Тайна "Атолла". Ч.3

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::22.06.2006

Тайна “Атолла”. Часть III

За то, что Березовский передавал боевикам миллионы долларов, он хотел получить Нобелевскую премию мира

Александр Хинштейн

Converted 21648.jpg

Converted 21649.jpg

Converted 21650.jpg

С именем Березовского были связаны самые громкие похищения: Елены Масюк, Геннадия Шпигуна, Валентина Власова

О тайных связях Березовского с чеченскими боевиками написано немало. Тема эта — одна из самых мистических в новейшей российской истории.

Сам Березовский по понятным причинам категорически открещивается от всех обвинений в причастности к терроризму. На Западе, где обрел он нынче приют, подобные связи не в почете.

Борис Абрамович как будто не знает, что нет ничего тайного, которое когда-нибудь да не стало бы явным...

Сегодня мы продолжаем рассказ о темных страницах из жизни беглого олигарха и о созданной им домашней спецслужбе “Атолл”. По иронии судьбы Березовский угодил в свои же собственные сети. В архиве компромата, который долгие годы собирал он на лучших людей страны, оказались и свидетельства его связей с чеченскими бандитами. Да и бессменный руководитель “Атолла” Сергей Соколов, который впервые решил заговорить, помнит тоже немало...

— Березовский был связан с чеченцами исторически. Еще когда он торговал автомобилями, вокруг него всегда крутилась масса чеченских бандитов. Начальником службы безопасности “ЛогоВАЗа” был, например, бывший борец — Салман Хасимиков: он у Дудаева возглавлял госбезопасность.

Но и, уйдя в политику, с чеченцами Борис не порвал. Просто это были теперь бандиты более серьезного уровня.

В доме приемов “ЛогоВАЗа” гости с Кавказа дневали и ночевали. Я часто видел там Арби Бараева, Закаева, Басаева. Удугов вечно ходил в папахе. Многие приезжали с оружием. Помню, какой-то колоритный боевик расхаживал по клубу в камуфляже, со “Стечкиным” наперевес.

— Чем они занимались у Березовского?

— Тем же, чем и остальные гости. Решали вопросы. Тусовались.

Года с 1996-го Борис понял, что, если грамотно разыгрывать чеченскую карту, она может приносить и политические дивиденды, и немалые деньги: причем одновременно.

Он стал заниматься выкупами заложников из чеченского плена. Это был такой нескончаемый круг. Бандиты воровали людей, получали выкуп, а на вырученные средства похищали новых заложников.

Каким образом распределялись деньги, я не знаю, но сомневаюсь, чтобы Березовский мог упустить свою выгоду. Уж какой-то процент ему наверняка перепадал.

Внешне освобождения эти подавались в прессе, особенно на ОРТ, как спецоперации; результат блестящих Бориных способностей переговорщика. На самом деле за освобождения всегда платились наличные деньги, и немалые. Да и на операции эти Березовский практически никогда не летал.

Зачастую он приезжал в аэропорт, дожидался, пока привезут счастливых заложников, забирал их у трапа и вел к телекамерам. В Чечню летал, как правило, Бадри.

* * *

Ненадолго прерву исповедь Сергея Соколова. Большая часть им рассказанного подтверждается записями из архива Березовского. И не только ими.

В моем распоряжении есть множество протоколов допросов участников чеченских событий: боевиков, сотрудников спецслужб, масхадовских функционеров. У большинства этих людей нет никаких оснований лжесвидетельствовать против Березовского, тем более что каждый из них оставил подпись в утвержденной УПК графе: за ответственность по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предупрежден.

“Практически все обмены и выкупы военнопленных или гражданских лиц происходили непосредственно с санкции Березовского, через его представителей в Чечне и в РФ, — показал, например, на допросе член Комиссии по обмену военнопленными, ранее дважды судимый Адам Бибулатов. — Так, в декабре 1996 года через посредничество Текилова Балауди у Салмана Радуева были выкуплены, а также обменяны омоновцы во главе с майором Зотовым”.

Освобождение пензенских омоновцев было первой громкой “миротворческой” акцией Березовского. 14 декабря 1996-го на блокпосту при въезде в банда Радуева захватила в заложники 22 милиционера. Четырьмя днями позже стараниями Березовского все они были выпущены на волю. Якобы совершенно бесплатно.

Генпрокуратура, которая не первый год ведет дело в отношении Березовского, доподлинно установила, однако, совсем другое. Уже после возвращения бойцов из плена Березовский добился освобождения группы чеченских уголовников, осужденных в России за тяжкие и особо тяжкие преступления. По фиктивным документам 11 убийц и бандитов передали чеченской стороне, а потом, задним числом, амнистировали.

Успех окрыляет. Вскоре редкий месяц обходился уже без очередного подвига, совершенного “послом доброй воли”, беспокойным Борисом Абрамовичем. Людей вытаскивали из Чечни пачками.

Правда, о том, что похищают их одни и те же боевики, а вырученные от выкупов средства бандиты тратят на оружие и технику, телевидение и газеты не сообщали. Равно как и о том, что бандиты эти самым тесным образом были связаны с главным “миротворцем”.

Тесные отношения с лидерами чеченских бандформирований завязались у Березовского давно: еще в середине 1996-го, в конце первой кампании.

Когда боевики захватили в августе Грозный и были взяты в плотное кольцо, достаточно было сделать лишь несколько последних усилий, чтобы навсегда покончить с мятежной Чечней. Командующий ОГВ генерал Пуликовский объявил уже бандитам ультиматум: оставить Грозный в течение 48 часов.

Но именно в этот решающий момент в дело вмешался Березовский. 21 августа вместе с генералом Лебедем он спешно прилетает в Грозный и, не заезжая даже в Ханкалу, в ставку федеральных войск, мчится на переговоры с Масхадовым. Пуликовского они с собой не берут. А когда генерал выражает по этому поводу возмущение, Борис Абрамович в присутствии его подчиненных кроет командующего последними словами.

“Ты, генерал, можешь считать все что угодно, — в изложении присутствовавшего на этой встрече генерала Трошева бросает он. — Твоя задача: молчать, слушать и выполнять то, что тебе мы с Лебедем говорим”.

Вскоре ультиматум был отменен, Пуликовский снят, а в Хасавюрте подписывается позорный мирный договор.

Теперь вам, надеюсь, понятно, отчего чеченские боевики с такой любовью относились к Березовскому?

Это именно Березовский провалил, по сути, переговоры с ичкерийскими лидерами, добившись вывода войск в одностороннем порядке: безо всяких встречных условий.

“Все это было похоже на фарс, — рассказывал мне участник тех переговоров, зам. полпреда российского правительства в Чечне Михаил Денисов. — Березовский появлялся на территории Ингушетии и Чечни спонтанно, на собственном самолете. Без всякого сопровождения уезжал куда-то с Удуговым или Ерихановым, пропадал на пару дней, а потом начинали происходить резкие изменения российской позиции на переговорах. Мы, например, требовали провести полное разоружение боевиков, отвести наши войска в определенные места дислокации, но под давлением Березовского все эти условия были сняты”.

Не менее интересную историю я услышал и от тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Куликова. В конце 1996-го Куликов уехал в загранкомандировку, а по возвращении узнал, что из Чечни спешно выведена последняя российская часть: 101-я бригада внутренних войск, хотя ее присутствие в Грозном и было заранее оговорено. Но Борис Абрамович подсунул Ельцину соответствующий указ, и ни одного российского солдата в республике больше не осталось.

К чему это привело — объяснять, думаю, не надо. Через три года чеченский гнойник прорвало вновь. Только за это время кое-кто успел сколотить многомиллионные состояния. Выкуп заложников, поставленный на широкую ногу, оказался истинной золотой жилой.

“Это был разветвленный, хорошо отлаженный бизнес, в котором участвовали сотни людей”, — говорит тогдашний шеф МВД Куликов.

Сотни — не сотни, но одного человека, едва ли не главную фигуру этого бизнеса, мы знаем хорошо.

Обратимся вновь к материалам следствия.

Из протокола допроса Хожахмеда Яриханова, советника президента ЧРИ:

“Одним из способов финансирования бандформирований со стороны Березовского была организация похищения людей и их последующий выкуп. Так, например, когда была похищена Е.Масюк (корреспондент НТВ. — А.Х.), Масхадов приложил большие усилия по ее освобождению. Перед моим отъездом (в Москву) Масхадов сказал мне, что преступление почти раскрыто и Масюк будет освобождена силовыми структурами Чечни (...) но в дело вмешался Б.Березовский, заплатил похитителям 2 млн. долларов и выкупил Масюк. 

Когда были похищения Власова, Шпигуна и последующие выкупы, А.Масхадов на заседании президентского совета заявил, что все это организовывает Березовский, вплоть до того, что на одном из заседаний Масхадов предложил послать к нему человека и спросить, чего он — Березовский — добивается и зачем он это делает”.

Из протокола допроса члена кабинета министров ЧРИ Ломы Дагалаева:

“Как только у официальных государственных структур появилась информация о месте нахождении Елены Масюк и когда эти силовые структуры по поручению президента Масхадова предприняли действия по вызволению этой журналистки, появился Березовский... Не было никакой необходимости уплачивать эти деньги, то есть ее можно было освободить запросто”.

Из протокола допроса следователя прокуратуры Шайахмеда Ахматханова, входившего в состав бригады по розыску Е.Масюк:

“В процессе следствия были выявлены все подлинные соучастники, пособники, организаторы, выходило так, что... за данными похищениями находились Шамиль Басаев и Борис Березовский... Она была освобождена после передачи денег в сумме 2 млн. долларов США. После выплаты указанной суммы денег Басаев через Арсанова, Удугова использовал полученные деньги для закупки “Стингеров” в Грузии”.

* * *

Converted 21651.jpg

Шамиль Басаев признал, что Березовский передал ему $2 млн

Нормально, да? Человека можно освободить бесплатно, но вместо этого бандитам чуть ли не насильно всучивают 2 миллиона долларов, еще, наверное, и уговаривают: очень просим, накупите себе “Стингеров”, пожалуйста, побольше.

Впрочем, ничего удивительного здесь нет. Это был обычный, пусть и кровавый, бизнес, когда похитители и освободители действовали заодно, а потом делили между собой выкуп.

Ни один из украденных в Чечне людей не был освобожден бесплатно. За каждого либо платили деньги, либо выпускали взамен арестованных в России вайнахов-уголовников.

Похищенный ельцинский полпред Валентин Власов обошелся, например, в несколько миллионов долларов. Деньги, естественно, привез Березовский. Согласно показаниям директора Службы национальной безопасности Ичкерии Апти Баталова, на вырученные от Власова средства похититель — полевой командир Бауди Бакуев — закупил вооружение для своей банды.

А вот цитата из протокола допроса начальника отдела СНБ, родного брата шефа дудаевско-масхадовской госбезопасности Турпала Мовсаева:

“Основную роль в организации похищения людей на территории Чечни играл Б.Березовский. Он заказывал похищение наиболее известных политиков и журналистов. Это был его совместный бизнес с Кариевым, Хултыговым, Арсановым Вахой. К этому также были причастны Ш.Басаев и Мовлади Удугов. Брат мне рассказывал, что Басаев организовал похищение представителя России в Чечне — Власова. Похищение состоялось по просьбе Б.Березовского, чтобы поднять его авторитет и заработать деньги на выкупе... Мне известно, что всю правду о похищении знал заместитель Власова Акмаль Саидов. Он хотел обнародовать известные ему факты. После таких высказываний он был похищен и убит”. 

Б.Березовский — А.Смоленский

Смоленский: — Абрамыч, привет, дорогой... А ты где? Говорят, что ты в Чечне вроде бы.

Березовский: — Я уже прилетел.

С.: — Договорился с душманами?

Б.: — Конечно, Саш, а как ты думаешь! Пид…сы еб...ые, которые с ними до этого не могли договориться.

С.: — А они на другом языке разговаривают.

Б.: — Абсолютно! Я просто восторгаюсь!

* * *
Converted 21652.jpg
Мовлади Удугов, один из основных бизнес-партнеров Березовского в Чечне

Этот записанный диалог из “атолловского” архива компромата бьет просто-таки в точку. Березовский действительно первым из всех российских политиков заговорил с боевиками на одном языке. Чего, кстати, не только не стеснялся: напротив, даже — гордился.

С появлением Березовского выкуп заложников превратился в своеобразную финансовую пирамиду вроде “МММ”. Заложники — деньги — заложники.

Деньги фигурировали в этих схемах всегда, но не всегда были фактором решающим. До сих пор, например, не поставлена точка в загадочной истории с похищением в Чечне представителя МВД России генерала Шпигуна.

Геннадий Шпигун был украден прямо с борта самолета в грозненском аэропорту в начале 1999 года. Как впоследствии выяснилось, это было делом рук полевого командира Бауди Бакуева. (Президент Чечни Аслан Масхадов утверждал, что Бакуев действовал в связке с Березовским.)

“Спецоперация по освобождению Шпигуна была уже подготовлена, — рассказывал мне в интервью Сергей Степашин: в тот период он, к вящему неудовольствию Бориса Абрамовича, примерял на себя мантию ельцинского преемника. — Его должны были доставить в Москву 12 июня, в День независимости. Но в последний момент все сорвалось. Как мне докладывали, в дело вмешался Березовский. За то, чтобы не выдавать Шпигуна, бандитам было заплачено 7 миллионов долларов. Позднее это подтвердил и Масхадов. Это был тяжелейший удар по моей репутации, а кроме того, элемент большой политической игры, которая закончилась августом 1999-го”.

В августе 1999-го началась вторая чеченская война. Лишь она сумела разорвать замкнутый круг работорговли.

Впрочем, к событиям этим Борис Абрамович тоже имел не последнее отношение.

Еще тогда, в 1999-м, мы публиковали перехваты его телефонных переговоров с лидерами боевиков Мовлади Удуговым и Ахмедом Закаевым, сделанные за месяц до вторжения в. Чеченцы торопили Березовского, умоляя быстрее “прислать факс”. “Две с половиной единицы, — говорил Удугов. — Сегодня крайне нужна эта цифра”.

Березовский отреагировал на эти публикации болезненно, собирал даже пресс-конференции, грозил подать в суд. Но не подал. И не подаст никогда.

Уж он-то отлично знает, что финансирование боевиков было открыто им задолго до второй чеченской кампании. Деньги шли не только на выкупы заложников, но и в виде спонсорской помощи. Действующие лица — все те же.

Удугов — Березовский

Удугов: — Это Мовлади.

Березовский: — Я узнаю тебя, Мовлади, теперь.

У.: — Значит, дело у нас такое. Разговаривал сегодня с Зелимханом (Яндарбиевым. — А.Х.) и Асланом (Масхадовым. — А.Х.). Информация такого порядка поступила от меня вчера, я ее доложил. Значит, девятого числа прилетает сюда некий Бакиров, заместитель Лужкова. Значит, я с мэром разговаривал нашим. Будучи в Москве, они договорились, что в Грозном он примет Лужкова. По предварительной информации, 15-го числа Лужков должен прибыть в Грозный. Теперь я разговаривал с Зелимханом. Думаю, что Зелимхан с ним встречаться не будет... Ну, по нашему разговору тогда, по этой схеме работаем.

Б.: — Точно.

У.: — Второй момент. С Асланом разговаривал. Аслан тоже сказал, что надо... Во-первых, просил поставить в известность Виктора Степаныча.

Б.: — Огромное спасибо, что ты позвонил. Это абсолютно правильно, что мы с тобой сейчас попытаемся вместе. Я, с твоего позволения, завтра прямо поговорю с Виктором Степанычем на эту тему, и мы завтра с тобой связываемся вечером...

У.: — Хорошо, примерно в это время...

Б.: — Послушай теперь дальше... Ту первую цифру, которую ты назвал...

У.: — Понял-понял...

Б.: — Я думаю, что в этот же день я буду там.

У.: — Хорошо. Тем более, после нашего с тобой разговора, вот этой нашей идеи, я в принципе стал здесь кое-что зондировать, у меня возникли еще кое-какие дополнительные мысли по этому вопросу. Я думаю, хорошо было бы проконсультироваться и попытаться это дело толкать дальше.

Б.: — Я буду. И я уже эту тему поднял там, где я был вчера.

У.: — Хорошо, Борис. Долго говорить не будем.

Б.: — Я тебя обнимаю. Всем привет.

* * *

Converted 21653.jpg

Руководитель "Атолла" Сергей Соколов

— Сергей, о какой цифре идет речь? 

— Это деньги, которые Березовский обещал Удугову. Девять миллионов долларов.

— Откуда тебе это известно? 

— Да потому, что я сам отвозил их в аэропорт. Борис велел взять деньги в доме приемов “ЛогоВАЗа”. Они были в спортивных сумках. Вместе со своими ребятами я доставил их в “Шереметьево”, в бизнес-терминал “Афком”. Березовский уже находился там. Забрал сумки. Улетел в Чечню.

— Зачем такая сложность: почему он не мог привезти деньги сам, у него же была охрана? 

— Не знаю. Боря сказал: взять, привезти. Я взял... Может, он боялся, что в дороге возникнет какая-нибудь провокация. Остановят, начнут задавать лишние вопросы. После “истории с коробкой из-под ксерокса” он остерегался перевозить по Москве деньги.

— Это был единственный такой случай? 

— Нет, еще один раз я тоже доставлял ему в аэропорт перед вылетом в Чечню сумку с деньгами... Знаешь, я особого внимания этому не придавал. Обычная рутина: что деньги отвезти, что костюм...

* * *

Для самого Березовского перевозка денег боевикам — была тем более делом обыденным.

В декабре 1998-го чеченский парламент даже разбирался с одной из таких обыденностей: действительно ли Шамиль Басаев получил от российского олигарха 2 миллиона долларов?

Басаев факт признал. Часть денег, заявил он депутатам, пошла на благотворительность: ветеранам буденновского рейда. Другая — на собственные нужды. Миллионы, по версии Басаева, были презентованы Березовским в знак уважения и дружбы.

То, что Басаев застенчиво именует буденновским рейдом, российская Генпрокуратура трактует совсем иначе. По факту организации беспрецедентного теракта, унесшего жизни десятков людей, Басаев был объявлен в федеральный розыск. Что, впрочем, не помешало российскому чиновнику Березовскому подарить разыскиваемому преступнику 2 миллиона долларов.

Факт этот не вызывает никаких сомнений. В Генпрокуратуре собрано немало тому доказательств, в том числе показаний непосредственных свидетелей. Приведу лишь несколько фрагментов.

Из протокола допроса Микаила Латырова, зам. директора аэропорта “Ингушетия”:

“Весной 1997 года в аэропорт “Ингушетия” прибыл самолет “Ту-134”, на котором прилетел Борис Березовский... Его сопровождала охрана, у одного из которых в руках была большая темная спортивная сумка, размером около 90х40х50 см...

Спустя около получаса на территорию аэропорта въехала колонна из нескольких машин, с вооруженными людьми... Из машины “ВАЗ 2106” белого цвета вышел Шамиль Басаев, которого я уверенно опознал...

Через минут 20—30 из VIP-зала вышел Басаев, который держал в руке ту спортивную сумку, которую привез Березовский. С этой сумкой Басаев пошел к автомашине “шестерке” и, открыв заднюю дверь, поставил сумку на сиденье. В это время я находился рядом с автомашиной, и мне было видно, что сумка не полностью застегнута, в ней находились и были видны пачки с долларами США...”

Из протокола допроса Саид-Магомеда Чупалаева, начальника штаба Центрального фронта Ичкерии:

“Я находился в рабочем кабинете Ш.Басаева, расположенном в Доме правительства ЧРИ... В ходе беседы с Ш.Басаевым я обратил внимание на большую темную спортивную сумку, которая находилась под столом у Басаева. На мой вопрос, что это за сумка, Басаев ответил, что там находятся 2 миллиона долларов... Я открыл эту сумку, в ней находился полиэтиленовый мешок с пачками долларов. На мой вопрос, откуда эти деньги, Басаев сказал, что это ему передал Борис Березовский в качестве подарка”.

Из протокола допроса бригадного генерала Салмана Радуева:

“Летом 1998 года сотрудниками администрации президента ЧРИ усиленно распространялась информация о том, что Шамиль Басаев получил от Бориса Абрамовича Березовского крупную сумму денег в американских долларах...

В ходе одной из встреч с Шамилем, которая состоялась в конце сентября 1998 года, я поинтересовался у него о достоверности распространяемых слухов. Басаев сообщил, что... он активно сотрудничал с заместителем секретаря Совета безопасности Российской Федерации Березовским Б.А. Во время неоднократных телефонных разговоров Басаев попросил у Бориса Абрамовича денежных средств на восстановление Чири-Юртовского цементного завода и других объектов народного хозяйства. Березовский ответил согласием и в конце апреля 1997 года в городе Слепцовске Республики Ингушетии лично передал ему для этих целей два миллиона долларов США наличными...”

* * *

Стоит ли добавлять, что Чири-Юртовский цементный завод никогда и никем не восстанавливался...

Весьма показательная деталь: когда министр внутренних дел Анатолий Куликов доложил Ельцину о том, что его любимец передал главарю террористов 2 миллиона долларов (спецслужбы узнали об этом незамедлительно), президент и бровью не повел. Как будто это в порядке вещей.

И на слова министра, что деньги эти не из собственного его кармана, а скорее всего бюджетные, Ельцин отреагировал тоже очень своеобразно.

“Конечно, не свои, — по воспоминаниям Куликова, нехотя отозвался гарант. — Какой же дурак будет отдавать бандитам свои деньги”.

Неудивительно, что подобные транши шли в Чечню постоянно...

Из протокола допроса Лечи Яхъяева, главного редактора газеты “Свобода”:

“В 1997 г. в конце лета в штаб Радуева Салмана, расположенный на бывшей площади Ленина, прибыл Б.Березовский, и они общались в его кабинете. Я лично это видел, так как в это время тоже находился в штабе. Там же я встретился с Ш.Басаевым... После окончания встречи Ш.Басаев забрал Б.Березовского и С.Радуева и уехал с ними на своей машине. Впоследствии Ш.Басаев мне сказал, что от Б.Березовского получили большие деньги... Как он мне потом сказал, деньги были потрачены на закупку оружия и боеприпасов”.

Из протокола допроса начальника отдела СНБ ЧРИ, брата бывшего директора СНБ Турпала Мовсаева:

“...в этот период, с 1998 г., брат мой общался с Ахмедом Закаевым и Казбеком Махашевым, которые приезжали к нему домой в Грозный. Я несколько раз присутствовал на этих встречах, в т.ч. и в июле 1999 г. перед вторжением в. На этой встрече Казбек Махашев сообщил, что в августе 1999 г. планируется поход на и что с деньгами для финансирования похода помогает Б.Березовский. Также Казбек Махашев сказал, что он в июле месяце встречался с личным помощником Березовского в аэропорту г. Нальчика — грузином по имени Бадри, который привез деньги от Березовского...

Также на этой встрече Ахмед Закаев и Казбек Махашев говорили, что полевому командиру Бауди Бакуеву (похитителю Шпигуна и Власова. — А.Х.) Березовский также передал деньги, около 30 миллионов рублей, для участия его боевиков в походе на”.

* * *

— Кажется, в 1997 году у Бориса возникла навязчивая идея: он захотел получить Нобелевскую премию мира за свою деятельность в Чечне.

Я тогда познакомился как раз с нобелевским лауреатом, ирландкой Бэтси Вильямс. Она приехала в Россию, чтобы встретиться с Радуевым. Совершенно отмороженная тетка. Без тормозов.

“Давай, — говорю ей, — тоже сделаем Березовского лауреатом. Он столько вкладывает в Чечню, спасает заложников, насаждает мир и благоденствие”. Вильямс согласилась.

Я привел ее к Березовскому. Вместе составили план. Борис должен был провести серию красивых акций: вкачать деньги на строительство каких-нибудь мирных объектов, отправить детей на лечение.

— Зачем Березовскому это было нужно? 

— Борис очень тщеславный человек. Как и все закомплексованные люди, он неравнодушен к наградам, признанию. Все время надо быть на виду, светиться по “ящику”. А здесь такое! Нобелевская премия мира! Кроме Сахарова и Горбачева, ее у нас никто больше не получал.

Но дело так ничем и не кончилось. У Бори возникли новые планы, замыслы; он закрутился, перегорел. Единственно, мы с моим сотрудником Магомедом Зурабовым успели проехать всю Чечню, набрали раненых детей. Но уже когда привезли их на лечение в Москву, Березовский деньги давать отказался — а вдруг, мол, не выгорит с премией. Еле-еле я вышиб из него 50 тысяч долларов.

Ладно. Хоть одно доброе дело сделали...

* * *

О проделках Бориса Абрамовича я пишу уже много лет: еще с тех самых пор, когда он открывал ногой двери в Кремль и расставлял министров.

Ни один приведенный мною факт ни Березовский, ни его друзья опровергнуть так и не смогли, хотя неизменно и вопили они, что я лгу по указке спецслужб и темных сил зла. Но проходило время, и выяснялось, что в очередной раз я оказался прав.

Так случилось и с “Атоллом”. Когда в январе 1999-го я впервые поведал стране о существовании домашней спецслужбы Березовского, шпионящей за семьей президента и российским истеблишментом, Борис Абрамович тоже кричал, что все это злостная клевета и об “Атолле” он в жизни не слышал.

Интересно, что скажет этот человек теперь? И как отреагируют на это британские власти, предоставившие Березовскому политическое убежище?

Попробуйте представить себе, чтобы какой-нибудь английский подозрительный коммерсант установил слежку за всем бомондом королевства, прослушивал телефоны королевской семьи, шпионил за принцем Чарльзом, обрабатывал бы принцессу Диану или Камиллу Паркер и предлагал взять в долю премьер-министра. И вдобавок — еще бы и передавал миллионы фунтов стерлингов лидерам Ирландской республиканской армии. А потом бы, когда этого пройдоху попытались посадить в тюрьму, сбежал в Россию и получил бы у нас политическое убежище.

Такое не привидится и в страшном сне. Но в чем же тогда разница? Неужели все дело исключительно в часовых поясах?

Я очень надеюсь, что после этих публикаций власти Великобритании вновь задумаются над тем, что делают они. И когда в Лондон придет новый запрос нашей Генпрокуратуры об экстрадиции Березовского, этот человек окажется наконец в тех местах, где ему давно уже надлежит быть.

За запросом, кстати, дело не станет. Уже сегодня все имеющиеся у меня записи я передам в Генеральную прокуратуру. Герой моего рассказа, бывший шеф “Атолла” Сергей Соколов, также готов давать откровенные показания.

Борис Абрамович, ждем вас на Родине!

Р.S. Прошу считать эти публикации официальным депутатским запросом в Генеральную прокуратуру.