Темная лошадка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Методы работы Живило- подкуп и шантаж. Он никогда не договаривался конструктивно, предпочитая давить сразу

Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::21.08.2000


Темная лошадка

Наталья Готова

Converted 10875.jpg

"Сегодня наш уровень влияния и объемы бизнеса уже настолько велики, что к нам нельзя просто прийти, "наехать". Мы уже проверенные и просвеченные. Все про нас уже знают и в ФСБ, и в МВД. В большей степени с нами дружат, нежели хотят нам палки в колеса вставлять. Потому что прекрасно понимают, что сегодня с такими структурами нужно искать взаимопонимание". Так самонадеянно считал Михаил Живило еще в 1998 году. Удачливый предприниматель, светский лев, тогда еще хозяин едва ли не половины всего Кузбасса. Прошло всего два года. Для российского бизнеса это огромный срок, за который все может измениться с головокружительной быстротой. Именно так и случилось с Михаилом Живило и его угольно-металлургическим бизнесом. Его предприятия разошлись по разным хозяевам, а сам бывший "региональный олигарх" уже полмесяца находится неизвестно где. Нельзя сказать, что в бегах: в розыск его пока не объявляли. Но он точно не в обычной деловой поездке в Санкт-Петербурге, как утверждает его пресс-служба. В рядовых командировках бизнесмены обычно не отключают все средства связи и не скрывают своего местонахождения.

Пропажу Живило многие связывают с тем, что губернатор Кемеровской области Аман Тулеев открыто обвинил предпринимателя в причастности к покушению на свою жизнь - так называемому делу отравителей, по которому уже арестован партнер Живило, бывший биатлонист Александр Тихонов.

"Самая главная причина проблем Живило: человек потерял бдительность", - говорит экс-председатель совета директоров Качканарского ГОКа Дамир Гареев. "Уверовал в то, что основательно и серьезно зацепился за Кемеровскую область и его уже ничто не может столкнуть или помешать". В 1998 году на выборах в областное Законодательное собрание Живило безуспешно пытался противопоставить губернатору некую собственную фракцию в Законодательном собрании. А Тулеева такое поведение озлобило еще больше. Губернатор - человек гордый, обидчивый и злопамятный. С такими людьми никак нельзя было идти на открытую конфронтацию.

Если сравнить публикуемые в СМИ перечни самых влиятельных бизнесменов, к примеру, 1996 года и четыре года спустя, они будут разительно отличаться. Но в основном "олигархический мор" поразил банкиров. Полный крах крупного бизнеса в реальном секторе случается не столь часто, особенно в сырьевом бизнесе. Поэтому любопытно попытаться проанализировать, почему карьера Живило после резкого взлета пошла на не менее крутой спад.


Дети коммунизма

Михаил Живило родился в 1966 году в рабочем городке Донецкой области. По утверждению бизнесмена, он вырос в простой шахтерской семье. Впрочем, в прессе неоднократно утверждалось, что отец Живило занимал крупную должность в Минцветмете СССР. "Шахтерские дети" получили очень престижное образование. Старший брат Юрий закончил МГИМО по специальности "Международные экономические отношения". Михаила хотели определить "по производственной линии", но он заявил, что не чувствует в себе призвания "технаря", и поступил в Московский финансовый институт.

Став дипломированным экономистом, в 1989 году Михаил оказался маклером на Российской товарно-сырьевой бирже. На алюминий Михаил переключился, скорее всего, с подачи брата Юрия, который к 1991 году успел поработать в "Техснабэкспорте", "Редких металлах" и "Разноимпорте". В том же году братья участвовали в создании Московской биржи цветных металлов. Тогда же появилась и торговая фирма "Металлургическая инвестиционная компания" - "МИКОМ". Через родственные и деловые связи Живило удалось получить квоты на вывоз алюминия, тогда приравнивавшегося к стратегическим металлам, за рубеж. Для торговли было учреждено несколько фирм, одна из которых называлась Dark Horse. "Темная лошадка" Михаил Живило действительно тогда мало кому был известен. Но именно ему удалось выиграть гонку за акциями Новокузнецкого алюминиевого завода. Идея вложить вырученные от экспорта алюминия деньги в покупку акций какого-нибудь металлургического предприятия, видимо, пришла братьям еще в начале приватизации - в 1993 году. Известно, что они присматривались к Братскому заводу. Однако скоро поняли, что кусок не по зубам. Глава фирмы "Росал" Юрий Шляйфштейн, бывший в то время коммерческим директором БрАЗа, говорит: "На самом деле Братский завод никогда не видел Живило в качестве стратегического партнера. Когда в стране был кризис с наличными финансами, мы грузили им металл, а они доставляли нам рубли на выплату зарплаты. И все".


Маленькое, но свое

Converted 10876.jpg

В 1994 году глава "МИКОМа" вместе со своим лучшим другом и партнером Дмитрием Чиракадзе начал активно скупать акции у трудового коллектива Новокузнецкого алюминиевого. Это предприятие намного меньше и далеко не столь эффективно, чем БрАЗ, а поэтому значительно дешевле. По разным данным, затраты на захват предприятия составили около $12 млн - по нынешним меркам копейки. Но тогда у Живило не хватало денег. Михаил решил обратиться за помощью к Льву Черному, контролировавшему группу фирм TransCIS Сommodities. Черной помог и получил за это около 12 - 15% акций НКАЗа. Один из бывших топ-менеджеров БрАЗа рассказывает: "Между Черным и Живило возник конфликт. Договаривались скупать акции вместе, а Лев потом захотел забрать себе весь контрольный пакет. Но они оказались умными - сбросили наглеца с хвоста. Надо отдать им должное, они отгружали металл по толлингу и отдавали Льву выручку пропорционально его доле в уставном капитале завода. А когда было решено увеличить уставный капитал НКАЗа, то Живило не стал "сливать" Черного из акционеров".

Но, конфликтуя с Львом Черным, Живило совершил свою первую серьезную ошибку. Дело в том, что сам Черной контролировал ситуацию в Новокузнецке из Лондона, а "присматривать" за "МИКОМом" "на месте" поручил своим представителям - Олегу Дерипаске, тогда еще даже не гендиректору Саянского алюминиевого, а главе фирмы "Алюминпродукт", и Владимиру Лисину, тогда еще не председателю совета директоров Новолипецкого металлургического, а главному координатору фирм братьев Черных в СНГ. И вся неприязнь Живило и его команды вылилась именно на "тех, кто рядом". Теперь Михаил, наверное, не раз пожалел, что упорно настраивал против себя Дерипаску. Но слово не воробей…

Гендиректором НКАЗа стал 24-летний Дмитрий Чиракадзе. Любопытный, кстати, человек. Потомственный грузинский князь. Любимая фраза - "Молчать, женщина!" В таком же духе он мог и не только к женщине обратиться. В отличие от своего друга Живило в общении ласков и мягок. Если разговаривает с неприятными ему людьми, может прибегнуть к иронии. Дамир Гареев работал с "МИКОМом" три года. Он говорит: "Есть такое изречение - опираться можно только на то, что сопротивляется. Михаил и Дмитрий много спорили по поводу принятия стратегических решений в бизнесе. Иногда Живило соглашался, иногда нет".


Блеск и нищета

Converted 10877.jpg

"Гнездиться" в Новокузнецке новые владельцы НКАЗа начали своеобразно. Первым делом они профинансировали городское УВД. "Согласитесь, это выглядит подозрительно - начинать обживаться в городе с финансирования милиции", - говорит в беседе с "Ко" пресс-секретарь городской мэрии Владимир Максимов. Вскоре "МИКОМу" удалось расположить к себе губернатора Кемеровской области Кислюка. У губернатора было шаткое положение: ему наступал на пятки народный любимец - глава областного Законодательного собрания Аман Тулеев. К тому же Кислюк ходил под угрозой уголовных дел о нецелевом использовании госсредств. Дмитрия Чиракадзе даже назначили вице-губернатором, курирующим промышленность. НКАЗ договорился с "Кузбассэнерго" и платил за энергию низкие тарифы. Живило удалось получить контроль над несколькими угольными разрезами. По данным прессы, в лучшие времена годовой оборот группы "МИКОМ" превышал $2 млрд. А вот с Кузнецким металлургическим комбинатом - российским монополистом по производству рельсов - не повезло. В 1996 году "МИКОМ" предпринял первую попытку захватить предприятие. Директора пытались поменять способом, который в то время еще был в диковинку. Кабинет директора захватили вооруженные силовики. Аман Тулеев, кстати, тогда поддержал начинания "МИКОМа". Но Живило был хозяином комбината всего сутки.

Кончилось все и вовсе плачевно. В 1998 году Кислюка, как и предполагалось, сменил Тулеев. Постепенно отношения Тулеева и "МИКОМа" превратились из дружеских в прямо противоположные. Новый губернатор для начала прогнал из региона "Альфа-групп", управлявшую Западно-Сибирским меткомбинатом, а затем стал лоббировать слияние КМК с "Запсибом". "МИКОМу" в этой схеме места не находилось. В ответ "МИКОМ" решил выставить КМК на продажу.

Вместо того чтобы урегулировать противостояние с властью мирными путями, стал раздувать конфликт, рассказывая прессе о том, что губернатор "вымогал" у "МИКОМа" платежи в некий областной фонд риска. Тулеев в долгу не остался. Его команда распространила доклад, в котором описана схема вывода "МИКОМом" средств из региона. В частности, аффилированная с "МИКОМом" фирма Base metal trading закупала у КМК металл на $7 - 12 ниже средней цены на внешнем рынке. Подобные схемы описывались и по поводу поставок "живиловскими" фирмами угля на КМК.

В итоге Живило так и не удалось продать КМК собственным фирмам. Тулеев вместе с ФСДН отстранили "МИКОМ" от управления комбинатом и назначили туда людей из компании "Евро-азиатские металлы" ("ЕАМ"). Внешнее управление продлили сроком на 10 лет. Управляющего от "МИКОМа" даже на некоторое время засадили под арест. Затем - новый удар. Формально - от Анатолия Чубайса. "Кузбассэнерго" оспорило в суде энергетическую задолженность НКАЗа и выиграло. На алюминиевый завод посадили нового управляющего, бывшего сотрудника группы "Сибирский алюминий". Пал последний бастион "МИКОМа" в Кузбассе. Известно, что глава "Сибала" Олег Дерипаска основательно приложил руку к краху бизнеса Живило. В союзе с энергетиками "Сибал" получил контроль над НКАЗом, а на пару с "ЕАМом" на КМК воцарился партнер Дерипаски - Искандер Махмудов, владелец "Уральской горно-металлургической компании".


Не те методы

Объективно говоря, именно пара Дерипаска - Махмудов и губернатор Тулеев стали могильщиками бизнеса Живило в Кемеровской области. Любопытно: почему "МИКОМу" не удалось наладить отношения с губернатором? Формально Тулеев восстал против Живило из-за нарушений обязательств по финансированию областных и городских социальных программ. Но собеседники "Ко" называют еще несколько субъективных факторов. Владимир Максимов говорит: "МИКОМ" работал странными для нашего времени методами - подкупом и шантажом. Это не ноу-хау, конечно. Но почему-то, кроме запугивания и задабривания, других методов они не применяли вообще. Никогда не договаривались конструктивно, предпочитали давить сразу". В соответствии со стилем бизнеса подбирались и кадры. Кузнецкая пресса писала, что среди топ-менеджеров "МИКОМа" были бывший подполковник ФСБ, отставной полковник ГРУ, экс-следователь-"важняк" из регионального РУБОПа. Хотя, как мы сейчас видим, связи с силовиками не помогли Живило в борьбе с Тулеевым. У Тулеева свои "силовики" нашлись - губернатор как-никак.

Еще один собеседник, ранее работавший с Олегом Дерипаской, замечает: "У "МИКОМа" были слишком высоки транзакционные издержки. На подкуп и коррупцию тратилось слишком много. Где-то они, конечно, благодаря этому хорошо справлялись, "держали блок". Но не везде - у чиновников же аппетиты безмерные. Кроме того, Живило слишком эмоциональный. Все хорошо идет - может зарваться, голова закружится от успехов. Если же что-то не так - реакция может быть неадекватной".

Очень сильно испортила репутацию Живило связь с КПРФ. О том, что "МИКОМ" финансирует коммунистов, говорили многие. Правда, остается загадкой, каким образом юный Живило вышел на Зюганова. Возможно, помог отец-аппаратчик. В прошлом году Аман Тулеев написал Путину письмо с просьбой выяснить, действительно ли "МИКОМ" связан с КПРФ. Губернатор опирался на высказывание Владимира Семаго, который утверждал, что "МИКОМ" был одним из главных источников финансирования предвыборной деятельности КПРФ.

Губернатору позарез было нужно, чтобы коммунисты голосов в его регионе не набрали. Потому что бывший коммунист Тулеев очень прагматичен и гибок. Он договорился с Кремлем о всемерной поддержке "Единства". В этом же контексте совершенно "не в кассу" оказались и традиционно полезные связи Живило со Сбербанком. Тулеевские пиарщики принялись раздувать вполне абсурдные версии - "по слухам, главе Сбербанка России Андрею Казьмину грозит отставка, потому что Сбербанк материально поддерживает врагов Кремля". Кстати, акции Сбербанка остались, пожалуй, самым ценным активом Живило. "МИКОМ" является довольно крупным акционером банка, а сам Живило на последнем акционерном собрании переизбран в наблюдательный совет "Сбера", в котором он может заседать вместе с такими высокопоставленными чиновниками, как глава Банка России Виктор Геращенко и вице-премьер Алексей Кудрин.


"Закрой рот, дура!"

Говорят, очень многое о человеке можно узнать из его увлечений. Надо сказать, что в нерабочее время жизнь бизнесмена была яркой и насыщенной. Причем не без оттенка сибаритства. Михаил неоднократно появлялся на моднейших светских тусовках, попыхивая гаванской сигарой, в окружении примадонн из Большого театра. Вообще бизнесмен неравнодушен к прекрасному в классических формах. Собирает антикварные книги известных русских издателей. Антиквариатом, по утверждению журналистов, набит и рабочий кабинет Живило. Разработал программу поддержки Большого "МИКОМом", справлял дни рождения в залах Третьяковки.

Журнал "Карьера" относил Живило и его лучшего друга и партнера - вице-президента "МИКОМа" Дмитрия Чиракадзе к числу самых выгодных партий для замужества: "Если вы барышня творческой профессии, то на вашу раскрутку он готов потратиться сильно и всерьез. Как было, например, с одной из балерин Большого театра. Только, как показывает опыт, очень быстро г-ну Живило успевает все осточертеть". И еще любил Живило девушек в основном за "экстерьер": "Вряд ли компания и я добились бы таких результатов, если бы пришлось какую-то часть времени, даже час-полтора, уделять семье. Я, как военный, в любую секунду, если что-то случилось, должен быть готов взять чемодан, портфель и отправиться в любую точку мира".

Одно из главных увлечений президента "МИКОМа" - спорт. Кстати, спортивный азарт и борьба в чем-то схожи с борьбой в бизнесе. По спортивным хобби о предпринимателе можно многое сказать. Живило увлекается спортом с детства. Имеет много друзей в спортивном мире. В одном из интервью он говорит: "… причем таких, которых я еще с детства боготворил, например чемпион по биатлону Александр Тихонов. В его клубе я председатель попечительского совета, мы с ним очень тесно дружим. Среди моих друзей есть известные футболисты". Сам Живило еще в студенчестве стал мастером спорта по бегу и плаванию, увлекался марафоном. Впрочем, в последнее время Живило марафоны не бегал, предпочитал играть в хоккей и футбол, финансировал новокузнецкую хоккейную команду "Металлург". Хоккей - командный вид спорта.

Говорят, команда Михаила и подвела. Дамир Гареев отмечает: "Михаил очень демократичный начальник, что довольно непривычно для людей, которые занимаются крупным бизнесом. В офисе "МИКОМа" всегда отмечались все праздники. С коллективом гуляли, пели песни, танцевали. Не отставал и Михаил. Но у Живило были ошибки в подборе кадров. На ответственные должности ставились неквалифицированные люди, которые выдавали себя за специалистов. Решения, которые они принимали, оказывались неправильными. Но это видно не сразу. Иногда нужны годы, чтобы это понять.

Всем бизнесменам, которые занимаются большими делами, не чуждо ничто человеческое. Они понимают, чего стоят неквалифицированные работники. Но им нужно, чтобы заглядывали в рот, говорили глупости, чтобы эти глупости снисходительно поправлять. Таких людей рядом со всеми олигархами очень много. Как в анекдоте у Райкина: "Выбирал себе жену. Выбрал. Что я ни скажу, она все слушает с открытым ртом. Три дня прошло, и я ей говорю: "Закрой рот, дура! Я все сказал".

Дамир Гареев недавно встречался с Живило. И уверяет, что Михаил мужественно переживает проблемы своего бизнеса и простым богатым бездельником становиться не собирается. Глава "МИКОМа" говорит, что, даже если окончательно проиграет тяжбу за НКАЗ, все равно останется в бизнесе, только займется чем-нибудь другим. Возможно, в следующий раз он уже не будет "складывать все яйца в одну корзину", скупая предприятия в одном регионе, к тому же зависящем от такого влиятельного губернатора.