Тайная Полиция Бывшего Олигарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Отставные сотрудники силовых ведомств выстроили схему захвата предприятий

Андрей Андреев. Ностальгия по НОСТА Больше года назад компании «Русский алюминий» и «Нафта-Москва» купили Автобанк, «Ингосстрах» и металлургический комбинат НОСТА. Через несколько месяцев внезапно раздался крик считающего себя владельцем этих компаний Андрея Андреева: «Меня обокрали!». Нешуточный скандал разгорелся вокруг вопроса: «Была ли кража?» и вариантов ответа на него. Но прежде чем выбрать правильный, стоит задать другой вопрос: «А был ли владелец?»

Андрей Андреев шагнул в большой бизнес из рядов ОБХСС. Но не столько финансистом, сколько милиционером с некоторыми рабочими особенностями. Как рассказал в интервью «Московской правде» один из его бывших партнеров, Родион Гамзаев, Андреев тогда просто «крышевал» Автобанк. Затем вместе с несколькими своими коллегами по работе в органах он занялся службой безопасности Автобанка: проверкой клиентов, возвращением проблемных кредитов… и, как позже выяснилось, сбором компромата на всех банковских менеджеров. Были и еще кое-какие труды в иных направлениях. Конец 80-х — начало 90-х — сложный период. Проблемы того времени трудно было решить без людей, авторитетных в определенных кругах. И такие люди рядом с Андреевым появились — сначала Владимир Мустафин по кличке Мустафа. Потом его убили — издержки профессии. Именно он по просьбе Андреева помог решить проблему с возвращением похищенного брата председателя правления Автобанка Натальи Раевской.

К тому времени Автобанк перестает быть собственностью автозаводов, его хозяевами становятся… шоферы банковских менеджеров, а «принадлежащие» им акции по предложению Андреева перекидываются на кипрские трасты. Андреев заявляет, что на самом деле владельцем банка к тому времени был уже он.

Возникновение своего капитала Андреев объясняет сумасшедшей прибылью, которую ему приносили его фирмы — Крестовский пушно-меховой комплекс и «Москвичка-люкс». Однако есть более убедительная версия. В 1995 году Андрей Андреев возглавил московский филиал фирмы Intarex Enterprises Ltd, директором которой стал его бывший коллега – милиционер Щербинин. Фирма кладет на счета в «Единстве» депозит, а банк передает Intarex якобы в обеспечение депозита «вэбовки», принадлежащие клиентам «Единства». На самом деле на рынке «вэбовки» реализуются на 20–30% дороже депозита. Деньги, положенные на депозит в «Единстве», Intarex берет в долг в Автобанке. Операция «кредит-депозит-залог» повторяется порой по два-три раза в неделю. Цена сделок, говорится в расследовании Юлии Латыниной, опубликованном в «Новой газете», — от одного до 20 млн долларов. По сути, это была схема обналичивания «вэбовок», принадлежавших госпредприятиям. Операции пришлось срочно свернуть, когда спохватилось одно из этих предприятий. Разразился скандал, банк «Единство» лопнул. Но ни Автобанк, ни сам Андрей Андреев при этом не пострадали — у него имелась «группа поддержки» в силовых структурах, которая тоже, судя по всему, сыграла роль в операции «Единство». О связях Андреева в верхушке МВД заявил все в том же интервью бывший его партнер Родион Гамзаев. И даже назвал конкретные имена — Овчинникова, Беневоленского, Ферапонтова.

Обвинения в коррупции высших милицейских чинов — вещь серьезная, и ведомству Бориса Грызлова еще предстоит с ними разобраться. В конце концов, разобрались же с предыдущим покровителем Андреева — Николаем Климкиным. Он лишился поста главы РУБОПа Москвы в результате реформы нового министра.

А вообще Андрееву на его пути бизнесмена везло: внезапно умирали партнеры по Автобанку, нелояльному к нему судье Высшего арбитражного суда Полонскому проламывали голову. При этом шоферы — «владельцы» банка — находились под контролем близкого Андрееву человека — Татьяны Дегтярь, а созданное им АО «Комплекс», по словам все того же Родиона Гамзаева, превратилось в мощную «тайную полицию» с системой всеобщей прослушки, слежки и сбора компромата. Тогда-то и возник в планах Андреева металлургический комбинат НОСТА. Но планам начал сильно мешать заместитель директора комбината Юрий Гринин, которому принадлежали 63% акций НОСТЫ. Гринина зарезали в подъезде собственного дома. Автобанк получил контроль над комбинатом. То есть контроль получили Андрей Андреев и Татьяна Дегтярь. Использовали они его, по версии экономиста Виктора Леонтьева, отнюдь не на развитие производства.

Леонтьев утверждает, что Андреев запустил схему вывода денег с помощью все того же Автобанка и его офшоров. То есть кредиты, предоставленные НОСТЕ, с ее счета в Автобанке перекачивались в аффилированные фирмы — торговый дом «Стан», «Трейд-Автобанк-Инвест» и многие другие. Они получали продукцию комбината по сильно заниженным — до 40% — ценам, на чем НОСТА только за полгода потеряла около 220 миллионов рублей. И не платили за нее даже этих цен: долги комбинату перевалили за миллиард рублей. Деньги предприятия шли частично в «черную кассу», частично — в подконтрольные Автобанк, «Ингосстрах-Союз» и «Прайм Бизнес банк». Откуда поступали на счета НОСТЫ в виде кредитов и займов под залог имущества предприятия. А затем — вновь в аффилированные фирмы.

И вот этот самый бизнес оказался вдруг продан: обстоятельства вынудили. Комбинат объявили банкротом, соответственно, возник вопрос о состоятельности Автобанка. А еще — Андреев разошелся с Родионом Гамзаевым. Гамзаев заявил, что Андреев его «заказал», Андреев заявил, что все с точностью до наоборот. Вполне возможно, что правду сказали и тот, и другой. Так Андреев перестал быть владельцем Автобанка, которым он, собственно, никогда и не был. Можно ли в таком случае вообще обсуждать, а была ли кража бизнеса? Ответ действительно зависит от того, можно ли считать самого Андреева бизнесменом.

Если у следствия есть желание называть его именно так, то придется официально признать законность теневого бизнеса, где права на компании определяются «по понятиям». Если же такого желания нет, тогда надо признать, что существование организованных преступных группировок из бывших и настоящих сотрудников МВД представляет собой угрозу не только престижу государственной власти и правоохранительной системы, но и национальным интересам России: ее богатства разворовываются и уплывают за рубеж миллиардами долларов.

Компромат

Владимир Антонов