Тайны черкизовского рынка (2-я часть)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Тайны черкизовского рынка (2-я часть) Корреспондент «КП» по заданию редакции устроилась продавщицей на главную барахолку Москвы

"В первой части наш корреспондент Женя Супрычева рассказывала, как устроилась продавщицей на рынок, на какие этнические кварталы он разделен и по каким законам там живут «местные». Теперь настало время поговорить о том, что эти «жители» нам продают. И какая система товарооборота на рынке. ПОЧЕМУ ВЕЗДЕ ОДНО И ТО ЖЕ Прибегаю с утра на Черкизовский. Сегодня мой третий рабочий день. Или четвертый - не помню. Когда встаешь в четыре утра, трудно сориентироваться в пространстве и во времени. Но суббота - это точно. А значит, покупатели хлынут лавиной. Так и есть. Первыми подтянулись дачники. - За месяц не разлезутся? - спрашивает мужчина, разглядывая шорты. - За месяц - нет, - говорю, - а вот за два - точно. - Дайте тогда две пары, - говорит мужик, отсчитывая 300 рублей. - На дачу нормально.... Прибежали студенты. Эту кофточку? Или ту? А сколько уступите? Ну нет, так не честно. Хотя бы пятьдесят рублей... - Ой, а тут строчка плохая! - охает женщина, растягивая кофту за 300 рублей. - А какая нужна? - спрашиваю. - Вот на вас футболка застрочена хорошо, - тянет ко мне ручонки покупательница. - Так вы не равняйте, - отвечаю. - У меня настоящее английское качество. В секонде купила. - Ну, - надменно поджала губы женщина. - Одеваться в секонде - это уже последнее дело! Модная такая тетка! С шиком... Прикатила из Твери «пошопиться на Черкизовском». А ведет себя, будто в Милане. Вообще жителей «дальнего Подмосковья» на рынке много. И каждый - о наболевшем. - Вот это что за качество? - схватила с прилавка футболку покупательница. - Китай, фабричное, - говорю. - А у вас что, одна фабрика на весь рынок? - распаляется тетка. - В смысле? - пытаюсь вникнуть в суть вопроса. - В смысле, на всех прилавках одно и то же! - почти кричит от возмущения тетка. - Только цена разная. Почему цена разная? - Я не знаю, - кричу в ответ на женщину. Пенсионерка, повозмущавшись, ушла. Если вы сейчас, уважаемая покупательница, читаете газету, хочу попросить прощения. Во-первых, за то, что накричала. Во-вторых, за то, что наврала: я знаю. Просто в двух словах не объяснишь. ПОДПОЛЬНЫЙ ЦЕХ НАД ГОЛОВОЙ? В целом система такая. Китайцы и в меньшей степени турки везут на Черкизовский оригинальные вещи (разного качества). Там продают оптом. У них затариваются остальные продавцы. - Но я не могу пойти и купить то, что мне нравится, - говорит торговец Ильяс. - Это решают главные. А мы только сдаем деньги. Главные - это эксперты «штаба закупки». Такой есть у каждой диаспоры. Почему торговцы им подчиняются? Потому что «штаб» дает товар как бы в долг - под реализацию. Не всегда, но дает. Зачем это «штабу»? Такой вид заработка - берут деньги за то, что «отслеживают конъюнктуру и минимизируют риски». Короче, всем выгодно. Еще и по той причине, что, если скинешься всей деревней, можно купить крупным оптом (а это на порядок дешевле, чем мелким). Затем торговцы, получив свои кофты и накрутив три цены, встают за прилавки. В это время сотни глаз отслеживают, что будет в «топах продаж». Это специально обученные люди из вьетнамской диаспоры. Они отираются по рынку и наблюдают. Как только вычислили ходовую шмотку, покупают ее и бегут в свой «штаб». «Штабные» собирают деньги со своих земляков-торговцев и заказывают пошив данной модели в подпольных цехах (которые тоже принадлежат вьетнамцам, но у них четкое разделение труда: одни торгуют, другие шьют). Заказчик с клиентом не ищут укромных мест для встречи. Они обстряпывают с вои делишки прямо над головой покупателей. Иду как-то с рынка домой. Поднимаю глаза. Так... А что это у нас там за дикая суета «под куполом рынка»? Три десятка складских помещений в третьем ярусе переоборудованы под мини-ателье. В каждом стучат машинками 2 - 3 швеи. Застрочила джинсы - бросает в окно. К нему примыкает гладильная доска. Там дежурит вьетнамец с утюгом наперевес. Перезарядил, отпарил, сложил в стопку и бежит на мостик, соединяющий склады слева и справа от торговых рядов. Там обосновалась бригада упаковщиков. Чик-вжик, готово. - Неужели нелегальные цеха? - тихо радуюсь, двигаясь вдоль ателье. Оказывается, не совсем. Это «ремонт одежды». Допустим, ты привез партию рубашек с длинным рукавом, а срочно надо с коротким. Хватаешь тюки - и сюда. Но тут же отираются и «посланцы» из цехов Подмосковья, которые принимают заказы на самопошив. - Образец! - нетерпеливо тянут ко мне руки вьетнамцы. - Ага, это мигом! - говорю, спускаясь на базар. Успеваю до закрытия купить одну турецкую кофту и одну китайскую. Прибегаю обратно. - Такое пошьешь? - спрашиваю у одного из посредников. Тот кивает. Минимальная партия - тысяча штук. Ткань подберет сам - максимально дешевую. Лейбл повесит любой: от «Гуччи» до «Шмуччи». Ну и бирку «Изготовлено в Германии» или «Изготовлено в России». Это уж какая подвернется. Через три дня могу забирать. Такая же внешне кофта, которую я купила за 450 рублей, обойдется в 120. Круто? Вот потому вьетнамцы и торгуют только самопошивом. Это выгоднее, чем налаживать нелегальные поставки из того же Китая. КИРГИЗСКОЕ КАЧЕСТВО Одежда в Китае стоит копейки - факт. Но ее еще надо перевезти через таможню. Бесплатно не получится. Можно заплатить меньше официальных тарифов, но все равно немало. Поэтому вьетнамцы закупают ткань в Турции и Пакистане (в России шить не из чего). Сырье облагается совсем незначительной пошлиной по сравнению с готовой продукцией. И со всеми затратами самопошив выходит дешевле нелегальных поставок. Но вьетнамцы обшить всех не могут. Об остальных заботятся киргизы. Своих точек на рынке у них нет - не пускают. Но есть посредник. Получив заказ от торговцев, он отсылает бандероль в Киргизию. - У нас на подпольных производствах работают целыми селами и городами, - говорит киргизка Туния, которая торгует на базаре джинсами. - Мы превращаемся в китайцев. Но шьем лучше и дешевле. Это правда. Даже с учетом перевозки киргизский ширпотреб дешевле того, что шьют в Подмосковье. Потому что у киргизов своя ткань. Это сказывается и на оперативности работы (не ждут поставок и уже через три дня гонят на Москву фуры, забитые самопошивом). Вот и получается - через три дня на всех прилавках одна и та же «хитовая» футболка. А вы удивляетесь: огромный рынок, а выбора нет. РУССКИМ ТУТ НЕ МЕСТО На рынке нет одежды наших фабрик. Российская легальная продукция на 15 - 20 процентов дороже, чем их нелегальная. Так что делать заказы на наших фабриках мигрантам невыгодно. Но что мешает нашим производителям на манер китайских выкупить места на рынке и торговать? Пусть дороже. Зато штанины у брюк одной длины и нитки из них не торчат. Покупатель бы нашелся. Не пускают? - Пускают, - говорит председатель совета директоров комплекса «Текстиль Профи» Сергей Лукьянов. - Со стороны администрации нет барьеров. И мы в свое время даже пытались торговать на Черкизовском. Открыли оптовую точку. Прогорели. И даже не потому, что наша продукция была дороже. Наоборот, мы продавали ее по себестоимости, стремясь завоевать покупателей. Но их просто не было. Во-первых, бойкот объявили «закупочные штабы» диаспор. Это очень серьезный удар - они берут много. Но остаются еще оптовики из регионов, которые приезжают на Черкизовский. Однако и они проходили мимо. Как же так? Очень просто. На соседней точке торговец стал продавать свой товар ниже себестоимости. - У него на рынке, к примеру, 5 - 6 точек, - поясняет Сергей. - И он может на время пожертвовать доходом от одной, устроив демпинг. Продолжаться долго это не может, экономическую войну можно переждать. Но для этого нужна наличка, много налички - чтобы платить за точку и не останавливать производство. Получается, что с одной стороны - торгуй не хочу. А с другой - не дадут конкуренты. «Выдавливают» даже не по национальному признаку. С таким же успехом азербайджанец мог бы демпинговать и вьетнамца. Но тот бы не «утонул». Обычно в таких ситуациях скидывается вся диаспора (с барышей отдашь). Выживают за счет сплоченности. И плюс при необходимости вьетнамцы подключили бы администрацию своего клана. Которая решила бы вопрос «на высшем уровне». И там бы нашли компромисс. А русский тихо пришел - тихо ушел. И это дико. Ведь за его спиной стоит целое ГОСУДАРСТВО. А не какая-то кучка мафиози, которая выкупила себе территорию на рынке. Вообще рынок ведь на нашей территории. На территории Москвы. Но бюджет мало что имеет с этого «золотого дна». - Я за свой контейнер плачу аренду 4 тысячи долларов в месяц, - говорит афганский стоматолог Аббдула Туло. - Это неофициально. Официально по квитанции - 400 рублей. На рынке примерно 2 тысячи контейнеров. Умножаем - получаем 8 миллионов долларов в месяц только от аренды! Эти деньги не попадают ни в какую отчетность. Да и других налогов местные нелегалы не платят. Если бы все деньги, которые приносит рынок, отдали вашему городу, - продолжает рассуждать стоматолог, - были бы в Москве бедные? Не было. Вы бы очень хорошо жили. «Вы тут не зарабатываете - вы тратите» - такую роль отвели москвичам владельцы рынка. Развалить Черкизовский мог только кризис. Но рынок устоял. А больше ему ничего не страшно, потому что основа крепка: нелегальная миграция, коррупция и «загон» нашей легкой промышленности. Корреспондент «КП» Евгения Супрычева вполне освоилась за прилавком.Китайским фаст-фудом питаются на рынке не только дети Поднебесной, но и все покупатели: окрошки или просто беляшей здесь не найдешь.
Cd131edad1e9bd41605d813012c9ce56.jpeg
Корреспондент «КП» Евгения Супрычева вполне освоилась за прилавком.Китайским фаст-фудом питаются на рынке не только дети Поднебесной, но и все покупатели: окрошки или просто беляшей здесь не найдешь. Фото: Олег РУКАВИЦЫН ХРОНИКА ЗАКРЫТИЯ БАЗАРА 2007 год Мэр Москвы Юрий Лужков подписал рынку смертный приговор. Согласно официальному документу в первую очередь должны снести участки по адресам: Сиреневый бульвар, владения 2а, 2б, 2в, 4, и улица Советская, владение 80. До конца года Черкизовский пообещали уничтожить. На его месте планируют строить жилой комплекс. 2008 год Черкизовский работает. Городские власти придумывают сложную отговорку: задержка связана с «необходимостью проведения эксплуатационными службами ремонта и реконструкции коммуникаций рынка». Но префект Восточного округа Николай Евтихиев обещает: до конца года рынок закроем. 2009 год Рынок процветает назло кризису. Демонтаж и не начинали. А зачем? Оказывается, закрытие перенесли аж на 2011 год. - У нас есть задержка со строительством новой магистрали, - сообщил вчера руководитель Департамента потребрынка Москвы Владимир Малышков. - Магистраль должна пройти на месте рынка. Кроме того, на месте Черкизовского теперь хотят строить торговый и строительные комплексы. А еще парк. Жилых домов не будет.
6eaf12f624e6fe2c7d1b6a6daa9b08c2.jpeg
Каждая диаспора везет свою контрабанду. Индусы специализируются на дешевой технике.Фото: Олег РУКАВИЦЫН ПРОТИВ Нужен ли нам Черкизон? Президент Общероссийского объединения работодателей легкой промышленности Александр БИРЮКОВ: - Сейчас доля отечественного производителя на рынке составляет всего 20 процентов. Официальный импорт - 38 процентов, а остальные 42 процента - это контрафакт или нелегальный импорт. Дальнейшее снижение доли отечественной продукции угрожает безопасности страны. Отрасль поставлена в условия неравной ценовой конкуренции с поставщиками товаров из Китая и Турции. Во- первых, тамошние правительства оказывают своим предпринимателям активную финансовую поддержку. Во-вторых, у них изначально есть сырье, ткань, у нас - нет. И тем не менее мы бы могли с ними успешно конкурировать - мощностей хватает. Но для этого нам нужна помощь государства, которое бы защитило рынок. Поэтому весной было отправлено письмо Владимиру Путину, в котором мы попросили повысить размер пошлин на ввозимую одежду и обувь до 20 - 25 процентов. Установить квоты на ввозимую из Китая и Турции продукцию на срок хотя бы до трех лет. Надо сказать, что такие квоты есть в США и многих странах Европы. Снизить до нуля таможенные пошлины на ввозимое сырье, которое не производится в России. Если наши предложения не будут приняты, боюсь, большинство предприятий этот кризис не переживет. ЗА Экономист фонда «Спектор» Андрей СТАРОВЕРОВ: - Невозможно поднять нашу легкую промышленность в одночасье. Нет тканей, значит, надо отстраивать сельское хозяйство: сеять лен и другие культуры. Одновременно строить заводы по переработке остатков нефти (тогда мы будем обеспечены синтетикой). И все равно часть тканей будем завозить. Значит, надо отлаживать систему лизинга, поднимать вопрос о таможне. Там товар лежит по восемь месяцев. И вот он наконец пришел. Но на фабриках нет современных станков. И они у нас не производятся - еще одна сфера в упадке. Значит, будем покупать за границей. Но для этого предприниматели должны умудриться получить кредиты. А что делать все это время простым людям? Прикрываться фиговым листочком? Похоже, не с того конца начали. Сперва надо поднять наше производство, а потом уже расчищать для него рынок. Да и то не полностью. Такие базары, как Черкизовский, должны оставаться. Тамошний ширпотреб спас во время 90-х, спасает и сейчас. И всегда будут слои населения с низким уровнем достатка, которым не по карману отечественный товар. ЕСТЬ МНЕНИЕ Таможня не справляется - Закрыв Черкизовский, мы не решим полностью проблему контрабанды, - говорит депутат Госдумы РФ Александр Хинштейн. - Она все равно будет продаваться в других местах. На самом деле проблема - в таможенной службе. Прежнее ее руководство не смогло перекрыть поток нелегального импорта, хотя и пыталось. А нынешнее, похоже, еще менее эффективно. Количество контрабанды увеличилось за последнее время в разы. Но таможни других стран ведь как-то справляются, почему мы не можем? Скажу больше - и не сможем. Это как раз тот случай, когда экономика сильнее политики. У нас слишком велик спрос на ширпотреб. ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА «Кто ж захочет терять такие деньжищи?!» Я слабо верю в то, что Черкизовский рынок сейчас прикроют. Кто ж захочет терять такие деньжищи?! Владельцы и многочисленные арендаторы, зарабатывающие миллиарды на этом рассаднике контрабанды, криминала и грязи? Или, может быть, прикормленная здесь годами милиция? А может быть, толпы чиновников разного уровня и чина, жирующих на черкизовские откаты? Или у таможенников, дающих добро на ввоз в страну нелегальной продукции, вдруг прояснится сознание и им станет обидно за державу? С трудом в это верится. Конечно, правоохранительные органы сейчас немного посуетятся. Вот уже объявлено, что, оказывается, черкизовская контрабанда была замечена еще в ходе расследования пресловутого дела о контрабандной мебели, которую продавали в крупных московских салонах «Три кита» и «Гранд». Непонятно только одно: а чего же так тянули? Премьерского призыва «Где посадки?» ждали? Или никак не могли разобраться, кто и как завозит столько контрабанды? Ведь это смешно: слышать от правоохранительных структур, что они никак не могут определить, кто хозяин контрабандного шмотья, кто снабжает рынок контрафактным барахлом и как. Оно, видимо, само через границу по воздуху перелетает. Все люди взрослые и давно знают, как устроена эта крупнейшая в стране барахолка. Хотя официально и милиция, и борцы с мигрантами-нелегалами, и чиновники будут уверять в том, что опять журналисты клевещут, что никакого отъявленного криминала на Черкизоне нет. Или что в этом гадюшнике виноваты ну те же мигранты, продавщицы, в общем, кто угодно, но только не они. А там, глядишь, и поднятая в верхах шумиха затихнет. Первый раз, что ли. Ведь Черкизон больше, чем просто вещевой рынок. Там мы натыкаемся на все то, что изо дня в день сопровождает нас в сегодняшней жизни. Роскошь, блеск одних и нищета, грязь других. Процветание коррупции, контрафакта и всевластие неписаных законов... Но этот «заповедник» легальной торговли левым барахлом вряд ли бы остался на плаву, если бы мы сами не поддерживали его своим рублем. Многие россияне, да и москвичи отовариваются здесь, ибо для них главное - купить подешевле. И не важно, контрабандный, левый это товар - только бы сэкономить. Особенно сейчас, в нынешние кризисные времена, когда у всех упали доходы, а многие остались вообще без работы. Куда же идти, как не на Черкизон! Вчера правоохранительные органы гордо сообщили, что сожгли большую часть «бесхозной» контрабандной одежды с Черкизовского. Вряд ли его владельцы сильно обеднели от этого. А вот казна лишилась... 200 миллионов бюджетных рублей - во столько обошлась утилизация контрафакта. Это по-нашему, по-расейски. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации