Тайный олигарх Головлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Тайный олигарх Головлев Авторитетный предприниматель по прозвищу Иудушка 10 лет скрывается в Государственной думе.

"Это один из самых таинственных депутатов Госдумы. Имя этого человека почти неизвестно широкой общественности. И это очень странно, потому что Владимир Головлёв отбывает в Государственной думе уже третий срок, являясь заместителем председателя комитета по бюджету и налогам. Он, как выдающийся гражданин России, награждён Орденом Орла. Отечественные патриоты утверждают, что этот орден — знак масонской ложи, но это уже совсем другая история.

Этот человек приватизировал более 80 российских предприятий, в том числе уральские металлургические заводы. Он стал «владельцем заводов, газет, пароходов". Но при этом оставался государственным служащим. Он обладал правом подписи, дарованным ему должностью и обширными связями. А ещё он обладает депутатской неприкосновенностью и носит кличку Иудушка.
Давнее дело В российский парламент Владимир Головлёв попал с поста «главного приватизатора» Челябинской области, точнее, с поста председателя областного комитета по управлению государственным имуществом. Сегодня в Челябинской прокуратуре хранятся 260 томов уголовного дела, главным фигурантом которого является депутат Головлёв. Его помощники и подельники — почти все из числа бывших чиновников. На языке правоохранительных органов их называют организованной преступной группой из почти двух десятков государственных чиновников.
Уголовное дело длится уже пять лет. За эти годы отправлен в отставку областной прокурор, подписавший постановление о возбуждении дела. Отправлен в отставку начальник местного УФСБ, люди которого обеспечивали оперативную работу по делу. Переизбран губернатор, позволивший этому уголовному делу родиться. Ко всем этим отставкам приложил руку сам депутат Головлёв, имеющий очень прочные связи на политическом Олимпе России.
Впрочем,и люди Головлёва терпели некоторые неудобства. Однажды в августе 1996 года депутаты и посетители Госдумы могли наблюдать странную картину. Некие граждане в штатском в течение нескольких часов терпеливо дежурили под дверью кабинета депутата Головлёва. Наконец из кабинета вышел человек. Люди в штатском берут его в кольцо. Затем из кабинета появляется сам депутат. Начинает возбуждённо говорить что-то насчёт незаконности и неприкосновенности. Но его никто не слушает. «Окружённого" уводят. Как рассказали нам участники этого действа, суть была вот в чём. Прокуратура Челябинской области выписала ордер на арест предпринимателя Дудина, который «по совместительству» был помощником депутата Головлёва. Гражданина Дудина объявили в розыск. Спецслужбы, конечно, знали, где он находится, но никак не могли этого Дудина арестовать, поскольку тот постоянно находился при депутате и даже по городу перемещался вместе с шефом в его служебной машине. А следить, куда эта машина едет и где высаживается Дудин, не положено: депутатская неприкосновенность ведь и на кабинеты, и на жилище, и на машины распространяется.
И вот тогда оперативники решили стоять у депутатского кабинета, пока гражданин Дудин по нужде не выйдет, ну не останется же он в кабинете пожизненно. И дождались. Арестовали и в Челябинск увезли.
Неприкосновенный Долгий срок уголовного разбирательства обусловлен отнюдь не низким уровнем квалификации следователей и оперов, а законом о депутатской неприкосновенности. 22 участникам, проходящим по одному уголовному делу, уже предъявлены обвинения. Но материалы не могут быть переданы в суд до тех пор, пока перед следствием не предстанет главный потенциальный обвиняемый — заместитель председателя комитета по бюджету и налогам нижней палаты парламента РФ. Таким образом, оценку этим матералам суд не дал, но следователи уверены, что дойди дело до суда и виновные получат по заслугам. Несколько раз прокурор Челябинской области обращался в Генеральную прокуратуру с просьбой ходатайствовать перед Госдумой о лишении господина Головлёва этой самой неприкосновенности. Надо же депутата допросить, предъявить ему обвинение, произвести обыски в его владениях и, может, даже в его служебном кабинете. Но все эти годы Генеральная прокуратура хранила молчание. А потому мы и решили рассказать, чем же знаменит «серый» депутат трёх созывов и почему следствие так нуждается в его показаниях?
Заканчивался 1991 год. Обычный областной чиновник с классической фамилией Головлёв, заручившись поддержкой местного руководства и, видимо, благодаря принадлежности к победившей партии «Демвыбор России», получает пост председателя комитета по управлению госимуществом Челябинской области. С этого момента в офисе господина Чубайса стали говорить об успехах челябинской приватизации. За эти самые успехи глава областного комитета по управлению госимуществом даже получает медаль ордена «За заслуги перед Отечеством». Как позже выразится один из известнейших уральских предпринимателей: «Закон предусматривал три способа приватизации. В Челябинске изобрели четвёртый. Многое из того, что областной комитет по управлению госимуществом заполучил бесплатно в якобы государственную собственность, стало вдруг вполне частной собственностью председателя комитета и его приближённых». А случилось это так.
В сентябре 1992 года Фонд имущества Челябинской области в лице его председателя г-на Афонина, а также комитет по управлению имуществом области в лице председателя г-на Головлёва и только что зарегистрированное Южно-Уральское отделение Фонда поддержки приватизации, возглавляемое г-ном Кушнарём (ныне аудитор Счетной палаты РФ и тоже неприкосновенная персона), учреждают чековый инвестиционный фонд АОЗТ «ЧОСИФ». Руководить новорождённым фондом поставлен подчинённый Головлёва, бывший сотрудник комитета госимущества г-н Дудин.
До сих пор остается загадкой, кто в администрации города Челябинска зарегистрировал этот весьма сомнительный с точки зрения закона фонд. В материалах уголовного дела значится, что подпись чиновника городской администрации на учредительных документах оказалась поддельной. И тем не менее фонд начинает действовать. Причём с размахом. Пользуясь тем, что в 1992 году никто толком не понимал, что такое приватизация и с чем её едят, г-н Головлёв со своими сообщниками направляет на предприятия области требования передать в организованный ими «ЧОСИФ» акции этих самых предприятий. Причём бесплатно. А тех, кто пытался сопротивляться, предупредили, что в противном случае у них будут серьёзные проблемы с приватизацией. В общем, такое чистой воды вымогательство, разве что без физического насилия. Директора 89 (!) предприятий Челябинской области смиренно передали в «ЧОСИФ» 15-20-процентные пакеты акций за счёт уменьшения доли акций трудовых коллективов. Сюда же «на временное пользование» из областного фонда имущества были переданы и 10-процентные пакеты акций из государственной доли собственности.
Всё это мероприятие осуществляется под лозунгами сохранения государственного контроля над предприятиями и обеспечения врачей, учителей и прочих бюджетников реальной собственностью. Тут Головлёву очень помог нынешний губернатор Пётр Сумин — в ту пору он Челябинский облсовет возглавлял. Сумин даже подмахнул подготовленное Головлёвым постановление на тему «Одобрить инициативу трудовых коллективов о передаче части их собственности в инвестиционные компании». (По сути, акции предприятий следовало передавать в два фонда — «ЧОСИФ» и «Урал». Второй фонд, «Урал», кстати, считается фондом Сумина.) Вы когда-нибудь слышали о добровольном массовом желании собственников взять и отдать своё вполне реальное имущество чужому дяде? Тем не менее, в распоряжении «ЧОСИФ» оказались акции предприятий, стоимость имущества которых состовляла почти 700 миллионов рублей в заниженных балансовых ценах января 1992 года. Реальная же стоимость имущества была в десятки раз дороже. Речь шла о сотнях миллионов долларов. Осенью 1993 года, незадолго до своего переезда в Москву, Головлёв осуществляет приватизацию «ЧОСИФ*. И переданные сюда акции 89 предприятий, в том числе государственные пакеты, фактически оказались в руках трёх граждан — Головлёва, Кушнаря и Дудина.
А тут и ваучеры пошли. Если кто уже забыл, то на начальном этапе приватизации акции самых привлекательных объектов, таких, например, как «Газпром», можно было приобрести только за ваучеры. И наши герои организовывают ещё один фонд — «Социальная защита населения» (ЧИФ СЗН). Единственным учредителем его является «ЧОСИФ». Второй фонд предназначен уже для сбора ваучеров с населения. Директором его назначен всё тот же Дудин.
Если кто проявит любопытство и порасспросит челябинских бюджетников, начиная с медсестёр и заканчивая сотрудниками ФСБ, они расскажут, как всем им в обязательном порядке было ведено сдать свои ваучеры в головлёвский фонд (он надёжный и якобы государственный). Таким образом, ЧИФ СЗН заполучил ваучеры более двухсот тысяч челябинских бюджетников и пенсионеров. На них стали приобретать крупные пакеты акций местных предприятий.
Третий объект, созданный Головлёвым и его подельниками, назывался «Банк содействия приватизации» (БСП). В новый банк был переведён счёт областного Фонда имущества. А это значит, в распоряжении головлёвской команды оказались средства от приватизации в Челябинской области. Надо сказать, что, когда председатель Фонда имущества Афонин понял всю суть головлёвской схемы, он отказался переводить счета фонда в БСП. И тогда с Афониным стали происходить всевозможные неприятности, отчего он предпочёл уйти в отставку. А его место в Фонде имущества Челябинской области занял ещё один бывший подчинённый Головлёва — Белехов.
Как ни странно, но Головлёв был настолько самоуверен, что во всех трёх созданных коммерческих структурах не только являлся неформальным лидером, но и вполне официально входил в руководящие органы. И оставался в них даже после того, как стал депутатом Госдумы. В руководстве БСП, к слову, значился и нынешний аудитор Счетной палаты РФ г-н Кушнарь.
К 1994 году основными владельцами БСП являлись «ЧОСИФ», ЧИФ СЗН и некий господин Недоспасов, постоянно проживающий в Германии. Стоит добавить, что практически все финансовые операции группа Головлёва осуществляла через БСП. Доходы от сделок с акциями оседали в частных коммерческих структурах, контролируемых, согласно материалам уголовного дела, депутатом Государственной думы Головлёвым, аудитором Счетной палаты Кушнарём и их подельниками. В том числе уходили за границу. Нет, деньги, конечно, не таскали чемоданами через границу (во всяком случае, каких-либо данных на этот счёт у нас нет). Но тем не менее схема была чрезвычайно проста. Например, говорят, что Головлёв через две подконтрольные ему фирмы продал своему компаньону Недоспасову, живущему в Германии, крупные пакеты акций пяти уральских предприятий за символическую цену — 140 тысяч долларов, а тот, в свою очередь, вскорости перепродал их офшорной компании уже за полмиллиона долларов.
А вот ещё. ЧИФ СЗН за ваучеры доверившихся ему граждан приобрёл акции одного челябинского предприятия. Но вместо того чтобы обратить их в прибыль для вкладчиков, фонд продаёт акции по номиналу своей подконтрольной фирме, которая принадлежит всё той же головлёвской команде. А та, в свою очередь, буквально через месяц перепродаёт эти акции кипрской офшорной компании с прибылью 650 процентов.
Известен и интерес к головлёвским компаниям серьёзных людей. Например, в ЧИФ СЗН 10 процентами акций владела бывшая супруга бывшего министра по налогам и сборам г-на Починка, госпожа Кузнецова. После возбуждения уголовного дела и допроса она решила выйти из состава акционеров.
А дальше дела закрутились ещё интереснее. Заполучив в своё распоряжение ваучеры более 200 тысяч челябинцев и крупные пакеты акций 89 предприятий, Головлёв выдвигает свою кандидатуру в Верховный Совет РФ и одновременно на пост губернатора области. То ли пришла пора подумать о депутатской неприкосновенности, то ли московские коллеги из «Демвыбора России» настояли. В ходе избирательной пиар-кампании он ставит себе в заслугу то, что не допустил захвата областной торговли кавказцами и активно противостоял коррумпированным чиновникам и номенклатурной приватизации (!). Ну это так, о степени человеческого лицемерия. Выборы Головлёв тогда проиграл. В Думу он попал после расстрела Белого Дома — под эгидой партии Гайдара (они с Гайдаром и сейчас весьма близки). Тогда, осенью 1993 года, Головлёв организовал (говорят, с помощью Кушнаря) ряд визитов в Челябинскую область западных бизнесменов. Знакомил их с предприятиями. Видимо, старался показать товар лицом. В октябре 1993 года, за два месяца до избрания в Думу, Головлёв собственным распоряжением приватизирует «ЧОСИФ» и получает все пакеты акций предприятий, переданные в фонд. Лишь некоторые директора посредством жалоб и скандалов смогли забрать из головлёвского фонда акции своих предприятий. Причём они вынуждены были их выкупать!
Головлёв перебрался в Москву, но приватизация челябинских предприятий была ещё в самом разгаре. Ещё не обрели своих реальных хозяев металлургические заводы, ещё идут ваучерные аукционы. Вероятно, не без помощи московских связей в «Демвыборе России» Головлёву удаётся добиться, чтобы у руля челябинской приватизации остались повязанные с ним соратники. Фонд имущества теперь возглавляет его бывший зам Белехов. Председателем комитета по управлению имуществом утверждена его бывшая заместительница Желтикова. Но мешались под ногами и создавали опасность губернатор области и прокурор. И тогда Головлёв организует письмо депутатов от области — Починка, Кушнаря, Григориади и Уткина (ныне зам-губернатора Челябинской области) — Президенту России с просьбой отстранить губернатора области Соловьёва от должности. Когда стало ясно, что сместить губернатора не удастся, Головлёв решает выждать время. А перед губернскими выборами 1996 года Головлёв договаривается с Петром Суминым о продвижении последнего на пост губернатора (об этом депутат сам рассказывал своим соратникам и автору этого материала).
Tруп Но вернёмся в 1994 год. Пришла пора драки за крупнейшие металлургические заводы области — Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) и «Мечел». Депутат, забыв о законотворческой деятельности, мчится в Челябинск. Он сам лично участвует в торгах, борется за акции «Мечела», оперируя пакетами ЧИФ СЗН, ЧИФ «Нефть-Алмаз-Инвест» и доставшимся ему по доверенности государственным пакетом. (Нам он говорит, что просто входил в состав конкурсной комиссии как представитель Федерального фонда имущества.)
Под лозунгом защиты прав рядовых акционеров Головлёв поднимает шум в прессе, натравливая рабочие комитеты на директоров. А пока те дерутся между собой, к власти на предприятиях должны были прийти фирмы, в чьих интересах и действовал Головлёв со своими подельниками. Борьба развернулась нешуточная. Головлёвская команда, например, попыталась заполучить 3-процентный пакет акций «Магнитки». Эти акции были выставлены на аукцион в качестве погашения каких-то убытков от акционирования завода. Как потом выяснилось, никаких реальных убытков не было. Но Фонд имущества области, который возглавлял бывший головлёвский зам и подельник Белехов, выставляет акции на торги, оценив их в 260 миллионов рублей. Победителем, естественно, становится ЧИФ СЗН. Однако нарушения в ходе торгов были столь явные, что торги признали недействительными. Акции выставляются повторно. Сообщение о повторных торгах публикуется в принадлежащей головлёвскому фонду газете «Акция». А принадлежащая тому же фонду местная «Роспечать» изымает тираж газеты из продажи. В итоге сам завод, чьи акции выставлялись на торги, ничего не знал о месте и времени аукциона. В торгах участвуют головлёвские фирмы и некая инвестиционная компания «Русский капитал». Побеждает, конечно, головлёвский ЧИФ СЗН. Он предлагает за пакет 300 миллионов рублей. Через две недели этот пакет был перепродан другому участнику аукциона — ИК «Русский капитал» за 3 миллиарда 400 000 рублей. Почему «Русский капитал» не предложил ту же или даже меньшую сумму на аукционе? Сговорились?
За пару месяцев до этого события головлёвский ЧИФ СЗН уже продал тому же «Русскому капиталу» ещё один пакет акций «Магнитки» на 2,6 миллиарда рублей. Инвестиционная компания «Русский капитал» являлась официальным представителем TWG (братья Черные).
Однако случилось так, что и повторные торги по продаже 3-процентного пакета акций «Магнитки» были признаны судом незаконными, соответственно этот пакет TWG не получила. Аферу сорвал бывший в то время губернатором Челябинской области Соловьёв.
Спустя восемь месяцев злополучный пакет акций Магнитогорского комбината вновь был выставлен на торги, но уже не за 260 миллионов, как хотела головлёвская команда, а за 5,3 миллиарда рублей. И Головлёву не повезло. Победителем конкурса оказалась фирма из чужого лагеря, заплатившая государству, в отличие от ЧИФ СЗН, не 300 миллионов рублей, а 22 миллиарда.
Головлёвцы не могли смириться с такой оплеухой. По договорённости с руководителем областного Фонда имущества вырученные за акции металлургического завода 22 миллиарда отправляются прямиком на счёт в головлёвский банк — тот самый БСП. По закону, эти средства банк должен был направить в бюджеты разных уровней. Но наши герои оказались чересчур жадными и наглыми. (Ведь депутата Госдумы нельзя привлечь к уголовной ответственности.) А потому, вместо того чтобы направить деньги в бюджет, банк по указанию Головлёва и Дудина (оба члены совета директоров и, по сути, реальные хозяева банка) раскидывает эти средства в виде безвозвратных необеспеченных кредитов в подконтрольные фирмы и на новую избирательную кампанию самого Головлёва. Часть этих средств ушла на PR-кампанию, часть — на подкуп избирателей. Пенсионерам раздали тушёнку, а рабочим одного из заводов за поголовное досрочное голосование за депутата Иудушку выдали зарплату.
Благодаря использованию этих денег Головлёв в конце 1995 года вновь становится депутатом Госдумы. В этом же году ЧИФ СЗН неожиданно переводится и регистрируется в Москве в виде холдинговой компании. Там следы его и теряются. Так что челябинские вкладчики могут спать спокойно. Ни дивидендами, ни акциями их больше никто не побеспокоит.
К слову сказать, среди должников головлёвского банка числится и фирма аудитора Счётной палаты РФ г-на Кушнаря. (Напомним, что он является и одним из трёх учредителей «ЧОСИФ», присвоившего акции 89 челябинских предприятий).
Обо всех этих комбинациях начал было рассказывать следствию бывший директор головлёвского банка г-н Багриновцев, непосредственный исполнитель указаний Головлёва. Он только-только стал давать показания, как вскорости был найден убитым. Смерть его посчитали случайностью.
«Кошелёк» демократов Перед выборами 1999 года господин Головлёв уже не рискнул появляться в Челябинской области. Третий срок ему в Думе обеспечил Союз правых сил. Для поддержки СПС, а главное, для борьбы с конкурентами и врагами Головлёва, в область из Москвы стали забрасывать огромные партии бесплатных газет, издаваемых на средства ЧИФ СЗН и аффилированных фирм. Тираж каждого газетного номера был по 200-500 тысяч экземпляров.
Однако, судя по всему, у лидера СПС Немцова с Головлёвым не самые приязненные отношения. Хотелось бы надеяться, что наши уважаемые демократы, «как-то там руля политикой», попросту не знали, на какие средства и за чей счёт проводилась их избирательная кампания в Челябинской области. И очень хочется верить, что их требования лишить депутатов неприкосновенности — не пустые предвыборные лозунги. Сегодня у СПС есть шанс это доказать: отдать в руки следствию одного из своих финансистов.
P.S. На пятом километре Рублёвского. шоссе стоят четыре коттеджа. По данным прокуратуры, построены они на деньги челябинских вкладчиков для депутата Головдёву, гражданки Желтиковой и ещё двух руководителей ЧИФ СЗН. Стоимость этих домов без внутренней начинки составляет 2 миллиона долларов. Но по условиям договора коттеджи должны поступить хозяевам полностью оборудованными. Строительством их занимались четыре иностранные фирмы. Команда Головлёва переселилась на Рублёвку.
В материалах дела Головлёв и его команда фигурируют как организованная преступная группа. По мнению следствия, мозговой центр её находится в российском парламенте."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации