Тайна смерти Бадри Патаркацишвили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::29.11.2010, Фото: Forbes

Тайна смерти Бадри Патаркацишвили

Василий Анисимов может спровоцировать международный скандал

Яков Капица

Compromat.Ru

Василий Анисимов

На днях авторитетная «Независимая газета» раскрыла одну важную политическую и экономическую тайну: в отношениях между Россией и Грузией намечаются подвижки. В правильную, то есть позитивную сторону. Секретным посредником между Кремлем и грузинским президентом Михаилом Саакашвили может стать известный российский бизнесмен Василий Анисимов, владелец 20% акций холдинга «Металлоинвест». Согласно этой версии, Анисимов провел конфиденциальную встречу с Саакашвили в одном из отелей Лондона, где обсуждались условия, на которых маленькая, но гордая Грузия перестанет мешать России вступить в ВТО. «Обеспечением» на переговорах Анисимова с Саакашвили якобы может стать наследство крупнейшего грузинского бизнесмена всех времен Бадри Патаркацишвили ($2.5 млрд.), которое Василий Анисимов контролирует через инвестиционный фонд Salford. (Сам Патаркацишвили умер в том же Лондоне в 2008 году). Но имущество Патаркацишвили, в состав которого входят и главная грузинская сотовая компания Magticom, и всемирно известный завод по производству минеральной воды «Боржоми», — не единственный козырь нашего олигарха. Анисимов мог предъявить Саакашвили еще и некую тайную доверенность от российского президента Дмитрия Медведева, поскольку олигарх вхож в президентскую семью. И даже является главным спонсором московского храма Святой Софии Премудрости, настоятель которого о. Владимир (Волгин) — духовник супруги президента Светланы Медведевой.

Вот такая вот история. Да, чуть не забыли одну важную деталь. Встреча в Лондоне была такой секретной, что Саакашвили даже не смог отправиться на нее государственным самолётом — Анисимов прислал за грузинским президентом свой персональный Embraer.

На следующий день после публикации в «НГ» Михаил Саакашвили заявил на заседании Европарламента в Страсбурге, что готов к переговорам с Россией безо всяких предварительных условий и вообще протягивает Москве руку дружбы. Повлияла ли на такую позицию президента Грузии его встреча с российским олигархом, неизвестно. В любом случае, МИД России отреагировал на примирительные заявления Саакашвили подчеркнуто холодно. А Кремль официально не отреагировал никак. Промолчал. Может, Анисимов попросил промолчать. Неизвестно.

В целом, версия о посредничестве олигарха Анисимова выглядит небезынтересно. Хотя в публикации «НГ» легко можно обнаружить прямые фактически ошибки или, как минимум, неточности.

Например, у Василия Анисимова действительно есть личный самолет. Но не Embraer, а Bombardier. Причем, по слухам, этот самолет несколько лет назад подарил Анисимову тот самый Бадри Патаркацишвили. На день рождения. Типа на 55 лет (юбилей отмечался 19 сентября 2006 года).

Во-вторых, Анисимов, может, и вхож в семью Медведева. Но больше все-таки тяготеет к премьер-министру России Владимиру Путину. По крайней мере, пока. Основными старшими партнерами и покровителями олигарха считаются братья Аркадий и Борис Ротенберги. Давно и тесно связанные с Путиным по линии дзюдо. Не случайно в феврале 2010 года Василий Анисимов стал не кем иным, как президентом Федерации дзюдо России. Хотя, по его собственному признанию, этим видом спорта не только никогда не занимался, но до последних лет и не интересовался.

С тех пор, как олигарха потянуло на дзюдо, по Москве и Лондону поползли слухи, что Анисимов и братья Ротенберги могут совместно выкупить 50% акций холдинга «Металлоинвест», принадлежащие Алишеру Усманову. А деньги на эту сделку — не меньше семи-восьми миллиардов долларов — партнерам якобы даст какой-нибудь государственный банк. То ли ВЭБ, то ли ВТБ, то ли Сбербанк.

Сделка, насколько можно судить, пока не состоялась — Алишер Усманов остался крупнейшим акционером «Металлоинвеста». Но, как и в истории с тщательно залегендированными переговорами «Саакашвили — Анисимов», специфический осадок остался.

Люди, знающие Василия Анисимова, отмечают, что он — человек обаятельный и безусловно наделен талантом посредника. Например, в 1999-2000 годах, Анисимов, будучи совладельцем Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа), немало сделал для того, чтобы алюминиевые активы братьев Черных и Анатолия Быкова (помните таких персонажей из «лихих» 1990-х?) достались более достойным бизнесменам: Роману Абрамовичу, Борису Березовскому. Создавшим на базе бывших активов Черных и Быкова холдинг «Русский алюминий» (ныне — UC Rusal). Ходили слухи, что именно хитроумный Анисимов разработал схему нейтрализации Анатолия Быкова, председателя совета директоров КрАЗа и самого авторитетного в то время предпринимателя Красноярского края, с помощью мнимого убийства и последующего «воскрешения» околокриминального деятеля Вилора Струганова по прозвищу «Паша Цветомузыка». Анатолий Быков был арестован по подозрению в организации покушения на «Цветомузыку», а КрАЗ благополучно перешел в руки хозяев «Русского алюминия». Но Быков вроде бы узнал, кто и как занимался организацией его ареста. И потому в начале нынешнего десятилетия Анисимов вынужден был несколько лет отсиживаться за океаном — в США и даже на мексиканском курорте Акапулька.

Так что посредничество Василия Анисимова далеко не для всех его партнеров заканчивается хорошо. Об этом, наверное, много мог бы рассказать Бадри Патаркацишвили. Если бы остался жив.

Согласно легенде, которая имеет широкое хождение в России, Великобритании и Швейцарии, дело было так. С 2001 года Патаркацишвили, основной партнер опального и скандального Бориса Березовского, жил строго за пределами России. Потому что в Россию ходу ему не было — под страхом уголовных дел и прочих неприятностей.

И вот в 2005 году к Патаркацишвили вроде как явился Анисимов, с которым они были знакомы с конца девяностых (когда, собственно, и возникла идея отобрать алюминиевые активы у братьев Черных и Анатолия Быкова и создать «Русский алюминий»). И якобы предложил своему грузинскому другу условия возвращения в Россию. Условия были такие:

1.Формально «развестись» с Борисом Березовским;

2.Дать ему, Анисимову, кредит в размере $500 млн. на приобретение акций Михайловского ГОКа; другим покупателем ГОКа становился Алишер Усманов; обеспечением кредита были покупаемые акции ГОКа;

3.Продать издательский дом «Коммерсантъ», который в то время принадлежал Березовскому и Патаркацишвили, тому олигарху, на которого укажет Кремль.

А неформальным представителем Кремля на тех переговорах Василий Анисимов объявил себя. Звучали все те же славные имена: Дмитрий Медведев (тогда — руководитель администрации президента РФ), Светлана Медведева, братья Ротенберги, Владимир Путин (в то время — президент РФ).

Дальше Бадри якобы уломал своего неуступчивого партнера Березовского, и дела завертелись. «Коммерсантъ» был продан Алишеру Усманову (олигарху, на которого указал Кремль в лице Анисимова). Номинально сумма сделки составила $250 млн. Но есть версия, что Патаркацишвили, выступавший продавцом, этих денег не получил: они остались у Анисимова как плата за организацию всего процесса возвращения Бадри в Россию. Так это или нет, правоохранительные органы России и Грузии, наверное, вскоре смогут выяснить.

Но главное — Анисимов таки получил $500 млн. на то, чтобы стать партнером Усманова в металлургическом бизнесе. Сначала эти деньги превратились в 25% акций Михайловского ГОКа. А затем — в 10% акций холдинга «Металлоинвест». И, если верить легенде, из 20% «Металлоинвеста», контролируемых Анисимовым, половина изначально принадлежала Патаркацишвили. А через Бадри — возможно, и злейшему врагу Кремля Березовскому.

Сначала, как гласят источники легенды, все шло как по маслу. Бадри был доволен настолько, что даже подарил другу Василию на юбилей тот самый Bombardier, который, возможно, впоследствии возил Саакашвили. Самолет, правда, был подержанный, но перед дарением тщательно отремонтированный. И он стал первой личной летной машиной за всю долгую биографию олигарха Анисимова.

Но потом в отношениях партнеров началась напряженность, в определенных кругах известная как «непонятки». Время шло. Никаких политических гарантий возвращения в Россию Бадри Патаркацишвили так и не получил.

Несмотря на то, что двести пятьдесят «коммерсантовских» миллионов растворились где-то в глубине широких анисимовских карманов. Но хуже того: Василий Анисимов затягивал процесс оформления на Бадри 10% акций «Металлоинвеста», стоимость которых в 2006-2007 гг. выросла в несколько раз. И под благовидными предлогами хитроумно отказывался делиться с грузинским партнером дивидендами, которые щедро выплачивал «Металлоинвест».

Легенда гласит, что в декабре 2007 года, как раз накануне католического Рождества Патаркацишвили поставил перед Анисимовым два вопроса ребром:

1.Где деньги?

2.Где обещанное возвращение в Россию?

И Бадри получил очень убедительный ответ. В феврале 2008 года он скоропостижно и неожиданно скончался в своем доме в Лондоне. Якобы от острой сердечной недостаточности. Уже тогда ходили густые слухи, что бизнесмен был убит — отравлен специальным ядом, вызывающим паралич сердечной мышцы. Эти слухи не развеялись до сих пор. Тем более что сразу после смерти Бадри исчезли все письменные доказательства того, что Анисимов был ему что-то должен. Все бумаги, касающиеся и $500 млн., и $250 млн. Зато Анисимов объявил себя душеприказчиком Патаркацишвили и чуть не управляющим его наследством. Сосредоточенном в упоминавшемся выше инвестиционном фонде Salford.

Хотелось бы отметить следующее. Может быть, и Кремль в лице Дмитрия Медведева, и Грузия в лице Михаила Саакашвили верят в посреднические способности Василия Анисимова. Если, конечно, вся эта история не блеф, который разыгрывает сам олигарх, чтобы, например, упрочить свои позиции в борьбе за имущество покойного Бадри.

Но главам государств не мешало бы уточнить, какова репутация человека, которому они могут доверить деликатную посредническую миссию. Чем знаменит этот «эффективный посредник». Иначе посредничество Анисимова может вылиться в такой международный скандал, по сравнению с которым и публикации WikiLeaks покажутся детским лепетом.