Татьяна Дьяченко: “Памятник — цельный, как папа”

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Татьяна Дьяченко: “Памятник — цельный, как папа” Монумент на могилу Ельцина ваяли при помощи огнемета 
"Вчера, спустя год после смерти Бориса Ельцина, на его могиле открыли памятник. Триколор без портрета и фотографии — на нем высечены лишь имя и годы жизни первого Президента России. На Новодевичье кладбище приехало очень много людей: деятели культуры и искусства, политики, которые работали с Борисом Николаевичем, представители нынешнего правительства, бывшие главы государств СНГ. Ну и, конечно же, Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Самыми первыми, еще до приезда журналистов, на могилу Ельцина прибыли его дочь Татьяна Дьяченко и бывший шеф протокола первого президента Владимир Шевченко. Через полчаса уже казалось, что прибывающим не будет конца: экс-президент Киргизии Аскар Акаев, бывший украинский лидер Леонид Кучма, целый ряд политиков “ельцинского призыва” — Егор Гайдар, Павел Бородин, Александр Волошин, Михаил Зурабов... Вот появился Шамиль Тарпищев, который занимался с Борисом Николаевичем теннисом, следом в воротах показались Геннадий Хазанов и Марк Захаров. Как-то незаметно появился Роман Абрамович, великолепному загару которого оставалось только позавидовать. Губернатор Чукотки встал не с семьей Ельцина и наиболее почетными гостями, а далеко в стороне. А вот Галину Вишневскую, супруг которой, как и экс-Президент России, скончался год назад, пригласила встать в кругу семьи лично Наина Ельцина. Этих женщин объединяла не только дружба, но и горе. Последними вместе прибыли президенты Путин и Медведев. Вместе расцеловали вдову покойного президента, а вот речь произнес только один ВВП. Действующий глава государства, частенько поругивающий 90-е годы, на сей раз, естественно, от критики воздержался. “Уже год, как с нами нет Бориса Николаевича Ельцина — первого Президента России и одного из самых ярких политиков двадцатого века, — начал второй Президент РФ. — Бурные 90-е были временем стремительных перемен и неординарных людей, личностей, способных идти против течения и ведущих за собой массы людей. Борис Николаевич Ельцин без всякого преувеличения принадлежит именно к такой выдающейся плеяде”. “Борис Николаевич Ельцин всем нам служил примером”, — продолжил оратор, имея в виду тот факт, что покойный президент всегда брал на себя ответственность за происходящее в стране, показывая, “что только так — смело, решительно — нужно идти избранным стратегическим курсом”. После этого патриарх Алексий II отслужил заупокойную литию, благословив и освятив памятник. По лицу Наины Ельциной текли слезы. Вдова экс-президента начала плакать сразу, как только с памятника-триколора сняли белое покрывало. После церемонии я хотела поговорить Наиной Иосифовной, но в ответ услышала: “Пожалуйста, не надо”. Тогда я спросила у Леонида Кучмы, какие ассоциации возникают у него, когда он слышит фамилию Ельцин. “Хочется встать, взять чарку и выпить за Бориса Николаевича”, — признался экс-президент Украины. “И только?” — удивилась я. “Раз такое желание возникает, значит, Ельцин был великий человек”. Татьяна Дьяченко на просьбу “МК” рассказать, согласовывался ли с семьей проект памятника, ответила утвердительно. По ее словам, родные Бориса Николаевича обращались к нескольким скульпторам, но идея Франгуляна — поставить монумент в виде триколора — понравилась им больше всего. “Предложений было много, некоторые просто ужасные, — призналась дочь экс-президента. — Например, папино лицо и крылья. Предлагали сделать и просто изображение, но представить папино лицо в камне было как-то совсем сложно”. Материал для памятника привозили из разных частей света. Белоснежный мрамор — из Китая, красный порфир — из Бразилии. “Порфир — самый крепкий камень, крепче любого гранита, — рассказывал скульптор Франгулян. — Его очень сложно вырезать. В мастерской его обрабатывали огнеметом — “слизывали” буквально по миллиметру”. “Между прочим, порфир до сих пор использовался только на надгробии Наполеона”, — добавила Дьяченко. Что касается синего камня, то в природе такого нет. Поэтому у автора монумента возникла идея сделать византийскую мозаику — “ведь история России тесно связана с Византийской империей”. В синем цвете монумента, по словам Франгуляна, ни много ни мало восемнадцать оттенков. “Памятник получился цельный. Как папа”, — с грустью в голосе произнесла дочь экс-Президента РФ."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации