Татьяна Юмашева обвинила НТВ в предательстве. Дьяченко (Юмашева)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Татьяна Юмашева заявила, что в 1990-х годах телеканал НТВ специально дискредитировал окружение Бориса Ельцина, рассказывая о его несуществующих богатствах, поскольку Гусинский решил поддержать на выборах Примакова и Лужкова. Позже медиамагнат, якобы, взял кредит у «Газпрома», пообещав поддержку Черномырдину, но не сдержал слово. Бывшие работники НТВ называют слова Юмашевой «полным враньем» и попыткой оправдаться за участие в «разгроме» канала.

Дочка первого президента России Бориса Ельцина Татьяна Юмашева (Дьяченко) в дни десятилетнего юбилея «разгона» НТВ поделилась воспоминаниями о телеканале.
Малашенко «рявкнул» на Березовского с Гусинским

В своем блоге Юмашева пишет, что познакомилась с коллективом НТВ перед выборами 1996 года. Президент телеканала Игорь Малашенко отвечал за информационную политику ельцинской кампании и был «одним из самых сильных, умных, жестких, ярких политиков того времени», оставшимся, «к счастью для него», в тени.

После победы на выборах Ельцин предложил Малашенко возглавить администрацию президента, не сомневаясь, что тот согласится. «В первую очередь, перед ним возникала огромная возможность с этой огромной по политическим возможностям позиции помогать президенту строить нормальное, честное, открытое, демократическое государство, то государство, о котором НТВ постоянно говорило, и к которому постоянно президента призывало»,— пишет Юмашева.

Однако Малашенко отказался. Ельцин, не любивший отказов, не стал его уговаривать, зато это попытались сделать Владимир Гусинский и Борис Березовский. «Малашенко, устало выслушивая их, не выдержал, и вдруг как рявкнет на них двоих: „Да что вы меня уговариваете, вы что, не понимаете, если я приду в Кремль, я первое что сделаю, вышвырну вас отовсюду, и вашей ноги не будет ни в Кремле, ни в Белом доме!“»,— рассказывает Юмашева. По ее словам, два олигарха „были в полном шоке и потеряли дар речи“. Придя в себя, Березовский обвинил Малашенко в двойной морали, а администрацию возглавил Анатолий Чубайс.

«Наглая ложь» о семье

Вскоре, пишет Юмашева, руководство НТВ попросило Ельцина предоставить им целиком четвертый канал, на котором тогда, не в прайм-тайм, еще продолжало вещать учебное телевидение. Президент был не против, но Чубайс неожиданно стал возражать. Дочь президента и Валентин Юмашев, который уже был назначен советником Ельцина по вопросам СМИ, стали спорить с главой администрации. В итоге Чубайс снял возражения, и указ о передаче НТВ всего времени вещания на канале был подписан. После этого Чубайс сказал Татьяне и ее будущему мужу, что они не представляют, «как президент еще настрадается от НТВ», как телеканал «будет шантажировать его, дезинформировать своих телезрителей», поскольку на выборах НТВ станет поддерживать своего кандидата, и ради победы будет «готов на все».

«Мудрый Чубайс оказался прав, и не пройдет и трех лет, как вся медиа империя Гусинского во главе с НТВ обрушится на папу,— пишет Юмашева.— Гусинский решил поддержать на парламентских и президентских выборах Примакова-Лужкова, и чтобы дискредитировать президента, каждый день на телезрителей выливались истории про ненасытную семью, которая управляет мало соображающим президентом, и подписывает у него указы в целях дальнейшего обогащения и т.д. Истории про мои счета, замки, лондонские поместья и т.д. не сходили с экрана НТВ. В „Куклах“ появилась противная тетка, на мой взгляд, мало похожая на меня, и строила козни у своего папы-президента за спиной». По ее словам, наверное, молодые журналисты верили в то, о чем рассказывали, но Игорь Малашенко «знал, что это наглая ложь».
Обманули Черномырдина

Когда Ельцин ушел в отставку, у НТВ, как утверждает Юмашева, «начались проблемы». Гусинский взял у «Газпрома» кредит в $ 650 млн, обещав в 2000 году поддержать Черномырдина на выборах и сделать президентом. «Как они его поддержали буквально через несколько месяцев, видела вся страна. Это было в сентябре 1998 года, когда Киселев накануне третьего голосования в Думе в своей программе с гордостью и каким-то сладострастием выпустил в эфир Зюганова, который в тот момент договорился с Лужковым, и объявил, что проголосует против Черномырдина»,— продолжает дочка первого президента.

Позже Юмашева спросила Черномырдина, зачем он дал этот кредит НТВ, да еще и не поставив в известность президента. «Виктор Степанович сокрушенно сказал мне, что был уверен в их порядочности, считал, что это надо для дела, НТВ было лучшим телевидением, и хотелось им помочь. А они оказались предателями. Потом добавил, что этот кредит их и добил. Так что сами виноваты»,— пишет женщина.

«Расстраивалась ли я, что у Уникального журналистского коллектива во главе с Киселевым начались проблемы из-за невозвращенного кредита? Честно— нет. Потому что— заслужили»,— признается Юмашева. Она утверждает, что наблюдала за закрытием канала со стороны. «Понимала, старое телевидение в стране кончается. Начинается новое. Совсем другое. Которое народ полюбит также, как когда-то любил старое НТВ»,— заключает дочка Ельцина.

«Классика вранья»

Бывший генеральный директор телекомпании «НТВ», телеведущий Евгений Киселев в интервью GZT.RU назвал публикацию Татьяны Юмашевой полным враньем и «жалким лепетом оправдания». По его словам, именно Татьяна и Валентин Юмашевы были главными действующими лицами в истории с разгромом НТВ, о чем на днях появились публикации в российских СМИ. «Это очень больно укололо Юмашеву, о чем она сама пишет в конце, и ей пришлось городить целую пирамиду вранья, чтобы попытаться оправдаться за всю „Семью“— команду политиков и бизнесменов из ближайшего окружения Ельцина, которые спланировали операцию по разгрому старого НТВ».

«Классикой вранья» по поводу старого НТВ Евгений Киселев назвал утверждение Татьяны Юмашевой о том, будто владельцы и руководители телекомпании приняли тогда решение на парламентских и президентских выборах поддерживать Лужкова и Примакова.

«Это утверждение бесконечно тиражируется с тех самых пор, тиражируется совершенно сознательно, чтобы как-то оправдать в глазах общественного мнения жесткий „наезд“ власти на НТВ,— сказал собеседник GZT.RU.— Я ответственно заявляю: в то время я участвовал в обсуждении всех важнейших вопросов жизни телекомпании и всей медиа-группы, и никогда никаких подобных решений не принималось. Что касается президентских выборов 2000 года, ни Лужков, ни Примаков в них вообще не участвовали и никого из других кандидатов не поддерживали. Разве что Путина. Что же касается параламентских выборов 1999 года, вся наша „поддержка“ выражалась лишь в том, что мы честно освещали предвыборную кампанию всех партий и движений, в том числе лужковского „Отечества“ и примаковской „Всей России“. А государственные каналы их предвыборную кампанию откровенно замалчивали, освещали выборы с явным перекосом в пользу прокремлевского „Единства“».

Собеседник GZT.RU считает «враньем» и рассказ про Анатолия Чубайса, который якобы был против предоставления НТВ полной лицензии на круглосуточное вещание на четвертой кнопке. По словам Киселева, Чубайс ни слова не говорил тогдашним руководителям НТВ о своих сомнениях и возражениях. Единственный вопрос, который тогда обсуждался— нужно ли проводить формальный конкурс на вещание, поскольку реально других претендентов на четвертую кнопку не было.

В итоге НТВ была без конкурса выдана лицензия на вещание на соответствующей частоте сроком на пять лет, и НТВ заплатило за это лицензию положенный по закону сбор, тогда составлявший несколько миллионов в долларовом эквиваленте. «Я специально подчеркиваю это обстоятельство,— говорит Киселев,— потому что в эти дни в прессе опять пошли разговоры, мол, Кремль позволил НТВ приватизировать четвертую кнопку. Подобные утверждения— полная чушь, потому что частоты, на которых вещают все телекомпании, являются общественным ресурсом, которые предоставляются им исключительно во временное пользование и приватизации не подлежат».

«Что же касается позиции Чубайса по поводу лицензии НТВ осенью 1996 года, я допускаю, что мы чего-то не знаем. Но в таком случае просто обращаюсь через ваше издание к Анатолию Борисовичу Чубайсу. Пусть он либо опровергнет слова Татьяны Борисовны, либо признается в том, что он тогда, если называть вещи своими именами, двурушничал и ни слова не говорил ни Гусинскому, ни Малашенко, ни Добродееву, ни мне о своих возражениях относительно предоставления нашей телекомпании полноценной лицензии»,— заявил Киселев.

Киселев также пояснил, что кредит, о котором пишет Юмашева, во-первых, брало не НТВ, а «Медиамост», куда также входили также ТНТ, НТВ+, ИД «7 дней», «Эхо Москвы». Во-вторых, это был не один кредит в $650 млн, а два— $262 млн и $212 млн. В-третьих, кредиты брались не у «Газпрома», а у американского банка «Кредит Свисс Ферст Бостон» под гарантии «Газпрома». «„Газпром“ чрезвычайно охотно предоставил гарантии, поскольку уже тогда, в 1998 году, проявлял страшную заинтересованность в том, чтобы получить долю в этих медиаактивах»,— говорит Киселев.

Виктор Черномырдин, по словам бывшего генерального директора НТВ, не имел к этим кредитам никакого отношения. Более того, по словам Киселева, в конце 1997— начале 1998 года в Кремле анализировалась перспектива выдвижения того или иного политика на президентский пост после Ельцина, и все пришли к однозначному мнению, что Виктор Черномырдин абсолютно неизбираем, у него нет никакой электоральной перспективы. Именно поэтому в марте 1998 года Ельцин отправил Черномырдина в отставку, посчитав, что за два года до выборов премьером должен стать тот, кто сможет стать его преемником на посту президента.

Киселев подчеркивает, что Татьяна Юмашева прекрасно знает об этом, поскольку сама участвовала во всех обсуждениях. «Я прекрасно помню политический кризис, который разразился в стране после дефолта в августе 1998 года. Кириенко вынужден был уйти в отставку, Ельцин решил вернуть Черномырдина. Однако еще до всяких моих интервью с Геннадием Зюгановым, стало абсолютно очевидно, что Дума не поддержит кандидатуру Черномырдина, поэтому параллельно в Кремле вели поиск другого кандидата. Например, несколько тогдашних высокопоставленных кремлевских чиновников, в том числе Сергей Ястржембский, попытались убедить Ельцина выдвинуть премьером Лужкова, и за это поплатились отставкой,— вспоминает Киселев,— А Татьяна Борисовна с Валентином Юмашевым, между прочим, когда Дума дважды „прокатила“ Черномырдина, активно предлагали кандидатуру коммуниста Юрия Маслюкова, который в итоге вошел в правительство Примакова в качестве первого вице-премьера».

По словам Киселева, вранье— даже в мелочах. Разговор Малашенко с Гусинским и Березовским летом 1996 года полностью вымышлен, его просто не могло быть. Малашенко вызвали в Кремль, когда он был за границей, где вот-вот должна была родить его жена. Он прилетел в Москву, страшно нервничая, что пришлось оставить ее одну на сносях. В Кремле Ельцин действительно сделал Малашенко предложение возглавить президентскую администрацию, от которого он отказался, но ни Гусинского, ни Березовского тогда в Москве не было. «Я это совершенно отчетливо помню, потому что Игорь по этому поводу очень досадовал»,— отмечает Киселев.

Зато был другой разговор, примерно в начале 1998 года, когда на одном совещании Валентин Юмашев вдруг предложил, чтобы новым премьером вместо Черномырдина выдвинуть Малашенко, присутствовавший при этом Березовский его энергично поддержал, Малашенко же та мизансцена совсем не понравилась, ему показалось, что в ней был элемент провокации, и тогда он действительно очень жестко отреагировал, сказав, что вы, Борис Абрамович, напрасно радуетесь, ведь если я стану премьером, то вынужден буду первым делом с вами разбираться— настолько вы непопулярны в стране.

Что касается передач о доме Юмашевой на баварском курорте Гармишпартенкирхен, то, по словам Киселева, НТВ, во-первых, ничего однозначно не утверждал, только проверял слухи по этому поводу, появившиеся в зарубежных СМИ, а, во-вторых, Юмашева сама могла бы раз и навсегда закрыть эту тему, рассказав, где у нее на самом деле есть собственность и какая. «Ведь множество людей прекрасно знают, как она жила все эти годы, где ее можно было встретить, какой образ жизни она вела. Понятно, что покойный Борис Николаевич никогда стяжателем не был, и миллионы ей не оставил. Значит, деньги, на которые она безбедно жила, например, в Англии, имеют какое-то другое происхождение. Возможно, она сочтет необходимым, наконец, рассказать, какое. А если нет, то Бог ей судья»,— заключил Киселев в интервью GZT.RU."