Таможня раздает добро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Как терминалы и склады "Ростэка" отошли бывшим коллегам и родственникам главы ФТС Андрея Бельянинова

Оригинал этого материала

© "Ведомости", 06.07.2015, Фото: Forbes.ru, Иллюстрации: "Ведомости"

Таможня раздает добро Роман Шлейнов

C90767f13cccf4f1b28236d7083019de.jpeg
Андрей Бельянинов

«Ростэк» раскинулся от края и до края, огромный, как и вся моя страна», — поется в торжественном гимне этого государственного унитарного предприятия ФТС. Созданное в 1992 г. для строительства и эксплуатации объектов таможенной инфраструктуры, к 2012 г. предприятие через своих «дочек» владело терминалами и складами временного хранения (СВХ) по всей стране, занимая на российском рынке внешнеэкономической деятельности не меньше 20–30% по обороту, считает председатель комитета по таможне, логистике и сертификации Франко-российской торговой палаты, гендиректор «Кастомс рус» Андрей Кириенков. В денежном выражении эта доля составляла как минимум $300 млн, а в целом активы «Ростэка» в те годы можно было оценить не менее чем в $1 млрд, уверен он. Но в конце 2013 г. Госдума внесла в закон о таможенном регулировании изменения, запретившие ФГУПам заниматься бизнесом. Госпредприятие начало закрывать или продавать свои компании.

За прошедшие неполные три года в стране появилось больше 40 новых частных фирм, занимающихся бизнесом по таможенному оформлению грузов и унаследовавших активы, адреса и названия «дочек» «Ростэка». Из отчетности тех компаний, которые ее публикуют, следует, что их выручка росла пропорционально падению показателей «дочек» ФГУПа (см. [#ankor1 график] ). Связей с ФТС эти компании не утратили: их владельцами стали бывшие коллеги руководителя службы Андрея Бельянинова , его подчиненные, а также родственники сотрудников структур ФТС, выяснили «Ведомости».

Как работал "Ростэк"

По-настоящему влиятельной структурой ФГУП «Ростэк» стало после того, как в мае 2006 г. руководителем ФТС назначили Бельянинова — бывшего офицера КГБ и давнего знакомого президента России Владимира Путина. Год спустя директором «Ростэка» стал бывший коллега Бельянинова по работе в Новикомбанке и его советник в ФТС Александр Повстяный. А в 2008 г. в ФТС появился проект по переносу таможенного оформления грузов на склады поближе к государственной границе. Меры принимались по решению Государственной пограничной комиссии для развития бизнеса в России, объяснил «Ведомостям» представитель ФТС. О том же просило руководство Москвы, так как перенос таможенного оформления позволял снизить транспортную нагрузку в столице, вспоминает он.

На деле такой перенос способствовал развитию бизнеса только самого ФГУП «Ростэк», сетовали предприниматели и эксперты.

«Это было как поворот сибирских рек. Люди строили бизнес 20 с лишним лет — и вдруг приходит новый руководитель ФТС и предлагает все изменить. Зачем нужно было ломать рынок?» — недоумевает советник по вопросам таможенного права и внешнеэкономической деятельности компании «Альта-софт» Марина Лякишева. У предпринимателей просто отжимали склады, считает она. Например, в Петербурге владельцам СВХ говорили: либо определенная доля достается «Ростэку», либо таможенный пост, размещенный на их складе по решению ФТС, будет ликвидирован. А без таможенного поста склад никому не нужен. «ФГУП вел себя довольно агрессивно, — соглашается руководитель департамента логистики Supra Константин Алехин. — К владельцам складов приходили люди и требовали для ФГУПа 50% в бизнесе. А иначе склад закроют».

«Ростэк» и его «дочки» во многих регионах практически выдавливали с рынка частные компании, рассказывала «Ведомостям» в 2012 г. партнер «Пепеляев групп» Галина Баландина. Например, в Южном округе на долю «Ростэка» в 2011 г. приходилось 32% всех таможенных деклараций, оформленных через брокера. «Ростэк» доминировал в Брянске, Смоленске, на Северо-Западе, Кубани, Дальнем Востоке, Урале, перечисляла Баландина.

«Были прецеденты, когда для «Ростэка» создавалось привилегированное положение: например, таможня направляла на оформление только на их терминалы. Во многих регионах вообще не было никакой инфраструктуры таможенных представителей или складов, кроме «Ростэка», — сетовал в мае 2012 г. менеджер компании-брокера «Кюне + Нагель» Константин Назарбеков.

Чем закончился государственный бизнес

С 2011 г. Федеральная антимонопольная служба (ФАС) рассмотрела несколько жалоб на доминирующее положение структур «Ростэка» в отдельных регионах и по результатам внесла некоторые «дочки» ФГУПа в перечень доминирующих на рынке компаний. В мае 2012 г. на заседании Агентства стратегических инициатив Путин раскритиковал государственный таможенный бизнес, заявив, что ГУПы и их структуры «обслуживают либо собственные интересы чисто коммерческого характера, либо интересы своих материнских административных структур», что не всегда соответствует интересам экономики. «Предпримем необходимые шаги либо по ликвидации ряда этих структур, либо по их приватизации», — пообещал он тогда. «Мы говорим давно, что с этим ФГУПом нужно покончить. Если мы хотим иметь честную таможню, а не ту, которая приватизировала много километров государственной границы», — заявил РБК в июле 2012 г. руководитель ФАС Игорь Артемьев.

Артемьев отмечал, что «Ростэк» в свое время «смог не только захватить склады», но и помог сохранить инфраструктуру, когда таможня оказалась без существенной господдержки в 1990-е гг. «Да, утащили много, но много и осталось. Поэтому, ликвидируя эту структуру надо обеспечить какую-то преемственность», — говорил он.

Недалеко ушли

В 2013 г. «Ростэк» прекратил оказывать услуги в сфере таможенного дела, сообщил представитель ФГУПа. С тех пор предприятие только обслуживает таможенную инфраструктуру — убирает помещения таможенных постов, следит за инженерными сетями и т. д. Часть «дочек» госпредприятие ликвидировало, другие — продает на открытых торгах, определяя их стоимость по согласованию с Росимуществом, объяснил он. Правда, информацию об участниках и результатах этих торгов «Ростэк» раскрывает не всегда.

У бизнеса «Ростэка» изменилась только форма собственности, а люди остались все те же, уверяют два бизнесмена, работающих на рынке таможенного оформления.

Экс-директор ФГУП «Ростэк» Повстяный, покинувший госкомпанию в 2012 г., сейчас вместе со своими партнерами, среди которых бывшие коллеги Бельянинова и Повстянова по Новикомбанку Олег Мазурин, Александр Кива и Михаил Титоров, владеет более чем 30 компаниями — терминалами, СВХ, таможенными складами и перевозчиками по всей России (подробнее см. [#ankor2 инфографику] ). Многие из этих компаний были связаны с «Ростэком» или владеют складами, которые раньше принадлежали «Ростэку».

К примеру, фирмам Повстяного, Мазурина и директору филиала государственного «Ростэк — южное Подмосковье» Дмитрию Ленивцеву принадлежит группа компаний «Атэк», включающая бывший СВХ «Ростэк-асвакарго» в Калужской области, а также склады в Серпухове, Ступине и Дмитрове. Последние три склада относятся к ООО «Атэк — южное Подмосковье», зарегистрированному по адресу филиала государственного «Ростэка».

Группа «Атэк» не чужая и для нынешнего руководства ФГУП «Ростэк». Родственница его первого замдиректора Валерия Счастливцева, Ольга, через фирму «Атэкс» владеет 20% «Атэк р-лидер», которая занимается таможенным оформлением. Счастливцев не ответил на вопросы «Ведомостей».

Известные таможенно-логистические терминалы «Брусничный» и «Светогорский», созданные в Ленинградской области ФГУП «Ростэк» по программе переноса таможенного оформления ближе к границе, сейчас котролируются Повстяным и его партнером Максимом Зозулей через фирму «Логистикасервис».

Тому же «Логистикасервису» принадлежит 70% петербургского ООО «Тамарикс», входящего в группу компаний Tamarix, которая называет себя крупнейшим комплексным таможенно-логистическим провайдером Северо-Западного региона. У «Тамарикса» доли в таможенных терминалах «Ростэк-Нева» (10%) в Петербурге и «Ростэк-Янино» (20%) в Ленинградской области.

«Уверен, собранные вами материалы убедили вас в том, что деятельность «Ростэка», как и деятельность [указанных] лиц соответствует законам РФ так как эта информация открыта», — передал «Ведомостям» Повстяный. Он не объяснил, на каких условиях активы «Ростэка» оказались в собственности его структур.

«Относительно того, знаком ли Бельянинов с указанными вами гражданами [бывшими коллегами по Новикомбанку], мне известно, что он знаком с некоторыми», — передал «Ведомостям» представитель ФТС. «Информация о личных и деловых отношениях может быть раскрыта по решению этих граждан», — отметил он.

Госменеджеры в своем деле

«Ведомости» выяснили, что 35 бывших и действующих директоров структур «Ростэка» за последнюю пятилетку обзавелись частными компаниями, оказывающими таможенные услуги или получающими госконтракты от подразделений таможни. В качестве частных собственников эти директора действуют эффективнее, чем в роли госменеджеров.

Вот лишь несколько примеров. Директор ростэковской «дочки» — ЗАО «Ростэк-Забайкальск» — Виталий Мочеброда в 2010 г. стал владельцем фирмы «ЭСК-Забайкальск», зарегистрированной по адресу возглавляемой им структуры «Ростэка». Тогда же «ЭСК-Забайкальск» начала побеждать в конкурсах забайкальской и читинской таможни, а также ФГКУ «Росгранстрой» на ремонт, уборку помещений, техническое обслуживание автомобильных пунктов пропуска и таможенных постов. Частная компания Мочеброды показала в 2013 г. выручку больше 94 млн руб. и чистую прибыль в 18,3 млн руб. А выручка госструктуры под руководством Мочеброды, также выполнявшей контракты этих таможен и «Росгранстроя», за 2012–2013 гг. упала в 2 раза до 71 млн руб., чистая прибыль уменьшилась в 5 раз до 2,6 млн руб.

