **** 7,2 23,3 18,1 13,7 22,9 17,4 Налоговая нагрузка, % На выручку 19,9 24,1 31,0 33,7 33,2 30 На прибыль от реализации***** 31,7 34,4 49,7 54,1 50,8 46 Распределение полного дохода**, структура, % Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100 Платежи в бюджет (включая НДС и акцизы) 30,3 33,6 48,0 51,2 48,3 44 Инвестиции 32,1 31,5 18,3 22,3 18,1 23 Коммерческие затраты непромышленных структур 26,3 14,7 15,6 13,6 15,6 16 Свободный остаток собственных финансовых ресурсов **** 11,4 20,2 18,0 13,0 18,0 17 * без учета налогов, отнесенных на затраты ** Полный доход = выручка (включая НДС и акцизы) минус затраты на производство и транспортировку (без учета налогов, отнесенных на затраты) плюс амортизация ***Собственные финансовые ресурсы = полный доход минус платежи в бюджет **** Свободный остаток собственных финансовых ресурсов = Собственные финансовые ресурсы минус Инвестиции в основной и оборотный капитал минус Коммерческие затраты непромышленных структур. Эти средства могут быть использованы на выплату дивидендов и прочие нужды. ***** Налоговая нагрузка на прибыль от реализации = платежи в бюджет / (полный доход – амортизация)*100%. 2003 г. - оценка Источник: Госкомстат России, МНС России, ГТК России, отчеты компаний, Центр развития Как соотносится с доходами «нефтянки» ее налоговое бремя? В среднем за пять лет комплекс перечислил в бюджет около 44% полного дохода[2]. При этом с введением в 2001 г. налога на добычу полезных ископаемых налоговая нагрузка на комплекс существенно выросла; это отразилось не только в росте доли доходов, перечисляемых в бюджет (она увеличилась с 30-34% полного дохода в 1999 – 2000 гг. до 48-51% в 2001 – 2003 гг.), или в росте налоговой нагрузки на выручку (с 20-24% в 1999 – 2000 гг. до 31-34% в 2001 – 2003 гг.). Причиной резкого роста налоговой нагрузки на нефтянку явился порядок начисления НДПИ, предусматривающий, в отличие от предшествующих ему ресурсных налогов, не внутренние (трансфертные) цены, а мировые цены на нефть. Это обусловило повышение налоговой нагрузки с 38,7 долларов на тонну добытой нефти в 2000 г. до 48,3 долл./тонна в 2001 г. (даже с учетом падения цен на нефть и снижения доходов комплекса) и 61,7 долл./тонна в 2003 г. Тем не менее, несмотря на то, что введение НДПИ реально увеличило налоговую нагрузку на нефтяной комплекс, задачу полного изъятия сверхдоходов от исключительно высоких мировых цен на нефть оно решить в полной мере не могло. В 2003 г. налоговая нагрузка на нефтяной комплекс снизилась не только на прибыль от реализации (50,8% против 54,1% в 2002 г.), но и на выручку (33,2% после 33,7% в 2002 г.). Высокие цены 2003 г., существенно увеличившие прибыли комплекса, обусловили дальнейший рост собственных финансовых ресурсов нефтяного комплекса. В 2003 г. объем собственных финансовых ресурсов нефтяного комплекса составил около 26,8 млрд. долл. (на 8 млрд. долл. больше, чем год назад), при этом объем инвестиций не превысил 10 млрд. долл. Колоссальная концентрация финансовых ресурсов в нефтяной отрасли, достигнутая в 1999-2003 гг. и далеко не в полной мере стимулировавшая инвестиционный процесс, серьезно изменила логику власти в направлении достижения фискальных целей и задала достаточно высокую степень жесткости налогового администрирования. Сегодня эта жесткость имеет ясную цель – ТНК-ВР, давление на которую со стороны ФНС постоянно нарастает. Приложения Предложения Федеральной налоговой службы по результатам проверки ТНК-ВР (февраль 2006 г.) · Взыскать с ОАО «ТНК-ВР Холдинг» суммы неуплаченных налогов в размере 26200794771 рубль · Взыскать с ОАО «ТНК-ВР Холдинг» пени за несвоевременную уплату налогов в сумме 8929592815 рублей · ОАО «ТНК-ВР Холдинг» внести необходимые исправления в бухгалтерский учет в соответствии с нормативными актами Министерства финансов РФ · Привлечь ОАО «ТНК-ВР Холдинг» к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 122 Налогового кодекса РФ «за совершение налоговых правонарушений в размере 5240158954 рубля» Расчет НДПИ и экспортной пошлины Первоначально в соответствии гла­вой 26 НК РФ налог на добычу полезных ископаемых рассчитывается как опреде­ленная процентная ставка от стоимости добытых полезных ископаемых (для неф­ти — 16,5%). Однако до настоящего вре­мени действует порядок расчета налога по специальной формуле: Сумма налога = количество добытой нефти (тн) х 419 руб. (ставка налога) х КЦ (коэффициент динамики мировых цен на нефть). В свою очередь, КЦ = (цена нефти Urals в долларах за баррель — 9) х курс доллара ЦБ РФ/ 261. При этом налоговым периодом призна­ется календарный месяц. Цена нефти в конкретном налоговом периоде определя­ется как сумма средних арифметических цен покупки и продажи на мировых рын­ках нефтяного сырья (средиземноморском и роттердамском) за все дни торгов, делен­ная на количество дней торгов в соответст­вующем налоговом периоде. Курс доллара в конкретном налоговом периоде определяется как среднеарифме­тическое значение курса доллара США к рублю РФ, устанавливаемого Центральным банком РФ за все дни в соответствующем налоговом периоде. Экспортная пошлина на нефть также зависит от средней цены Urals на среди­земноморском и роттердамском рынке. Ставка составляет за тонну: 0% — при сложившейся средней цене нефти до 109,5 доллара США за тонну (включительно); 35% от разницы между сложившейся средней ценой и ценой в 109,5 доллара США, при условии, что средняя цена не превысила 146 долларов США за тонну; 12,78 доллара США + 45% от разницы между сложившейся средней ценой и це­ной в 146 долларов США, при условии, что средняя цена не превысила 182,5 долларов США за тонну; 29,2 доллара США + 65% от разницы между сложившейся средней ценой и це­ной в 182,5 доллара США за тонну. Современное налогообложение нефтяной отрасли (общие положения) Налоговая база Ставка налога Налог на прибыль Доходы, уменьшенные на величину обоснованных и документально подтвержденных затрат 24% (в 2001 году - 30%, в 2000 году - 35%) Дивиденды, полученные российскими организациями и физическими лицами - резидентами от российских организаций. 9% (в 2004 году - 6%) Дивиденды, выплачиваемые иностранным организациям, дивиденды, полученные российскими организациями от иностранных компаний. 15% НДС Стоимость товаров, работ, услуг, реализованных в РФ Стоимость товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта 18% (в 2003 году - 20%) 0% (в 2004 году для нефти, экспорти­руемой на территории государств - участников СНГ - 18%) Единый социальный налог Выплаты и иные вознаграждения сотрудникам Налог на доходы физических лиц Доходы резидентов РФ Доходы нерезидентов Налог на имущество Среднегодовая стоимость объектов основных средств до 26% (в 2004 году-до 35,6%) 13% 30% 2,2% Земельный налог Кадастровая стоимость земельных участков 1,5% Акцизы Бензин с октановым числом до «80» включительно Бензин с октановым числом выше «80» Дизельное топливо Моторное масло 2657 руб./т 3629 руб./т 1080 руб./т 2951 руб./т -------------------------------------------------------------------------------- [1] Полный доход = выручка (включая НДС и акцизы) минус затраты на производство и транспортировку (без учета налогов, отнесенных на затраты) плюс амортизация. Показатель полного дохода используется нами прежде всего для адекватного расчета динамики полной налоговой нагрузки, т.е. налоговой нагрузки с учетом НДС и акцизов, что связано и с особенностями используемых нами данных о поступлениях налогов. [2] Полный доход = выручка (включая НДС и акцизы) минус затраты на производство и транспортировку (без учета налогов, отнесенных на затраты) плюс амортизация."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации