Такую страну не победить!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Задорнов: «Откуда не есть и не пошла Земля Русская». Подборка фотографий пользователей российского интернета

GetImageCAJNH77E1-150x108.jpgВ истории России много загадок. Но есть одна особенная – тайна тайн! Кем был тот первый русский князь Рюрик, с которого, как написано в летописи: «…есть и пошла земля русская…»? Учитывая, что 2012 год для этого события юбилейный, хочу, чтобы как можно больше людей узнало о недавнем сенсационном открытии, которое сделала Лидия Грот – учёный-историк, живущая нынче в Швеции. Однако чтобы было понятно, в чём сенсационность открытия, надо напомнить о той неразберихе, которую устроили «остепенённые» историки в толковании нашего прошлого.

Начну очень издалека – с политики! Поскольку никто так не перевирает историю, как политики и оплачиваемые ими «летописцы».

В этом году исполняется 1150 лет с того года, в который согласно летописи Рюрик с братьями пришёл княжить к восточным славянам из-за моря, после чего и образовалось государство Русь. А позже – Россия.

Важнейшее событие для нашего государства!

Конечно, не очень круглая дата. Но более круглой многие уже не дождутся. Во всяком случае, у меня надежд маловато.

Празднование вроде бы намечено на осень. Даже издан указ Президента о том, что надо бы отметить. В прошлогоднем интервью он признался, как долго думал: издавать этот указ или нет. Потом всё-таки надумал, издал! Однако к этому событию стараются особо внимания не привлекать. И сейчас об указе не вспоминает даже сам «издатель».

Почему?

Да потому что не знают, как объяснить людям, что надо праздновать. Смысл этой даты? Какие тосты и здравницы произносить? Радоваться или печалиться? До сих пор нет общей точки зрения у учёных-историков и даже у политиков, у которых историки-учёные во все времена узнавали свою «учёную» точку зрения.

Согласитесь, чтобы праздник удался, желательно народу понимать: кем был Рюрик, откуда пришёл, ради чего? Из-за какого моря, какого он был рода? Немец, швед, норманн, западный славянин? Князь, витязь, воин, купец или вообще бомж без рода, без племени?

Посмотрим, что написано об этом событии в Лаврентьевской летописи, которую начинал писать монах Нестор в Киево-Печёрской Лавре в начале 12 века и которая всеми без исключения учёными признана подлинной.

«… и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти. Сказали руси чудьсловенекривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий,Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля…»

0 8f6c6 16fd703e XL-500x353.jpg

Наверняка Нестор, сделав такую запись, был уверен, что всё объяснил потомкам.

Но он ошибся. Загадок в его записи даже для учёных потомков оказалось больше, чем отгадок.

Во-первых, кто такие варяги? Может, во времена Нестора точно знали, кто они… А нынче что только ни предполагают по этому поводу. К какому народу они принадлежали? Что вообще означает слово «варяг»? Национальность или профессия? Народ или бандформирование, типа сегодняшних тамбовских, казанских и солнцевских? И что за уточнение – не просто к варягам пошли упрашивать, а к варягам-руси? Если государства Русь ещё не было, откуда взялась эта добавка – «русь»? Принадлежность к касте авторитетов? Или народ в народе?

Более двухсот лет среди учёных-историков существуют две непримиримые «партии» с двумя точками зрения на это важнейшее событие. Первая утверждает, что Рюрик и его братья были скандинавами, причём неизвестного рода-племени: то ли князья, то ли просто воины-захватчики, которых пригласили как защитников славян-землепашцев от ворогов, а они, разбойники, пришли, захватили власть, превратили славян в своих невольников. Заставили работать на себя, стали считать своей собственностью, а поскольку сами себя называли русами, то славяне превратились в русских, что означает принадлежность к русам. А потому слово «русские», в отличие от французов, англичан, американцев и других названий национальностей, не существительное, а прилагательное. То есть также забавно сегодня было бы говорить не «французы», а «французские»; не «англичане», а «английские»… А банкиров в Америке называть американскими, типа принадлежащими американским индейцам. Ну, а потом эти русы-скандинавыуже придумали легенду: мол, их славяне сами призвали. Вполне реальная история даже по сегодняшним временам. Американцы тоже нынче входят во все страны Латинской Америки и Северной Африки якобы по приглашению, а потом хозяйничают.

GetImageCA1B7AXZ.jpgВторая «партия» с такой теорией категорически не соглашается. Считает, что Рюрик и его братья были рода славянского, княжеского, поскольку не могли славяне пригласить на княжение тех, кого издревле ненавидели. Всё равно, что сегодня в Кремль позовут на княжение Доку Умарова или Киссинджера. Хотя порой мне кажется, что в наше время даже это возможно, раз губернаторов и президентов на местах порой назначают из бывших бандитов и боевиков. Но не будем отвлекаться.

Первая теория, так называемая норманнская, появилась ещё при Екатерине II. Разработали и обосновали её с немецкой тщательностью учёные, академики-немцы, приглашённые в Россию императрицей. Этакие «варяги» в науке. Их теория сразу получила одобрение царского «верха». Тут надо напомнить, что Екатерина была чистокровной… немкой! Как ей могло не понравиться утверждение, будто первым великим князем у славян был немец? Что он сорганизовал этих ни к чему не способных многочисленных варваров-дикарей-славян?

Необходимо также подчеркнуть, что все русские цари после Екатерины по крови тоже были немцами. Естественно, что норманнская теория не просто прижилась более чем на сто лет, а пришлась очень даже по душе российской царской власти. И вошла во все учебники! Даже великие историки, такие как Карамзин, Соловьёв, Ключевский обязаны были её принять. Иначе бы к ним относились, как сегодня относятся в Кремле к тем, кто пытается утверждать, будто всё лучшее, что есть в нынешней России: образование, военное дело и многое другое – досталось в наследство от Советского Союза.

Правда, Карамзин в «Истории государства российского», как истинный патриот, пытался намекнуть, что может быть и другое, не норманнское, объяснение слова «варяги-русь». Но об этом позже… Кто захочет, может эту главу у Карамзина, посвящённую призванию варягов, сам внимательно прочитать.

Вторую «партию» учёных, которые не принимали норманнскую теорию, норманисты обозвали «позорным» словом «славянофилы». Обвинили в том, что утверждения последних ни на чём не основываются, кроме как на ложном чувстве патриотизма. Хотя среди антинорманистов были такие уважаемые учёные мужи, как Ломоносов, Татищев, Шишков и другие.

Этот спор на время прекратила советская власть, которая вообще клеймила позором всех царей, независимо от рода и племени. Эксплуататоры – и всё! И от кого они произошли, не имело для пролетариев никакого значения. По традиции всех времён и народов историкам-учёным в очередной раз было спущено их новое мнение: такой исторической фигуры, как Рюрик, никогда не было! Легенда, миф, сказка, придуманная царями специально, чтобы иметь идеологическую платформу для эксплуатации русского народа.

GetImageCA2NA4DC.jpgНорманисты и славянофилы вынуждены были примириться. Сказали сверху примириться – и примирились! И дружили! И при встрече обнимались и целовались, продолжая ненавидеть друг друга. Однако «официальную» грязь друг на друга более не выливали. Хотя в душе со спущенным сверху мнением, наверняка, не соглашались и продолжали спорить на кухнях, тихо посапывая под музыку Вивальди.

Да и как можно было в эту советскую сказку поверить?

Ведь все цари до Ивана Грозного назывались Рюриковичами. Что же получается? Свою «фамилию» взяли от несуществующего сказочного персонажа? Настолько были несведущи? Тогда почему от неизвестного? Почему не от Ильи Муромца или не от Алёши Поповича? Можно представить себе реальный род потомков от Шерлока Холмса, Чингачгука или от Карабаса Барабаса?

В общем, только развалился Советский Союз – споры разгорелись с новой энергией, присущей только отпущенной на свободу России.

Однако от этого тайна тайн не прояснилась, а даже наоборот. Нежелание «остепенённых» слушать возражения затмило их умы окончательно, и любую улику против норманнской теории они до сих пор стараются растоптать и уничтожить. Или большинством «академических» голосов признать фальшивкой. Хотя истинная фальшь определяется отнюдь не голосованием. Мы хорошо должны были себе это уяснить после очередных выборов.

Словом, у политиков и правителей теперь сложная задача – как праздновать, казалось бы, самую важную для Отчизны дату образования родного государства? Как приход германцев? Опасно! Народ не возрадуется. Глядишь, опять на Болотную высыплет. А если признать, что варяги-русы были рода славянского, обвинят в шовинизме на Западе, не дадут кредиты, не примут в Парижский клуб. А Парижский клуб для сегодняшних газонефтехлёбов поважнее истории Отчизны – на последней «маржу» не наваришь. Уж лучше отпраздновать втихаря, без шумихи, не раздувая проблемы. Как с захоронением Ленина: похоронишь, полстраны возмутится, а так вроде бы все привыкли.

Нормально, да? Россия есть, а истории её образования стесняемся.

Президент, правда, сказал как-то, что он думает (последнее время он баловался этим по несколько раз в день), на какой бы день назначить дату образования российского государства, то есть день прихода Рюрика к славянам.

Нормально, да?

Не изучить быль, а назначить эту дату сверху. Надо президенту посоветовать, чтобы он потом сообщил о своём решении туда «наверх» Рюрику, чтобы тот тоже знал, когда он пришёл с братьями к славянам и не путался в своих показаниях, ежели допросят в Небесном Суде его и нашего президента, устроят им очную ставку.

Мне рассказывали, что церковники даже советовали Медведеву эту дату назначить на зиму и приурочить к одному очередному христианскому празднику.

Нормально, да?

GetImageCA3FPVLB-500x451.jpgВо-первых, когда Рюрик с братьями начали княжить на Руси, христианства у славян ещё не было! Во-вторых, пришёл-то он летом! Откуда это известно? Элементарно, Ватсон! В летописи прямо сказано: варяги приплыли на лодьях! Так и хочется спросить: «Господин Президент, Вы пробовали зимой приплыть на Ладогу на лодьях? Или Вы считаете, что у варягов лодьи были разработаны в Сколково по нанотехнологиям?»

К чему я всё это пишу?

Этот юбилейный год очень выгодный для того, чтобы вынырнуть из Кривды в Правду.

Да-да! Я буду это ещё много раз повторять: мы живём в Кривде! Наша история не утеряна – она сознательно обрезана и украдена.

Кто не чтит прошлого, тот плюёт в будущее!

А потому надо бы помочь будущему, восстановив прошлое.

Конечно, хочется воспользоваться юбилейным годом и кое-что прояснить нашим несмышлёнышам. Может, кто-то из них всё-таки «отрезвеет» и станет смышлёнышем?

Нам надо учиться у евреев! Вот молодцы! Как они бережно относятся к истории предков. И никто их евреефилами не обзывает, хотя свою историю они написали так, будто вокруг в мире кроме них ничего и никого не существовало в течение нескольких тысяч лет: не было ни великих греков, ни кельтов, ни венедов, ни Крита с его первой письменностью… Даже Троянская война упоминается вскользь, будто чисто междеревенская разборка.

Попробовал бы кто-нибудь внести в школьные учебники Израиля доказательства, что Моисей не был евреем, а был внебрачным сыном египетского фараона, как утверждали порой антисемиты.
Я всегда дружил с евреями и многому у них обучился. Ещё раз повторяю: уважать свой род мы должны учиться у них! Тогда и дети наши будут слушаться своих родителей, как чаще всего и бывает в еврейских семьях.

GetImageCA3T6O7W.jpg

Интересно, наши власти задумывались когда-нибудь всерьёз, почему наши молодые люди идут в скинхеды, в секты с шовинистическими и националистическими взглядами? Я думаю, одна из главных причин – комплекс неполноценности. На смену природной гордости за свою историю приходит гордыня, рождённая неприятием лжи и Кривды. Нет ничего опаснее, чем русский народ, живущий в гордыне, не знающий даже значения слова «рус»!

Как рассуждают сегодня неполноценно образованные молодые люди? Ах, мы без роду, без племени? Мы ни на что не способны? Мы исторический отстой? Тогда мы вам всем сейчас покажем!

К сожалению, до сих пор в официальной истории побеждает норманнская теория. Она же «кодирует» молодежь и в школьных учебниках.

Мы с моими помощниками на одном из интернетовских форумов провели опрос молодёжи не под моим именем:

«Кем, по-вашему, был Рюрик по национальности?»

Большинство ответило… шведом! Чуть меньшее число опрошенных назвали его норвегом /причём даже не норвежцем/. Трое ответили – финн. Двое – немец. Только один почему-то считал, что Рюрик англичанин. Сорок процентов ответов – «Я точно не знаю, да и какое это имеет значение». Немало тех, кто переспросил: «А кто это?» Но один ответ мне понравился особенно:
- А, Рюрик… Ну это тот, кто у нас в городе крышует бензоколонки. Но его недавно посадили вместе с Кренделем.

Нормально, да? Рюрик, оказывается, друган Кренделя.

Ну и как эти мо?лодцы будут праздновать 1150 лет со дня основания Руси? За что выпивать? Какие говорить тосты? Понимаю. Мы вместе с потерянной историей потеряли и смысл наших исконных праздников. Пьём, да и всё! Ну, ещё закусываем. Ну и хорошо, и достаточно. Перепились, объелись – праздник удался!

Правда, за последнее время всё больше появляется в России людей, которые сами для себя проясняют наше прошлое, не желая больше жить в Кривде. Принимают это прошлое с его достоинствами и недостатками одновременно. Немало славянских клубов открылось в разных городах России. Во многих из них я бывал и встречался с ребятами. Я знаю, в отличие от большинства в России, что они уже правду знают. Но их, к сожалению, пока маловато, чтобы мы когда-нибудь выбрали из них достойных правителей, радеющих за Отчизну.

Чтобы вынырнуть из Кривды, сегодня нашей историей должны заниматься не остепенённые академики, руководимые политиками, а… следователи! Этакий современный Шерлок Холмс. Дать ему чёткое задание: «Найти украденную быль!» Собрать доказательства-улики, указать на виновных и на тех, кто совершил подлог, после чего передать дело в общенародный суд. Но только не в Басманный.

Я представил себе, что бы сделал в этом случае мой любимый Ливанов-Холмс: во-первых, он бы сел в кресло, раскурил трубку, затянулся и на пару дней задумался… Тихо сам с собою повёл беседу. Одной из первых его весьма логичных мыслей была бы, наверняка, следующая: чтобы точно понять, кем были первые князья на Руси, надо понять, кем они не могли быть! А для этого необходимо допросить свидетелей. Историки, которые дрожат мелкой дрожью за свои премии, пенсии и гранты, считают, что свидетелей не осталось, а на самом деле их тьма-тьмущая: летописи, которые у «остепенённых» не принято упоминать; археологические раскопки последнего времени, о которых не принято говорить, иначе проявится та ложь, от которой нас хотел оградить ещё Ломоносов… Работа, которая поначалу показалась бы Шерлоку Холмсу необычайно сложной, оказалась бы к его удивлению гораздо проще. Я уверен, что уже через недельку-другую он бы позвал своего друга Ватсона и сказал ему:
- Ватсон, первые русские князья никогда не были скандинавами!
- Как Вы до этого додумались, Холмс?
- Элементарно, Ватсон! Я допросил всех этих свидетелей. (При этом Холмс бы указал на стопку книг, летописей, хроник, научных трудов иностранных археологов.) Вывод однозначный! Улики налицо! Но о них давайте, Ватсон, в следующий раз. После такой напряжённой работы мне надо отдохнуть, раскурить новую трубку. Приходите через пару дней. Я Вас порадую. Мы приближаемся к разгадке тайны тайн русской истории.

Изгнание норманов из российской истории (сенсационное открытие Лидии Грот)

- Ну что, Ватсон, продолжим? Что сияете?

- Я в нетерпении: обещали сенсацию! Ну же?

- Мне тоже, Ватсон, не терпится хоть кому-нибудь поведать о потрясающем открытии. Но пока только Вам. А Вы тоже клянитесь, что никому не расскажете. Раньше времени не должны знать даже журналисты: испортят, как сейчас говорят, драйв грядущего праздника. Согласны? Тогда слушайте…

GetImageCA6E5THJ.jpg

Помните, я Вам говорил, Ватсон, о кусочке шведской земли – Рослагене? Согласно норманнской теории слово «Русь» от него якобы и произошло. Рослаген – местечко в южной Скандинавии на берегу Балтийского моря, небольшой ошмёток земли, откуда якобы пришли варяги-рус, которые якобы были шведами, потому и добавляли к слову «варяги» словечко «рус» – мол, с Рослагена, не ошибитесь. В качестве косвенного доказательства приводят то, что финны называют шведов «руотси», то есть руссами! Ну и соответствующие выводы: руссы – это шведы!

Я всегда понимал, что такого быть не могло. Видите эти книги на моём столе? Это всё летописи, хроники, анналы и другие работы средневековых, а также античных летописцев и хроникёров. Почти во всех встречаются слова «рос»«рус»«рас»,«руны»«роги»«руги»«руяны»… Причём за несколько столетий до образования Руси и до рождества Христова! Множество речушек, посёлков, полянок, местечек в самых разнообразных уголках Европы называются словами, в которые вошли эти корни. Немало слов с теми же корнями «рус»/»рос»расшифровывают ныне в надписях на древних камнях, стелах… А вот записи арабских летописцев. В них ещё до наступления новой, христианской эпохи, арабы называли славянских купцов с севера… руссами! А на берегу Балтийского моря уже в начале новой эры существовали страны под названием Боруссия, Пруссия (Поморская Руссия). Причём, ещё раз подчёркиваю: Швеции в то время не было.

0 8fa50 ed224e4 XL-454x500.png

Кстати, в той же Лаврентьевской летописи, которую самые-что-ни-на-есть-традиционные историки считают достоверной, есть такая строчка: «…языки славянские и русские – суть одно и то же…»

Ну, хорошо, мне всегда было понятно, что Рослаген от слова «рус», а не «рус» отРослагена. Но ведь нужны доказательства для ни-во-что-кроме-указаний-партии-и-правительства-не-верящих. И я их нашёл! Можете меня поздравить! Я задал себе простейший вопрос, который могли бы задать себе те же учёные, если бы не были столь переучёными: когда впервые в европейских, а также шведских летописях упоминается Рослаген? Искать, между прочим, долго не пришлось. Мне сразу попалась на глаза научная работа шведского учёного-историка Лидии Грот. Оказывается, эта русская женщина, живущая в Швеции, с сегодняшней скандинавской тщательностью уже всю работу провела. Её вывод ошеломляющий – Рослаген впервые упоминается в летописях в 13 веке! В 13, понимаете?! А Рюрик с братьями пришёл на Русь в 9! То есть, согласно норманнской теории из НЕ СУЩЕСТВОВАВШЕГО в то время места. Кстати, в тех летописях, в которых упоминается впервые Рослаген, также написано, что поначалу образовавшееся шведское королевство даже не собирало с населения Рослагена налоги. То есть, считало его население не своим, держало за чужаков.

Конечно, строго с научной точки зрения к этому ещё возможно придраться. Приведу весьма неожиданный пример: в России слово, обозначающее их любимый продукт хрен, довольно часто встречается на заборах. Однако самая ранняя известная запись на заборе сделана в 1892 году. Да-да… Так на заборе и написано «Хрен!» и подпись – 1892 год. Однако это не значит, согласитесь, что продукта этого не было до 1892 года. Или, как скажет учёный-переучёный, академик-переакадемик, историк-переисторик: «Если первая известная запись об этом хрене сделана в 1892 году, то и органа, похожего на этот, любимый россиянами, продукт ранее тоже не было».

GetImageCA09VJ1S-500x374.jpgДействительно, в летописях могли о Рослагене написать значительно позже, а до этого его просто не замечали. Хотя тоже нелогично. Раз эта земля выдала таких ярых мужей, которые сумели организовать государство, ставшее на многие столетия непобедимым.

И тут Лидия Грот приводит доказательство, за которое ей надо поставить памятник на русской земле. Она догадалась посмотреть геодезические карты с очертаниями Скандинавии тех лет. Ватсон, сядьте, упадёте!

Этих земель в 9 веке физически не существовало. Они были под водой!

Дело в том, что Скандинавия в течение последних послеледниковых столетий постепенно выныривала из воды. Появлялась всё новая и новая суша. Сначала острова, потом они срастались, превращаясь в береговую линию. Даже сейчас, подлетая к Швеции, из самолёта сначала видишь острова: лишь на некоторых из них живут. По-английски такие разрозненные, стоящие в воде лоскутки суши, называют sea land – полусуша (по-немецки See Land).

0 8fa4f f7fe2819 XL-500x304.jpg

До сих пор ещё уровень воды в Балтийском море у скандинавских берегов медленно опускается. А в 9 веке всё то, что позже, в 13, было названо землей Рослаген, находилось под водой. Нормально, да? Русские князья пришли с несуществующей земли из подводного царства? То есть, Русь – это то, что появилось из-под воды! Вроде как всё население свой род ведёт от русалок или от 33 богатырей, вышедших под предводительством дядьки-Черномора из морских волн. Ватсон, это настоящая сенсация! О ней должно узнать как можно больше людей не только в России, но и в Европе.

Если Вы мне не верите, я Вам даю ссылку на эту статью Лидии Грот -

http://pereformat.ru/2011/08/proisxozhdenie-rusi/

Можете прочитать о том, что я Вам сказал, гораздо подробнее. Ещё можете познакомиться со статьями учёного Меркулова –

http://pereformat.ru/merkulov/

Знаете, в чём достоинство Грот и Меркулова? Им за их научные работы о начальной истории России никто не платит.

Знаете, Ватсон, о том, чем я занимаюсь, некоторые учёные-переучёные уже прослышали. Я получил гневные письма: мол, почему и как Вы смеете? Вы ничего в истории не понимаете. Это нас учили! А Вы не учёный, Вы сыщик!

Верно. Я сыщик. Но повторяю: история России украдена! А поэтому заниматься ею должен не учёный… Следователь! Сегодняшние переучёные даже не годятся в свидетели: их обучали кривде. Поэтому они никогда не найдут правду. Нельзя найти правду в кривде. Вы задумывались когда-нибудь, Ватсон, почему молодёжь сегодня не хочет изучать историю? Да потому что родовая память им подсказывает, что всё это лицемерное враньё. Мне порой кажется, что сегодняшняя молодёжь по знаниям обнуляется, дабы произошла перезагрузка. Вот только жаль будет, Ватсон, если её снова перезагрузят кривдой.

GetImageCA32DBOE-500x374.jpgА ведь именно это и могут сделать сегодняшние, обученные кривде, историки. Вообще у меня к ним много вопросов. Если вы такие умные, то ответьте мне, почему Лицевой летописный свод Ивана Грозного за последние 150 лет просили выдать всего три человека, из них двое — фотографы? Я бы много ещё мог назвать подобных трудов, на которые никто не обращает внимания.

К примеру, в одном из шведских музеев, Ватсон, есть такой макет – очертания Скандинавии с её горами, полями, реками и озёрами. С южной стороны он, естественно, омывается Балтийским морем. Сбоку — кнопочки, и у каждой кнопочки обозначено столетие. Например, нажимаете на кнопочку «Седьмое столетие после рождества Христова», и вода начинает подниматься до того уровня, который соответствовал 7 веку. Такая же кнопочка «9 век» – столетие образования Руси. Нажимаете на неё, и Рослаген скрывается… под водой! Точь-в-точь как подводная лодка. Это в простом музее, Ватсон, куда водят даже детей. Но об этом не знают российские «историки-учёные»!

Кстати, об историках. Я внимательно перечитал Лаврентьевскую летопись, на которую они все ссылаются. Никак в толк не возьму, почему никто не обращает внимания на следующую очень точную, сделанную Нестором, запись:

«…Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иныенорманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти…»

Ну? Здесь же ясно написано, что были варяги-русь, а были шведы и другие. То есть А не равно Б. Как же можно было всё так перевернуть?

Читать Лаврентьевскую летопись надо прямо без экивоков и извращений. Извращения свойственны тем, кому за взгляды заплатили. Деньги надо как-то оправдать. Жаль только, что за оплаченные взгляды учёных потом расплачивается простой народ.

- Я потрясён, Холмс! Но почему Вы с таким темпераментом, азартом и, я бы сказал, задором в глазах взялись за это дело? Вам-то ведь за это никто не заплатит!

- Понимаете, Ватсон, мой родитель Конан Дойл был шотландцем. Шотландцы из кельтов, а кельты и славяне – родные братья. Ещё в начале нашей эры шотландских воинов называли… руссами, как и многих других северных жителей, потому что руссами называли всех светловолосых. Кстати, позже и шведов тоже.Рус, Ватсон, – это всего лишь навсего «светлый». Какого цвета рис? А рысь? У русских даже есть слово «русый», что означает «светловолосый». Кстати, Ватсон, только Вам по секрету скажу — от этого же слова произошло слово «раса», поскольку поначалу означало светловолосых, так называемых европеоидов. Их ещё называли ариями. Но это слово искривил и испоганил Гитлер. И теперь его неудобно даже произносить вслух. Так что считайте, что я Вам этого не говорил.

GetImageCAAT4AC8-500x473.jpgКороче, я как потомственный шотландец чувствую себя руссом! Как же мне не помочь своим предкам? Да и Ваша фамилия, Ватсон, от славянского «сын». Вы, как бы, в правильном англо-саксонском переводе сын белокожего. Шучу!

- Как Вы всё это раскопали, Холмс?

- Элементарно, Ватсон! Надо было всего лишь не полениться и не только прочитать те книжки, которые Вы видите на моём столе, но ещё внимательно посмотреть на результаты современных археологических раскопок. То есть просто не лениться! Мне иногда кажется, мой друг, что славяне не от слова «слава», а от слова «лень». А потому с их историей и делают, что хотят.

- Вы установили, кто же украл эту историю у русских, кто всё переврал и почему? Ведь после тех доказательств, которые Вы привели, можно подавать дело во всенародный российский суд! Я помню, Холмс, что не в Басманный. И бьюсь об заклад, Вы знаете, на кого…

- Конечно, знаю, но об этом, Ватсон, в следующий раз. А ещё через раз я поведаю Вам, наконец, ТАЙНУ ТАЙН, ради которой мы всем этим здесь занимаемся — кем же на самом деле был первый российский князь, откуда есть пошла непокорная земля русская, до сих пор не дающая покоя западным «обжорам»… И почему историки постарались этого князя, заложившего мощь в будущую державу, навсегда закрыть от потомков этакой шапкой-невидимкой. А пока мне надо передохнуть – старею! Заходите через пару деньков. А сейчас дайте спокойно покурить, насладиться ощущением открытия и послать Лидии Грот через Полярную Звезду низкий поклон!

От Рюрика до… Карла Маркса!

- Ну что, Ватсон, продолжим? Помните, на чём мы прервали нашу беседу?

- Вы обещали, Холмс, поведать: кто и почему украл историю России? Вы разобрались?

- Это было несложно, Ватсон. А Вы что так загадочно сияете?

- Я тоже даром времени не терял. Порылся в старых книгах и нашёл для Вас бомбу – взорвётесь! Но сначала слово Вам! Итак, удалось найти воров русской истории?

- Элементарно, Ватсон! Слышали такую знаменитую русскую фамилию – Карамзин?

- О да! Нечто вроде российского Геродота. Его «История государства российского» почиталась и русскими царями, и народом. Редкий случай!

GetImageCABQMZ1D.jpg- Верно, Ватсон! Вот с него я и начал своё расследование: внимательно несколько раз подряд прочитал его труд в оригинале, не обрезанный интернетовским спел-чекером. И вот что меня сразу насторожило: создалось впечатление, что он что-то не договаривает. Вроде как, и согласен с тем, что варяги были скандинавами, и в то же время намекает, мол, могло быть и не так. Несколько раз обращает внимание читателя на словосочетание «варяги-руссы» и даже пытается объяснить, кто такие были руссы. Как и Нестор, настойчиво выделил именно это словосочетание. Словно что-то знал, но вынужден был подчиниться общепринятому мнению, и лишь намекал, что не очень в душе с ним согласен.

- Согласитесь, странно: совсем немного времени прошло с тех пор, как были написаны труды Ломоносова, историка Татищева, академика Шишкова и выходом в свет «Истории государства российского» Карамзина, а также многотомных собраний сочинений таких общепризнанных российских историков, как Соловьёв, Ключевский. Как же за эти немногие годы настолько резко поменялась государственная точка зрения на собственную историю? Ещё полста лет назад считали, что славянским гардарикам завидовала Европа; их купцов и ремесленников уважали во всём мире; знали, что руссы и славяне суть одно и то же. И вдруг на тебе, оказывается: руссы – это шведы. А славянам, у которых было, между прочим, Вече (высшая форма демократии!) потребовались шведско-германские «топ-менеджеры»?

Вот я и задумался, что же произошло за эти годы, Ватсон? Какое событие могло изменить государственный взгляд на историю Руси с точностью до наоборот?

- И что же? Вы его отыскали?

- Самое удивительное, оказалось, о нём написано во всех энциклопедиях. Видите ли, при Екатерине II в Российскую академию наук пришли… немцы! Запомните три фамилии: Шлёцер, Миллер и Байер. Вот они – три вируса российской истории-новодела, три основных источника – чуть не сказал марксизма-ленинизма – создания общепринятой «кривды».

Кстати, я этих немцев понимаю. Они искренне переврали историю России, потому что, во-первых, их самих учили по германским учебникам, главным делом которых было стереть даже воспоминания о том, что на территории Германии раньше жили славяне. И не дай Бог, чтобы кто-то вспомнил, что эти «неучи», будущие русские, построили даже их будущую столицу Берлин.

Красиво звучит, правда? Шлёцер, Миллер, Байер… Просто как строчка из песни, хоть на музыку клади.

Они, между прочим, этого заслуживают. С немецкой тщательностью эта «русская» тройка отредактировала российскую историю. Причём, я думаю, сделали они это вполне искренне, иначе бы не обладали такой силой убеждения. Тому же академику Миллеру в одном из его трудов удалось доказать, что все русские имена произошли от имён шведских-скандинавских. Владимир от Вольдемара, а Святослав от Свенельда. Понятное дело, Миллер был немцем и не понимал, что «Святослав» означает по-славянски – «Славь свет». А Свенельд на том же шведском не означает ничего – так, хрень какая-то. Ведь «Владимир» – это «Владеющий миром»! Я не о Путине! А Вольдемар – ещё большая хрень, чемСвенельд. Простите, Ватсон, за моё крепкословие.

GetImageCAFB8PJ8.jpgПо Вашим удивлённым глазам, Ватсон, я предвижу Ваш следующий вопрос: почему же этим приглашённым из Европы «варягам»-не-руссам удалось убедить Россию в правильности своих выводов и перебороть собственных отечественных учёных? Да потому что императрица Екатерина II была немкой! Стопроцентной! Вот почему в годы её правления в научном совете Российской академии наук остался только один русский учёный – Ломоносов! Вообще поразительно, что с 1724 года, как была основана Российская академия наук, за 117 лет из 34 академиков всего трое были русскими: Я. Ярцов, Н. Устрялов и М. Ломоносов. Последний, кстати, был признан во всей Европе! Но, несмотря на это, вскоре после того, как Российскую академию приватизировали немцы, его мягко, с уважением ушли на пенсию. Я думаю, именно поэтому сей достойный муж преждевременно ушёл из жизни. Не вынес унижения. Не собственного, нет, – не мог пережить унижения Отечества, Ватсон! Почему же сегодня, ответьте мне, русские люди верят трём неизвестным гастарбайтерам, а не общепризнанному европейскому учёному?

Интересно, что после смерти Ломоносова его труды были изданы его же противниками-немцами (у европейцев всё должно приносить прибыль)! Вот только изданы они были уже в отредактированном виде. Мы теперь и не знаем, что в них было интересного и полезного для нашего следствия. Да, тяжело бывает нам, сыщикам, когда преступники опытные, умеют уничтожать улики. А немцы всегда это делали очень тщательно. Историю, Ватсон, выигрывает тот, кто умеет её писать вовремя и правильно! Славяне же к этому делу всегда были ленивы. Победят врага и празднуют до конца жизни победу, а враг за это время переписывает историю и уничтожает улики.

Кстати, именно в то время пропали, бесследно исчезли многие летописи, написанные северными монахами, в частности Ипатьевская летопись, Иоакимовская и другие, в которых гораздо подробнее описывается призвание варягов. Слава Богу, что Татищев успел одну из этих летописей переписать.

Кстати, «достовернейшая» Лаврентьевская летопись, которую начинал писать Нестор на рубеже 10-11 столетий, до нас дошла тоже лишь переписанная на бумаге… 16 века! Я эту бумагу внимательно изучил и даже на зуб попробовал. Уверяю Вас: «на вкус» не раньше 16 века! Так почему она достовернее той же Иоакимовской?

Вы слышали когда-нибудь о библиотеке Ивана Грозного? У нас этого царя называют «Ужасным». Его уникальная библиотека пропала в то же время. Судя по всему, и в ней слишком много отражалось таких моментов, о которых славянам не следовало знать, с точки зрения немецких, извините за грубоватое словцо, «спел-чекеров».

- Холмс, не отвлекайтесь, а то мне уже не терпится рассказать Вам о своей находке. Вы не договорили о Екатерине?

GetImageCAI3GA7C-500x200.jpg- Вполне логично, Ватсон, что императрице Екатерине II труды её соотечественников пришлись по душе. Да, она любила Россию и немало для России сделала. Именно в её время Россия считалась настолько могущественной державой, что, когда наша с Вами Англия проиграла войну за независимость Америке и решила эту молодую независимую республику блокировать, Россия пригрозила Англии войной, Англия испужалась и… «сняла блокаду». Так что по большому счёту Америка своей независимостью сегодня должна быть благодарна России! В День независимости произносить в честь русских здравницы.

- Холмс, я Вас ещё раз прошу, не отвлекайтесь. Вы рассказывали о Екатерине.

- Да, Катька II, как её называли в народе, даже любила русских людей за то, что, во-первых, они назвали её великой ещё при жизни. Так что новая история, написанная академиками-немцами, с доказательствами, будто варяги были шведами, а шведы – в свою очередь один из германских народов, попала в фокус! Эта история-новодел доказывала, будто славяне всегда были очень талантливыми, одарёнными, умелыми, смекалистыми, рукастыми, головастыми и умели сражаться и даже побеждать тех же немцев, но только под руководством… самих немцев!

Этим «варягам» от науки, приглашённым на княжение в екатерининскую Академию наук, было несложно вынести славянам сей приговор, опираясь на летопись Нестора. Поскольку Нестор был киевлянином и не стал описывать кипучую торгово-культурно-творческую жизнь страны Гардариков до прихода варягов. Ведь Киев и Новгород уже в то время соперничали и завидовали богатству друг друга. Допускаю, что Нестор сделал такое «упущение» от души. Ещё легче пришельцам из Европы было бы преподнести свои умозаключения, если бы вместо Нестора летописи написал латыш или грузин.

GetImageCAJNH77E-500x361.jpgВы же понимаете, Ватсон, властям всегда неугодна логика. Советский Союз рухнул и критикуется всё, что с ним связано. Молодёжь уже не знает, насколько лучше было, к примеру, в советское время образование. Так и во времена Катьки II. По императорскому приказу немецкий новодел внедрили во все учебники! Таких бунтарей, как Ломоносов, Татищев, Шишков, заклеймили позорным уже тогда словом «славянофилы». Кстати, в таком случае американцев, которые сегодня утверждают, будто они самостоятельно разгромили фашистскую Германию, надо называть американофилами.

Сохранился рассказ одного из очевидцев тех событий, будто Ломоносов однажды не выдержал и на учёном совете заехал Миллеру кулаком прямо в «нюх». Лично я в это верю. Ломоносов всегда мне казался настоящим русским мужиком. Родился на севере, в деревне. А вопросы у русских мужиков всегда решались не в суде, а по-мужски! Снял парик, камзол – и в «нюх»! Один из современников Ломоносова не без смеха рассказывал, как обиженный немец подал на Ломоносова в суд за то, что тот… сломал ему нос. Это явно доказывает, что Миллер далеко не в совершенстве понимал русский язык. Даже для детей, согласитесь, забавно звучит фраза: «Ломоносов сломал нос». С таким недостаточным чувствованием русского языка немудрено утверждать: и что Святослав произошёл от Свенельда, и что Владимир Красно Солнышко от Voldemar Red Sun-face-control!

Один из современников тех событий приводил гениальное сравнение Ломоносова. Он же, Михайло Василич, был деревенским, знал жизнь самых мудрых созданий природы – пчёл. В какой-то компании рассказывал однажды, как на пчёлах паразитируют клещи. Позже этих клещей назовут Varroa destructor. Они прямо живут на теле пчелы, но пока пчела добывает мёд, трудится, полна сил, он её не трогает. Просто утащит, сколько надо, себе из того, что пчела наработает. А вот когда пчела состарится, ослабнет, этот клещ начинает поедать её саму. От варроатоза погибает множество пчёл. Немецких учёных Ломоносов сравнивал с такими клещами. В наше время, Ватсон, да, впрочем, и не только в наше, всегда в Россию засылались такие клещи, только название им было придумано более политкорректное – агенты влияния. До поры до времени они паразитировали, а когда надо – включалась программа на уничтожение, и тогда они приступали к своему основному делу. Знаете, сколько сегодня в России клещей варроа – гастарбайтеров?

Я не пойму, Ватсон, русские люди глупые или доверчивые? Или просто ленивые? Впрочем, в наше время слова «доверчивый» и «глупый» – почти синонимы.

GetImageCAJZ39S5.jpgДо сих пор в России общенародно доверяют трудам германских учёных, а не своим родным. Наверное, по той же логике они сегодня пьют не квас, а фанту; не медовуху, а немецкое пиво; даже рыб, выловленных в родных российских реках, стали называть си-фудом… Предпочли своей окрошке европейский минестроне; пиццу, собранную из вчера недоеденного, свежеиспечённым пирогам. Ругаться и то стали по-нашенски, по-английски – кощунство! Пренебрегают самым родным, что у них осталось.

Все цари, кстати, после Екатеринки II были в России немцами. Я, как и подобает заслуженному сыщику, внимательно изучил генеалогическое древо Романовых. В нём и голландская кровь, и датская, и английская, а русской не больше чем китайской у римских императоров. Конечно же, им всем пришлась по душенемецкая история России.

Знаете, Ватсон, каков мой вывод? Не умеют славяне ценить своё прошлое. Они о Родине вспоминают только тогда, когда враг приходит на их землю.

- Холмс, я Вам верю и считаю, что самое время сделать Вам подарок и поделиться моей находкой!

- Говорите, Ватсон, я весь превратился в одно большое ухо. Тем более что я уже почти всё сказал. Остальное доскажу на суде народным присяжным.

- Вы помните такую личность – Карл Маркс?

- Ещё бы! Не забывается такое никогда! Великий интернационалист!

- Да, он ненавидел все народы одинаково. И в этом его истинный интернационализм. Но более всех, знаете, кого терпеть не мог?

- Славян?

- Вы гений, Холмс, как Вы догадались?

- Элементарно, Ватсон, он хоть и не был немцем, но жил в Германии, где руссов-славян ненавидели с тех пор, как согнали их с их исконных земель. Ну и что Маркс?

- А вот слушайте… Но сначала припомните, как в Советском Союзе его боготворили наряду с Лениным и Энгельсом? А вот теперь цитата – что о славянах писал их идол-кумир: «В России, у этой варварской расы, имеется такая энергия и такая активность, которых тщетно искать у монархий старых государств. Славянские варвары – природные контрреволюционеры. Поэтому необходима беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть со славянством… на уничтожение и беспощадный терроризм».

Ну как Вам? Этого человека славяне боготворили, его именем называли улицы, библиотеки, портреты висели повсюду.

А вот как вторил ему его кореш-друган Энгельс:

«У Европы только одна альтернатива: либо подчиниться игу славян, либо окончательно разрушить центр этой враждебной силы – Россию».

GetImageCAK9JSXP.jpg

Так что Вы правы, Холмс, в основном все беды славян оттого, что они не умеют ценить ни себя, ни своё прошлое.

- Я потрясён, Ватсон. Надо сделать перерыв. Мне требуется всё обдумать, а через пару-тройку дней давайте встретимся снова и я расскажу Вам, наконец, как всё было на самом деле. Кем же всё-таки был этот загадочный Рарог-Рюрик, как он попал к восточным славянам и стал княжить… А Вы всё за мной запишете и выложите на каком-нибудь российском сайте, сделайте для славян в этот юбилейный год образования Руси доброе дело. Но предупреждаю сразу: история почти голливудская. Экшн! Жалко, что я сыщик, а не режиссёр. Иначе бы мы с Вами такой фильм, Ватсон, сняли!

- Ну что ж я в нетерпении, Холмс, запишу всё, что Вы расскажете, выложу в интернете, может, кто-то из режиссёров и объявится!

Как Рарог стал варягом Рюриком

- Ватсон, простите! Я несколько дней уклонялся от беседы с Вами – мне нужно было время, чтобы овладеть новой профессией.

- Вы решили стать политиком, Холмс? Или юристом?

- Побойтесь Бога, Ватсон! Разве я похож на лицемера? Я Вам хоть раз соврал? Какой из меня политик или юрист? Нет, дружище! Я стал… сценаристом!

- Зачем, Холмс?

GetImageCAN4S0AQ-500x314.jpg- Видимо, пока я занимался украденной историей славян-руссов, во мне ожили мои предки руссы-шотландцы. История народов развивается по спирали. Кое-что сегодня напоминает те давние времена. Опасность будущего понимаешь, когда анализируешь прошлое. Я считаю: такой фильм, который я задумал, будет полезен всем, а не только славянам-руссам. Зачем тратить время и подавать в суд на воров истории, если можно создать художественный фильм? Назвать его я решил «Рарог». Помните, что это означает «сокол»? Вчера я свой сценарий закончил.

- И Вы можете дать мне его прочитать?

- Нет!

- Что так?

- Я его закончил, но ещё не написал.

- И где же он у Вас?

- Он у меня… в голове! Но если Вы не торопитесь, устраивайтесь поудобнее, закройте глаза, и я Вам о нём расскажу с выражением. Только Вам надо представить себя сейчас в Европе 9 века…

Очень средние века!

Страны, которые мы сегодня знаем, ещё не приобрели свои очертания. Народов разных множество. Карта Европы разноцветна, как собранное из лоскутков одеяло моей прабабушки. Большинство из этих народов в будущем смешаются, прилипнут друг к другу. А пока…

GetImageCANO5RK7.jpg

Пока там, где река Одер впадает в Балтийское море, живёт удивительно мирный народ землепашцев – ободриты. Называются так, поскольку расселились вдоль Одера. Славяне их называют бодричами. И впрямь, бодрый народец. И славный! Неслучайно поэтому, как и многие другие народы-соседи, называют себяславянами. Таких же славных соседей у них немало: лютичи, лужичане, кривичи, родимичи, борусы, венеды, полабские славяне… тоже по имени реки названы. Эльба в то время называлась Лабой, что означало «хорошая, любая» река. Ещё дальше на востоке – поляне, древляне, русы-росы — на притоке Днепра, речке Рос, на северо-востоке – словене, ведущие род свой от князя-героя Словена.

Что нужно землепашцам? Мир да покой! Но в это время с другой стороны Рейна, как тогда говорили «на закате», размножились народы германские. Далеко не все из тех древних германцев мечтали оставаться землепашцами. Сильные были, смелые… Многие спустились, если смотреть на карте, вниз с Ютландского полуострова, где давно уже наступило похолодание, земля перестала давать, как прежде, урожай… А кушать-то хотелось! Славянские земли урожаями были обильны. Саксы, даны, фризы всё более заглядывались на плодородные земли вокруг Одера, Лабы и даже Вислы.

Пришлось землепашцам-ободритам объединяться и создавать военный союз славянских племён. Объединять соседей. А поскольку именно они ближе всех находились к врагу, то они и взяли на себя тяжкую задачу – создание дружины-рати и командование ею.

GetImageCANQZC6Q-500x375.jpgПомнили ободриты участь своих западных соседей славян, которые жили тоже на берегу Балтийского моря в небольшом государстве под названием Вагрия. Жителей называли кто ваграми, кто варангами. Считается, что слово это от индоевропейской основы «вагр», что означает «отважный, смелый», «защитник». Не знаю, так ли это точно, этимология вообще – гадание на кофейной гуще в безлунную ночь на кладбище.

Тем не менее… Защитниками своего небольшого отечества вагры-варанги действительно были достойными. Долго не сдавались врагам, пришедшим «с заката». Но! Не поддержали их вовремя восточные братья, и Вагрия пала! Неприятеля было во тьму-тьмущую раз больше. Всё равно что Китай нынче захочет завоевать Вьетнам. Те, кто спаслись, переселились на множество островов в Балтийском море. И с годами из землепашцев-крестьян многие из них превратились в рыбаков, моряков и очень бойких… пиратов! Юноши вырастали истинными бойцами. Помнили, что когда-нибудь надо будет за предков отомстить. А потому ратному делу обучались сызмальства. Научились вагры-варанги даже корабли строить. Их потомки кельтов и венедов этому делу обучили. У них кораблестроение было развито ещё в те времена, когда Юлий Цезарь начал их «кошмарить». Даже этот всемирно известный гений-полководец восхищался кораблями северных «дикарей», о чём сделал запись в своих дневниках.

Прославились отважные вагры-варанги своей удалью на всю балтийскую округу. В русских летописях их называли варягами. Такое слово русскому слуху приятнее, поскольку слово «вар» означало «защищать». У русских до сих пор есть слово «варежки». Вроде наших перчаток, только все пальцы – вместе. Эти варежки особенно защищают руки от знаменитых русских морозов.

GetImageCAQG8Y28-500x384.jpgИ действительно, слово «варяги» ни в одной нерусской летописи не встречается ранее 12 века. В 13 упоминается в византийских хрониках, а до этого – такое впечатление, что о варягах знали только славяне. У последних же оно было очень ходовым. Видимо, потому что варяги, будучи родными по крови, защищали их долгое время от скандинавов. Даже море Балтийское славяне в ту пору называли Варяжским. А это значит, что контролировали-«крышевали» в ту далёкую пору Балтийское море именно варяги, а не скандинавы. Скандинавы ходили грабить Европу в обход через Ютландский полуостров по Рейну и другим западным рекам. Варяги тоже любили поразбойничать. Есть даже легенды о том, как они доходили на своих кораблях до самой… Сицилии! Я не удивлюсь, если именно они тогда ещё организовали известную всем сицилийскую мафию. Впрочем, это шутка.

Со всех славянских народов молодцы, не желающие жить по старинке, ходить за плугом, сбегали к варягам на острова. А также те, кому не светило наследство. Варяжская романтика была необычайно заманчива. Что в те запамятные времена казалось романтикой? Разбой, грабёж, сражения, захваты купеческих судов ну и, конечно же… увести в плен чужестранку-красавицу! Год от года крепли варяги, их нанимали наиболее богатые купцы для охраны своих кораблей, и они с этим делом ладно справлялись.

Тогда же наладили и «путь из варягов в греки» через своих родных братьев – восточных славян. Сегодня ошибочно считают, будто этим путём ходили скандинавы. Скандинавы, если и знали этот путь, то лишь те, которые служили в варяжских дружинах по найму. Ни в одной скандинавской саге не сказано об этом пути. Этот торговый путь до 13 века был известен только славянам. Если бы скандинавы тот путь, кстати, для них чудовищно далёкий и трудный, с волоками, освоили, о нём в Сагах точно было бы упомянуто. Нет, волочить корабли из реки в реку по земле, холмам, болотам, оврагам? На такое только славяне способны!

В общем, превратились варяги в этакое международное бандформирование.

Однако вернёмся к нашим главным героям, к ободритам. Какой бы романтичной и заманчивой ни была жизнь варягов, но ободритам такое будущее явно не нравилось. Не хотели они, чтобы их тоже согнали с их родных земель. Поначалу к союзу примкнули и лютичи, которые были так названы, поскольку всегда люто сражались в бою. Прислали своих молодцев в дружину и полабские славяне, и венеды, и лужичане. В случае чего обещали помочь кривичи, родимичи…

Всех участь Вагрии впечатлила.

Обучали ратному делу не приспособленных к войне крестьян, уже всему обучившиеся, варяги. Они же поначалу были их воеводами. Потом уж собственные богатыри народились. Как говорят у русских: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

GetImageCAT24L8I-500x375.jpgВ общем, начали западные славяне вооружаться всерьёз. Их кузнецы всегда умели делать особые мечи. Называли те мечи – болотные. Железо, выкованное, опускалось в болото на долгое время. Ржавчина выедала «мягкие» места, после чего меч возвращался в кузницу, где его дообрабатывали до нужного состояния, фактически из легированной уже стали. Неболотные мечи при ударе о болотныегнулись и ломались. Позже такую сверхпрочную сталь стали называть булатной.

Была создана даже конница! Причём славяне оказались такими умелыми наездниками, что научились стрелять из лука, сидя на лошади без седла. Такому умению их научили двоюродные братья степняки-скифы! Кстати именно славяне считались лучшими лучниками в Европе.

Выражаясь сегодняшним языком, ободриты организовали настоящее Министерство обороны. Истинную армию! Которая должна была противостоять будущим «натовцам».

Если учесть все тогдашние славянские народы, которые готовы были объединиться, – точь-в-точь предтеча Советского Союза. А в то же время Карл Великий на западе Европе создал первый Евросоюз. Его империя была огромна, но доходила лишь до границ со славянскими народами! Дальше Карл Великий – мудрым был! – не пошёл. Наоборот, в отличие от германских народов заключил договор о дружбе с ободритами. Мол, вы тут со своим войском постойте у границ с германцами-тевтонцами. А я их народы по одному быстренько завоюю. И ему это удалось. Германцы в то время, в отличие от славян, объединиться не захотели. Карл Великий их раздельно и прикарманил. Не соединили германские племена все пальцы в одну защитную варежку!

Кстати, договор с ободритами Карл Великий подписал на двух языках! Это означает, что у славян уже в то время была письменность.

Извините за отвлечения, Ватсон, но если взглянете на разные карты различных веков, то увидите чётко: границы всех самых мощных империй – Рима, Карла Великого, сарматов, скифов, киммерийцев – доходили лишь до границы со славянскими народами. Причём половина из этих народов и империй исчезла, а славяне до сих пор составляют наибольший процент населения в Европе! Но об этом никто не знает, вернее, не догадывается. А ещё вернее – никому такое в голову сегодня не приходит. Думают, что больше всех в Европе натовцев. Это теперь такая новая национальность должна быть – натовец.

GetImageCAUDS2CB-500x334.jpgТолько кочевым народам с востока удавалось прорваться через славян или обложить их данью. Тем же киммерийцам ещё до христианской эпохи славяне дань платили своими известными на весь Восток красавицами. Но все эти степняки в войне со славянами настолько каждый раз обессиливали, что дойти до Западной Европы им уже было невмоготу. Даже Османская империя, мечтая об Испании, Франции, Австрии, была остановлена русскими войсками под командованием Суворова, который, воюя с турками на их восточных границах, не просто оттягивал от Европы их основные силы, а ещё и не проиграл ни одного сражения!

Говорят, что гунны завоевали славян. Это не совсем верно. Славяне сами пошли за гуннами, поскольку тоже ненавидели Рим и Византию… За лицемерие и торгашескую продажную суть. А ещё за то, что лучшие пергаменты в Греции и в Риме выделывались из кожи славянских девушек. Когда их уводили в плен, вымачивали долго в морской воде живыми, а потом сдирали кожу. Недаром, когда эти пергаменты предали огню славяне-вандалы в Риме, стоял невыносимый запах: запах тлеющего человеческого тела.

Впрочем, я несколько отвлёкся от основной идеи фильма.

Западная Европа должна благодарить славян за свою всегдашнюю независимость от азиатских завоевателей, но об этом говорить на Западе сегодня бессмысленно. Это могут понимать только люди, умеющие мыслить независимо, как мы с Вами.

Возвращаемся к ободритам и к моему сценарию.

Главным городом, где находился княжеский терем, был у ободритов Рарог. Вы помните: это слово на старом славянском означало «сокол». Герб города – пикирующий сокол – располагался над главными воротами, при въезде в терем и на знамени. Почему ободриты поклонялись соколу, а викинги – ворону, я Вам рассказывал в одной из наших прошлых бесед, а также помните, что сегодня это герб Украины.

GetImageCAUEPF3J.jpgКрепкое войско собрали ободритские князья за несколько десятков лет. Долго не трогали их германские народы, которые вынуждены были воевать с Карлом Великим. Это было мирное и счастливое для западных славян время. Как в русских народных сказках: тридевятое царство – тридесятое государство!

Но тут Карл Великий, который обложил германские народы данью, включил их в состав своей империи и остался этим необычайно доволен, подался на юг приводить к «общему знаменателю» остальные народы. В общем, начал готовить плацдарм для Саркози.

Вот тут-то и ожили саксы, даны, фризы и даже тюринги к ним примкнули. Мол, не отомстить ли ободритам за их союз с нашим давним угнетателем Карлом? И вообще не пограбить ли их? Не увести ли в плен к себе их красавиц? Так что интерес к славянским девахам, Ватсон, который проявляют нынче западные страны, имеет глубочайшие корни.

Не сразу решились будущие тевтонцы пойти войной на ободритов. Уж больно силён был тот славянский союз. Думали-думали, с чего начать, и додумались! Как Великий Карлуша нас завоевал? Сначала всех перессорил. Почему бы и нам так не сделать со славянами? Во-первых, надо поссорить бодричей с их главным союзником – Лютичами. И что Вы думаете, Ватсон? Им это удалось! Не знаю, что они лютичам пообещали. Видимо, передать плодородные земли бодричей, и лютичи своих братьев предали. Точнее – продали.

Окружили саксы, даны, фризы и примкнувшие к ним лютичи город Рарог. Сдавайтесь, платите дань, иначе мы вас всех уничтожим и перережем. Однако несмотря на предательство лютичей, бодричи были ещё очень крепки. И не только дружиной своей, главное – духом. Князь у них был отважный, лихой боец, любили его, доверяли ему и знали, что пока такой богатырь во главе – так просто Рарог врагу не сдастся. Звали этого князя Годслав. «Годить» означало по-славянски «ожидать». «Годслав» – в ожидании славы. И действительно, славы он своей дождался. Из многих стычек с германцами выходила его дружина победителем. Была у него красавица жена. Звали её Умила. Средняя дочка словенского князя Гостомысла. Род его шёл от самого Словена. Мудрый муж был Гостомысл. Не просто так выдал дочь свою за дальнего «родственника». Понимал: придёт когда-нибудь время всем славянам объединиться. Иначе не выжить Роду славянскому. Враг крепнет со всех сторон. Авось, такой брак на пользу пойдёт. Может, кто из волхвов ему подсказал, что есть такой отважный князь Годслав среди братьев-бодричей… Понимал Гостомысл: доброе это будет дело.

Вот только не представлял насколько!

Невеста сразу полюбилась Годславу. Точное имя – Умила, милее и не придумаешь. Свадьбу отыграли в храме Радегаста, в городе Ретре. А потом и на родине Умилы взошли на холм Ярилы. Ярой силой наполнился витязь и родились у них три сына. Первенца называли Рарог, что означало: должен стать смелым воином-соколом, защитником рарогов. Второму дали имя Трувор. Мол, верным будет старшему брату. А третьего назвали Седоус в честь седого мудрого деда Гостомысла.

Прав оказался Гостомысл: ведь западные братья-ободриты-бодричи, которых постоянно теребили враги «с заката», научились многому, чего ещё не умели славяне восточные. И такое объединение сулило развитие. Авось, пригодится! И пригодилось так, как не предполагал даже сам старик-князь.

Сызмальства обучали военному ратному делу старшего сына Рарога варяги. Старый мудрый волхв учил другим премудростям: истории, травам, целительству… И даже, как сказано в одной легенде, – но в это я, Ватсон, не верю – научил будущего князя соколом взлетать и видеть сверху окружающий мир. Но образ это хороший, во всяком случае, для кино точно. Зато я верю, что могли обучить не бояться смерти в бою, ведь в то время страшилки Ада ещё не существовало в славянском природосообразном ведичестве.

Было Рарогу, когда пришли войной саксы, даны, фризы и окружили родной город, от десяти до пятнадцати лет. Точно никто теперь не скажет. Ведь календари у разных народов были разные. При пересчёте, конечно же, ошибки вкрались.

Пришла, как всегда с Запада, беда на славянскую землю!

Да ещё лютичи предали. Их конница со стыда неподалёку в лесочке прячется, но в случае чего ударит по своим же.

Всё это Годслав прекрасно понимал, видел, но сдаваться – даже мысли не было. Наоборот, взял с собой несколько верных дружинников и поехал на переговоры к саксам. Не понимал он, что честь и достоинство – это черта соколов, а у воронов, перво-наперво, – желание обхитрить.

И перехитрили саксы: схватили его, немногочисленную охрану перебили, а самого Годслава на глазах защитников Рарога казнили неподалёку от крепостной стены. Закрыла глаза Умила детям своим во время казни, чтобы не видели смерть отца своего… Ни слезинки не проронила, только помрачнела и поседела в один день. Такого, Ватсон, ни одна актриса не сыграет.

Рарог поднял глаза, когда уже всё свершилось, и спросил:

- Нет больше отца?

GetImageCAYB0GZA.jpg- Но есть ты, сын! – ответила Умила. – Тебе ещё много чего предстоит сделать. На роду так твоём написано. Волхв сказал: великий знак был. Не знаю, о чём он говорил, но знаю точно, спасти вас, детей своих, я должна. Отец ваш подозревал, что саксы с данами его обманут, и я должна выполнить его последний наказ – вырастить вас без отца, но в любви к нему! А потому я должны быть рядом с вами. Идёмте же за мной.

Пробралась Умила с охраной и детьми по подземному ходу далеко в поле, сели на коней, доскакали до берега, а там их уже ждали ладьи с их верными друзьями-варягами, будущими воспитателями Рарога.

Спасла Умила своих детей, в безопасное место направила, куда саксы и даны не решались сунуться.

Но предварительно зашли на главный святой остров славянский – Руян. Нынче он называется, Ватсон, Рюген. На нём когда-то стояло капище главного славянского бога Свентовита, от славянского слова «свет». Он был четырёхлик, смотрел на все четыре стороны света, возвышался на белых халцедоновых скалах, которые обрывом уходили в море. Такой великий русский поэт, как Пушкин, писал о нём в одной из своих сказок и называл его островом Буяном. Я был на нём, Ватсон, когда стоишь на этих халцедоновых скалах над обрывом и смотришь на свинцовые буруны моря, вспоминаются стихи русского поэта: «Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет…»

На этом острове жил главный славянский жрец. Поклонились ему прибывшие. Благословил он их на новую жизнь. Долго на Рарога смотрел: «Не вижу будущего твоего. Одно знаю: оно загадочно… Оберег сильный на тебя налагаю. Но если положенного не исполнишь, страшная смерть тебе предстоит. А как исполнишь, светлой кончина твоя будет, и отец твой на Сварге обнимет тебя».

- Простите, Холмс, откуда Вам всё это стало известно. Об Умиле, о Годславе, о трёх их сыновья? О Гостомысле, наконец?

- О князьях-ободритах, Ватсон, написано очень подробно в западных хрониках, в них даже упоминается Гостомысл. А об их сыновьях – Рароге, Труворе и Седоусе – в своих записках рассказал французский путешественник Ксавье Мармье. Когда он попал в город Мекленбург, ему тамошние крестьяне поведали легенду о трёх братьях, которые позже стали княжить на Руси. Крестьяне, Ватсон, порой в устной форме берегут правду лучше, чем историки, которые свою «правду» пишут по заказу политиков. Крестьянам-то чего врать? Тем более про славянских князей? Ведь во времена Мармье все жители Мекленбурга были уже немцами или бывшими онемеченными ободритами. Кстати, Мекленбург раньше назывался по-славянски Великград. А неподалёку был город Старград. Сегодня его называют Ольденбург, что в переводе со славянского и означает «старый город». А ещё неподалёку расположен город Шверин, который был когда-то городом Зверином.

- И Вы верите этому Мармье?

- А как, по-вашему, Ватсон? Мог француз перед поездкой в Мекленбург запросить Лаврентьевскую летопись в Киево-Печёрской Лавре, из неё узнать о Рюрике, его братьях и приписать это рассказу мекленбургских крестьян? Такая НЕлогика возможна только в голливудском фильме! Помните, как в «триллере» о Трое Ахилл сражается с Гектором, а над ними высоко в небе летит самолёт?

Кстати, об этом же историческом факте рассказывает нам и посол Австрии в Московии 16 века Сигизмунд Герберштейн. А ему-то в то время с чего врать?

Я прочитал немало исторических апокрифов. Знаете, что такое, на мой взгляд, апокриф? Это правда. Сегодня особо правдивые места в российском телевидении – в политических новостях или юмористических передачах – вырезаются. Вот это и есть апокрифы. По ним можно будет познать правду будущим историкам, а не по официальным сводкам, приглаженным и отредактированным в угоду правителям.

Легенды, былины, апокрифы – вот, что есть правда. Слегка, безусловно, приукрашенная. Зато официальная история почти всегда бессовестно врёт. Между прочим, все труды Геродота слеплены из легенд, мифов, но ему почему-то доверяет весь научный мир. И кстати, как показали раскопки, 90% из того, что он записывал, согласно рассказам очевидцев и потомков более древних народов, оказалось впоследствии правдой.

- Ну хорошо, и что же стало с городом Рарогом после казни Годслава?

- Пришлось ободритам платить дань саксам и данам. Город сдался, дотла его не сожгли. И хорошо сделали, что сдались. Через некоторое время ободриты воспряли духом, потом снова объединились в ещё более мощный союз ободритов. И ещё два столетия противостояли германцам.

- А как же лютичи?

- Лютичи были наказаны своим будущим, поскольку предали прошлое. Прошло немного времени с тех пор, как они впервые предали своих и их же первыми согнали и загнали на восток напиравшие «с заката» германские народы. Лютичи не раз ещё пытались предать славян, но вынуждены были, в конце концов, откатиться, поскольку их свои уже не принимали, на восток, осесть в районе сегодняшней западной Польши, Литвы, последняя вначале называлась Лютва – по названию племени лютичей. А некоторые, не желавшие боле воевать, ушли ещё далее на земли ливов и стали латышами. Знаете, Ватсон, что делают всегда предатели после предательства? Обижаются на тех, кого предали. Так и лютичи навечно обиделись на тех, кого предали. Даже смешно, правда: до сих пор поляки, литовцы и латыши стараются откреститься от своего славянского прошлого и выслужиться перед народами, живущими «на закате»! На закате, кстати, очень точно – выражение со скрытым смыслом.

- Ну и что же дальше в Вашем сценарии? Что с этими тремя братьями? Что с их матерью? Что было на самом деле и что будет в Вашем фильме?

- Что было, то и будет в фильме. Но теперь Вам придётся немного потерпеть. Мне, во-первых, дух надо перевести. А, во-вторых, ещё кое-что перепроверить о жене Рарога, или как его стали называть варяги – Рюрика. Многому научился Рарог-Рюрик у варягов, превратился в настоящего бойца-авторитета, которого почитали за настоящего варяга вдоль всего южного побережья Варяжского моря. Жизнь его будущая сложилась так, что я бы точно предложил снять фильм Голливуду, если бы у него, у Голливуда, в исторических фильмах герои не говорили «о’кей» и над их головами не летали самолёты. Так что через пару дней, Ватсон, буду готов пересказать Вам вторую серию о том, кем стал Рюрик и как и с чего он влюбился… в настоящую ведунью!

- И всё-таки, Холмс, почему Вы взялись за этот сценарий? Только по-честному, без экивоков.

- Потому что русским такой фильм никто не разрешит сегодня снять. Нужен человек независимый с именем, как я. Вон их президент Медведев в своей речи один раз сказал, что нужно от чужеродных теорий в истории отказываться (22 июля 2011 года во Владимире). Так даже его заставили впредь подобного не повторять! Чуть славянофилом не обозвали!

Ссорятся нынче славяне, как в те запамятные времена.

Откуда всё-таки есть пошла и будет Земля Русская! Почти счастливая концовка (Happyendovka).

На прошлые посты были жалобы – «много буковок».
Верно. Не каждому сие дано.
Не попсу слушать!
Не Проститутку Кэт читать.
В этот раз буковок тьма-тьмущая. Для самых что ни на есть стойких!
Для тех, благодаря которым есть и будет земля русская!

Злыдней, троллей, а также норманистов – что, впрочем, одно и то же – прошу далее не читать.

- Знаете, Ватсон, как археологи узнают, на каких землях в древние времена жили славяне? Это очень любопытно! Если находят следы выращивания ржи или льна, значит, то были земли славянские или их предков. Так вот… судя по археологическим данным, предки славян – будем их называть праславяне – заселяли большую часть Европы уже в середине третьего тысячелетия до… нашей эры! Наверно, то было самое мирное и золотое время для коренных жителей Европы – землепашцев. Но постепенно стали набирать силу новые степные, кочевые племена. Они нарушили спокойствие золотого века праславян и стали их теснить понемногу с Дуная и предгорья Карпат к северу. Рабовладельческие цивилизации, такие как Греция, Персия, Египет, Финикия, вообще превратили юг Европы в сплошную мясорубку. Рим добрался со своими имперскими замашками и до севера! И начали славяне потихоньку приходить в движение, бросать исконные земли предков, расходиться… Кто на восток, кто ещё глубже на север от этой бессмысленной бойни.

Кстати, наши с вами шотландские предки, Ватсон, тоже в ту пору переселились на острова. Они тоже из праславян. Поклонялись богу Велесу. От его имени Уэллс. Бог скота – поэтому Скотлэнд.

Дело в том, что и у праславян, и у славян был серьёзный недостаток – они не признавали рабства. Об этом я Вам не раз говорил, Ватсон. И ещё: очень не любили воевать! Желали лишь одного – жить мирно, почитать своих богов, собирать урожаи, радоваться праздникам, которые всегда посвящали солнцу или другим явлениям природы. Даже одежды носили светлые, чтобы радостнее было жить, глядя друг на друга. Вот почему давным-давно, однако во времена вполне запамятные, переселилась часть славян на восточные земли, а потом ещё дальше на северо-восточные. Озёра, реки, леса… Кое-где леса спалили – получилисьполя. И стали жить-поживать, добра наживать, а земли те вскоре стали для них родными. Поскольку где человек трудится, там и его Родина. Однако вскоре «мясорубка» «прогрессивной части европейского человечества» стала подступать и к их новой Родине. Ближайших соседей, что сели ещё ранее на Днепре, обложили данью степняки-хазары. С севера и с запада тревожили германские племена. Нурманы, которые произошли от того же германского корня, всё чаще наведывались с грабежами. Неспокойно стало. Как Роду славянскому себя сохранить?

Главные вопросы решались у славян общим собранием. Происходило оно на городской площади, которая чаще всего называлась красной, от слова «красная» в значении «светлая». Называлось такое собрание «Вече». То, что нынче в России называется Думой. Только в Думе депутаты без роду, без племени, а на Вече сходились мудрейшие от каждого рода. Разница, кстати, существенная: мудрейшие или выбранные по рекламе за деньги?

Сегодня считается, что демократия зародилась в Греции. Чушь, Ватсон! О какой демократии может идти речь в Греции, если там был рабовладельческий строй? Правом голоса обладали только имущие, у которых было достаточное состояние и количество рабов. Впрочем, и в наше время демократами себя называют лишь те, кто с деньгами и наверху у власти. А Рим? Их Сенат – пародия на демократию! Он состоял сплошь из казнокрадов. Нет, Ватсон, настоящая демократия в древние времена была только в Израиле – «Собрание судий», и у славян – «Вече».

Рассаживались на Вече по ступенькам на площади. Кто более уважаем, занимал ступени повыше. Такие назывались «оступенёнными». Потом слово облагородилось и стали говорить «остепенённый». Солиднее! Вот так простое слово «ступень» переродилось в гордый термин «степень».

Всё, казалось бы, шло хорошо. Однако лишь поначалу. Времена быстро менялись. Появились не только враги на границах славянского мира, но ещё и южные торгаши вкрались в неторопливую жизнь мирян-землепашцев. Там, где враг не пройдёт, торгаш всегда влезет. Соблазны оказались для славян страшнее вооружённых врагов. Кто-то быстро разбогател, продавая меха заезжим купцам. Кому-то выгодно удалось продать лён, зерно… Кто-то выстроил крутой терем. Кто-то сам стал купцом. Началось разделение по достатку. И воцарилось на Вече на долгие годы несогласие. Каждый «депутат» стал биться за свой род, за свою выгоду. Научились у южных торгашей. Не стало более порядка в «стране Гардариков».

Срочно надо было создавать войско-дружину. А как? Один род, тот, который ближе к границе жил, понимал, что надо в общую казну на содержание войска отдавать минимум десятину. А те, кто отселились от границ далее, их не поддерживали. Зачем? И так до них враг никогда не доберётся!

Князь, который руководил Вече, – как бы теперь сказали спикер парламента – был легендарный Гостомысл. Имя очень даже славянское. Княжеский род Гостомысла издревле славился гостеприимством и благожелательностью. Благодаря своему авторитету сдерживал он нередко «народных избранников» готовых пойти стенка на стенку. Слушались его. Доверяли. Не раз жизнь доказала, что его решения верные и дальновидные.

Понимал Гостомысл: если вовремя все не объединятся – никакое Вече впредь не спасёт. Ещё понимал, что сам не вечен. Стар стал, а власть передать некому. Было у Гостомысла четыре сына. Двое погибли в схватках с шайками хазарскими. Двое – в стычках с нурманами, когда последних изгоняли с Ладоги.

Нет больше наследников.

Правда, есть три дочери. У них сыновья. Власть должна была перейти, если не к сыновьям, то к внукам по старшинству. У старшей дочери сын был видный, не по годам развитый, богатырского телосложения. Звали его Вадим. Вот только отец, муж дочери, принял христианство и сына крестил. Не нравилось это Гостомыслу. В ту пору славяне христиан побаивались. Во-первых, христиане, которые до них добирались, были в основном люди торговые и пытались всё время обмануть. Во-вторых, ходили в чёрных одеждах, отчего глазу славянскому становилось, глядя на них, печально. А главное – всё время оскорбляли они славянских богов, превозносили своего. Славяне им не раз предлагали: зачем спорить? Раз вы поклоняетесь Христу, а живёте среди нас, поставьте и его с нашими богами на капище и почитайте, как мы своих. Сердились христианские купцы. Да как вы смеете? Наш должен один стоять! Ваши ему не ровня. Обижали такие слова славян. Как же при таких настроениях князем сделать христианина, который к тому же с торговыми людьми путаться начал? Не по душе это придётся народу. Другое дело – средняя дочь Умила… Правда, живёт не на родной земле, вдали от родительского дома, на не доступном врагам-германцам острове в Варяжском море. Зато, говорят, детей вырастила смелыми отважными бойцами, под стать их отцу – герою князю Годславу. Старшой Рарог вообще авторитетом стал даже среди варягов. Целую флотилию из лодий на острове создал. Дружину добрую собрал. За отца саксам отомстил. Не всем, конечно, а только тем конунгам, которые бесчестным путём выманили князя бодричей и казнили его на глазах защитников города для их устрашения. Сказывали, в бою этот Рарог был неуязвим, будто кто-то на него особый оберег наложил. Мечами с обеих рук владел. По слухам, волхв его ещё в детстве учил: ставил в лодку, сам стрелы в него пускал, мальчонка должен был от них уклониться и при этом, чтобы лодка не перевернулась. В дружину к Рарогу шли даже скандинавы. Называли его по-своему – Рюриком. Дисциплина в его дружине была отменной. Радовался Гостомысл таким слухам. Вот бы такого внучка заполучить. Он бы всех несогласных заставил объединиться. Пришёл бы с дружиной, приказал всем дружить, и все бы дружили. Торговых бы поприжал за год-два, собственное войско организовал, своих бойцов-варягов учителями сделал. Оружие, говорят, у него лучше скандинавского, хотя и в подражание выковано. Тогда бы нурманы на нашу землю точно соваться перестали. Да и хазары ещё бы сто раз подумали, прежде чем пытаться, как полян, данью обложить.

Вот только как остепенённых и народ убедить? И придумал Гостомысл такое, что может придумать только человек одарённый, причём именно славянского рода. Будто видел он сон! Из чрева его средней дочери Умилы вырастает великое державное дерево! Крона этого древа разрастается, наливается силой невиданной и становится неохватнее, чем у остальных древ в округе. Позвал волхвов, рассказал им о своём вещем сне. Те сразу поняли, к чему князь клонил. Доброе дело затеял! Соединить две ветви славянского рода: военную силу тех, кто «с заката», с трудягами «на восходе». Силища получится! Врагу так просто не одолеть.

Созвал Гостомысл Вече, рассказал о своём сне. Волхвы подтвердили: мол, действительно и они видели, что Гостомысл такой сон видел. Короче, удостоверили!

Тут надо сказать, Ватсон, что славяне всегда больше верили снам, чем законам. Сны у них часто назывались вещими. Не в том смысле, что они во сне видели какие-то дорогие вещи, как нынче видят в снах коттеджи, яхты, дублёнки… Вещий сон от славянского слова «весть». Он приносит весть.

Сон сильное впечатление произвёл на Вече. Уж раз такому мудрецу, как Гостомыслу, вещий сон приснился, значит, в этом сне веления богов! И решили мудрейшие из старейших и старейшие из мудрейших послать гонцов к Умиле и к её сыновьям.

Конечно, были и несогласные. Особенно недоволен остался сын старшей дочери – Вадим. Ведь ему по закону, а не согласно сну, власть должна была перейти. Но обхитрил его мудрый седой дед. Сном воспользовался. То есть тем, что вне закона. Закон ведь люди пишут, а сон – от богов!

Вадима многие молодые бойцы уважали. В сражениях с хазарами героем себя проявил. Прозвище к нему прилепилось – «Храбрый». Купцы христианские, те, которые с юга к словенам зачастили, его тоже поддерживали. Не хотели, чтобы самостоятельность у славян усилилась. Настраивали Вадима против решения Гостомысла и Вече. Уже заранее возненавидел тот своих братьев двоюродных, особенно старшего Рарога. И был им впредь до конца дней своих лютым врагом.

Великий русский поэт Михаил Лермонтов об этом Вадиме Храбром даже поэму писать начал. Так и назвал её «Вадим». Но не закончил, видимо, понял, что не разберётся в том, что на самом деле произошло.

В общем, пришли послы к Рюрику-Рарогу на его остров, но не сразу обо всём рассказали. С малого начали: мол, князь наш, Гостомысл, дед твой, скоро уйдёт в мир иной, хочет с дочерью и внуками, которых сызмальства не видел, попрощаться. Врасплох застало Рарога такое известие. Позвал мать и братьев посоветоваться: как быть? Обещал своей братве возглавить поход на Сицилию, – «должок» один остался после прошлого похода – дружина почти собралась, все живут в радостном ожидании далёкого и прибыльного путешествия, а тут дед зовёт. Сказывают, помирает. Отказывать нельзя – грех. Даже Умила не догадалась об истинной причине такого приглашения. Расплакалась бы, если б умела. Но разучилась с тех пор, как мужа казнили, и самой пришлось стать главой семьи, почти мужчиной!

В общем, оставил Рарог за себя помощников, наказал им продолжать сборы к походу на Сицилию, обещал скоро вернуться и отплыл с матерью и братьями к деду на восход по Варяжскому морю, далее в озеро Не?во в княжеский город Ладогу.

Знал Рарог, что дед хитрец, но что настолько – не предполагал. Мало того, что умирающим притворился, а сам крепок, как посох странника, так ещё, заманив, и власть предложил над своим народом. Народ, конечно, добрый. С рарогами-бодричами – родные братья. Боги одни! Чуть имена разнятся. И земля обильна, дед прав, и богатой может быть – только трудись на ней! Но не варяжское это дело – в земле копаться.

Конечно, любили варяги порой прийти на восток, сделать передышку от своих походов в Европу, куда хорошо было ходить золотишко грабить, драгоценностями сундуки набивать, учиться торговать, воевать… А когда хотелось любви, посидеть у костра, песни геройские о доблестном прошлом попеть, на сеновале поваляться не с европейской маркитанткой, а с селяночкой, у которой очи, как озеро Не?во, тогда путь один – к славянам «на восход». Вот только подолгу жить подобно мирянам у варягов не получалось. Снова хотелось в романтику, то есть с врагами сражаться. Иначе чувствовали, как зарастают жиром и душа, и тело.

Нет, не для Рарога такая жизнь! Да и братве обещал скоро вернуться, впереди – Сицилия! Тёплые страны, черноокие полонянки. А тут что? Решать с утра до вечера разборки между старейшинами? Грех, конечно, умирающему деду отказывать. Но, во-первых, не очень верится в его болезнь, уж больно складно мысли свои излагает. А сон, конечно, вещим был, но ведь дед мог его и придумать.

Собрался с духом Рарог и насколько смог мягко отказал деду.

- Нет, дед, меня на моём острове братва дожидается. Прости, если сможешь. Помогать буду твоим людям по первому зову, клянусь памятью отца моего. В обиду никого от рода твоего не дам. Любой ответит, как те два конунга саксонские за убийство отца моего. Моё слово крепкое, его все на Варяжском море знают. Если чего обещал – выполню непременно. А с нурманами договор заключу, объясню: земля наша, варяжская! Если кто сунется, пожалеет.

- Ну что ж, и на том спасибо, внучок! Передам твои слова Вече и волхвам.

Обнялись:

- Знаю, внук, последний раз видимся, а потому помни мои слова. Волхв, который тебя в детстве воспитывал, сказывал: не просто так ты рождён был. В сильной любви зачат, а значит, для какого-то дела благого, великого. Не знаю, о чём сказывал. Но вижу в тебе силу особую. Помни об этом! Не верится мне, что ты для разбойничьей жизни родился. Слушайся знаков богов наших. Иначе загубишь себя и весь наш общий род.

Простились. Отплыл Рарог на лодьях с товарищами в обратный путь. Грусть на душе. На что дед намекал? Какие знаки? Надо будет к жрецу на Рюген сходить. Может, он прояснит: для каких таких великих дел я рождён? Помнится, лишь раз мать о чём-то подобном говорила ещё в детстве. Впрочем, чего сейчас себе душу мутить. Впереди Сицилия! Поход! Братва ждёт не дождётся. Эх, хороша жизнь неподневольная, варяжская, свободная!

Но разговор с дедом никак не уходил из головы. Во вторую ночь вышел на палубу посмотреть на звёзды. Глядит, что это на берегу? Костры! С чего вдруг?

- А ну скажи, дружище, – обратился Рарог к одному из своих дружинников-варягов, – ты здесь чаще хаживал, кто по этим берегам живёт?

- То земли эстов. Только они не по берегу, а там, далее по лесам и рекам сидят. А костры, думается мне, пришлые какие-то развели.

- Не нравится мне это! А ну давай чуть в сторону и тихонько к берегу… подойдём да поглядим. Никак нурманская шайка на земли дедовы пробирается.

Бесшумно подошли лодьи к берегам. Высадились и также неслышно, благо по песку, подкрались к дюнам, меж которых горели костры. И впрямь, нурманы!

Но что это?!

Женщину привязали к столбу, а вокруг ветки сухие с сучьями раскладывают. Сжечь хотят! Совсем молоденькая. А глаза взрослым гневом горят. Никогда таких глаз раньше Рарог не видел: даже у матери, когда та в поход против саксов провожала. Не раз слышал он, что в Европе женщин, которые спутались с бесом или дьяволом, на кострах принято сжигать. Но сам подобного богохульного безобразия никогда не видел. Шёпотом приказал позвать остальных своих бойцов.

Один из варягов, наёмных скандинавов, подслушал разговор нурманский и перевёл. Оказалось, то известный скандинавский ярл высадился со своей бандой на берегу, чтобы зорить селения эстов. Послал разведку, та донесла, будто за мысом ладья славянская. Вот и первая добыча! Подкрались, захватили. Среди пленных две женщины оказались. Одна рода, явно, знатного, но непонятного. Вроде славянского, а вроде и нет. Другая, видать, холопка. Мужчин перебили, а с женщинами решили позабавиться. Начать, естественно, со знатной. Но лишь первый нурман к ней подступил, вспыхнули, заискрились её глаза:

- Дотронешься, не жить тебе!

Расхохотался нурман, сделал шаг вперёд и… упал замертво!

Со страху даже не углядели нурманы, что это чудом спасшийся холоп во тьме затаился и дротиком точно в висок тому угодил.

- Ведьма! Колдунья! Сжечь её!

Вбили в песок обглоданный волнами сосновый ствол. Привязали «ведьму» к этому наскоро смастерённому «позорному столбу», стали мелкий плавник вокруг собирать, сучья из леса неподалёку с сухими ветками носить. Но не было страха в глазах у «ведьмы». Таким «огнём» гневным глядела она на своих палачей, что те – урождённые убийцы – свои глаза отводили. Не зря у Рарога тревожно сердце забилось ещё на лодье, когда костры увидел. Вот уж остальные варяги подоспели на помощь, за дюнами притаились, ждут команды. Нурманы из своей ватаги выделили самого смелого, кто должен был костёр под ведьмой зажечь. Подошёл тот с горящей лучиной, а «ведьма» опять за своё:

- Помолился бы ты своему Одину, недолго жить тебе осталось!

Оскалился нурман, поднёс лучину к сучьям, тут его и настигла стрела варяжская, Рарогом пущенная. Быстро расправились варяги с остальными нурманами, ведь это дело – порубить нурманов – было для варягов превеликим удовольствием. А красавица Рарогу явно приглянулась. Никогда не думал, что женщина на костре может быть такой красивой и величественной. Подошёл, освободил, верёвки перерезал.

- Кто такая? Откуда? Меня Рарогом звать, из варягов.

Нурманы Рюриком кличут. Сожгли вашу лодью, но на моём дракаре никто не тронет ни тебя, ни холопку твою – даю честное варяжское!

То, что далее произошло, князь бодричей никак не ожидал.

На него с ещё большим гневом чем на нурмана блеснули девичьи глаза, словно две стрелы из них вылетели.

- Ненавижу вас всех! Все вы разбойники! Землю нашу испоганили. Мой брат тоже варягом стал. Род опозорил! У него вещий дар был, а он на ваши острова разбойничьи сбежал. Сказывают, дар этот боги у него отобрали…

Рюрик был так ошарашен, что даже не разгневался, а расхохотался. Никто в жизни ещё его в глаза разбойником не называл и с таким гневом не глядел. И это после того, как он её от смерти спас. В такую и влюбиться недолго.

- Ты погоди гневаться, красавица! Кто такая? Какого рода? Как тебя в эту глухомань занесло? И не разбойник я вовсе, а князь бодричский!

- Какой ты князь? Посмотри на своих дружков! За то, что спас, благодарна. Буду молиться всегда за тебя. Ты сильный воин, но губишь жизнь свою, а мог бы… Мог бы…

- Что мог бы? Говори!

Помолчала знатная кельтка, а потом неуверенно ответила:

- Не знаю. Мутно всё над тобой… Неясная жизнь твоя, витязь. Не по пути нам. И помощи твоей не надобно, домой на Ладогу сами доберёмся.

- На Ладогу?!

Тут уж пришёл черед удивляться Рарогу:

- Как звать-то тебя? Меня ж, повторяю, бойцы мои зовут Рюриком.

- Ефанда. Мы древнего кельтского рода жрецов! От войн наши предки всё дальше и дальше на восход сбегали. В конце концов, прижились у словенских. Как-никак наши народы одного корня. Наш род призван сохранить тайные знания предков. Потому и ушли подалее на восток. Но и сюда ваши шайки добрались. А теперь прощай. Благодарю тебя и молиться буду, потому что мутно всё у тебя! Сам с собой ты не в ладу!

Не хотел Рюрик отпускать её. Думал силой на лодью увести. Куда ж двум девахам в тёмный лес ночью? Но нырнула красавица с холопкой своею в тёмный лес, и след их простыл. Пытались догнать – нигде нет. Растворились. И впрямь, что ли, ведьма? Словно зверь дикий ушла от охотника.

Даже про Сицилию забыл Рарог. Весь обратный путь думал только о случившемся. Что всё это значит? И почему кельтка его жизнь мутной назвала? Впрямь на душе муторно. Особенно скребло душу то, что она его за князя не признала. Обидно было. Если б не женщина, ответил бы достойно. Надо же, знатного кельтского рода! У него в дружине была пара кельтов. Бойцы отменные, бесстрашные. Погоду предсказывали точно. У одного даже был древний календарь: два деревянных диска-блинчика со множеством линий на штыре вращались друг относительно друга. Обладатель этого священного богатства хвастался, будто такие календари были у предков-кельтов задолго до того, как великий Цезарь их рассеял по всему миру. Один из таких календарей тот же Цезарь привёз в Рим, и никто из римлян не догадался, что это календарь! «Римляне по сравнению с нашими дедами и прадедами были варварами!» – не раз сказывал этот кельт-боец.

Озадаченный и невесёлый вернулся Рарог к своей братве. Думал, забудется случившееся в пути за сборами и приготовлениями к походу. Но забыть о Ефанде никак Рарогу не удавалось. Словно язва в душе завелась. Это же надо, меня за князя не признала! Мутным разбойником посчитала.

Была у Рарога в ту пору уже жена и дочка. С женой пути разошлись. Приняла она христианство, от богов славянских отказалась. А дочку князь любил, умела она его утешать, как никто – ладошки свои на лоб, отягощённый мыслями, положит, как две оладушки, и мысли сразу светлеют. Гаремов никогда себе не заводил, хотя и святым тоже не был. Зря, что ли, походами ходил на юг Европы? В общем, призадумался не на шутку бодричский князь. Может, и впрямь, мутно живёт?

И вдруг однажды утром вскочил с постели с неожиданной мыслью: показать этой гордячке, которую спас, кто он на самом деле! Зря что ли дед ему княжество предлагал. Вернусь-ка на Ладогу, приму дедово предложение, и тогда посмотрим: князь я или разбойник. От такой мысли на душе вдруг стало радостно, как давно уж не было. А потому не стал долго раздумывать. Собрал Рарог свою дружину и, потупив взгляд, признался:

- Не пойду я с вами в поход на сей раз. Идите без меня. Достойные вожаки среди вас есть. А моя жизнь меняется. Дед – великий князь Гостомысл – помирает, а с ним и дело его помереть может. Просил меня наследовать. Да я уж и сам подумывал, не пора ли успокоиться.

Оказалось, подобные мысли не у одного Рарога и не раз возникали. Мол, чего всю жизнь грабежами жить, да купеческие суда охранять? Многим хотелось своего дома, семьи, детишек. Ради дома и уюта можно и за плугом остаток жизни походить. Не ожидал Рарог, что чуть ли не половина его дружины согласится с ним на восход уйти и стать ему верными помощниками – помочь войско организовать, порядок навести «на обильной земле, в которой не стало порядка». Был бы Рарог бабой, расплакался! Даже часть скандинавов, которые у него служили, и те откликнулись.

Стали собираться. Кто на Сицилию, кто на восток, к братьям своим словенам. Лодьи поровну поделили. А за день до отплытия произошло событие, которое в его судьбе сыграло решающую роль! Пришёл к нему молодой витязь, белокурый, но с лицом возмужавшим, явно побывал не в одной переделке и твёрдо сказал, как подобает истинному воину:

- Ты спас мою сестру Ефанду. Давно уж предал я свою семью. Хочу вернуться. А за то, что сестру спас, буду твоим другом навсегда. Много чему научился за эти годы, чувствую, пригожусь.

Этого молодого кельтского бойца, который ещё в юности сбежал к варягам, все русские знают и нынче по стихам своего любимого поэта Пушкина: «Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хозарам…»

А дальше произошло то, что начало менять карту мира до её сегодняшнего вида. Летом, в июле месяце 862 года пришёл на лодьях со своей дружиной и братьями Рарог-Рюрик на Ладогу по призыву своего деда и согласился унаследовать его власть. Гостомысл не дождался этого момента, скончался чуть раньше. С Рюриком прибыла на Ладогу и его жена с дочерью. Казалось бы радоваться надо. Но Рарог втайне ждал другого: признает ли Ефанда его теперь князем, догадается ли, почему вернулся? Поймёт, что он никогда в душе разбойником не был? Или до сих пор мутным считает?

Вот так, Ватсон, влюбившийся разбойник знатного княжеского рода бодричей образовал будущую великую Русь! Наверное, цари русские потому с гордостью называли себя Рюриковичами, что их предок настоящим мужиком себя показал, совершил самый великий поступок в жизни, на который способен человек, изменил свою жизнь! На такое далеко не каждый способен.

Тут надо признать, что Рюрик-Рарог и впрямь порядок в богатой «стране Гардариков» навёл. Не зря все эти полуразбойничьи годы обучался править людьми военными. Даже враждовавшие между собой роды поняли, что раз выдан приказ дружить, то лучше дружить. И стали дружить! Кроме, конечно, Вадима и его ватаги. Собрал бунтовщик вокруг себя всех недовольных новыми порядками, а таких оказалось немало. Купцы христианские, которые пришли с полдня, деньжонками его поддержали – и поднял против «угнетателя» восстание. О чём и хотел написать Лермонтов. Ну разве это не фильм, Ватсон?

- Вы же знаете, Холмс, фильм имеет успех, если у него счастливая концовка. А у Вас как-то всё вяло заканчивается. Что в результате восстания произошло? А Ефанда? Признала, в конце концов, в своём спасителе князя?

- А куда она денется? Восстание было подавлено. Верным и добрым другом Рарогу-Рюрику оказался Олег. Не только со смутой разобрался, но ещё разведку организовал к хазарам, к скандинавам, к племенам германским. У него заново открылся вещий дар, данный богами от рождения. Люди за прозорливость и чутьё его вскоре вещим прозвали. Открылся этот дар тоже неспроста. На своё несчастье был Олег влюблён в жену Вадима Храброго – главаря восставших. Когда Вадима казнили, затаилась вдова: решила во что бы то ни стало погубить Рарога и его братьев, которые в соседних землях княжили. Одного из них ей удалось отравить, другого со своей ватагой поймала и предала страшной казни – разорвала берёзами. А до самого Рюрика никак добраться не могла, и потому дала понять Олегу, что готова на всё, если он «хозяина» зельем изведёт. Есть легенда, будто Олег из хоромов её выскочил в гневе, когда она ему такое предложила. Устоял! Истинным мужиком оказался. Не поддался соблазну бесовскому. Тут дар его вещий к нему и вернулся. Потому как преданность и верность человеку особые силы даёт.

Когда братья погибли, земли отошли вновь поставленному городу Новограду. Понял Рюрик – так на западный манер его стали звать даже новгородцы – какой силой наполняется земля, когда народы объединяются.

О нашествии хазар разведка Олеговская предупредила. Все словенские соседи решили отпор дать, даже кривичи на помощь пришли. Лютым было сражение! Никогда более хазары на северные словенские земли не зарились! Сам Рарог тяжёлые раны в этом сражении получил. Знаете, Ватсон, кто вылечил его от этих ран, которые могли стать смертельными?

- Олег?

- Нет, Ватсон! Но Вы почти угадали. Ведунья – сестра Олегова Ефанда. Признала в нём истинного князя! Венчались на Ярилиной горе, вскоре сын родился, Игорем назвали. С женой прежней князь расстался. Она отплыла на закат и дочку с собой забрала. Горько плакала дочь. Знала, что отца может в жизни более не увидеть.

И правда недолго оставалось жить Рюрику. Раны подорвали его силы. Выполнить то, о чём мечтали с Олегом, так и не успел: объединить в единых границах полян, древлян, вятичей, кривичей, новгородцев… и других славяно-руссов, рассеянным по лесам и рекам.

Перед смертью просил Олега позаботиться об Игоре, которому четыре годика лишь исполнилось: княжить пока наследник не вырастет. За это время уму-разуму обучить, чтоб добрым будущий князь-наследник получился.

Очень беспокоился Рарог за будущего наследника, Ефанда успокоила, повторила слова Умилы: «Вырастет, хотя и без тебя наш сын, но в любви к тебе, потому я рядом буду, а я всегда любила тебя. С того самого момента, как впервые увидела».

Успокоенным ушёл князь Рарог-Рюрик из жизни. Ефанда гонца к дочери с прежней женой послала. Дочь вовремя поспела, прощение матери привезла.

Тризну по князю отпраздновали весёлую: пели, плясали, рассказывали уморительные случаи из его жизни. Смеялись. Никто не плакал, не причитал. К чему это? Радоваться надо, что человек незряшную жизнь прожил. А потому и душе Рарога было легко покидать землю-матушку.

И снова оказался верен своему другу Олег! Княжил после смерти Рюрика, оставаясь воспитателем Игоря, не хуже, чем тот волхв, который учил его отца Рарога сызмальства. Народ очень Олега полюбил! Окрепла земля русская в годы его княжения. И хазар остепенил, и с Византии дань взял, целый флот из лодий построил.

В Киев, Великий Град, к полянам столицу перенёс. Не все поляне такому пришлому князю радовались. И опять купцы южные подстрекать начали: мол, кому поклоняетесь? Вот тогда впервые и возникла легенда, будто и Рюрик, и Олег были скандинавами – извечными врагами славян. Придумана эта легенда была, дабы не покоряться тому, кто начал объединять руссов-славян и кого стала бояться Византия. А потому эту легенду византийские идеологи, как бы нынче сказали «имиджмейкеры», и придумали. Очень боялись того, что Русь окрепнет. В летописях приказано было писать о своих северных соседях, как о варварах.

В конце фильма, Ватсон, Олег передаст княжение Игорю. Легенда есть, будто Олег погиб от укуса змеи, наступив на череп своего давно умершего коня. Она из этого черепа вылезла и укусила его. Всё бы хорошо, но вот что мне удалось найти: эта легенда оказалась древнейшей кельтской, этаким бродячим сюжетом. Как легенда, безусловно, хороша. Но я же сыщик, Ватсон! С чего это вдруг Олегу понадобилось наступать на череп своего коня, тем более, если он был Вещим? Если этой историей заняться, как подобает следователю, очень много нестыковок, поверьте. Нет, смысл этой легенды в другом. Всю жизнь Олег помнил о своей дружбе с Рарогом. Игорь вырос! А народ не готов был принять «мальца» как князя – к тому же больно хорошо княжил Вещий Олег. Пришлось свою смерть инсценировать. Вспомнил мудрец древнюю легенду и разыграл её. А сам, как сказывали волхвы, ушёл глубоко в леса, стал отшельником-схимником. И только молился богам за процветание будущей державы.

«Мораль сей басни такова» – как только славян во все времена начинали ссорить, их сразу завоёвывали, сгоняли с родных земель, а как только они объединялись – приобретали силу и независимость, и становились непобедимыми! Мне кажется, такой фильм сегодня особенно необходим. Ведь что нынче? Славян опять ссорят, и опять они забыли, чем для них эти ссоры могут закончиться.

Оригинал материала: "Мк"