Татьяна Дьяченко (досье)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Путин: "Рождение ребенка - вполне достойный повод уйти из политики"

Оригинал этого материала
© Satcor.ru, origindate::08.01.2003

Дьяченко Татьяна Борисовна

Источники: Национальная служба новостей, Газета.Ру, Лента.Ру, Компромат.Ру.

Converted 13936.jpgТатьяна Дьяченко родилась в 1960 году в Свердловске в семье Бориса Ельцина - крупного аппаратчика, занимавшего высокие посты в серьезных организациях, а затем ставшего первым председателем облисполкома. До поры до времени все в жизни Татьяны Дьяченко – младшей дочери Бориса Ельцина – было посредственно. В своих устремлениях она не отличалась от большинства обывателей, населяющих Советский Союз. В спецшколе она не блистала особыми способностями и не отличалась уникальными дарованиями. В 1983 году она окончила факультет вычислительной математики и кибернетики Московского государственного университета (МГУ). Затем до 1994 года работала в КБ "Салют". Позже - в его московском филиале "Заря Урала". С середины 1995 года Татьяна находилась в декретном отпуске, а затем в отпуске по уходу за ребенком.

Начиная с марта 1996 года Татьяна Дьяченко осваивает новую для себя профессию «имиджмейкер - самоучка». Она работает в Координационном совете избирательной кампании за переизбрание Бориса Ельцина на пост главы государства. В одном из своих интервью она так определила круг своих обязанностей: "Я вроде как бы везде. Везде, где образуется слабое место". Именно ей, как считают многие, удалось подхлестнуть шедшую до этого ни шатко, ни валко предвыборную кампанию отца - в том числе толкая его на такие шаги, как пляска на сцене под аккомпанемент местной рок-группы в Ростове-на Дону.

Ее критики утверждают, что Дьяченко стала с тех пор ключевой фигурой российского “капитализма по блату”, что она ревниво ограничивает доступ к президенту, хотя и старается не выходить на первый план.

По мнению СМИ с весны 1996 г. "неформальное могущество" Татьяны Дьяченко "практически не знает границ": "Независимо от того, что записано в ее трудовой книжке, дочь президента и в самом деле решает в Кремле (или способствует решению в качестве своего рода идеального лоббиста) немало вопросов, особенно из той самой значительной группы проблем, разрешение которых требует физического доступа к Борису Ельцину " ("Время и деньги", г. Казань, 24 декабря 1996 г.).

Борис Березовский утверждал, что Дьяченко - "один из самых эффективных каналов" связи с президентом, а бывший начальник Службы охраны президента Александр Коржаков назвал ее "почти единственным каналом" (журнал "Итоги", 17 июня 1997 г.). Кстати, сам Березовский числился среди близких друзей Татьяны Дьяченко. Он умело использовал дочь президента: Татьяна искусно пересказывала президенту кое-какие истории, которые ей в другое ухо нашептывал Березовский ("Вечерняя Москва", 19 ноября 1996 г.). Так началась ее политическая карьера.

Эпоху «дворцовых интриг» Татьяна Дьяченко начала незамедлительно после того, как почувствовала, что в ее руках сосредоточена реальная власть. Обстоятельства складывались наилучшим образом – развалина, маразматик президент и жадное до денег окружение, стремящееся урвать кусок пожирнее. С высоты дня сегодняшнего кажется, что Татьяна Дьяченко была не только кукловодом, но зачастую и марионеткой в руках более хитроумных и дальновидных товарищей. Благо, окружение Татьяна Дьяченко подобрала себе на славу.

После избрания Бориса Ельцина на второй президентский срок Татьяна Дьяченко была официально назначена его советником, занималась вопросами, связанными с имиджем президента. Тесно общалась и прислушивалась к советам таких кремлевских «имиджмейкеров», как Березовский, Абрамович, Чубайс, Дерипаска, Мамут. Фактически была стержнем кремлевского клана, названного СМИ «семьей».

В июне 1996 г. Татьяна Дьяченко приняла участие в смещении с должности начальника Службы охраны президента Александра Коржакова: "решение было принято президентом в три часа ночи. Нужно ли говорить о том, кто имел доступ к нему в это время?" ("Правда Бурятии", г. Улан-Удэ, 21 ноября 1996 г.). Коржаков охранял Бориса Ельцина 11 лет и стал практически членов семьи Ельциных и крестным отцом второго сына Татьяны.

Летом-зимой 1996 г., объясняя назначения Анатолия Чубайса руководителем Администрации президента РФ и первым заместителем председателя правительства РФ, СМИ стали писать о том, что Дьяченко "просто входит в команду" Чубайса (журнал "Итоги", 24 июня 1997 г.). В общем, по выражению "Независимой газеты" (9 апреля 1997 г.), "Татьяна Дьяченко физически родилась от Ельцина, а духовно - от Чубайса". Взаимоотношения Чубайса и Дьяченко остаются одной из основных тем газетных публикаций того времени. "Советская Россия" (4 марта 1997 г., со ссылкой на "Moscow times" от 5 ноября 1996 г.): "Дьяченко позволяет Чубайсу использовать себя в зловещем заговоре, чтобы вводить Ельцина в заблуждение и взять в свои руки руководство Россией". Западные СМИ рассуждают о том, что "она, возможно, не просто инструмент, используемый Чубайсом", "у нее могут быть и собственные политические амбиции" (газета "Правда Бурятии", г. Улан-Удэ, 21 ноября 1996 г.).

Некоторые СМИ считали, что Татьяна Дьяченко повлияла на решение Бориса Ельцина отправить в отставку секретаря Совета безопасности Александра Лебедя осенью 1996 г. Лебедь по этому поводу сказал, что Чубайс очередной раз использовал свое влияние на дочь Ельцина: "Любую женщину можно принудить действовать в нужном направлении" (газета "Правда Бурятии", г. Улан-Удэ, 21 ноября 1996 г.).

Валентин Юмашев, ставший ее мужем в октябре 2001 года, был близким другом Татьяны Дьяченко. По выражению журнала "Профиль" (18 марта 1997 г.) Дьяченко "лично способствовала карьерному взлету Юмашева" - его назначению главой Администрации президента РФ весной 1997 г. После назначения Дьяченко советником президента Юмашев - ее непосредственный начальник.

"Тесные связи" Владимира Потанина с Анатолием Чубайсом и Татьяной Дьяченко обеспечили «ОНЭКСИМбанку» доступ к рычагам государственного управления и без формального собственного присутствия в системе госвласти ("Коммерсантъ", 20 мая 1997 г.).

Рычаги давления на президента Татьяна Дьяченко использовала не только для самоутверждения на политическом поприще. Именно дочери президента Татьяна Дьяченко и Елена Окулова вместе с сотнями других титулованных особ — вице-премьеров, министров, генералов — были причастны к дефолту 17 августа, отбросившему страну за черту бедности. Именно они в числе 780 сановников активно играли на рынке ГКО. Именно их ненасытные аппетиты во многом привели к дефолту. Игроки в ГКО получали сумасшедшую прибыль - в 98-м году она уже составляла 120—140 процентов. Чиновники, от которых зависели все решения, и игроки в ГКО были одними и теми же персонажами... Этот факт задокументирован: в числе участников рынка ценных бумаг, по имеющимся у следствия данным, были обе дочери президента — Татьяна Дьяченко и Елена Окулова. Формально Елена Окулова могла себе позволить махинации с ГКО, она не состояла на госслужбе. А вот Татьяна Дьяченко – советник президента, по всем существующим нормам не могла принимать участие в такого рода деятельности. Похоже, Татьяну Дьяченко это ничуть не волновало. В большей степени, она была заинтересована тем, как повыгоднее пристроить полученные на игре в ГКО суммы.

В октябре 1999 года депутат Государственной Думы Юрий Щекочихин обращается с открытым письмом в адрес Татьяны Дьяченко. Поводом послужило событие, произошедшее во Франции во время пребывания там делегации ГД. Аккурат в это время французский журнал «Экспресс» опубликовал фотографию виллы Татьяны Дьяченко на Лазурном берегу в Антибе. Щекочихин просит подтвердить либо опровергнуть этот факт. Излишне объяснять, что его письмо осталось без ответа.

Можно сказать, что это стиль младшей дочери президента – игнорировать неудобные для нее вопросы. В интервью «Санди Таймс», данном в октябре 1999 года Татьяна Дьяченко делает ряд поистине шокирующих заявлений. Например, военную операцию российской армии на Кавказе, взрывы бомб террористов в Москве, глубокую непопулярность Ельцина у избирателей, а также обвинения российских высокопоставленных чиновников в растрате денег МВФ и перекачке огромных сумм за рубеж Дьяченко называет «злобной пропагандой извне». Но не объясняет, откуда. Она признается журналисту «Санди Таймс», что считает вполне нормальным факт смены пятого правительства за полтора года.

Публичное интервью Татьяны Дьяченко – явление редкое. Она не светилась на ТВ экранах и не любила беседовать с журналистами. Но некоторые факты всплывали на поверхность помимо ее воли. Так ее имя несколько раз мелькало в СМИ в связи со скандалами. Компания ее второго мужа Алексея Дьяченко «Белка Трейдинг» оказалась в центре скандала с «Бэнк оф Нью-Йорк» и отмыванием денег «русской мафии». Кстати, об этом факте упоминал в своем письме Юрий Щекочихин. «Совсем недавно я в качестве свидетеля выступал на слушаниях в Конгрессе США, посвященных коррупции в России, и, поверьте, испытал чувство неловкости, когда президент Бэнк оф Нью-Йорк сообщил, что ваш муж имеет два счета в этом банке примерно на два миллиона долларов». И в то же время Семья утверждала, что не имеет ни копейки на зарубежных счетах.

Впрочем, и самой Татьяне Борисовне не удалось избежать нескольких скандалов. В конце 1999 года отстраненный от дел генпрокурор Юрий Скуратов выступает с рядом разоблачительных заявлений. Причем на каждое из заявлений у него есть веские доказательства. Согласно полученным от швейцарских властей документам сам Ельцин, Татьяна Дьяченко и ее старшая сестра Елена Окулова принимали деньги от “Мабетекс проджект энджиниринг”, швейцарской компании, получившей от правительства России контракты на сумму, равную 180 миллионам фунтов стерлингов.

В Кремле эти утверждения были решительно опровергнуты, так же, как и другие - будто с 1994 года эти трое потратили 600 тысяч долларов с помощью кредитных карт, оплачиваемых “Мабетексом”.

В 2002 году Татьяна Дьяченко родила третьего ребенка – дочку Машу. Клиника, в которой рожала Татьяна Дьяченко, давно пользуется популярностью у российской политической элиты - здесь родился и внук Валентина Юмашева, сын Полины Юмашевой и Олега Дерипаски. Роды в этой клинике стоят 5 тыс. долларов, а день пребывания - 900. По утверждению некоторых источников, роды Татьяны Дьяченко обошлись в сумму 35 000 долларов.

Рождение дочери многие сочли окончанием политической карьеры Татьяны Дьяченко. Президент Владимир Путин неоднократно намекал Татьяне Борисовне, что при всем уважении к ее отцу способствовать дальнейшему процветанию так называемой семьи он не намерен и что рождение ребенка - вполне достойный повод уйти из политики. Впрочем, кабинет в Кремле, выделенный Татьяне Дьяченко, за ней пока сохраняется. Как впрочем, и сохраняется пропуск, разрешающий ей въезд на территорию Кремля.

Состояние Татьяны Дьяченко, по некоторым оценкам, равно $180—200 млн., включая недвижимость в Западной Европе.