Такая разная Фемида

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Помощник прокурора, который закрыл лидера питерских яблочников Максима Резника, освободил криминального авторитета

1207544867-0.jpg Прокуратура Петербурга опасается «влиятельного» общественного деятеля Максима Резника, но защищает безобидного криминального авторитета Андрея Волова (Маленького). Приговоренного к 13 годам тюремного заключения бандита прокуратура фактически отпустила на свободу, а главного петербургского яблочника еще до предъявления обвинения заключила под стражу и не разрешала выпускать из камеры. Следствие по делу о коррупции, которое началось на днях в северной столице, возможно, объяснит эти парадоксы.

Особо опасный Резник

К скандальному решению об аресте лидера петербургского «Яблока» Максима Резника (потрясшему не только российскую, но и мировую общественность) Дзержинский суд склонил представитель обвинения — старший помощник прокурора Центрального района Владимир Васюков. Интересно, что этот же правоохранитель активно содействовал освобождению из-под стражи криминального авторитета бандитского Петербурга 90-х Андрея Волова.

Напомним, в лице Васюкова и его устами прокуратура около месяца не соглашалась изменить меру пресечения Резнику, якобы напавшему на милиционеров. Даже в день последнего суда (отменившего наконец-то арест главного яблочника северной столицы) 21 марта Васюков настаивал:

— Оставшись на свободе, Резник, используя свое положение как общественного деятеля и политика, будет оказывать давление на следствие и пострадавших — больше Васюкову сказать было решительно нечего, поэтому он уныло повторял одни и те же доводы следствия. — Резника надо держать под стражей, поскольку преступление, в котором его обвиняют, относится к категории «средней тяжести» и предусматривает лишение свободы на срок более двух лет.

Очевидцы судебного процесса говорят, что перед выступающими в защиту Резника адвокатами такого уровня, как Борис Грузд и Юрий Шмидт, старший помощник прокурора района Васюков выглядел бледно и откровенно жалко.

Впрочем, как выясняется, иногда Владимир Васюков умеет отстаивать свою позицию в суде гораздо увереннее. По крайней мере, именно ему некоторое время назад удалось убедить все тот же Дзержинский федеральный суд изменить наказание действительно опасному преступнику.

Не обижайте Маленького

В декабре 2005 года судья Дзержинского суда Петербурга Анжелика Морозова вынесла решение, согласно которому известный преступный авторитет Андрей Волов, в криминальных кругах северной столицы — Андрей Маленький (кличку он получил за низкий рост), осужденный за серию громких преступлений, был переведен из тюремной камеры в колонию-поселение в Горелове (в родном для него Ломоносовском районе), то есть, по сути, вышел на свободу. Беспрецедентное решение принималось при формальном и непосредственном участии начальника следственного изолятора (СИЗО № 3) УФСБ Александра Ногтева и старшего помощника прокурора Центрального района Петербурга Владимира Васюкова. В ходе судебного процесса Васюков официально признал, что Андрей Волов «твердо встал на путь исправления», «зарекомендовал себя исключительно положительно», и потому Васюков просит суд поддержать ходатайство Ногтева о переводе Волова на поселение. Суд это ходатайство удовлетворил. Так, приговоренный к 13 годам колонии общего режима и переведенный на поселение Волов в действительности стал проживать дома (местные надзиратели в первый же день разрешили образцово-показательному осужденному покинуть поселок) и даже значился коммерческим директором одной из своих фирм. О небезвозмездности столь гуманного шага и его истинных причинах поговаривали и пару лет назад. По некоторым данным, проводились длительные служебные проверки, санкционированные центральным аппаратом ФСИН России. Но до привлечения к уголовной ответственности кого-либо не дошло.

К счастью, уникальное судебное решение не прошло незамеченным. В городе на Неве разразился крупный скандал, привлекший к ситуации серьезное внимание, в том числе московских высоких чинов и ведомств, вплоть до администрации президента РФ. В итоге решение о смягчении наказания Волову опротестовала Городская прокуратура Петербурга. Его отменили как незаконное, и Андрей Волов вернулся обратно в места лишения свободы. Но не в колонию. В тюрьме как таковой Волов не сидел никогда. Его заключение изначально являлось «льготным». С момента ареста 26 июля 1999 года и до сих пор он отбывает срок в петербургском СИЗО № 3 (следственный изолятор ФСБ). Считается, что условия содержания здесь лучше, чем в любых других тюрьмах. Обычно в этот изолятор попадают или наиболее «оберегаемые» следствием обвиняемые, или особо опасные, или высокопоставленные. За что попал в застенки к чекистам Волов (за прошлые комсомольские заслуги, за оргпреступность на высоком уровне или за что-то иное?) и почему не покидает их (Волову надлежало отбыть к месту наказания еще в 2005 году) — непонятно.

Легенда бандитского Петербурга

Андрей Волов (Маленький) — один из брендов «бандитского Петербурга» 90-х годов — в 2004 году был осужден сразу по нескольким уголовным статьям. Волова и его сообщников обвинили в организации банды, убийствах, бандитизме, разбоях и вымогательствах. Кроме того, в обвинительном заключении фигурировали эпизоды, когда жертвами становились сами члены группировки. Дело Волова стало одним из немногих, когда на скамье подсудимых по обвинению в оргпреступности оказались не мелкие сошки, а лидер и с ним еще 20 человек.

В начале 90-х четко структурированный и хорошо вооруженный «коллектив» Волова («коллективом» они называли себя сами) считался едва ли не самым опасным в городе. Бригада бывшего инструктора обкома комсомола исправно получала дань с подконтрольных территорий (в юго-западной части Петербурга, Петродворцовом и Ломоносовском районах), занималась экспроприацией и жестоко, даже на фоне тех лихих лет, расправлялась с чужаками и своими, заподозренными в отступничестве. Фирменным стилем коллектива была рубка пальцев провинившимся, а также стрельба на «стрелках» вместо попыток начать конструктивный диалог.

Однако «примерное поведение» позволило прокуратуре в лице Владимира Васюкова фактически освободить криминального авторитета бандитского Петербурга Андрея Волова. Но тот же Васюков никак не мог допустить освобождения из камеры (под залог или подписку и к тому же только на время следствия!) председателя регионального отделения партии «Яблоко» Максима Резника, обвиненного в единственном случае «применения насилия в отношении представителя власти». Отметим, что под «насилием» понимается нанесение двух синяков и одной ссадины пальца милиционеру, в качестве свидетелей обвинения выступают сослуживцы потерпевшего, а сам обвиняемый Резник получил не меньшие (если не большие) повреждения.

Но, видимо, Резник не отличается «примерным поведением», особенно в отношении представителей власти и силовых структур. Поэтому даже убийца и бандит с точки зрения петербургской прокуратуры (или отдельных ее представителей) менее опасен, чем нелояльный политик (оппозиционер). Однако 21 марта суд внял не Владимиру Васюкову…

Кстати

Днем ранее фортуна повернулась задом и ко второму участнику освобождения Волова — начальнику СИЗО № 3 (следственный изолятор ФСБ) Александру Ногтеву. 20 марта этого года 45-летнего подполковника ФСБ Александра Ногтева и его заместителя 32-летнего майора ФСБ Павла Челепёнка сотрудники следственного отдела прокуратуры ЛенВО задержали по подозрению в получении взятки, а также в злоупотреблении должностными полномочиями и водворили в «Кресты». По предварительной информации, они получили деньги от одного из заключенных СИЗО № 3 за улучшение условий содержания. Но от кого именно — следствие пока умалчивает. Обоих начальников, в отношении которых возбуждены уголовные дела, 23 марта отстранили от исполнения должностных обязанностей. Следствие еще только начинается. По неофициальным сведениям, которыми располагает «Новая», в деле Ногтева и Челепёнка скоро появятся и другие обвиняемые лица. Небезызвестные. Скандальную историю с Воловым уже связывают с подозрениями в отношении высокопоставленных сотрудников ФСБ. Между тем, лично радеть в суде за Волова начальник следственного изолятора Ногтев не мог. Хотя бы потому, что не обладал такими полномочиями. Дать официальный комментарий по делу в отношении чекистов следственная группа ЛенВо сегодня еще не готова.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::06.04.08