Татьяна Дьяченко отрицает заговор с целью удержать власть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Татьяна Дьяченко отрицает заговор с целью удержать власть

"Дочь и "имиджмейкер"-самоучка Бориса Ельцина, вызывающая столько противоречивых оценок Татьяна Дьяченко, отрицает, что ее отец планирует ввести в стране чрезвычайное положение, чтобы удержать власть после окончания в июне будущего года своего второго президентского срока.

В одном из нечастых своих интервью 38-летняя Татьяна поднимает на смех упорные слухи о том, что 68-летний глава страны и его ближайшее окружение намерены использовать ширящийся кризис в южных республиках, Чечне и, как предлог, чтобы отменить выборы президента в будущем году. 
Все спекуляции о возможных "неконституционных шагах" - это, по ее словам, "грубая ложь, к которой прибегают популистски, чтоб обеспечить себе поддержку". Конституция России не допускает прихода Ельцина к власти на третий срок. 
"Рано или поздно мой отец отойдет от политической жизни, но только не каким-то неконституционным путем. Он уйдет согласно закону и конституции,- говорит Дьяченко. - Ни один глава России в истории не оставлял власть добровольно, так что он создаст прецедент нормального, цивилизованного ухода из политики." 
В разговоре на одном из кремлевских приемов Дьяченко отрицала также утверждения о политическом кризисе в России, воскликнув: "Кризис у вас в голове!" 
Еще пять лет назад Татьяна Дьяченко, выпускница мехмата МГУ, работала инженером по компьютерам. Советником Ельцина по имиджу она неожиданно оказалась в преддверии выборов 1996 года. Именно ей, как считают многие, удалось подхлестнуть шедшую до этого ни шатко, ни валко предвыборную кампанию отца - в том числе толкая его на такие шаги, как пляска на сцене под аккомпанемент местной рок-группы в Ростове-на Дону. 
Ее критики утверждают, что Дьяченко стала с тех пор ключевой фигурой российского "капитализма по блату", что она ревниво ограничивает доступ к президенту, хотя и старается не выходить на первый план. 
Как жаловалась на прошлой неделе в интервью одному из российских телеканалов ее мать Наина, подобная сдержанность имеет, возможно, совершенно обратный эффект: Татьяна оказывается белым экраном, на которые настроенные против Кремля журналисты проецируют жуткие истории о Ельцине и его окружении. 
В ответ на обвинения, что ее влияние на Ельцина выходит за должные рамки, а своим положением она обязана только рождению, то есть случаю, Дьяченко говорит, что "и к неприятным слухам, и ко лжи о себе самой" она уже привыкла. 
"Что до обвинения в семейственности, то я прекрасно знаю, что президент назначил меня не потому, что я такая умная и талантливая. Есть, вероятно, люди и умнее, и профессиональнее, но ему так удобнее,"- говорит она. 
"В некоторых случаях я могу пренебречь условностями. И сказать ему некоторые неприятные вещи тоже легче мне." 
Связаны ли эти неприятные вещи с нынешней военной операцией российской армии на Кавказе, с недавними взрывами бомб террористов в Москве, с глубокой непопулярностью Ельцина у избирателей или с обвинениями российских высокопоставленных чиновников в растрате денег МВФ и перекачке огромных сумм за рубеж? 
Дьяченко нетерпеливо встряхивает головой. Эти проблемы, говорит она, создаются "злобной пропагандой извне". Но не объясняет, откуда. 
Она отказывается также комментировать увольнение Ельциным в августе Сергея Степашина с поста премьер-министра и замену его Владимиром Путиным, относительно мало известным до того главой ФСБ, а еще раньше - шпионом КГБ. Тот факт, что в России уже пятое правительство за полтора года, вполне нормален, говорит она. 
"Сейчас у нас, как и в Италии, происходят серии правительственных перестановок. Здесь нет ничего недемократического или неконституционного. У нас все так, как и у других. Все нормально." 
На фоне ширящегося международного расследования отмывки денег и других финансовых нарушений, к которым могут быть причастны российские граждане и банки, отстраненный от исполнения своих обязанностей генпрокурор России Юрий Скуратов заявил в прошлом месяце, что согласно полученным им от швейцарских властей документам сам Ельцин, Татьяна Дьяченко и ее старшая сестра Елена Окулова принимали деньги от "Мабетекс проджект энджиниринг", швейцарской компании, получившей от правительства России контракты на сумму, равную 180 миллионам фунтов стерлингов. 
В Кремле эти утверждения были решительно опровергнуты, так же, как и другие - будто с 1994 года эти трое потратили 600 тысяч долларов с помощью кредитных карт, оплачиваемых "Мабетексом". 
Новые неприятности для Дьяченко - на прошлой неделе стало известно, что федеральные власти США затребовали финансовые документы от примерно дюжины компаний, связанных, возможно, ее мужем Леонидом, чья фирма занимается торговлей нефтью. 
Следователей особо интересуют два банковских счета, открытых им на Каймановых островах. Запрос связан с общим расследованием таинственного потока миллиардов долларов через счета в "Бэнк оф Нью-Йорк". 
Если через год к власти придут оппоненты Ельцина, членов его семьи почти наверняка ожидает еще более пристальное внимание к их финансовым делам. Отсюда и важность третьего президентского срока. 
"Не понимаю этих заговоров, настоящих или воображаемых, о которых все время говорят в газетах и коммунисты, и остальные,- говорит Дьяченко. - Все, что я могу сказать - не паникуйте, все будет в порядке." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации