Тамаев не давил на Бертосса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Тамаев не давил на Бертосса О чем представитель Генпрокуратуры беседовал с прокурором Женевы

"Замначальника управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры РФ Руслан Тамаев встретился в Женеве с генпрокурором кантона Бернаром Бертосса. Как стало известно, в ходе своего визита представитель Генпрокуратуры обсуждал, в частности, проблему госсекретаря Союза России и Белоруссии Павла Бородина, задержанного в Нью-Йорке на основании ордера из Швейцарии. Об итогах встречи с генпрокурором Женевы Руслан Тамаев рассказал в интервью корреспонденту "Сегодня" Игорю Седых.

- О чем шла речь в вашей беседе с Бернаром Бертосса в связи с делом Павла Бородина? 
- Как меня проинформировал Бертосса, задержание Бородина на территории Америки - не арест. Это просто оформление документа на принудительный привод для допроса. Бородину не предъявлено обвинение, не избрана мера пресечения. Сейчас задача - допросить его по делу, которое у них находится в производстве, а после этого они будут решать вопрос, предъявлять ли ему обвинение, избирать ли меру пресечения. В этой части я, исходя и из моральных, и из этических норм, и из судебной этики, не имею права просить и не просил рассказать, какими они обладают доказательствами, что собираются делать. Дело находится у них в производстве, и они будут нести ответ по результатам расследования. Тут я ничем не интересовался: меня это абсолютно не волнует. Но я сказал, что по опыту 25-летней работы у меня складывается впечатление, что это дело не имеет судебной перспективы. Время нас рассудит. 
- Затрагивали ли вы вопрос об отзыве распоряжения, на основании которого был задержан Бородин? 
- Я не уполномочен такие разговоры вести, и я их не вел, ни о чем его не просил, никакого давления не оказывал. 
- Некоторые наблюдатели допускают возможность достижения внесудебной договоренности и частичного признания вины Бородиным. В Москве же говорят о возможности возобновления дела в отношении него. Что вы можете сказать по этому поводу? 
- Это исключается, так как российский закон запрещает подобные сделки. В разговоре с Бертосса я не получил никаких новых материалов, никаких новых сведений, являющихся основанием для возобновления следствия по этому делу. 
- Вы имеете в виду дело "Мабетекса", тогда как речь идет теперь о контактах Управления делами президента РФ с компанией "Мерката". Разве в документах, предоставленных женевской прокуратурой, недостаточно оснований для возбуждения дела? 
- Должны быть поводы и основания, предусмотренные ст. 108 и 109 УПК. В частности, должны быть заявление пострадавшего и ущерб. Ничего этого в данном случае нет. Следственные поручения из другой страны, по российскому законодательству, не являются основанием для возбуждения дела. Что касается уголовного дела по "Мабетексу", то я сказал Бертосса, что если их интересуют обстоятельства его прекращения, российская сторона может дать подробные объяснения. 
- Почему же прекращено это дело? 
- Приняв дело, я начал с того, что распорядился о проведении ревизии в Управлении делами президента, и это было поручено Счетной палате - высшему органу в этой сфере. Она работала полгода, проверила все контракты с компанией "Мабетекс", которые заключались в 1993-1998 годах, и дала заключение, что не было никаких нарушений ни при заключении контрактов, ни при выполнении работ. (см. на эту тему статью в "ОГ" "Реконструкция Кремля: как это было") 
- Но ведь в октябре 1998 года дело было возбуждено по поводу злоупотреблений в Управлении делами президента. Почему в ходе расследования не всплыли контракты с компанией "Мерката трейдинг"? 
- Это не так. В названии дела речь шла о злоупотреблениях в связи с контрактами с "Мабетексом", так как заявитель Филипе Туровер приводил именно эти контракты и утверждал, что работы выполнялись всего на 30-40%. Проверка показала, что все его заявления были ложью. 
- Но даже если контрактами "Меркаты" не занимались в ходе следствия, разве факты, приводимые в поручениях женевской прокуратуры, не могут служить поводом для возбуждения нового дела? Так, насколько известно, в них говорится, например, что за выполнение работ по переделке президентского самолета фирма-субподрядчик получила меньше половины суммы, выплаченной российским государством по контракту с "Меркатой". 
- Я этим не занимаюсь. Выполнением следственных поручений по БКД, самолету занимается следователь по особо важным делам Валерий Воинов. 
- Вы критически отозвались о выступлениях "Сегодня". У вас есть претензии к нашей газете? 
- Я каждый день покупаю "Сегодня", это интересная газета. Однако я не могу согласиться с отдельными выступлениями. Вот вы напечатали, что Тамаев договорился до обвинения Бертосса в шпионаже, поскольку я в одном интервью критиковал швейцарские следственные поручения за то, что в них были вопросы только общего характера: где родился, где крестился, грубо говоря, имеет ли связь с оргпреступностью и т.д. Вот в таком плане я критиковал их поручения, но не говорил, что подозреваю Бертосса в шпионаже. Поэтому меня истолковали совершенно неправильно. Кстати, на встрече с Бертосса я обратил внимание на отношения со СМИ, которые, на мой взгляд, складываются не совсем нормально. 
- Что вы имеете в виду? 
- Я всегда контактировал с журналистами, считаю, что ни в коем случае нельзя дистанцироваться от СМИ. Но критика должна быть здоровой. Некоторыми СМИ совершаются попытки показать в негативном свете деятельность прокуратуры в целом, опорочить работников прокуратуры, противопоставить Генеральную прокуратуру прокуратуре Швейцарии и других государств. Об этом свидетельствуют, в частности, выступления таких СМИ, как "Коммерсантъ", "Сегодня", "Новая газета", НТВ, связанные с делами Гусинского, БерезовскогоЙ В последнее время распространяются слухи о намерениях прокуратуры Швейцарии допросить генпрокурора Устинова, замгенпрокурора Колмогорова. Когда я спросил об этом Бернара Бертосса, он рассмеялся и сказал, что этот вопрос у него никогда не возникал. Я считаю, что такое положение очень ненормально и надо в этом направлении серьезно поработать и все-таки пресечь, потому что каждый должен бороться за Россию, за свое государство, и нас преподносить в таком свете нельзя. Это не частная контора, это государственный орган. Поэтому я просил г-на Бертосса, что если какие-то вопросы возникают, мы готовы в любое время объясниться: это можно сделать и письмами, и по телефону, и при встречах, но не через СМИ. Он воспринял это с удовлетворением и сказал, что так и будем делать. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации