Тайны кремлёвского Радия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Наш» Владислав Сурков воспитал достойную замену «их» Муртазе Рахимову

1218752650-0.jpg Для Кремля больше нет неприкосновенных губернаторов. Об этом свидетельствует восстановление в рядах «Единой России» изгнанного со всех постов экс-главы администрации президента Башкирии Радия Хабирова, заподозренного в намерении претендовать на звание преемника главы республики Муртазы Рахимова.

Сам по себе факт возвращения в лоно партии власти исключенного из ее рядов регионального чиновника вряд ли заслуживает особого внимания — такие случаи в «Единой России» бывали и раньше. Но башкирский прецедент примечателен как минимум по двум причинам. Во-первых, на защиту мало известного на федеральном уровне политика неожиданно встал Кремль. А во-вторых, проигравшим в этом противостоянии с Москвой впервые оказался один из региональных политических тяжеловесов — президент Башкирии Муртаза Рахимов.

Проблемы у Радия Хабирова начались вскоре после того, как он получил предложение перейти на работу в администрацию президента РФ. По данным «Власти», впервые Москва обратила на него внимание в декабре 2007 года, когда предвыборный штаб «Единой России» в Башкирии под его руководством обеспечил партии власти в республике более 81% голосов. А после еще более успешной президентской кампании (88% за Дмитрия Медведева) добро на переход Хабирова в Москву дал первый замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков. Как заявлял впоследствии сам Хабиров, с президентом Рахимовым его уход был согласован и не вызвал тогда никаких возражений.

Однако летом 2008 года в ряде СМИ появилась информация о том, что Хабиров после «кремлевской стажировки» должен вернуться в республику в качестве преемника 74-летнего Рахимова, управляющего регионом уже 18-й год. Сразу после этого отношение башкирских властей к Хабирову кардинально изменилось: глава республики сначала временно отстранил его от должности, а затем и уволил по подозрению в предоставлении «неполных сведений о находящихся в пользовании и собственности» объектах недвижимости и махинациях с жильем.

Одновременно в республике был объявлен сбор компромата на Хабирова. Исследование его деятельности доверили специально сформированной рабочей группе местной антикоррупционной комиссии, которая обнаружила, что глава администрации не уплатил подоходный налог в размере нескольких тысяч рублей, а также не задекларировал гараж и дачный участок. А в следственный комитет при прокуратуре Башкирии поступил целый ряд заявлений о злоупотреблениях Хабирова при распределении построенных за счет бюджета объектов недвижимости, о якобы инспирированном им вымогательстве крупных сумм за получение депутатских мест в местном парламенте и о нарушениях избирательного законодательства. В частности, бывший глава Центризбиркома Башкирии Барый Кинзягулов сообщил, что господин Хабиров во время выборов в Госдуму-2007 вынудил местный ЦИК фальсифицировать результаты по одному из округов, уменьшив примерно на 41 тыс. число голосов, поданных за единороссов, и приписав их коммунистам и справороссам.

Затем к расправе над «предателем» подключились и местные единороссы: башкирское отделение партии власти не только единогласно исключило Хабирова из своих рядов, но и пригрозило «разобраться» с политиками, прошедшими в Госдуму при его поддержке. После этого некоторым соратникам Хабирова пришлось оставить свои посты, а парламент Башкирии призвал Дмитрия Медведева посодействовать скорейшему принятию закона о запрете на прием в органы госвласти и местного самоуправления граждан, уволенных с госслужбы «по дискредитирующим обстоятельствам».

Если бы все эти события происходили двумя годами раньше, то Радию Хабирову, возможно, пришлось бы навсегда забыть о большой политике. Но в 2008 году в его защиту неожиданно выступили весьма влиятельные силы в Москве. 28 июля бюро высшего совета «Единой России», рассмотрев во внеочередном порядке «дело Хабирова», восстановило его в партии, даже не сочтя нужным пригласить на обсуждение представителей региональной партячейки. А Владислав Сурков, по утверждению башкирских источников «Власти», в ходе личной встречи с Рахимовым довольно жестко потребовал от него прекращения «антихабировской» кампании, которая «дискредитирует авторитет российской власти в целом».

Хотя ни в башкирском руководстве, ни в кремлевской администрации факта этой встречи не подтверждают, в начале августа бурная «антихабировская» кампания, развернутая в подконтрольных местному руководству СМИ, прекратилась так же резко, как и началась. Впрочем, одновременно поутих и шквал компрометирующих публикаций в отношении действующих членов руководства республики, прокатившийся по оппозиционным башкирским интернет-сайтам после начала скандала. А это наводит на мысль о том, что указание Кремля прекратить войну касалось обеих противоборствующих сторон.

Следующим логичным шагом в реабилитации Хабирова, как полагают в Башкирии, должно стать снятие с него подозрений, обоснованность которых рассматривает сейчас следственный комитет при прокуратуре Башкирии. И. о. начальника отдела башкирского управления СК по расследованию особо важных дел Виктор Бутыркин сообщил «Власти», что изучение материалов о деятельности Хабирова пока «не завершено». Но источники «Власти» в местных правоохранительных органах не исключили, что отказ в возбуждении уголовных дел может быть вынесен прежде всего по фактам избирательных нарушений, поскольку «подтверждение реальности манипуляций с бюллетенями способно повлечь необходимость признать недействительными результаты выборов, а это не в интересах ни Уфы, ни Москвы».

Как считают башкирские наблюдатели, после такого решения следователей и возможного удовлетворения в суде иска Хабирова о незаконности увольнения его послужной список может оказаться достаточно чистым для того, чтобы он все же был взят на работу в Кремль. Сам Радий Хабиров отказался комментировать этот вопрос. А источники «Власти» в федеральном руководстве «Единой России» признались, что могли бы предложить опальному башкирскому чиновнику довольно высокий пост в партии, однако «Владислав Сурков очень хочет видеть его в администрации президента».

Стоит отметить, что скандалы с исключением из «Единой России» высокопоставленных региональных чиновников с их последующим восстановлением случались в партии власти не раз. К примеру, весной 2003 года в партии был восстановлен исключенный годом ранее глава Псковской области Евгений Михайлов. В декабре 2005-го партбилет вернули спикеру парламента Республики Алтай Игорю Яимову, изгнанному из партии за полгода до этого. А летом 2007 года в ряды единороссов вернулся спикер законодательной палаты тувинского парламента Василий Оюн, успевший после исключения из партии в 2006 году переизбраться депутатом от Российской партии жизни. Однако все эти конфликты были связаны с противоречиями внутри региональных парторганизаций, тогда как в нынешнем случае с Башкирией федеральное партруководство впервые выступило против консолидированного мнения регионального начальства и местной партийной ячейки.

У башкирских политологов есть три основные версии, почему Кремль встал на защиту Радия Хабирова. По мнению одних экспертов, возмущение Москвы вызвал тот факт, что глава региона действовал «не по понятиям»: благословив поначалу уход своего подопечного «наверх», а затем неожиданно начав его дискредитацию, он тем самым бросил тень и на высокопоставленных лиц в Кремле, одобривших продвижение башкирского чиновника по служебной лестнице.

Другие аналитики полагают, что Хабирову с самого начала была уготована роль «шахида»: по этой версии, на то, что он станет реальным преемником Рахимова, Кремль всерьез не рассчитывал, но надеялся использовать этот козырь, чтобы добиться от башкирского лидера большей сговорчивости. Такой прием уже был использован федеральным центром в 2003 году, когда на последних всенародных выборах президента Башкирии Кремль неофициально поддержал сразу двух альтернативных Рахимову кандидатов — предпринимателей Сергея Веремеенко и Ралифа Сафина. И лишь перед вторым туром, в который вышли Рахимов и Веремеенко, Москва и Уфа достигли согласия, после чего победа действующего президента Башкирии стала делом техники.

Наконец, третья версия связана с судьбой башкирского топливно-энергетического комплекса, контроля над которым давно добивается федеральный центр. Назначение хорошо знающего башкирские реалии Хабирова на пост замглавы управления по внутренней политике кремлевской администрации, ответственного за региональную политику, наверняка приблизило бы Кремль к решению этой задачи. Между тем в случае потери ТЭКа, по убеждению башкирских экспертов, у Рахимова исчезнет последний козырь в политической торговле с Москвой, после чего его отставка с поста главы Башкирии станет неизбежной.

Истина, как водится, наверняка лежит где-то посередине: скорее всего, на позиции Кремля в данном конфликте сказались и непоследовательность Рахимова в кадровых вопросах, и желание центра припугнуть башкирского президента перспективой его скорой замены, и, разумеется, соображения борьбы за весьма лакомые куски республиканской собственности.

В то же время весьма неожиданная развязка, казалось бы, рядового кадрового скандала в одном из регионов позволяет сделать вывод о том, что Кремль после избрания Дмитрия Медведева решил изменить свое отношение к «политическим тяжеловесам», успешно пережившим во главе своих регионов и ельцинский «парад суверенитетов», и путинское укрепление вертикали власти. Судя по напористости кремлевских чиновников в разрешении нынешнего конфликта, отстаивать свои интересы центр теперь готов, невзирая ни на политический авторитет, ни на руководительский стаж местных начальников.

Конечно, это не означает, что Муртаза Рахимов или, например, его татарский коллега Минтимер Шаймиев непременно лишатся своих постов уже в этом году. Но тот факт, что следующие общероссийские выборы состоятся более чем через три года, дает федеральному центру неплохую фору. Ведь новые лидеры, назначенные Дмитрием Медведевым, скажем, в 2009 году, будут иметь достаточно времени, чтобы успеть войти в курс дела и обеспечить в 2011-2012 годах необходимые Кремлю результаты думской и президентской кампаний.

Гульчачак Ханнанова, Уфа

Проблемы Муртазы Рахимова с центром

При Борисе Ельцине Башкирия получила «столько суверенитета, сколько смогла проглотить». Трения главы республики с федеральным центром начались после прихода к власти Владимира Путина, взявшего курс на построение вертикали власти.

В мае 2000 года президент Путин потребовал от Башкирии внести поправки в конституцию, положения которой противоречили «принципам распространения государственного суверенитета РФ на всю ее территорию». Особое недовольство вызывали положения об обладании Башкирией «высшей властью на своей территории», о верховенстве башкирских законов, о праве республики заключать международные договоры и предоставлять убежище иностранным гражданам, о гражданстве Башкортостана. В ноябре парламент Башкирии внес в основной закон около 40 поправок, которые несколько смягчили формулировки. Однако центр такие полумеры не устроили, и в 2002 году Верховный суд признал не соответствующими федеральным законам 37 статей конституции. Итогом противостояния стало принятие в декабре нового основного закона республики, из которого исчезли все не устраивавшие Кремль положения.

В 2002 году в СМИ появились слухи, что Москва планирует сменить президента Башкирии. С этим связывали ряд кадровых перестановок, вследствие которых из-под контроля Муртазы Рахимова были выведены республиканская налоговая служба, ФСБ и прокуратура. В конфликте башкирских властей с председателем Верховного суда республики Маратом Вакиловым центр поддержал последнего, проигнорировав обращения регионального парламента в высшие судебные инстанции РФ и к президенту Путину с просьбой отстранить судью. Кроме того, Министерство по налогам и сборам РФ предъявило трем уфимским НПЗ претензии на сумму 12 млрд руб. за уклонение от уплаты акцизов.

В 2003 году на выборах президента Башкирии у Муртазы Рахимова впервые появились реальные конкуренты — экс-глава Межпромбанка Сергей Веремеенко и сенатор Ралиф Сафин. Оба кандидата «советовались» по поводу участия в выборах с Кремлем. Кроме того, господин Веремеенко позиционировал себя как ставленник «питерских чекистов». Интрига сохранялась до конца ноября, когда полпред президента в Приволжском федерального округе Сергей Кириенко и лидер «Единой России» Борис Грызлов пообещали господину Рахимову поддержку в обмен на победу партии власти на думских выборах в республике. Тем не менее центр не позволил главе Башкирии снять оппонентов с выборов: уже после этой договоренности Верховный суд подтвердил законность регистрации господ Веремеенко и Сафина в качестве кандидатов. В результате 7 декабря 2003 года Муртаза Рахимов впервые не смог победить на выборах в первом туре. Перед вторым туром ему удалось добиться официальной встречи с господином Путиным и в итоге господин Рахимов победил, набрав 78,01% против 15,84% у Сергея Веремеенко.

В декабре 2006 года ФНС подала в Арбитражный суд Москвы иски с требованием взыскать в доход государства контрольные пакеты акций шести предприятий башкирского ТЭКа. В процессе приватизации эти активы достались ООО «Башкирский капитал», подконтрольному сыну президента Башкирии Уралу Рахимову, а впоследствии были разделены между четырьмя инвесткомпаниями. Налоговики утверждали, что из-за приватизационных нарушений «Башкирский капитал» владел акциями незаконно, а передача бумаг в инвесткомпании имела целью уход от уплаты налогов. Летом 2007 года все иски ФНС были удовлетворены, затем подтверждены в апелляционных инстанциях. Разбирательства продолжаются.

Ольга Шкуренко

Оригинал материала

«КоммерсантЪ-Власть» от origindate::11.08.08