Тайна арестованных урн

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Тайна арестованны урн»)
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::03.10.2002

Тайна арестованных урн

Нижегородская коллизия обнажила приводные ремни избирательных фальсификаций

Максим Гликин

Вчера горизбирком официально подтвердил, что новым мэром Нижнего Новгорода стал Вадим Булавинов. Нижегородская избирательная коллизия была еще более загадочной, чем красноярская. Впервые в России суд вмешался в сам процесс подсчета голосов. Обозревателю "НГ" стали известны подробности этой детективной истории.

На нижегородских выборах линия фронта пролегала между президентским полпредом и мэрией. Для полпредства было принципиально важно побороть мэра Юрия Лебедева хотя бы потому, что он единственный глава городской администрации, за отставку которого публично высказался сам Владимир Путин. С другой стороны, Лебедеву ко второму туру удалось перетянуть на свою сторону и коммунистов, и третьего по рейтингу кандидата Андрея Климентьева, чьи штабы начали работать в режиме поддержки мэра. Губернатор Геннадий Ходырев, который обещал в высоком кремлевском кабинете публично поддержать ставленника Центра Вадима Булавинова, не только не сдержал слово, но и призвал голосовать против всех. Контролируемые им политтехнологи работали на срыв выборов. И к финалу рейтинги двух претендентов на мэрский пост практически сравнялись.

В этих условиях особенно важно было не только то, как проголосуют избиратели, но и как будут посчитаны эти голоса. Здесь определенное преимущество было у Лебедева. Городская администрация полностью контролировала и горизбирком, и территориальные комиссии, находящиеся в зданиях глав районных администраций. На стороне же полпредства были правоохранительные органы, суды, федеральные чиновники плюс психологическая поддержка Кремля и Центризбиркома. В общем, исход этой схватки до последних часов был практически непредсказуем.

Фактически борьба за контроль над замером народной воли началась еще за несколько дней до второго тура голосования. Милиция получила оперативную информацию, что тайком напечатан 50-тысячный тираж бюллетеней, готовых для вброса. Их разослали главам районных администраций, чтобы те хранили липовые бланки вплоть до "особых указаний". Узнав об этом, сторонники Булавинова выкупили у одного из городских чиновников небольшую часть этого тиража и предъявили на заседании горизбиркома. И городская комиссия не смогла отказаться от предложения полпредства: ставить в день голосования на всех бюллетенях дополнительные печати. Но и с печатями произошла странная история. Полпредство дважды за одну ночь пресекало попытки соперников развезти их на участки раньше положенного срока.

Вообще многие важные события на выборах в Нижнем происходили в темное время суток. В субботнюю и воскресную ночи стражи порядка арестовали в общей сложности около двух десятков автобусов и несколько сот агитаторов, отправлявшихся расклеивать листовки с лозунгом "против всех". Ну а в день голосования второй раз (после снятия с дистанции Климентьева) к участию в выборах подключился суд. По всему видно, что судья, дежурившая в воскресенье, была заранее готова к рассмотрению иска. И дождалась.

Этому предшествовали следующие события. К 11 часам вечера общая картина выборов была уже ясна штабам обоих кандидатов: Булавинов лидировал с минимальным перевесом - около 2%. Об этом свидетельствовали и сообщения наблюдателей после подведения итогов в участковых комиссиях, и данные опроса граждан при выходе с участков. Но когда бюллетени и протоколы поступили в территориальные комиссии, в полпредство из нескольких источников поступила информация, что отдан приказ портить бюллетени (при помощи дополнительных галочек), лежащие в стопках "за Булавинова". При этом опыт подсказывал, что несоответствие общих итогов и участковых протоколов постфактум в расчет уже не берется.

Сторонников Булавинова настораживало и то, что в систему ГАС "Выборы", на мониторах которой результаты калькуляции голосов высвечиваются в прямом режиме, ответственные работники муниципалитета вводили лишь данные с тех участков, где априори лидировал действующий мэр. С вводом других данных почему-то не торопились. В результате наблюдатели, сидевшие перед мониторами, фиксировали постоянное превосходство Лебедева и как бы заранее готовились к его победе. Чашу терпения высокопоставленных сторонников Булавинова переполнили сообщения двух глав районных администраций: в самый разгар этих событий они решили "сдать" своего шефа и честно признались, что им дана команда на фальсификацию. Тогда и был задействован суд, велевший приставам на ночь взять бюллетени под охрану.

Результатом этого беспрецедентного поединка мэра и полпреда стало то, что до предела обнажились сами механизмы тайных технологий избиркомов. Как будто с машины, которая подсчитывает результаты волеизъявления, в самый разгар ее работы сняли обшивку, и все увидели, с помощью каких приводных ремней вращаются шестеренки. Картина ужаснула настолько, что заговорили об отмене выборов как таковых.