Тайна "оборотня-педераста"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

01.02.2005 Тайна "оборотня-педераста" Технология информационной провокации от Эдика Лимонова
Андриан Яркевич
Converted 18160.jpg
Мальчики играют в царя горы. Вырастая, продолжают, но на социальной и политической лестнице. Разбитый нос – худшее, чем обходится война за снежную гору. Взрослым сложнее: шагать к вершине нередко приходится по мертвым телам. Порой приходится идти по трупам не только врагов, но и друзей.

От трупов портится настроение. Чтобы не портилось, приходится придавать игре романтический оттенок. Помогают изощренные пиар-технологии с помощью информационных провокаций. Глава первая. Фанаты в штатском?
Примером не очень удачной информационной провокации стали события на улице Марии Ульяновой в субботу 29 января. 

Как известно из сообщений московских СМИ, в районе десяти часов утра к штабу Национал-большевистской партии подъехало несколько машин. Из машин вышли молодые люди без специальных признаков – униформы, нашивок, повязок и т.п. на них не было, зато некоторые из них были вооружены палками. Всего их было то ли 30, то ли 40 человек. Молодые люди попытались ворваться в помещение штаба НБП. Ругаясь, выкрикивая оскорбления и еще, по словам нацболов, нацистские лозунги, они пытались штурмовать штаб. Штурм был недолгий и убогий. Даже проникнуть внутрь не смогли. Сломав внешнюю дверь, хулиганы оказались перед закрытой внутренней. Несколько разбитых стекол и испачканная краской стена – все, чем ограничился штурм. Намерения хулиганов остались тайной – помахав кулаками и палками (в результате несколько обороняющихся получили ушибы), они убрались восвояси. Пятеро убежать не успели – их задержали приехавшие сотрудники Ломоносовского ОВД.

Представители партии Лимонова сообщили журналистам, что к хулиганской выходке причастен Кремль, так как именно по звонку оттуда генеральный директор ОРТ Константин Эрнст отправил съемочную группу Первого канала на место события. Нацболы особо подчеркнули, что хулиганами руководили неизвестные «лица в штатском».

Не удержусь от иронии: обычно погромами управляют лица в фуражках с кокардами, но в этот раз бери выше – хулиганами руководили бойцы невидимого фронта. Раз уж в штатском.

Неплохой трюк Лимонова. Информационным поводом сделано неэффективное нападение неизвестных молодчиков на штаб-квартиру НБП, ключевым инфосообщением публике – эпизод из борьбы Кремля с несгибаемым оппозиционером (революционером) и его соратниками.

Серьезный анализ происшествия показывает: смешного не так уж много. На самом деле не о мелкой уголовке речь – о большой политике.

Главный факт – вовсе не налет фашистов (или кто там они?) с никакими последствиями. Главное – Кремль, ОРТ и люди в штатском против оппозиционной партии. В чем очень нуждаются, чего хотят и без чего увядают нацболы. Цель вполне достигнута: в сообщениях СМИ все отразилось как надо. На революционную пургу повелись не только антипутинские ресурсы – многие СМИ так или иначе отразили мессидж Лимонова: 1) была потасовка; 2) по словам нацболов, это ОРТ и звонок из Кремля; 3) по словам ОРТ, никакого звонка; 4) дальше думай как знаешь. И дальше самое интересное.

Известно, люди склонны мысленно «доигрывать» все информационные сигналы с неясным содержанием в соответствии со своей давным-давно выстроенной субъективной картиной мира. Человек с политическими предпочтениями всегда интерпретирует обрубок информации в зависимости от таковых. Не любишь Путина – субботняя история у штаба НБП в твоей голове расшифровывается так: ужасный ВВП с сатрапами из ФСБ прижимает оппозицию. Любишь Путина (вариант – не любишь Лимонова), тогда, значит, молодые дураки, как всегда, что-то делят, куда только милиция смотрит, давно пора их приструнить. Полностью аполитичных граждан не существует, следовательно, информационный эффект от акции гарантирован. Лимонов? Да, есть такой, против него сам Кремль воюет, но тщетно. Ах… Глава вторая. Как учил Борис Абрамович
Технология нехитрая. Информационная провокация не тянет по изощренности на те, что устраивал незабвенный Борис Абрамович. Повторить может любой желающий.

Первый шаг. Информационный повод – например, попытка захвата штаба партии – если не возникает сам (когда, например, нападают реальные хулиганы), то формируется искусственно.

Второй шаг. Звонок в милицию и СМИ. В случае искусственной организации событий – заранее. Телевизионщики, газетчики и интернетчики, как водится, живо реагируют на запах жареного.

Третий шаг. Интерпретация. Менты и журналисты быстро выясняют, что суть дела исчерпывается молодежной потасовкой, но им подбрасывается трудноверифицируемая деталь: в окрестностях оказалась съемочная группа Первого канала, подконтрольного режиму – догадайтесь, чей заказ. Трезвый наблюдатель задаст себе вопрос: если бы первыми на месте оказалась не дежурная группа ОРТ, а сотрудники «Коммерсанта» или «Новой газеты», это был бы заказ Березовского? Но остается, как минимум, осадок.

После задержания пятерых хулиганов сотрудниками милиции выяснилось, что нападавшие – такие же хлопцы, что оборонявшиеся. Молодые, не очень умные, плохо устроенные, имеющие мелкие проблемы с законом и обществом. Ребят в милиции идентифицировали как футбольных фанатов. По их словам, причина своеобразного визита в штаб НБП – исчезновение одного парнишки, чьего-то там друга. Мол, неудачно завел дружбу с лимоновской партией, и пропал. Выяснить судьбу товарища иначе как угрожая силой, способа не придумали – до того их претензии были встречены партийцами недружелюбно. Сами тоже не ангелы, ну и понеслась.

Журналисты отметили принадлежность нападавших к молодежным группировкам фашистского толка. Не удивительно. Среди молодчиков, избивающих чернокожих студентов и «лиц кавказской национальности», поджигающих трибуны стадионов, что-нибудь иногда пикетирующих и т.д., часто встречаются одни и те же лица. Техническая суть дела одна – что-нибудь разбить, подраться, поджечь машину на обочине. Если нравится это делать (тем более, иногда перепадает денежка), то какая разница, где и под каким соусом?

Поскольку убитых, покалеченных и даже толком побитых в субботней истории нет, дело, скорее всего, спустят на тормозах. Никто не вспомнит про хулиганов. Никто не будет искать пропавшего пацана, если таковой вообще существует. Никто не получит ни наказание, ни награду. Про Лимонова и Ко, наоборот, не забудут. Глава третья. Че Гевара или придурок?
Впрочем, есть мнение, что к событиям действительно причастен Кремль. Но совсем не такой Кремль, о котором говорят юные лимоновцы.

Известно, что НБП выполняет специфическую функцию Моськи, лающего на Путина-слона. Известно, что это раздражает официальный Кремль, но не более того. 

Если бы официальный Кремль видел в партии Лимонова стратегически опасного врага, последний был бы стерт в порошок быстро и эффективно. Небольшой теракт, организованный от имени НБП – посадка господина Лимонова – развал партии: всем спасибо, все свободны. Можно без теракта. Лимонов до сих пор ходит под статьей, ведь его выпустили условно-досрочно. Со стороны путинского режима много не требуется: надуманный повод, арест, и враг режима снова в тюряге. Мгновенно. Возможностей миллион. Достаточно заставить кого-нибудь из мальчишек, задержанных при захвате вестибюля администрации президента, показать на Эдичку и произнести два слова: «он организовал». Все, точка. Восемь лет как с куста.

Почему-то Кремль этого не делает. Почему?

На самом деле, если исходить из гипотезы об Эдичке-революционере, вокруг Лимонова и его полулегальной организации удивительно много вопросов, не имеющих рациональных ответов. Как и вокруг его трудовой биографии.

Во времена Союза был нонконформистом. В молодости свалил за бугор – сначала стал обитателем социального дна, затем превратился в своеобразного совпатриота – в Нью-Йорке, но сталинского толка. Провел в эмиграции в США и Франции 17 лет.

Небесталанный писатель. Все тексты автобиографические, с реальными событиями и персонажами, многие из которых здравствуют поныне. Все от первого лица. Единственная неприятность, которую автор не мог знать заранее – красочное описание собственной гомосексуальной активности, переходящее с героями из одной книги в другую. Позже, окунувшись в политику, автор понял, что понятия «патриот» и «педераст» сочетаются неважно, и объяснил соратникам, что «голубыми» делами баловался не автор, а его главный персонаж.

Воевал на Балканах и в Приднестровье. Участвовал в конфликте между Ельциным и Верховным советом РСФСР на стороне Руцкого-Хасбулатова.

В книжках последних лет недвусмысленно высказывался в духе «воевать – прикольно». Эдичкин экстремизм как способ самовыражения во всей красе вылез в книжке «Анатомия героя»: автор описал, как НАДО спровоцировать гражданскую войну на Украине.

В предисловии «Книги мертвых» как бы ради прикола пообещал купить на гонорар партию автоматов и – «такое устроить, что всем станет весело». Весной 2001 года в Горном Алтае почти осуществил мечту, но был задержан при попытке купить партию оружия. Униженно объяснял следователям, что турист, а не террорист. Просидев в тюрьме два года, был отпущен условно-досрочно. Теперь боится ходить на акции своей молодежи – можно загреметь.

В итоге для одних стал Че Геварой, для других – придурковатым интриганом. Реальность хуже. Эпилог. Агент Национальной БезоПасности
Кремлю существование экстремиста Лимонова чрезвычайно выгодно. С одной стороны, он пугало Кремля: посмотрите, с кем объединяются Явлинский, Немцов и Зюганов! С другой, хороший повод для некоторых товарищей требовать дополнительное финансирование на борьбу с терроризмом. С третьей – пламенный борец с режимом полностью подконтролен самому режиму.

Не помню, чтобы независимых экстремистов (например, Баркашова) показывали в прокремлевских СМИ и печатали на обложке журналов. Мода на нонконформизм, присущая левой интеллигенции, притягивает нестабильную часть общества, склонную быть за того, кто против власти, к Лимонову. А Лимонов получает зарплату там же, где Рогозин. Неплохо.

Политика – циничная игра. Ничего не поделаешь, таковы правила.

В эфире радио «Эхо Москвы» мама одного из непутевых подростков обещала Эдуарду Лимонову выцарапать глаза за поломанную жизнь сыночка. На что лидер НБП резонно ответил, что сыночек не маленький – сам в партию пришел, сам на дело пошел. Взрослый – если сядет, то сам. Мама не понимает, что если кто-то во взрослой игре в царя горы идет наверх, кому-то ведь приходится работать расходным материалом.