Тайна «Курска» раскрыта, но об этом не говорят россиянам

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Тайна «Курска» раскрыта, но об этом не говорят россиянам Известный российский эксперт Лауреат Государственной премии СССР, ученый-оружейник Дмитрий Власов в эксклюзивном интервью «Комсомолке» детально восстанавливает картину гибели подлодки


"В первой части интервью Дмитрий Власов рассказал о первопричине гибели подлодки. Неисправность так называемой «толстой» торпеды вызвала катастрофическую химическую реакцию ее составляющих - перекиси водорода и керосина. Командир «Курска» Геннадий Лячин получил «добро» на отстрел аварийной торпеды, но сделать этого не успел. Не хватило, может быть, нескольких секунд. «Толстушка» взорвалась прямо в торпедном аппарате. Моряки-торпедисты успели перейти во второй отсек, но не успели - или не смогли - задраить переходной люк. А через несколько секунд раздался новый и теперь уже гибельный для лодки и ее экипажа взрыв...

- Дмитрий Александрович, почему на «Курске» произошел второй взрыв?
- На аварийной торпеде горели, я уже говорил, баллоны с перекисью водорода и керосином. Еще я вам говорил о взрывателях на торпеде. В одном из них - гремучая ртуть или иное инициирующее взрывчатое вещество. Оно очень чувствительно к огню. Гремучая ртуть самодетонирует при температуре 150 градусов. А тут было 2100. В результате взорвался 500-килограммовый заряд. 
- Что дальше?
- Взрыв легко прошел сквозь легкий корпус лодки. А в торпедном отсеке начался пожар. За минуту он достал до переборки с переходным люком.
- Сколько времени у торпедистов было, чтобы из первого перебежать во второй отсек? 
- По нашим расчетам, торпеда горела в пределах минуты.
- Как дальше развивалась ситуация?
- В отсеке, помимо аварийной торпеды-«толстушки», было еще пять таких же. И несколько торпед 40-сантиметровых. Когда в торпедном аппарате взорвалась эта проклятая торпеда, произошел могучий выброс смеси перекиси водорода с керосином. И эта волна заполнила пламенем весь первый отсек. Одновременно стала поступать вода через торпедный аппарат или через то, что от него осталось. Вода хлынула в лодку... 
Но смесь керосина и перекиси водорода легче воды. И горела поверх нее. Горящий слой из 1400 килограммов перекиси водорода и 150 килограммов керосина. Представьте это себе... Пламя стало облизывать эти пять торпед. Когда они разогрелись, заряды с гексогеном самодетонировали.
Вот мои расчеты. Даже студенты-«двоечники» знают, что для детонации достаточно 220 - 230 градусов. А там было 2100... И торпеды с боевыми частями находились на расстоянии от 40 до 60 сантиметров друг от друга. Достаточно было взорваться любой из них, чтобы взорвались все.
- Так и произошло?
- Да. Пять торпед взорвались практически одновременно.
- Между первым и вторым взрывами какое было время?
- Примерно от полутора до двух минут. По моим расчетам, 104 секунды. По мнению других спецов - 130 секунд... 
- Мог ли второй взрыв совпасть с ударом лодки о дно моря?
- Возможно, второй взрыв случился немного раньше.
- А что было с 40-сантиметровыми торпедами?
- Часть из них вряд ли могла взорваться, находясь под слоем воды.
- А другая часть взорвалась?
- Не исключено. Потому и решили отрезать носовую часть лодки. Потому что боялись, не знали: есть ли там торпеды, нет ли там торпед? 
- Было официальное сообщение: водолазы обнаружили в носовых отсеках разбросанный взрывоопасный материал.
- Совершенно верно. Скорее всего, это и были куски зарядов взорвавшихся торпед 400 мм.
- Когда поднимут отрезанный носовой отсек?
- Я сомневаюсь, что оставшееся на дне станут поднимать. Но если и поднимут, информация об этом отсеке будет почти нулевой.
- Почему?
- Потому что там все разрушено. Уже нет ничего, что могло бы добавить что-то новое о причинах гибели «Курска». Повторяю: заряд сам по себе взорваться не мог. Возможно, экипаж совершил какую-то оплошность, из-за которой произошло воспламенение перекиси водорода с керосином. Ведь в торпедном отсеке не было никаких горючих материалов. Там только металл. А сейчас уже абсолютно ясно: аварийная ситуация могла возникнуть только из-за соединения перекиси водорода с керосином. Других причин нет. 
- Этот могучий пожар был заметен на поверхности моря? Я почему об этом спрашиваю? В Мурманске ко мне обратился командир вертолета одной коммерческой фирмы. Он 12 августа видел в том районе, где погибла лодка, два дыма - одновременно черный и белый. Я хочу спросить вас как специалиста: дым выходит из-под воды во время пожара на лодке?
- Вряд ли. Там закрытое пространство.
- Дым мог выйти в воду из развороченного носового отсека?
- Понимаете, все-таки соединение перекиси водорода с керосином происходит почти бездымно. А что касается белого следа над морем... Мог быть пар. Перегретая вода от пожара и взрыва в отсеке.
- Этот командир вертолета обращался в штаб Северного флота. Он сказал мне, что его приняли за ненормального.
- Очень может быть. Это для некоторых адмиралов самый хороший выход из положения.
- Что происходило в отсеках после взрыва пяти «толстушек»?
- Во второй, третий и четвертый отсеки ворвался огненный смерч. Норвежская гидроакустическая станция и гидроакустическая станция на крейсере «Петр Великий» отчетливо засекли это явление. И даже на Аляске американцы зарегистрировали. Давление взрыва зарядов составляло 100 - 150 тысяч атмосфер! Никакие материалы в природе не могут противостоять такому давлению. Это я подвожу к тому, что было в носовых отсеках после взрыва пяти «толстушек».
Переборку между первым и вторым отсеками ударная волна разметала, как фанерную. Надо учитывать и еще один фактор: взрыв произошел в закрытом пространстве. Лодка - это герметичная система, окаймленная нержавеющей сталью. Немагнитной высоколегированной нержавеющей сталью. И когда произошел взрыв, ударная волна пошла по отсекам. Она отражается и может усиливаться в 8 раз. В восемь!
Если, например, до переборки между первым и вторым отсеками давление составляло 20 атмосфер, то с учетом отражения здесь, во втором, третьем, четвертом отсеках, в большой степени реализовался так называемый адиабатический процесс.
- Что это такое?
- Тепловая энергия, которая сопровождала взрыв торпед, не рассеивалась в воде, как бывает при штатном пуске. Она сохранилась почти полностью внутри самой системы. Внутри корпуса. Это и называется адиабатическим процессом. И весь этот всепожирающий жар хлынул на все перегородки вплоть до пятого отсека. А они рассчитаны всего на 10 атмосфер. Это для взрыва такой силы жалкое препятствие. И в отсеки ворвалась огненная лавина. 4500 - 4800 градусов! Это температура продуктов детонации. Металл и тот плавится при 1200 градусах. А тут люди...
- Второй отсек был выжжен за несколько секунд?
- Да. И не только второй, но и третий, и четвертый.
- Кто был во 2-м отсеке, помимо прибежавших торпедистов?
- Почти весь командный состав «Курска».... Офицеры штаба флота... офицеры и матросы на своих боевых постах... Они даже не поняли, не успели понять, что с ними произошло. Все случилось в тысячную долю секунды. Для человеческого организма летальный исход наступает при двух избыточных атмосферах... А тут - от 20 до 40! При таком давлении сердечные клапаны лопаются... Сердце превращается в ошметки.... Вот что было с теми, кого ударная волна и огненная лава накрыли в носовых отсеках...
- Вас страшно слушать...
- Я знаю о развитии таких ситуаций не теоретически. Мне приходилось кое-что видеть своими глазами. Я видел результаты воздействия ударной волны на живой организм. И я уже не в том возрасте, чтобы сочинять страшилки...
- Через сколько секунд во втором отсеке не осталось ничего живого?
- Думаю, через доли секунды. Этот отсек оказался самым густонаселенным. Там ведь был мозг лодки. Люди ничего не поняли. Они ни о чем не сожалели. У них на это не было времени. Хорошо, что они не мучились.
- Во втором отсеке ничего не нашли?
- Нашли останки. Я не хочу говорить подробнее. Медики по ДНК, по образцам материала, взятым у родственников, смотрят, кто это может быть. Так идентифицируют останки и во втором, и в третьем, и в четвертом отсеках...
- Я вас правильно понял: огонь проник в третий отсек так же легко, как и во второй?
- Совершенно верно. Переборка между вторым и третьим отсеками рассчитана на 10 атмосфер. Ее тоже снесло, как фанерную. А вот переборка между четвертым отсеком и пятым очень прочная.
- Где огненная лава закончила свой бег?
- Именно здесь. У переборки между четвертым и пятым отсеками. Эта переборка рассчитана на ударную волну в 40 атмосфер и даже чуть больше.
- Вплоть до четвертого отсека огонь выжег все живое?
- Да, все... Там осталось только то, что выдержало огонь: жетоны, часы, крестики, железные коронки, металлические пуговицы, цепочки...
- Жизнь в носовых отсеках прекратилась за секунды?
- За доли секунды.
- Перейдем к пятому и пятому-бис отсекам...
- Эти зоны предназначены для «крылатых» и иных ракет, которые запускаются из специальных шахт. Вот почему переборка между четвертым и пятым отсеками имеет для лодки, можно сказать, стратегическое значение. Потому и ударная волна остановилась здесь. Она не повредила шахт и контейнеров. Ударная волна угасла у этой толстой переборки. 
- Там люди были?
- В ближайшее время это выяснится. Специалисты там работают.
- Как развивалась ситуация в шестом отсеке?
- В шестом находятся два ядерных реактора. Они стоят рядышком. А людей здесь по штатному расписанию быть не должно. 
- Идем дальше. Кто нес службу в седьмом и восьмом отсеках?
- Все, кто обслуживал реактор, кто занимался контролем и регулированием парогенераторов, редукторов, устройств валов. Они почувствовали, что произошел взрыв. Было мощное содрогание корпуса лодки. Взрыв разметал носовую дифферентную цистерну, гидравлический удар пошел в корму, разрывая дифферентную трубу.
- Что такое дифферентная труба?
- Она соединяет цистерну хвостовую с цистерной носовой. 
- Как действовали в кормовых отсеках после взрыва?
- Тут могут быть два варианта развития ситуации. Либо подводники опустили графитовую решетку ядерного реактора сами. Либо из-за мощного динамического удара сработала автоматика. И эта графитовая решетка со стержнями сразу упала и прекратила протекание ядерной реакции.
- Что в кормовых происходило дальше?
- Вскоре через дифферентную трубу сюда ринулись потоки воды. Люди, конечно, поняли, какая беда случилась. Они устремились в 9-й отсек. Они знали, что в девятом есть аварийно-спасательный люк. И все ринулись на первый этаж, на первую палубу 9-го отсека через лаз. Но туда вода начала поступать. И они поднялись на вторую палубу. Сюда стала поступать не только вода, но и раскаленные продукты взрыва.
- Между седьмым и восьмым отсеками - переходной люк. Почему он оказался незадраенным?
- Потому что людям было не до этого страшного правила. Они поняли все. Там же все живые люди... Они, люди из восьмого отсека, не стали оставлять товарищей на произвол судьбы. Они открыли люк между седьмым и восьмым отсеками, те перешли в восьмой отсек, а оттуда все - в девятый. А когда с первой палубы поднялись на вторую, то следом за ними поднималась уже не только вода, но начали прорываться газы от взрыва. Газы пришли по дифферентной трубе и другим разрушенным коммуникациям. И стали выходить на вторую палубу девятого отсека...
- Что в это время делал личный состав?
- Боролся за жизнь.
- Как?
- Пытались надеть гидрокостюмы, чтобы выйти из лодки через аварийно-спасательный люк (АСЛ). Но шансов выжить на такой глубине в гидрокостюме очень мало. Даже если бы они открыли АСЛ. 
Тогда же капитан-лейтенант Дмитрий Колесников написал эту записку, которую нигде не публиковали и не оглашали полностью. Подчеркиваю - полностью.... О том, как вода стала поступать на первую палубу. Как и когда они перешли на вторую. Как стали поступать раскаленные газы. Как все подводники перешли на третий этаж.
- Вы читали записку полностью?
- Без комментариев...
- Можете близко к тексту пересказать ее?
- Он описывает все, что делали они в девятом отсеке. Он так и пишет, что начала поступать вода через дифферентную трубу и цистерну на первую палубу девятого отсека. Он писал: мы вынуждены подняться на второй этаж. Вода продолжает поступать... Начал прорываться раскаленный газ. Вынуждены подняться на третий этаж. Или палубу - уже точно не помню. Несколько человек пытались открыть аварийно-спасательный люк. Но его заклинило, когда лодку деформировало от взрывов. Ситуация усугубилась еще больше, когда «Курск» ударился о дно моря, крышка АСЛ заклинилась намертво. Сил открыть люк у них не было. 
Еще Колесников написал, что один из членов экипажа металлическим предметом начал выстукивать SOS - стучать по люку. Потому что люк контактировал с водой....
- Фамилию этого матроса Колесников не указывал?
- Нет. Так вот, на «Петре Великом» зарегистрировали эти стуки. А высокие флотские адмиралы потом рассказывали, что да, на «Петре Великом» запеленговали сигналы SOS, но мы считаем, мол, что эти сигналы исходят из зарубежной подводной лодки. Которая якобы ударила «Курск» и пострадала от этого сама. Потом отошла на расстояние и стала зализывать там свои раны. И посылать сигналы SOS. Я в это не верю.
Гидроакустики «Петра Великого» должны были точно знать, откуда шел сигнал. С того самого места, где лежал умирающий «Курск»...
- А как вы относитесь к тому, что о катастрофе доложили в Москву только через 12 часов?
- Я отношусь к этому так, как и любой человек, который не может разобраться в хитросплетениях логики вице-адмирала Моцака. Если бы после взрывов были моментально развернуты спасательные силы флота, то есть около 12 часов дня, то лодку бы нашли не в четыре утра 13 августа, а в четыре часа того же дня. Когда людям оставалось жить еще два-три часа. Тем, что задыхались в корме. Хотя я хорошо знаю истинное техническое состояние подводных аппаратов СФ, и потому у меня слишком скромный оптимизм на сей счет. 
- Как погибли ребята из девятого отсека?
- Когда норвежцы краном сорвали крышку аварийно-спасательного люка над девятым отсеком, они по просьбе россиян взяли пластиковый мешок и надели его на люк. Оттуда стали поступать пузыри газа, которые наполнили мешок. Мешок быстро перевязали - и наверх. Послали в Питер для анализов, чтобы узнать, какие там газы.
- И какие же?
- Стирол, фурфурол, толуол и бензол. И много еще мелочей.
- О чем рассказали эти газы?
- Это компоненты пластических масс. В девятом отсеке было много пластмассовых изделий. Они расплавились, а это означает, что температура на третьей палубе была не ниже 220 градусов. Разве мог человеческий организм выдержать такую температуру? Да еще при отсутствии кислорода. Кислород съели газы...
- Сколько они прожили?
- По моим расчетам, начиная от момента поступления воды и газов в девятый отсек, пять - семь часов. 
КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР
Вчера был предан земле еще один герой «Курска»: в Санкт-Петербурге состоялись похороны старшего лейтенанта Алексея Коробкова. Согласно штатному расписанию инженер гидроакустической группы Коробков должен был находиться в 3-м отсеке подлодки.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации