Теневая вертикаль петербургской власти: как принимаются решения в команде Полтавченко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Георгий Полтавченко

Георгий Полтавченко - уникальное явление российской политики. Единственный, пожалуй, глава субъекта федерации, откровенно тяготящийся властью и упорно не желающий принимать решения по вопросам, от которых действительно, а не виртуально, зависят спокойствие и комфортная жизнь горожан. Ни в обычное время, ни в предвыборный период, когда даже самые далекие от народа кандидаты в той или иной форме пытаются продемонстрировать заинтересованность в разрешении актуальных проблем. И все бы ничего, да только губернаторский сплин отражается на жителях Санкт-Петербурга, рассчитывающих на главу исполнительной власти как гаранта соблюдения законодательства, а по факту получающих от власти прямо противоположные сигналы.

Подробности длящегося более четырех с половиной лет конфликта жителей дома на Коломяжском, 15 корп. 2 с ЗАО «Строительный трест» неоднократно становились предметом журналистских публикаций. Незаконное изъятие собственности жильцов, подлог документов при создании «карманного» ТСЖ, использование коррупционных схем для получения незаконных разрешительных документов, неучтенная выручка, противоречащее закону взимание наличных средств без кассового аппарата и уклонение от уплаты налогов – это далеко не полный список доказанных (в том числе судом) эпизодов трудовой биографии руководителей «Строительного треста» Евгения Резвова и Беслана Берсирова.

В итоге жители дома и владельцы коммерческих помещений уже далеко не первый год существуют в ситуации, когда степень обеспеченности жилого комплекса и встроенных коммерческих помещений необходимой инфраструктурой – в частности, площадками для сбора отходов и парковочными местами – не соответствует не только установленным законами нормам, но и самым минимальным потребностям. И, тем не менее, оба фигуранта, «заработавшие» за счет многочисленных нарушений градостроительного и налогового законодательствне одну сотню миллионов, в отличие от жителей проблемного дома, чувствуют себя вполне комфортно.

Необходимо уточнить, что именно отсутствие предусмотренной градостроительными нормами инфраструктуры, условно легитимизированное незаконными разрешениями тогдашнего руководителя госстройнадзора Александра Ивановича Орта, позволило Резвову и Берсирову сделать «освободившуюся» площадь коммерческой. То есть вместо коммунально-бытовых и сервисных объектов возведены(и впоследствии проданы) жилые. Таким образом «Строительный трест», во-первых, вместо ЗАТРАТ на выполнение обязательных требований по обеспечению комфортного проживания людей получил СВЕРХДОХОДЫ, а во-вторых увеличил нагрузку на и так недостаточную «коммуналку». Почему же до сих пор действия, которые нельзя квалифицировать иначе как незаконное обогащение, не получили соответствующей оценки? Да просто повезло. Во-первых, повезло привлечь в соучастники целый букет чиновников в должностях от мала до велика. Но еще больше повезло развернуть свой бизнес в городе, в котором власть принадлежит «винтикам» государственной машины при полном отсутствии каких-либо проявлений этой самой власти со стороны Смольного.

Многие, наверное, обращали внимание на то, как радикально сегодня расходятся концепции западной и отечественной киноиндустрии. Американские масс-медиа регулярно кормят своих потребителей историями про очередного супергероя. Красочные эффекты, пафосные монологи и в центре сюжета – некто белозубый в трико, спасающий мир между завтраком и ланчем, не забывая при этом переводить старушек через дорогу. Российский же кинематограф старательно отдает предпочтение житейским историям про «почти обычных» людей - честных, принципиальных и преданных своей профессии. Врачей, полицейских и прочих госслужащих.

Массовое искусство закрывает бреши в общественном сознании. В западном мире острый дефицит личностей, способных в одиночку противостоять обстоятельствам и принимать ответственность не только за себя, но и за того, кто рядом. Недаром там родилось словосочетание «офисный планктон». У нас же с осознанием себя как личности все хорошо. Нам человеки-пауки без надобности. В России уж если кому достанется хоть толика власти - только успевай удивляться, сколько всего может наворотить один человек. Только вот с честностью, принципиальностью и преданностью своему делу у этих персонажей совсем беда… Хотя с последним – как посмотреть. Преданность присутствует. Только не тому делу, что подразумевается должностью – к примеру, защите закона и прав граждан – а чему-то прямо противоположному.

К примеру, в благополучии владельцев «Строительного треста» роль правоохранителей невозможно переоценить. По российским законам значительная часть деяний, ставших для Резвова и Берсирова традиционными атрибутами ведения бизнеса, тянет на полноценные уголовные дела с неминуемой «посадкой».

Однако руководители фирмы живут - не тужат, расширяют бизнес, потихоньку распространяя свои «традиции» из Петербурга в Ленинградскую область, и даже с завидной регулярностью удостаиваются всяческих наград. Нет никаких сомнений в том, что резвовско-берсировкие методы ведения дел в немалой степени повлияли на нынешнюю ситуацию в отрасли, когда губернатор, в очередной раз комментируя неопределенность сроков ввода в эксплуатацию одного из важнейших для города объектов вместо того, чтобы конкретизировать порядок выполнения работ и дать соответствующие поручения публично сетует: «Строители – народ серьезный и непредсказуемый». Если кто не понял – по утверждению первого лица городской власти сроки строительства объектов особой важности в Петербурге зависят не от требований этой власти, не от утвержденного графика работ, а от «серьезности» и «непредсказуемости» строителей…

В том, что «Строительный трест» совершенно непредсказуем, убедились уже десятки приобретателей построенных компанией домов. Расхождение реальной площади квартир с указанной в договорах. Несоответствие установленным законом нормативам по инфраструктуре. Растворяющиеся в аффилированных ТСЖ коммунальные платежи при полном отсутствии каких либо работ и так далее, и так далее.

А вот наглядной иллюстрацией того, насколько «серьезны» строители Резвов и Берсиров служит ход рассмотрения поступающих в правоохранительные органы заявлений от жителей дома на Коломяжском, 15.

Так, в апреле 2012 года в Управление МВД по Приморскому району поступило заявление о противоправных действиях руководства ЗАО «Строительный трест» в связи со строительством и вводом в эксплуатацию открытой автомобильной стоянки на основании градостроительного плана, не соответствующего действительности. То есть поддельного. Фигуранты известны, доказательства имеются. И, тем не менее, оперуполномоченными УЭБ Приморского РУВД ДВЕНАДЦАТЬ РАЗ выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. И столько же раз отменялись Прокуратурой как незаконные.

Более того – в апреле 2014 Прокуратурой вынесено представление с требованием устранить нарушения уголовно-процессуального законодательства в адрес начальника ГУВД г. Санкт-Петербурга, которое до сих пор даже не рассмотрено несмотря на личное указание заместителя начальника Управления организации, планирования и контроля Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России М.С. Медведева. На сегодняшний день окончательное процессуальное решение по материалу так и не вынесено, а сам материал в тринадцатый раз вернулся в приморское РУВД для проведения дополнительной проверки.

Еще раньше – в декабре 2011 – в УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга зарегистрировано заявление о возможно незаконной ликвидации ТСЖ «Коломяжский», повлекшей за собой незаконное удержание на счету организации денежных средств, принадлежащих собственникам жилых и нежилых помещений в многоквартирном доме.

Материал «проверяется» полицейскими два с половиной года. Восемь постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Все отменены Прокуратурой как незаконные. Письменные рекомендации упомянутого представителя «антикоррупционного» подразделения МВД. Отсутствие результата. В феврале 2012 в 34 отделе полиции по Приморскому району Санкт-Петербурга был зарегистрирован материал по факту выявления районным СЛЕДОВАТЕЛЕМ в действиях Резвова, Берсирова и ряда их «коллег» признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 330 УК РФ. Ситуация та же. Несколько отмененных как противозаконные постановлений об отказе в возбуждении дела, волокита, бездействие.

Самое «свежее» из заявлений находится на рассмотрении в полиции с декабря 2013. В заявлении - очевидные факты (подтвержденные, в том числе, решениями Арбитражного суда) нарушений, допущенных руководителями «Строительного треста» и действовавшими в их интересах сотрудниками государственных контролирующих органов при приемке дома на Коломяжском, 15. В этот раз полицейские не стали даже создавать видимость работы, а попросту без регистрации списали заявление в архив, указав, что «признаков противоправных действий не выявлено». В мае решение обжаловано в судебном порядке. Суд квалифицировал действия правоохранителей как незаконные. К настоящему моменту заявление по прежнему не зарегистрировано и, соответственно, процессуальные действия по нему не проводятся.

Не стоит заблуждаться, полагая, что происходит героическая борьба «правильной» Прокуратуры с «неправильными» полицейскими. Скорее, наоборот – имеет место продукт договоренности сторон, представляющий из себя классический пример ИБД (имитации бурной деятельности). Полиция делает вид, что не видит в гешефтах «Строительного треста» и примкнувших к нему чиновников ничего противоправного, а Прокуратура притворяется, что безмерно этим возмущена. Играть в этот пинг-понг, оберегая спокойный сон Резвова и Берсирова, можно до бесконечности, так как билет на нары данным фигурантам можно выписать никак не ранее, чем будут соответствующим образом квалифицированы действия чиновников, придавших махинациям «Строительного треста» видимость законности.

Что принципиально – ни разу ни в одном из этих дел себя не проявили ни сам Георгий Полтавченко (напомним - бывший сотрудник органов госбезопасности), ни ведающий делами Смольного вице-губернатор Дивинский(бывший сотрудник ГРУ) ни другие представители петербургской власти, курирующие силовой блок.Хотя именно они болеечем кто-либо другой обязаны занимать принципиальную позицию в случае очевидного противопоставления интересов нечистоплотного бизнеса и государства как правовой системы. Не проявили несмотря на то, что обращения с детальным описанием творящегося беспредела поступали в Смольный регулярно.

Да что там говорить – для того, чтобы оценить эффективность работы профильного Комитета Смольного достаточно зайти в раздел новостей. Одни поздравления с профессиональными праздниками – прокуроров, налоговиков, пограничников и даже военных моряков. Сразу видно, в чем видит главный предмет заботы Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности – всех поздравить, никого не пропустить. Вот только строителей поздравить не забыли бы. И руководителей «Строительного треста» персонально.

На днях информация обо всех «подвигах» питерских полиционеров направлена главе МВД РФ Владимиру Колокольцеву. С надеждой, что он все-таки сможет оценить по достоинству ту самоотверженность, которую проявляют в борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией поголовно все представители петербургской силовой вертикали.

В отличие от фигурантов предыдущей серии, коих множество, в Смольном есть конкретная личность, достойная отдельного повествования. И это не Георгий Полтавченко. Личность эта, опять же в отличие от ИО губернатора, ведет активный диалог с горожанами, подписываясь собственным именем даже там, где ее подпись не должна стоять по определению.

Вот уже больше года эта дама, занимающая кресло Начальника Управления по обращениям и жалобам Администрации губернатора Санкт-Петербурга в одиночку противостоит попыткам жителей дома на Коломяжском и представляющей их интересы общественной организации «Дозор» заставить Смольный выполнить свою основную функцию – обеспечить действие российских законов на подконтрольной территории.

В марте 2013 года в адрес курировавшего строительную сферу вице-губернатора Марата Оганесяна поступило обращение МОО «Дозор» с детальным описанием нарушений градостроительного законодательства, допущенных застройщиком и должностными лицами Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга при проектировании, строительстве и вводе в эксплуатацию дома на Коломяжском.

При этом нужно понимать, что обращение именно в Смольный объясняется даже не правовыми, а исключительно практическими проблемами, которые создают возникший в результате множественных нарушений градостроительного законодательства дефицит инфраструктуры. Существенно усугубляет проблему то, что проектирование и приемка дома велись с отступлениями от установленного законом порядка. К тому же после первых обращений в госстройнадзор некоторые документы были умышленно уничтожены, отсутствует значительная часть проектной документации, необходимой для нормальной эксплуатации здания. Вложившие немалые средства в жилье люди не имеют никаких гарантий того, что это жилье безопасно сейчас и будет оставаться таковым в течение ближайших лет.

Поэтому вице-губернатора просили не «разобраться», а «принять действенные меры для исправления сложившейся ситуации». Господин Оганесян отделался отпиской традиционного для бюрократии формата – рассмотрено, не выявлено. За действия подчиненного отвечает его начальник. Этот принцип, если кто еще не в курсе, закреплен законодательно. Поэтому неудовлетворенные таким ответом Оганесяна петербуржцы обратились к губернатору.

И тут в кадре появляется О.Н. Зиброва.

Первый подписанный ею ответ на адресованное губернатору письмо вызвал легкое недоумение – ну не разобрался чиновник, где на самом деле его место, ну взял на себя лишнего, бывает. Однако дальнейшая переписка показала, что именно Зиброва, а не губернатор или кто-либо еще из высших представителей Смольного, представляет собой реальную городскую власть.

До декабря 2013 года ни на одно из многочисленных обращений к Георгию Полтавченко не был получен ответ, соответствующий Федеральному Закону «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ». Ответы на большинство обращений подписывались О.Н. Зибровой. Остальные обитатели «желтого дома» проявляли себя эпизодически. К примеру, на одну из первых жалоб на действия Зибровой ответил ее руководитель г-н Калганов. Естественно, ничего не усмотрел. Но, даже не усмотрев, похоже, умудрился залезть не в свой огород, поскольку следующую жалобу на действия Зибровой рассмотрела сама Зиброва и дала соответствующий письменный ответ.

В конце 2013 года в сюжет вмешалась прокуратура Санкт-Петербурга. Прокуратурой установлены и положенным порядком зафиксированы факты нарушения Начальником Управления Зибровой О.Н. положений ч. 6 ст. 8 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ». А 23 мая 2014 года в «Дозор» пришло первое письмо, собственноручно подписанное губернатором.

В этом письме губернатор сообщил, что считает действия О.Н. Зибровой (еще раз подчеркнем – уже квалифицированные Прокуратурой как противоречащие федеральному законодательству) правомерными. Более того - губернатор пришел к выводу, что поступавшие В ЕГО АДРЕС обращения и жалобы «рассмотрены в полном объеме». В общем, будучи тогда еще полноценным (не в смысле эффективности деятельности, конечно, а в смысле факта пребывания в должности) губернатором Георгий Полтавченко показал себя натуральным врио. От слова «врать». Позиция Полтавченко была бы в какой-то мере понятна и объяснима, если бы хоть какой-то аспект мог иметь двоякое толкование. Ворон ворону, как известно, глаз не выклюет. Но ситуация ведь совершенно очевидна, а противоречия с законом детально квалифицированы!

Многие позавидуют такой карьере – в не допускающем двояких толкований конфликте мелкого чиновника и закона лично губернатор встает на защиту чиновника. Да еще в предвыборный год. Можно подумать, что, не проста госпожа Зиброва. Ох, не проста…

На самом деле Зиброва – такой же мелкий клерк, как и тысячи ей подобных. Но при отсутствии управленческой воли у первого лица именно мелкие клерки, компенсирующие свою мелкость безграничным чванством и старательным дистанцированием от «простого народа» становятся воплощением реальной власти. Вопрос ведь не в оценке действий Зибровой, а в признании Смольным установленных судом фактов нарушения при проектировании и строительстве дома на Коломяжском, 15 градостроительного законодательства и обязательных к исполнению строительных норм. Такое признание дает жителям и владельцам коммерческих помещений не только ощущение, что они живут в стране, где законы существуют и работают, но и возможность хотя бы своими силами исправить ситуацию.

Ведь пока Смольный не признает очевидное люди даже за свои собственные деньги не могут ни парковочные места себе обеспечить, ни дополнительные контейнерные площадки. Получается парадокс: пока не будут признаны противоречащими закону махинации Резвова и Берсирова – незаконными будут считаться любые действия жильцов, направленные на обеспечение самим себе комфортного проживания. А вопрос, тем временем, далеко не праздный.

Отсутствие тех же площадок для сбора отходов это не капающий кран в ванной, где гайку повернул и живи дальше. Это реальные проблемы, которые в прямом смысле отравляют людям жизнь уже несколько лет и могут отравлять еще неизвестно сколько. Еще Екатерина Великая напоминала своим подчиненным, что «Если государственный человек заблуждается, если он рассуждает плохо, принимает ошибочные меры, то целый народ испытывает пагубные следствия этого». Однако чиновникам во главе с г-ном «что-то исполняющим» наплевать. Не у них же под окнами воняет.

У писателя Евгения Шварца, гениально отражавшего в своих произведениях противостояние обычного человека с бюрократической машиной, есть такая сказка - «Тень». В ней тень главного героя – человека добропорядочного и весьма неглупого – воплотилась в самостоятельную личность, по характеру полностью ему противоположную. Череда совершенных тенью гнусностей прервалась одной фразой – «Тень, знай свое место». В Петербурге наоборот. Тени решают все.

И вообще происходящее в городе напоминает театр теней – что-то происходит, но это «что-то» исключительно нематериально, нечетко и за ширмой. Никаких реальных действий нет, и сюжетом не подразумевается. Там – иллюзия действа, в Петербурге – иллюзия власти. ВРИО губернатора занимается медосмотром водителей, борется с «Макдональдсом», осматривает профилактории в Ленобласти – в общем, все время чем то занят, но вовсе не тем, что действительно важно для города. Ни намека на усиление контроля за чиновниками, силовиками, строителями. Ни слова о коррупции. Ни одного конкретного поступка, отвечающего статусу главы города.

«Власть - это труд, который оплачивается из кармана налогоплательщика» - сказал однажды Владимир Путин. Судя по происходящему Георгий Полтавченко от этого труда устал. И налогоплательщики сегодня оплачивают не его работу, а его усталость. И будут оплачивать еще несколько лет, если грядущие выборы пройдут с тем результатом, на который так надеется ВРИО. Еще на старте губернаторской гонки – до того, как Полтавченко обеспечил себе «выжженую землю» на путик губернаторскому креслу, Деловой Петербург писал: «журналисты поинтересовались у Георгия Полтавченко, что он будет делать, если 14 сентября не выиграет. И.о. губернатора ответил, что выборы он, конечно, выиграет, но если бы вдруг проиграл, то «нашел бы себе работу по душе».

Деятельность градоначальника такой «работой по душе» для него, похоже, не является. Многие нынешние топ–чиновники с удовольствием отказались бы от административной деятельности, если бы стабильность, прежде всего стабильность статусов и финансовых потоков, можно было обеспечить без их личного участия. Но вместо поездок по монастырям и воспитания внуков приходится управлять городами и корпорациями».

Одно непонятно – если обрыдло и через силу, то зачем тогда Георгий Сергеевич, в том числе путями не совсем этичными, обеспечивает себе безальтернативные выборы? Может, лучше не тяготить Петербург бесполезной пародией на руководителя, а уступить место кому-то, кто будет решать проблемы, а не игнорировать их, подобно страусу пряча голову в песок, а окружающим демонстрируя прямо противоположную часть организма?

Недавно на сайте Георгия Полтавченко опубликована его предвыборная программа. Формально она концентрирует в себе основные положения Стратегии развития города на период до 2030 года. Реально – служит очередной попыткой снять с себя всякую ответственность за то, что будет происходить в Санкт-Петербурге в течение следующего губернаторского срока. Из программы следует, что курс на светлое будущее Северной столицы имеет четыре основных вектора- обеспечение устойчивого экономического роста, развитие гражданского общества, улучшение качества городской среды и повышение эффективности управления городскими службами. Про экономический рост и городские службы можно даже не рассуждать – типичные «общие места», работающие исключительно «на имидж» даже когда не подкреплены конкретными обязательствами.

В каком направлении Георгий Полтавченко будет развивать гражданское общество – абсолютно ясно из истории с домом на Коломяжском. Необходимо понимать, что в течение всего времени, что теневая власть сочиняет отписки, а некто, изображающий губернатора, надувает щеки и создает иллюзию бурной деятельности, в действительности ничего не происходит. Нарушения не устраняются, условия для нормальной жизни и работы людям не создаются, виновные к ответственности не привлекаются. Таким образом, именно основным составляющим гражданского общества – простым горожанам и представляющим их интересы общественным организациям – власть однозначно дает понять, что в противостоянии с чиновниками их мнение, будь оно хоть трижды обоснованным, никогда не будет принято в расчет.

Не менее убедительно иллюстрирует вышеописанная ситуация тезис о качестве городской среды. Качественная городская среда для ВРИО (если судить не по словам, а по делам) это среда, в которой люди живут рядом с вечно переполненными мусорными баками и бьются насмерть за каждое парковочное место из-за того, что застройщики плюют с высокой колокольни на градостроительные нормы точно зная, что им за это ничего не будет. Ведь городская власть на их стороне.

И, конечно же, условия работы расположенного на Коломяжском, 15 встроенного торгового комплекса наглядно показывают, как будет реализовываться утверждение Полтавченко о том, что ближайшие пять лет будут радикально улучшены условия для ведения бизнеса. Дела предпринимателей, клиенты которых могут оставить свою машину не ближе, чем в сотне метров (хотя нормативы обеспечения парковками торговых площадей также регулируются проигнорированными Резвовым и Берсировым федеральными нормативами) однозначно будут неуклонно идти в гору.

Наверное, вследствие перечисленных выше факторов, вопросам безопасности, правовой защиты и равенства перед законом как в предвыборной программе Полтавченко, так и в Стратегии-2030 отведено скромное место «дальнего лебедя у пятого пруда». Значит, можно предполагать, что в этом секторе все останется как сейчас: полиция будет по-прежнему игнорировать явные доказательства правонарушений и тянуть резину с возбуждением дел, а профильный комитет создавать информационный шум, заполняя ленту новостей «поздравлялками».

Сложнее всех прокуратуре. Обремененная функциями надзора за соблюдением законности и в этом статусе оставшись один на один с пострадавшими она уже не верит сама себе. Сначала в адрес чиновников во главе с губернатором выносится представление о нарушении закона, а потом в ответ на письмо с информацией о неисполнении изложенных в этом представлении требований заместитель прокурора Санкт-Петербурга Д.Н. Харченков пишет, что оснований для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 КоАП РФ не имеется, поскольку требования прокурора исполнены. Кого пытается обмануть? Себя или тех, кто результат бездействия власти наблюдает ежедневно в своем дворе? Закон гласит однозначно - у должностных лиц, допустивших нарушение закона, при получении представления возникает обязанность принять меры по их устранению.

Применительно к ситуации – рассмотреть многочисленные обращения граждан по существу, признать установленные судом и прокуратурой нарушения закона, принять меры по отношению к виновным в этих нарушениях. Причем «рассмотреть» уже даже не означает «разобраться». Все дано ясно, понятно и разложено по полочкам. Пока авторы обращений не получили признательного письма за подписью высшего представителя городской власти, пока в доме на Коломяжском ничего не изменилось – требования прокурора НЕ ВЫПОЛНЕНЫ. Следовательно, основания для возбуждения дела есть. Как бы ни пытались чиновники намечтать себе обратное.

Причем в представлении от 30 декабря есть указание «впредь не допускать нарушений». То есть каждое письмо за подписью Зибровой в ответ на документ, адресованный губернатору должно расцениваться уже не только как отклонение от порядка рассмотрения обращений, но и как осознанное противоречие с требованиями прокуратуры. Без вариантов.

«Зависшую» между необходимостью обеспечивать соблюдение законов и нежеланием «беспокоить» губернатора прокуратуру попытался мотивировать подчиненный Эллы Памфиловой – уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов, который поинтересовался у городской прокуратуры исполнениемиздаваемых ей представлений. Результат нулевой. Точнее, отрицательный - снова ответ «оснований не выявлено».

Ситуация стала поводом для обращения МОО «Дозор» к полномочному представителю Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном Владимиру Булавину. В направленном ему письме изложена просьба способствовать исполнению процедур, которые в данном случае однозначно диктует закон: рассмотреть обращения горожан по существу и устранить выявленные нарушения.

Хочется верить, что в представительстве Президента властные полномочия все-таки осуществляет не исполняющий какие-то обязанности кто-то бесполезный, а лично Владимир Иванович – кандидат юридических наук и кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Может быть, хотя бы он сумеет вывести фигурантов из тени на чистую воду и заставить человека, формально числящегося в Санкт-Петербурге руководителем городской власти, хотя бы раз исполнить свои обязанности на деле.


Ссылки

Источник публикации