Бывший директор ростэковской «дочки» — ЗАО «Ростэк-Алтай» — Сергей Воропаев зарегистрировал свою компанию ООО «Ростэк-Алтай» по адресу «дочки» «Ростэка», которую ранее возглавлял. Госкомпанию решили ликвидировать в конце прошлого года. Ее показатели были удручающими: за 2011–2013 гг. выручка снизилась в 3 раза до 12,3 млн руб., а чистые убытки превысили 19 млн руб. Частная же компания Воропаева с 2011 г. стала получать госконтракты от алтайской таможни и «Росгранстроя» и показала в 2012–2013 гг. 19-кратный рост чистой прибыли до 2,7 млн руб.

Бывший директор государственной «дочки» — ЗАО «Ростэк-Брянск» Сергей Барабанов создал по ее адресу в 2012 г. две свои фирмы: «Терминал-Брянск» и «Терминал ТП-Брянск», которые сразу же стали побеждать в конкурсах брянской таможни, получая госконтракты на услуги по содержанию ее имущества и помещений. В 2012–2013 гг. частные фирмы Барабанова показали трехкратный рост выручки до 65,9 млн руб. и чистую прибыль в размере 16,1 млн руб. А государственную «дочку» в конце 2014 г. решили ликвидировать: годом ранее она продемонстрировала убыток в 8,7 млн руб.

В «Ростэке» не возражают против предпринимательской активности бывших директоров.

«Законодательство не ограничивает бывших директоров дочерних компаний в правах на участие в открытых торгах. При выполнении условий торгов и наличии возможностей указанные лица могут приобрести в собственность соответствующие доли или акции, тем самым продолжить ведение бизнеса. Никакой конкуренции с ФГУП «Ростэк» быть не может», — передал «Ведомостям» представитель «Ростэка». Давать комментарии о личных бизнесах «Ростэк» не уполномочен, сообщил он.

Родственный бизнес

Среди партнеров «Ростэка» и структур Повстяного оказались и родственники Бельянинова. Так, структуры, связанные с супругой руководителя ФТС Людмилой Бельяниновой, владеют 14% ЗАО «Ростэк-строй», созданного в 2010 г. Совладелец 51% этой компании — структура ФГУП «Ростэк».

Партнер Повстяного по финансово-правовому бюро «Белый кит» и директор «Ростэк-дюфримола» Артем Морозов был гендиректором и владельцем 66,67% в фирме дочери Бельянинова — Светланы — ООО «Маэстро», ликвидированной в 2011 г. Сама Светлана была гендиректором после него, и она также была мажоритарным владельцем. «Белый кит», как сказано на его сайте, оказывает юридическую поддержку внешнеэкономической деятельности, помогает найти нужных контрагентов и «организовать получение классификационного решения ФТС России при ввозе многокомпонентных грузов в несобранном или разобранном виде». Среди партнеров «Белого кита» на его сайте указана страховая компания (СК) «Арсеналъ».

Эта компания в 2013 г. неожиданно для участников рынка в числе немногих получила право оказывать услуги поручительства перед ФТС при таможенном транзите. Тогда конкуренты недоумевали, как сравнительно небольшой компании удалось выйти на новый перспективный рынок.

Совладельцем 33% СК «Арсеналъ» оказался Сергей Лобанов, партнер Светланы Бельяниновой по ее московской фирме «Импульс-3000». В ней им принадлежало 5 и 47,5% соответственно. Несколько бизнесменов, занимающихся внешнеторговой деятельностью, полагают, что Лобанов — зять руководителя ФТС. Гендиректор СК «Арсеналъ» Анатолий Сандимиров заявил «Ведомостям», что никогда не слышал от акционеров о таких родственных связях. Он считает, что СК «Арсеналъ» оказалась в списке гарантов, поскольку предложила ФТС и клиентам комплексный продукт — не только страхование, но и собственную электронную систему, позволяющую обойтись без бумажной волокиты.

«Пока машина едет от границы к СВХ, деньги, гарантирующие выплату необходимых таможенных сборов, на банковской гарантии заблокированы. На СВХ таможенник видит груз, получает от водителя код подтверждения, и все разблокируется. В такой системе меньше рисков, чем в бумажной, и меньше возможностей для злоупотреблений. Кроме того, вся информация о грузопотоках хранится в России», — говорит Сандимиров.

Лобанов не ответил на переданные для него вопросы «Ведомостей».

Представитель ФТС также не ответил на вопросы о связях родственников Бельянинова и их партнеров с таможенным бизнесом.

      • 6e1340526db37664c801c945e565e359.jpeg
      • Нажмите мышкой на изображение для увеличения [/imgup/49896.jpg
        9914d612a52e030a78b102041799174a.jpeg
        ]

 


Ссылки

Источник публикации