Тайга в Коми выглядит так

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
27 Августа 2014
Здравствуйте! Тайга в Коми иногда выглядит так.
Тайга в Коми иногда выглядит так
Размеры этих пятен разные: от небольших луж, до нефтяных озер в несколько квадратных километров. Таких разливов за последние годы я видел многие сотни. Старые, положенные еще при СССР ржавеющие трубы текут, перекрашивая нежно-зеленый или желто-красный покров тайги в черный. Просто черный. С каждым днем таких разливов становится все больше.
919a81e299ed2325b9c6f2c1c2099915.jpeg
Разумеется, есть области, где нефтяники ведут себя цивилизованно. Но еще чаще, преследуя коммерческую выгоду и пользуясь несовершенством законодательства, они просто закрывают глаза на утечки нефти и не торопятся инвестировать в замену оборудования.
E08690b78d983a83c2cd969b074294c6.jpeg
Каждый раз, заезжая на современную автозаправку, я с одной стороны радуюсь, что комфорт пришел в нашу жизнь, но с другой стороны, перед глазами у меня встают сотни вот таких кустовых нефтяных площадок, разбросанных по тайге или тундре где-нибудь в Ханты-Мансийском автономном округе или в Коми, в десятках метров от которых, а иногда и сразу на них, земля залита нефтью.

К сожалению, часто мы не хотим смотреть глубже красивой обертки маркетингового предложения, заправляя свои машины очередным ЭктоСупер, и своим безразличием разрешаем нефтегазовым компаниям работать так, как они работают последние десятилетия. Все мы видим, как менеджмент заправок строго следит за соблюдением чистоты и порядка на своих автозаправочных станциях, ежечасно расписываясь в контрольном листе уборок. И я бы очень хотел попросить вас помочь заставить нефтяные компании также скрупулезно следить за чистотой тех мест, откуда их бизнес начинается. Поверьте, эти места отмыть гораздо сложнее, чем кафельный пол заправок или офисов. ПОДПИШИТЕ ОБРАЩЕНИЕ! С уважением, Денис Синяков. *** Почему разливать нефть в России выгодно? Доклад - 5 августа, 2014 И как изменить эту опасную ситуацию?

На эти вопросы отвечает новый доклад Гринпис России и Комитета спасения Печоры: «Нефтяное загрязнение: проблемы и возможные решения».

0932ea2586cb419031cb1d17fa9e798f.jpeg
Только по официальным данным, из-за изношенности нефтепроводов в России каждый год происходят более 10 тысяч утечек нефти. По оценке ряда экспертов, ежегодно в результате аварий в окружающую среду попадает около 5 миллионов тонн нефтепродуктов. Причем год от года количество аварий не уменьшается, и компании практически не несут финансовой ответственности за экологическую катастрофу, которая происходит во всех нефтепромысловых регионах. При этом компаниям доступны и технологии, и финансовые ресурсы, позволяющие поддерживать нефтепроводы в хорошем состоянии. Например, по оценке министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, для модернизации промысловой сети нефтепроводов компаниям необходимо вложить около 1,3 трлн рублей. Для сравнения: чистая прибыль нефтяных компаний в России за пять лет с 2007 по 2011 год составила 4,9 трлн рублей. Но бизнес предпочитает экономить на безопасности и здоровье людей и природы. Во многом потому, что действующее российское законодательство и надзорные органы это ему позволяют.

Эксперты Гринпис и Комитета спасения Печоры детально изучили пробелы российского законодательства, из-за которых проблема нефтяных разливов не решается год за годом, и предложили конкретные шаги для их устранения. Предложения по совершенствованию законодательства изложены в новом докладе: «Нефтяное загрязнение: проблемы и возможные решения». В августе этого года Гринпис обсудит доклад с нефтяными компаниями и надзорными государственными органами, а затем с учетом комментариев и, возможно, дополнений, направит в Министерство природных ресурсов и Правительство РФ. В докладе Гринпис и Комитета спасения Печоры сформулированы 17 рекомендаций, вот ключевые из них: 1.Гринпис предлагает поправки в ряд нормативных актов о рекультивации земель, поскольку действующее законодательство позволяет нефтяным компаниям уходить от полной финансовой ответственности за загрязнение почв. Кроме того, нормативы не определяют сроки, в которые должна быть выполнена рекультивация. В результате срок рекультивации формально ограничивается только сроком действия лицензии, а это может быть и 20, и 40 лет.

Не прописано, какой государственный орган и как должен проводить мониторинг после сдачи рекультивированных земель. 2. В России отсутствует адекватная статистика по объемам разливов нефти и площади загрязненных земель. В законодательстве необходимо прописать право доступа профильных надзорных ведомств к информации об объемах разливов, их площади, состоянии нефтепроводов. 3. Действующее законодательство не мотивирует компании предотвращать разливы нефти. Таким образом, акционеры нефтяных компаний фактически получают дивиденды за счет загрязнения окружающей среды. Необходимо не только увеличить штрафы за сокрытие информации об утечках, но и предусмотреть возможность приостановки и отзыва лицензии за систематические нарушения природоохранного законодательства, сделав «экологические» статьи типовых лицензионных соглашений существенными, то есть ведущих к приостановке и/или отзыву лицензий за их невыполнение. 4. Минприроды РФ разработало крайне неэффективную методику расчета денежного обеспечения компенсации ущерба от разливов нефти и финансирования мероприятий плана ликвидации нефтеразливов (ПЛАРН) на шельфе. В соответствии с документом, компании должны резервировать на компенсацию экологического и другого ущерба средства из расчета от 70 до 500 рублей на одну тонну разлитой нефти. Это до десяти тысяч раз меньше, чем действующие сегодня базовые таксы за загрязнение водной среды. Для защиты от нефтяных разливов нужны адекватные требования к финансовому обеспечению компенсации ущерба. 5. Из-за того, что законодательством официально предусмотрен только один вид отходов при добыче нефти, компаниям удается не учитывать часть отходов (например, так называемые подтоварные воды) и не отвечать за их воздействие на природу. Необходимо конкретизировать виды отходов при добычи нефти и газа в соответствующем классификаторе отходов. 6. Действующие нормативы не требуют наличия у операторов нефтяных проектов на шельфе проверенных методов ликвидации разливов нефти в ледовых условиях. По этой причине, к примеру, прописанные в ПЛАРН «Приразломной» мероприятия по ликвидации разлива неэффективны. Опробованные в других странах технологии эффективны не более чем на 50%.

Необходимо внести в закон «О континентальном шельфе» новое требование: лицензия на пользование недрами должна содержать информацию о наличии у операторов проверенных методов ликвидации разливов нефти в ледовых условиях, что, кстати, требовал и президент Российской Федерации. 7. В части тренировок и учений с целью отработки планов ликвидации нефтеразливов (ПЛАРН) мы выяснили парадоксальную вещь: первая тренировка может быть проведена через два года после начала буровых работ. Фактически это означает, что если в этот срок случится авария, компания может быть не готова к ее ликвидации, поскольку эффективность мер ПЛАРН не проверена на практике. Очевидно, следует обязать компании проводить такие тренировки еще до начала работ по промышленной нефтедобыче. К примеру, «Газпром» до сих не проводил тренировки с целью отработки ПЛАРН для платформы «Приразломная», несмотря на то, что буровые работы начались примерно год назад.

Гепрокуратура в ответ на запрос Гринпис пояснила, что законодательство не требует проводить тренировки до начала опасных работ. 8. Существенной проблемой для надзорных органов является внутриведомственная разобщенность. Инспекторы одного надзорного органа не имеют права протоколировать и вести дела по разливам на объектах, которые «принадлежат» другим ведомствам. Гринпис России и инспекторы надзорных органов считают, что эту разобщенность необходимо преодолеть, особенно во взаимодействии между федеральными и региональными надзорными органами. Полный текст доклада Гринпис России и Комитета спасения Печоры: «Нефтяное загрязнение: проблемы и возможные решения». Источник: greenpeace.org

Ссылки

Источник публикации