Талибы еще будут

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Талибы еще будут

" С политической сцены Афганистана ушел Ахмад Шах Масуд, лидер противостоящего талибам Северного альянса -- последнего заслона между войсками фундаменталистов и российскими пограничниками на таджикско-афганской границе, былой грозный враг и нынешний союзник Москвы и Душанбе, один из творцов и героев гражданской войны в стране. Организацию покушения на него приписывают Усаме бен Ладену -- тому самому, с чьим именем связывают террористическую атаку на США. В начале прошлой недели пришли новости о покушении на Ахмад Шаха Масуда, военного руководителя противостоящего талибам Северного альянса, министра обороны официально признанного афганского правительства. Покушение совершили два террориста-камикадзе, проникшие к Масуду под видом алжирских журналистов и замаскировавшие взрывчатку в видеокамере. Руководители движения "Талибан" -- а Масуд только что начал успешное наступление против них -- отрицают свою причастность к покушению.

... Ахмад Шах был исключительно значимой фигурой для всей антиталибской коалиции. Тщательно созданная им самим репутация непобедимого военачальника и широкая известность в мире, приобретенная еще в годы джихада афганских моджахедов против советских войск, были сильным психологическим оружием в руках противников талибского режима. 
Но дело не только в том влиянии, которое окажет тяжелое ранение или смерть Ахмад Шаха Масуда на афганскую политику. Дело еще и в том, что сама история его жизни блестяще отражает время, в которое он действовал. Масуд был порожден долгой афганской войной. Он тратил все свои силы на раздувание ее пламени, сам став одним из ее творцов. И жизнь Ахмад Шаха настолько переплелась с войной в Афганистане, что, как бы ни обошлось дело для него на этот раз, есть большие сомнения в том, что ему суждено эту войну пережить. 
Неудавшийся инженер Будущий министр обороны Исламского Государства Афганистан родился в 1953 году в деревне Джангалак Панджшерского уезда провинции Парван. По национальности он таджик. Отец Ахмад Шаха был офицером афганской армии, дослужившимся до звания полковника. Их семья не принадлежала к элите Афганистана, однако была вполне состоятельна и известна в уезде. Во всяком случае, отец сумел дать своему сыну недурное по афганским меркам образование -- тот закончил кабульский лицей Абу-ханафийа и поступил на инженерный факультет Кабульского университета. Ахмад Шах проучился в университете недолго. Уже со второго курса его оттуда исключили "за политику". Однако и те технические знания, которые он успел получить, по всей видимости, оказали известное влияние на формирование его ума и характера. В отличие от других выходцев Кабульского университета, сыгравших впоследствии видную роль в афганском фундаменталистском движении (того же Бурхануддина Раббани, закончившего богословский факультет), Ахмад Шаха всегда характеризовал весьма деловой и практический подход к делу джихада. Кроме того, в условиях бурной университетской жизни он нашел время на то, чтобы выучить французский. 
Оказавшись в начале 70-х в Кабульском университете, Ахмад Шах Масуд попал в самую гущу политической жизни. Студенты университета тогда тратили гораздо больше времени на политику, чем на учебу. Уже несколько лет продолжался так называемый "демократический эксперимент", начатый королем Захир-шахом. Суть его заключалась в попытке перенести на афганскую почву институты западной демократии, такие как парламент, конституция, система политических партий, и постепенно привести политическую систему к европейским образцам. Образованная молодежь отреагировала на эту политику довольно специфически. Она раскололась на крайне левые и крайне правые группировки, жестко критиковавшие правительство каждая со своих позиций. Такой энергичный молодой человек, как Ахмад Шах, естественно, не мог остаться в стороне от кипевших политических страстей. Он выбрал лагерь исламистов. 
Масуд установил контакты с активно действовавшей в те годы в Афганистане организацией "братья-мусульмане". Кроме того, он принимал участие в деятельности исламистских кружков под руководством Бурхануддина Раббани, возникших на богословском факультете. 
Афганские исламисты в начале 70-х не ограничивались изучением богословских текстов и литературы, поставлявшейся "братьями-мусульманами". Напротив, их действия приобретали все более агрессивный и "уличный" характер. Незадолго до поступления Ахмад Шаха в университет они громко заявили о себе, проведя в столице и других крупных городах несколько демонстраций, переходящих в столкновения с полицией, в знак протеста против празднования 100-летия Ленина, организованного афганскими коммунистами. Университетские "дискуссии" с левыми также носили далеко не академический характер. Драки между студентами марксистских или маоистских взглядов и исламистами, нередко сопряженные с жертвами, стали серьезной проблемой для кабульской полиции. В них, вероятно, Ахмад Шах и получил свое боевое крещение. 
Учеба для него закончилась быстро. Военный переворот, организованный дядей короля Мухаммедом Даудом в июле 1973 года, положил конец "демократическому эксперименту". Общее "закручивание гаек" предполагало и чистку студенческих рядов от излишне политизированных членов, а особенно исламистов, поскольку главной опорой Дауда были левые офицеры. Так Масуд, по его собственному выражению, "ушел в подполье", а на деле был просто исключен. Его гражданское образование на этом завершилось. В жизни Ахмад Шаха наступило время джихада. 
Вместе с другими исламистскими лидерами он перебрался в Пакистан, где их всех встретили с распростертыми объятиями: Дауд мешал и пакистанским лидерам. Город Пешавар и прилегающие к нему районы надолго стали главной базой исламской оппозиции. А следующие полтора года жизни Ахмад Шаха Масуда ушли на подготовку мятежа против афганского режима. 
Панджшерский дебют Малая родина Ахмад Шаха Масуда, долина реки Панджшер, занимает особое положение в Афганистане. Эта обширная долина находится в нескольких десятках километрах от Кабула и представляет собой часть горной системы Гиндукуш, делящей страну на южную и северную части. Именно по территории Панджшерской долины проходят наиболее удобные перевалы, ведущие из южных провинций Афганистана в северные. В непосредственной близости от нее находится и знаменитый перевал Саланг -- "горло Кабула". По нему проходит дорога Хайротон -- Кабул, которая в годы советского вторжения в Афганистан служила главным путем для автоколонн, доставлявших в Демократическую Республику Афганистан военные грузы и продовольствие из Советского Союза. Все это и делает долину, населенную в основном таджиками, одним из самых важных в стратегическом отношении районов Афганистана. 
К этому надо добавить и специфику местности. Сложная система притоков реки служит прекрасным естественным убежищем для ее населения на случай военных действий. А узость ущелий Панджшера превращает долину в неприступную крепость. Родина Ахмад Шаха -- это идеальная арена для партизанской войны. Он всегда это хорошо знал и с блеском использовал. 
Когда Ахмад Шах принял решение вернуться в Афганистан и начать войну против безбожного и коммунистического, по его личному убеждению, режима Дауда, ему было ясно, где надо наносить первый удар. Панджшерская долина, которую он хорошо знал и где у него сохранялись родственные и клановые связи, являлась наиболее удобной для начала джихада. 
Летом 1975 года Масуд во главе группы моджахедов вернулся из Пакистана в Афганистан. Конечным пунктом назначения был Панджшер. Разработанный Ахмад Шахом план захвата власти в уезде предусматривал одновременный удар по нескольким населенным пунктам. Сам он возглавил отряд, штурмовавший административный центр уезда -- селение Руху. 
С военной точки зрения все было организовано безупречно. Руха, как и остальные селения, была захвачена. Моджахедам Ахмад Шаха удалось застать врасплох правительственные силы, и они практически не оказали сопротивления. Однако политический расчет оказался не столь верным. Уже в течение одного дня, пока Панджшерский уезд находился под властью Ахмад Шаха, ему стало ясно, что жителям долины лозунги джихада абсолютно не близки. Тем более что люди Масуда в Рухе начали с того, что освободили арестантов-уголовников из местной тюрьмы и ограбили уездное отделение одного из афганских банков. 
Ахмад Шах Масуд умел делать выводы из собственных ошибок. Окончательно осознав, что на поддержку местного населения рассчитывать не придется, он отвел свой отряд, не дожидаясь подхода правительственных сил. Скоро моджахеды вернулись обратно в Пакистан. 
Панджшерский дебют Ахмад Шаха оказался неудачным. Однако он многому его научил. И в первую очередь тому, что воевать можно только опираясь на поддержку населения. В дальнейшем Масуд это учел. И в этом смысле опыт 1975 года был для него бесценным. Не случайно многие другие полевые командиры (тот же Гульбеддин Хекматиар), которые подобного отрицательного опыта не имели, продержались на афганской политической арене не столь долго, как Ахмад Шах. 
Время славы Масуд не задержался в Пакистане. Вскоре после возвращения из Панджшера он отправился на Ближний Восток, по некоторым сведениям, чтобы завершить "военное образование" в палестинских террористических группировках. Здесь он провел около двух лет. И только после саурской революции и прихода к власти в Афганистане коммунистов он вернулся на родину. 
Это было уже совершенно другое время. В отличие от Дауда, которому в целом хватало ума не ломать афганских традиций, коммунисты энергично принялись за строительство социализма. Как легко догадаться, это предусматривало и давление на ислам -- репрессии против "реакционного" духовенства, экспроприацию находящихся под контролем мечетей "земель Аллаха" и т. п. Такие меры вызвали вполне объяснимое раздражение афганцев. Теперь они уже могли разделить идеи джихада. Ахмад Шах Масуд понял, что настало его время. 
История его второго появления в Афганистане беспрецедентна. Ее можно сравнить, пожалуй, только с известной высадкой Фиделя Кастро на Кубе. Когда в мае 1979 года Ахмад Шах Масуд отправился из Пакистана в Панджшерскую долину, под его командованием находилось всего тридцать моджахедов. Примерно половина из них не имели никакого оружия. Остальные были вооружены шестью винтовками и девятью пистолетами. По дороге в Панджшер на те 100 тысяч афгани, которыми снабдил моджахедов Бурхануддин Раббани, были куплены еще два автомата Калашникова. Таков был арсенал, с которым Ахмад Шах Масуд начинал джихад в Панджшерской долине. 
На этот раз его встретили гораздо лучше. Под руководством Ахмад Шаха Панджшерское ущелье надолго превратилось в одну из главных баз исламской оппозиции в Афганистане. За те десять лет, что находились в стране советские войска, они совместно с афганской армией организовали около восьми крупных наступлений на Панджшер. Не все из них Ахмад Шах сумел отразить. В 1983 году, например, он был вынужден заключить перемирие с советским командованием и по его требованию предоставить информацию о группировке Хекматиара. Однако полностью уничтожить отряды Ахмад Шаха ни советским войскам, ни афганцам так и не удалось. Масуд очень хорошо понимал, что успех партизанской войны, которую он вел против афганских коммунистов и советских войск, зависит от его отношений с населением Панджшера. Поэтому значительная часть тех субсидий, которые он, как и другие афганские полевые командиры, получал из-за рубежа, тратилась на оказание помощи местному населению. Масуд также позаботился о создании в долине особой системы власти, фактически заменяющей существующую правительственную. 
Определенную роль в его успехах сыграла и близость дороги Хайротон -- Кабул. Ахмад Шах всегда имел возможность перехватить колонны с грузами из Советского Союза и поэтому трудностей со снабжением не испытывал. Положение его в Панджшере было настолько прочным, что за все время афганской войны он, в отличие от многих полевых командиров, ни разу не появился в Пакистане, вновь посетив его уже после вывода советских войск, только когда политические проблемы в стане исламской оппозиции потребовали его присутствия в Пешаваре. 
Благодаря хорошим отношениям с местными жителями Масуду удалось создать прекрасную систему разведки, равной которой не было ни у одного полевого командира. Осведомители, в число которых входили офицеры афганской армии, заблаговременно докладывали ему обо всех оперативных планах афганского командования. О том, насколько сильна была агентура Масуда, хорошо свидетельствует такой случай. Уже после вывода советских войск правительство Наджибуллы решило сформировать новую танковую часть. В северных районах страны оно набрало призывников и обучило их. Состоялся торжественный выпуск, и новоиспеченные танкисты отправились к месту службы. По дороге, однако, около двух третей их разбежалось: Масуд, отправивший в афганскую армию своих людей, получил несколько сот военных специалистов. 
Очень много внимания Масуд уделял и "связям с общественностью". Его принципом стала максимальная открытость по отношению к посещавшим Панджшер западным журналистам. Те, разумеется, в ответ не скупились на похвалы. Именно журналисты, наперебой сравнивавшие Ахмад Шаха то с Че Геварой, то с Наполеоном, создали ему репутацию военного гения. 
Командование советского ограниченного контингента и правительство Республики Афганистан понимали, что в лице Масуда они сталкиваются с опаснейшим врагом. Число покушений на него, организованных КГБ и афганскими спецслужбами, достигает полутора десятков. Уже после 1989 года президент Наджибулла постоянно держал наготове особое звено бомбардировщиков, которое буквально охотилось на "Панджшерского льва". Масуд на протяжении всей войны был вынужден тщательно скрывать и постоянно менять место пребывания своего штаба. 
После джихада На момент вывода советских войск из Афганистана Ахмад Шах Масуд был одним из наиболее влиятельных лидеров исламской оппозиции. Под его контролем находился Панджшер и северные провинции страны, а группировка моджахедов, которой он командовал, насчитывала 11 тысяч человек. 
Однако триумфа не получилось. Как выяснилось, даже после ухода советских войск правительство Наджибуллы смогло продержаться благодаря экономической помощи СССР еще около двух лет. Ахмад Шах Масуд, прекрасно умеющий вести партизанскую войну, оказался не в силах вести обычную. Он не только не сумел взять Кабул, но даже не сумел перерезать связь столицы с северными районами, через которые осуществлялись советские поставки афганскому правительству. 
Еще меньше талантов Ахмад Шах, как, впрочем, и другие афганские полевые командиры, проявил в деле налаживания мирной жизни в Афганистане после краха правительства Наджибуллы в апреле 1992 года. Лидер моджахедов, вся жизнь которого прошла на войне, был совершенно не готов ее закончить. Пока в стране были советские войска, он воевал с русскими Когда ушли русские, главным врагом стало правительство Республики Афганистан. Когда и оно пало, Ахмад Шах Масуд начал воевать с былыми союзниками по исламской оппозиции. Гражданская война в стране продолжалась, и немалую роль в ее разжигании играл амбициозный и воинственный Ахмад Шах. 
Сравнение Масуда с Че Геварой оправдано не только потому что оба они являются выдающимися теоретиками и практиками партизанской войны. И не только в связи с присущей обоим кипучей энергией. Дело еще и в том, что они представляют собой один и тот же тип политического лидера: вечного революционера и бойца, не мыслящего для себя какой-либо образ жизни, кроме постоянной войны. Жесткий конфликт Масуда с талибами объясняется не столько идеологическими расхождениями, которые в действительности не так уж велики, сколько его полной неготовностью принять какой бы то ни было мирный порядок в Афганистане. Возможно, именно поэтому он один все еще продолжает войну, хотя большинство его бывших соратников -- и Хекматиар, и Дустом -- уже в той или иной форме из нее вышли. 
Для России же уход Ахмад Шаха Масуда с политической сцены есть потеря последнего влиятельного союзника в Афганистане. Если его преемникам не удастся организовать сопротивление талибам, они выходят на линию прямого противостояния российским пограничникам, охраняющим границу, и российской же 201-й дивизии, базирующейся в Таджикистане. Перестрелки на границе уже стали привычным явлением, а талибы не скрывают своих намерений продвигаться на север. 
Впрочем, сейчас, после террористической атаки на США, судьба Афганистана вообще проблематична. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации