Тайна "серы схем"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::25.08.2006

Дочки – матери. Зачем «Газпрому» нужен «Межрегионгаз»

Андрей Красавин, Николай Макеев

Цены российского газа определяются не Кремлем, а рынком. «Более прозрачного механизма я себе представить не могу», – заявил Владимир Путин во время саммита G8 в Санкт-Петербурге. Но «Газпром» находит способы продавать газ «выше рынка».

Октябрьское утро 2005 года было по-осеннему пасмурно и дождливо. Редкие автомобили на Калужском шоссе, проносясь на огромной скорости, окатывали случайных прохожих потоками грязи. Лишь на 24-м километре трассы горели огни – сотрудники ГИБДД освещали фарами место автомобильной катастрофы. Заключение можно было сделать, не сходя с места трагедии. «Водитель KIA Cerato не справился с управлением. Машина вылетела в правый кювет. В результате водитель и два пассажира скончались, не приходя в сознание», – сухо отчитывался представитель ГУВД. Только спустя несколько часов «силовики» выяснили, что в этой машине находился первый генеральный директор «Межрегионгаза» Валентин Никишин. С его смертью в небытие ушли многие тайны главного сбытового предприятия «Газпрома» в нашей стране.

Банкротить и скупать

Создание «Межрегионгаза» точно отражает смысл поговорки «лучшее – враг хорошего». Компания была организована в 1997 году «Газпромом» для выполнения двух функций. Во-первых, «Межрегион» должен был взять на себя нелегкое бремя по выколачиванию денег за поставленный газ из региональных администраций. Регионы практически перестали оплачивать топливо живыми деньгами. Взамен они предлагали убыточные активы – долгострои, разорившиеся совхозы и даже детские сады. К 1997 году доля бартера в оплате газа превышала 98%. Забирая предприятия, «Газпром» наживал себе головную боль. Для поддержания на плаву непрофильных активов ему приходилось выкладывать до миллиарда долларов ежегодно.

Во-вторых, перед «Межрегионом» поставили задачу аккумулировать на своем балансе как можно больше газораспределительных организаций (ГРО), отвечающих за поставку топлива непосредственно потребителям по сетям местного значения. Во время повальной приватизации контрольные пакеты ГРО достались областным властям. Существенного влияния на такие «облгазы» «Газпром» не имел. Более того, их деятельность наносила убытки монополии. Теоретически ГРО должны были зарабатывать лишь на транспортировке газа. Однако, заключая контракты с потребителями, распределительные компании требовали дополнительную маржу. В результате цены на газ в России росли. Если тарифы Федеральной энергетической комиссии не превышали $30 за тысячу «кубов», то на деле цены доходили до $48.

Во главе новой структуры экс-глава «Газпрома» Рем Вяхирев поставил своего ближайшего соратника – Валентина Никишина. Как утверждали его коллеги, руководителю «Межрегиона» предоставили «самый широкий круг полномочий». Именно через Никишина проходил финансовый поток сбытовой компании, который тогда оценивался в $6 – 8 млрд в год. На первый взгляд дело пошло. Всего за два года, пользуясь покровительством топ-менеджеров «Газпрома», Никишину удалось увеличить долю расчетов живыми деньгами до 85% и получить наиболее привлекательные с точки зрения бизнеса ГРО. «Межрегион» ограничивал поставки топлива потребителям-должникам, банкротил их, а затем скупал акции этих компаний. Аналогичным образом «дочка» газовой монополии поступала с предприятиями и производствами, которые являлись должниками ГРО. К 2000 году «Межрегиону» удалось получить контроль над 30 региональными газовыми компаниями и 128 газораспределительными организациями. В это же время Никишин создавал региональные сбытовые компании, чтобы иметь максимальный доступ к промышленным потребителям.

Обратная сторона газа

Фортуна благоволила к Никишину почти пять лет, до прихода в «Газпром» в 2001 году Алексея Миллера. Новый руководитель концерна устроил ревизию «Межрегиону», в ходе которой выяснилось, что, скупая ГРО в интересах монополии, топ-менеджеры ее «дочки» не забывали и о себе. В 2000 году пакеты акций газораспределительных компаний, которые удалось скупить или получить в счет долгов «Межрегиону», были консолидированы в новом предприятии – «Регионгазхолдинге». Доля «Межрегионгаза» (соответственно «Газпрома») в этой компании не превышала 20%. Остальное досталось неизвестным частным фирмам: «Либерти», «Стройкому», «Газспецтехнологии», «Ресурсу МРГ» и «Межолимпинвесту». Как предполагали в «Газпроме», за всеми этими организациями стояли руководители «Межрегиона» и, в частности, сам Никишин. К концу 2001 года монополия вынудила частных акционеров «Регионгазхолдинга» продать часть своих бумаг, после чего доля «Межрегиона» в этой компании выросла до 55,9%. Забегая вперед, окончательно вернуть себе контроль над ГРО, купленными в конце 1990-х, «Газпрому» удалось лишь в 2004 году, когда на базе «Регионгазхолдинга» был создан «Газпромрегионгаз», в котором «Межрегионгаз» получил 99%.

В начале 2002 года Никишин был уволен. Его место занял выпускник Ленинградского горного института Николай Горновский. После ухода Никишина в головной компании выяснили еще одну любопытную подробность. Доли в «Регионгазхолдинге» оказались не единственным бизнесом бывшего руководства «Межрегиона». Они также получали комиссионные от продажи газа по сверхлимитным контрактам. Другими словами, когда какое-либо предприятие испытывало дефицит топлива, оно обращалось в «Межрегион» с просьбой о дополнительных поставках. За положительное решение помимо непосредственной оплаты газа потребители перечисляли определенные суммы фирмам-посредникам, аффилированным с руководством «Межрегиона». Как рассказал бывший руководитель одной из «дочек» «Газпрома», «Межрегион» сам выбирал, кому продать сверхлимитный газ. «В отличие от экспортных контрактов, где объемы газа строго регламентированы межправительственными соглашениями, продажи газа внутри России практически не контролировались «Газпромом». Отсутствие серьезного надзора привело к взяткам и откатам», – отмечает собеседник «Ко».

Восстановить картину Миллеру помог глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс. Проверки энергохолдингом своих «дочек» выявили «неоднократные случаи сверхдоговорных поставок газа региональными компаниями «Межрегионгаза» по цене, установленной ФЭК, с одновременным заключением договоров о вознаграждении посредническим компаниям». В своем письме в «Газпром» энергетик даже перечислил заинтересованные компании – «Петростройкомплект», «Ресурс», «Энергия-Холдинг», «Адми-Сервис», «Нафта-Центр», «Газинфософт», «Нефтегазсинтез», «Энергопромгаз» и «Газ Сервис XXI». По словам Чубайса, заключение договоров с посредниками «навязывалось» структурами «Межрегионгаза» и «являлось обязательным условием» для дополнительных поставок газа. «Балансовый газ становится внезапно забалансовым, – возмущался глава РАО. – Вместо нормальной «фэковской» цены вдруг появляется какая-то другая цена, когда наших генеральных директоров буквально вынуждают подписывать какие-то, извините за выражение, боковые соглашения, являющиеся условием поставки нормального балансового газа». Энергетики утверждали, что после смены руководства в сбытовой компании посредническая схема продаж продолжила действовать. По их подсчетам, посредники в 2002 году нанесли ущерб РАО «ЕЭС» более чем на 500 млн рублей.

В «Межрегионе» до сих пор отрицают факт существования посредников. В ответе на запрос «Ко» говорится, что при заключении контрактов на сверхлимитную поставку газа компания отдает предпочтение государственным предприятиям, коммунально-бытовому сектору и населению. Промпотребители могут рассчитывать на дополнительный газ, если только заранее заключат соответствующее соглашение с «Межрегионом». Вместе с этим в декабре 2002 года, когда Горновский еще возглавлял «Межрегион», его компания лишилась права самостоятельно устанавливать лимиты газа и подписывать договоры с потребителями. В феврале 2003-го Горновский был также смещен с поста главы сбытовой компании. После его ухода разразился еще один скандал. Оказалось, что во время руководства Горновского «Межрегион» потерял контроль над минерально-химической корпорацией «Азот». Крупный пакет акций предприятия перешел к фирмам, дружественным менеджменту «Межрегиона», в том числе и Горновскому.

Без полномочий

Терпеть самостоятельность прибыльной «дочки» «Газпром» уже не мог. Миллер по совету своего заместителя Александра Рязанова передал функции «Межрегиона» департаменту монополии, который возглавил Кирилл Селезнев. Этот молодой менеджер сделал головокружительную карьеру. С Миллером он познакомился в северной столице, где они вместе работали в «Морском порту Санкт-Петербург» и «Балтийской трубопроводной системе». В конце 2001 года новый глава «Газпрома» призвал Селезнева, которому тогда не исполнилось и 27 лет, в головной офис концерна. Как заявили «Ко» в «Межрегионе», их новый руководитель в период 2002 – 2005 годов сумел увеличить стоимость чистых активов компании в 22 раза – с 2,46 млрд до 54,87 млрд рублей. Дебиторская задолженность «Межрегиона» (без учета Южного ФО) в 2003 – 2006 годы снизилась почти в два раза: с 40 млрд до 21 млрд рублей.

Все финансовые потоки «Межрегиона» (уже около $10 млрд в год) переключились на головной холдинг. Выделение сверхлимитных объемов поставок газа в регионы полностью должно было перейти под контроль департамента Селезнева. То есть возможность получения «отката» от промышленных потребителей, заинтересованных в дополнительных поставках дешевого газа, перешло к топ-менеджерам холдинга. «Газпром» предлагал даже ликвидировать «Межрегионгаз» за ненадобностью.

Против этого решения монополии выступили чиновники. Главным оппонентом Миллеру стал министр экономического развития Герман Греф, заявивший, что передача сбытовых функций в материнскую компанию противоречит сути газовой реформы. Его ведомство настаивало, чтобы распределением газа по российским регионам занимался не «Газпром», а межведомственная комиссия или Минэкономразвития. Однако газовую реформу, о которой упоминал Греф, «спустили на тормозах». Единственное, на что согласился «Газпром», это передать право утверждать газовый баланс своему совету директоров, большинство мест в котором занимают чиновники.

Впрочем, успехи Селезнева были несколько омрачены. По мнению аналитика банка «Зенит» Евгения Суворова, на рубеже 2005 – 2006 годов менеджеры «Газпрома» расслабились и перестали жестко контролировать работу «Межрегиона». Монополия нашла новое применение этому активу. Сбытовая компания стала инструментом в борьбе «Газпрома» со стагнацией добычи. Не секрет, что добыча на большинстве собственных месторождений концерна падает. Прирост производства «Газпрому» обеспечивает скупка независимых газовых компаний. К настоящему моменту монополии удалось, так или иначе, войти в бизнес всех крупных независимых игроков – «Нортгаза», «Итеры» и НОВАТЭКа. Убедить частников расстаться со своими активами «Газпром» старался за счет радикальных мер. Добывающим компаниям время от времени отказывали в доступе к трубопроводной системе «Газпрома». Так случилось с крупным Береговым месторождением, лицензия на освоение которого принадлежала «Итере». В таких условиях частные производители были вынуждены продавать газ, в том числе и «Межрегиону», по бросовым ценам прямо «на скважине».

Вместе с этим профильная работа «дочки» «Газпрома» – распределение и продажа газа внутри России – вновь вызвала нарекания. По итогам прошлого года российские продажи монополии, согласно данным самого концерна, составили 307 млрд кубометров. По данным «Межрегиона», эта цифра ниже и составляет 290 млрд кубометров. Сотрудники головной и дочерней компаний не говорят о судьбе остального газа, стоимость которого по нынешним ценам превышает $600 млн. По мнению Суворова из «Зенита», не исключено, что этот объем был продан на сверхлимитных условиях.

Добиться прозрачности главной сбытовой «дочки» «Газпрома», по мнению аналитика ИК «БрокерКредитСервис» Екатерины Кравченко, можно двумя способами – за счет ликвидации компании или ее реформы. «Межрегион» запутывает систему бизнеса «Газпрома» и способствует закрытости монополии, – говорит эксперт, – непонятно, где центр формирования издержек, а где прибыли».

Тайна «серых схем»

Сохранится ли «Межрегионгаз» в сегодняшнем виде? Правительство на протяжении нескольких лет предпринимало попытки разделить в монополии транспортную составляющую и добычу. Это позволило бы оценить, насколько издержки адекватны затратам. Но газовая реформа канула в Лету. «Газпром» имеет серьезные лоббистские силы, и до сих пор ему удавалось отбивать попытки разделения, – продолжает Кравченко, – если это им не было выгодно, им удавалось их отбить». Другое дело, действительно ли «Газпрому» необходимо делать «Межрегион» прозрачным или ликвидировать эту компанию. Тайна за семью печатями, окружавшая сбытовое предприятие, лишь на руку монополии. «За счет «Межрегиона» «Газпром» может манипулировать транспортными издержками. С помощью «серых схем» через «Межрегион» монополия возвращает себе часть прибыли, – рассказывает Кравченко. – «Дочка» продает топливо независимым компаниям по ценам ФЭК. Посредники, в свою очередь, продают газ конечным потребителям по коммерческим расценкам, при этом возвращая монополии часть своей маржи». Впрочем, в «Газпроме» опровергают подобную информацию.

«В любом случае «Межрегион» является 100-процентным дочерним предприятием «Газпрома», полностью подчиненным монополии, – говорит аналитик FIM Дуглас Рольфс, – поэтому его ликвидация и перевод его функций в департамент «Газпрома» практически ничего не изменят».

Что такое ООО «Межрегионгаз»

Год основания: 1997
Сфера деятельности: транспортировка и реализация газа на внутреннем рынке
Акционеры: 100% компании принадлежит ОАО «Газпром»