Тайна Глазьева: Как формировалась "Родина"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как формировалась "Родина"

"Деньги на объединение патриотов дал Березовский, Семигин положил в карман $1 млн., сколько украл Гельман, я не знаю"

Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::04.03.2004

Тайна Глазьева

Converted 16297.jpgЧто происходит сегодня во фракции с прекрасным названием «Родина» - знают все, кто следит за событиями. Рогозин считает Глазьева «политическим трупом». Сергей Бабурин нацелился на политическую «территорию» Глазьева, на его пост в Госдуме. Раздел политического наследства Глазьева происходит накануне президентских выборов, в которых Глазьев считается вторым после действующего президента Путина претендентом. 

Что происходило на той стадии, когда «Родина» формировалась? Широкая общественность об этом ничего не знает.

К нам пришел человек «изнутри». [...]

***

Журналисты говорят: «Уродина»

Владимир Вострухин

То, что через три месяца после парламентских выборов, стало очевидно всем - неприятие друг друга двумя лидерами одной и той же фракции «Родина» Глазьевым и Рогозиным - легко было предположить и год назад, посидев на этом первом предвыборном совещании.

На совещании у Глазьева представитель КРО явно предлагал вариант, который Глазьеву был ни к чему. А именно: прицепившись к фамилии «Глазьев», полузабытая, полумёртвая общественная контора КРО, принадлежащая Рогозину, восстанавливает свои региональные организации, заново раскручивает своё имя заодно с раскрученным уже брэндом «Глазьев» и при этом все деньги тратит на себя. Глазьев получает лишь возможность попрыгать перед телекамерами в течение предвыборной кампании, и всё. Даже предложение Сергею Юрьевичу стать формальным лидером КРО - это наживка для дурачка. Сегодня ты возглавил КРО, а завтра тебя вышвырнули вон, поскольку ты - постороннее лицо. Поплавок на чужих волнах. Никто. Что, собственно, теперь и случилось: прошло три месяца после сенсационной декабрьской победы, и Дмитрий Рогозин выгнал Сергея Глазьева отовсюду, куда принял перед выборами.

Глазьев же с самого начала намеревался использовать КРО исключительно для получения предвыборного финансирования. Да, он готов возглавить Конгресс русских общин, тащить его некоторое время на себе, но за хорошие деньги.

Вечная тяжба - утром стулья, вечером деньги или наоборот? - продолжалась у них с февраля 2003 по самые парламентские выборы. Даже на то, чтобы открыть в Москве общественную приёмную депутата и кандидата в депутаты Сергея Глазьева, никто в КРО раскошеливаться не желал. В итоге, никаких серьёзных денег от КРО Сергей Юрьевич так и не получил. Ну, а сразу после 7 декабря Глазьев и Рогозин стали спрашивать друг друга: «Ты кто такой?» Их совместный политблок, довольно-таки бесстыже названный «Родиной», и потом расколовшийся надвое, журналисты и политтехнологи кличут «Уродиной», что вообще-то соответствует фактуре.

Могло ли всё быть иначе? Могло бы, но только в принципе. Рецепт не грязной, а чистой политики примитивен: КРО вкладывает в общее дело деньги, Глазьев - своё имя и физическую энергию.

Сейчас уже видно, что Рогозин использовал Глазьева более успешно, чем Глазьев - Рогозина. Без имени Сергея Юрьевича, раскрученного сначала компартией, затем - Березовским, затем - Кремлём, Рогозину никогда бы не видать собственной депутатской фракции в Госдуме. Отдельно хочу отметить, что использование природной ренты как знамени политической кампании было серьёзнейшим вкладом в успех «Уродины» 7 декабря. И, справедливости ради, скажу, что формулировку этой идеи, или, короче говоря, слоган Сергей Юрьевич придумал сам: «Вернём народу украденные богатства». За счёт природной ренты Глазьев и Рогозин даже прослыли национал-патриотами. Что, вообще-то, смешно. Они оба такие же национал-патриоты, как и социал-демократы. Или монархисты. Надо будет ради наживы назваться анархистами - да какие проблемы?..

Однако пострел Глазьев, действительно, прилагал максимум усилий, чтобы поспеть везде. Заигрывая с КРО, он продавал придуманную мною технологию выборов «на природной ренте» ещё Геннадию Зюганову и Кремлю одновременно. Зюганов своё «добро» дал быстро, я даже написал об этом в «Правде». А Кремль выжидал. От Кремля Сергею Юрьевичу были нужны деньги, а от Зюганова - люди, партийные организации на местах. Ну, хотя бы в одном избирательном округе, чтобы от этого округа избраться. Кто-то же должен физически выполнять всю предвыборную работу! КРО для этого не годился, поскольку КРО - пустое место. Ни административного, ни человеческого ресурса, ни идей - ничего. И Глазьев - пустое место: ни денег, ни идей, ни какого-либо ресурса, ничего. Как с таким джентльменским набором выиграть выборы?

И тут появляется БАБ

И в этот момент о Сергее Юрьевиче вспомнил Борис Абрамович Березовский. У него была своя идея - объединение малых партий и общественных организаций, выстраивание их вокруг КПРФ, а затем - мощный бросок объединённой левой оппозиции к победе на выборах. Этим он и хотел заставить заниматься Глазьева. И, кстати, дал на это денег.

Конкретно, Глазьев должен был сделать следующее: провести объединительную конференцию всех маргиналов патриотического толка, создать постоянно действующий орган, который реально руководил бы объединением мелких патриотов, подписать многосторонний договор «всех со всеми» и вместе с КПРФ составить конкуренцию «Единой России».

Политически Борис Абрамович продумал-то здорово. Далеко не все патриоты в стране принимают КПРФ, это раз. У многих избирателей, прежде голосовавших за коммунистов, теперь свой счёт к ним - счёт неоправдавшихся надежд и горьких поражений, это два. И тем и этим разочарованным Березовский предлагал Глазьева. Молодого, патриотичного, симпатичного, с чистой, почти детской улыбкой на устах.

Я не думаю, что Березовский при этом не взял в расчёт возможных финансовых рисков. Напоследок он, наверное, припасал кидок. Все, кто когда-либо связывался с Березовским, были обмануты в обязательном порядке. И про Сергея Юрьевича Борис Абрамович знал всё.

И тут появляется Геннадий Семигин

Объединительную конференцию Глазьев ему, конечно, провёл. Это произошло В КОНЦЕ АПРЕЛЯ 2003 года, в Московском Доме Туриста на Ленинском проспекте, на месяц позже, чем планировал Березовский. Причина опоздания была простая. Боясь дать деньги в руки Глазьеву, Берёза решил пустить их через Геннадия Семигина.

Семигин, как известно, - бизнесмен, председатель Народно-патриотического союза России и компаньон Глазьева по борьбе с Зюгановым за пост лидера компартии. После исключения из КПРФ председателя Госдумы Геннадия Селезнёва титул «Гена-2» перешёл как раз к Семигину.

Уж не знаю, чем он так расположил к себе Бориса Абрамовича. Но первый миллион долларов, полученный от Березовского на игры с патриотами, Гена-2 положил к себе в карман и сделал вид, что так и было.

После такого конфуза Березовский сделал распорядителем кредитов Марата Гельмана. Это тот Гельман, который в своё время под видом акта художественного творчества, этакого перформанса, совершил мистическое жертвоприношение. В выставочном зале на Крымском валу Гельман зарезал свинью под российским государственным флагом. До недавнего времени Марат Гельман работал первым заместителем генерального директора канала ОРТ. До тех пор, пока на ОРТ не случился страшный конфуз: делая «расследование» о поддельных подписях кандидата в президенты Ивана Рыбкина квалифицированные [page_14397.htm спецы Первого канала показывали на экране крупным планом… подписные листы кандидата Путина, упирая на их недостоверность]. Эти листы затем были дружно увеличены четырьмя центральными газетами - двумя, принадлежащими Борису Березовскому, и двумя, принадлежащими ЮКОСу, и опубликованы на первых полосах. После этой спецоперации Гельман был тихо, без скандала уволен со своего важного поста - первого заместителя генерального директора ОРТ, и шумно, с фейерверками и пресс-конференциями вернулся к чистому искусству, в свою художественную галерею на Малой Полянке.

Сколько денег у Березовского украл Гельман, я не знаю, может, ничего и не украл, а честно получил причитавшийся ему гонорар. Хотя это не вписывается в туземную политическую логику. Но, во всяком случае, денег Березовского осталось ещё достаточно, для того, чтобы объединительная конференция состоялась. Тогда же «под Глазьевым» было создано новое патриотическое информационное агентство «Товарищ». Его возглавила пресс-секретарша Сергея Юрьевича - Анна Горбатова. И там же, в Доме туриста на прямые вопросы журналистов:

- А правда, что деньги на объединение патриотов дал Березовский, а финансирование идёт через Гельмана? -

она твёрдо отвечала:

- Нет, не правда. Березовский к этому не имеет никакого отношения. Что касается Гельмана, я конечно, знаю, кто это такой, но лично с ним не знакома, и Сергей Юрьевич тоже не знаком. К нам Гельман не имеет никакого отношения.

Молодец, кстати, дамочка. Глазом не моргнула! А между тем, за пару дней до конференции сидел я на втором этаже офиса КРО в 1-м Смоленском переулке, куда на время предвыборной кампании пустили Сергея Юрьевича, и ждал Глазьева. Помещение там тесное. Кабинет самого Сергея Юрьевича с папиросными стенками. Предбанник с диваном, где сидят три секретарши. Комнатушка два на три метра для ещё трёх сотрудников. Отдельная конура полтора на два метра, где сидит пресс-секретарша, которая на самом деле у Глазьева большая начальница. И кухонька, в которой можно было вскипятить чай и разогреть в микроволновке пиццу.

Я толкался в предбаннике, когда зазвонил телефон. Секретарша - молоденькая, симпатичная искренне болеющая за Глазьева девчушка - послушала трубку, встала по стойке «смирно» и доложила:

- Сергея Юрьевича сейчас нет. Мы его ждём с минуты на минуту. Хотите, я приглашу сейчас пресс-… Не нужно?.. Хорошо, я передам. Обязательно. Большое спасибо.

Пресс-секретарша, которая всё слышала, подбежала немедленно:

- Что?!

Девчушка сначала покосилась на меня, не зная, можно ли при мне… Но, во-первых, она меня уже сто раз видела. Во-вторых, пресс-секретарша сама же, при мне, её спрашивала. А когда начальник спрашивает, подчинённый должен отвечать. Начальник-то лучше знает, что можно, а чего нельзя. И, понизив зачем-то голос, девчушка начала докладывать:

- Звонили из приёмной Гельмана…

Что тут приключилось! Жутко дееспособная пресс-секретарша меня чуть не загрызла:

- Какого чёрта ты тут торчишь! Тебе сказано было: ждать на кухне! Если я тебя ещё раз тут увижу!..

Ну, и так далее. Я, еле сдерживая смех, пошёл пить чай на кухню. Надо же, как прокололась… Ну, и на старуху бывает проруха…