Тень, знающая свое место

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сослуживцы характеризуют Миллера, как человека высокомерного, обидчивого, малоприятного в общении

1096006568-0.jpg Недавнее поглощение «Роснефти» «Газпромом» не может не привлечь внимание к начальнику этого «нефтегазового монстра». Парадокс заключается в том, что право «рулить» самым мощным в стране финансовым потоком получил Алексей Миллер — человек, которого почитают одной из самых бледных фигур в российской элите.

Слабое звено

В структуры городской власти 28-летний выпускник Ленинградского финансово-экономического института Алексей Миллер попал на общей волне обновления. Анатолий Чубайс, ставший в октябре 1990 года первым зампредом Ленгорисполкома и председателем комитета по экономической реформе, набирал команду, а Миллер был одним из тех, с кем будущий лидер приватизации познакомился еще в 80-е годы в неформальном кружке молодых ленинградских экономистов. Там, правда, тон задавали Дмитрий и Сергей Васильевы, Михаил Маневич, Андрей Илларионов, Михаил Дмитриев и другие известные впоследствии фигуры. Миллер же был совершенно незаметен. Один из членов того кружка охарактеризовал его как самого слабого человека из всей команды, когда-то собранной Чубайсом. Однако когда Чубайсу понадобились люди, место нашлось всем бывшим «кружковцам», которые этого хотели.

Алексей Миллер захотел — и попал в отдел, которым руководил Михаил Маневич. Там занимались проектом организации свободной экономической зоны в Ленинграде. Идея блистательно провалилась, но на карьеру ее авторов это никак не повлияло. После перевода Чубайса в Москву те, кто работал в его комитете, либо перебрались вслед за ним, либо пристроились в питерскую мэрию. Миллер попал в комитет по внешним связям (КВС) мэрии, в управление внешнеэкономических связей. Начальником управления был Александр Аникин, председателем комитета — Владимир Путин, начальником его аппарата — Игорь Сечин. Если учесть, что подбор кадров в КВС осуществлялся большей частью по рекомендации известных органов, предположение о давней связи с ними Алексея Миллера не выглядит фантастическим…

Под Путинским крылом

Период работы Миллера в КВС к сегодняшнему дню оброс множеством мифов. Солидные газеты писали, что Миллер якобы привел в город крупные западные банки — «Лионский кредит», Дрезденер-банк и другие, что он играл чуть ли не решающую роль в привлечении в Петербург иностранных инвестиций. На самом деле решали другие люди — Миллер был обычным исполнителем.

Так, банк «Лионский кредит» закрепился в городе исключительно волей Собчака, причем тогда, когда Миллер еще даже не работал в КВС. Если говорить о приходе Дрезденер-банка, то переговоры по этому вопросу велись с Ватаняром Ягъей, который работал главным советником Собчака. Примерно так же дело обстояло и с другими вопросами.

Продвинуться по службе Миллеру удалось случайно. В мае 1992 года президиум Санкт-Петербургского горсовета рассматривал вопрос о работе КВС. Тогда в городе было неважно с продовольствием, и российское правительство выделило Петербургу специальные квоты на экспорт дизельного топлива, леса, пиломатериалов и цемента — чтобы закупить по бартеру продукты первой необходимости. Однако проверка, проведенная депутатской группой во главе с Мариной Салье и Юрием Гладковым (нынешним вице-спикером Законодательного собрания Петербурга), показала, что КВС закупал продукты по ценам существенно выше мировых, а документы составлялись так, что зарубежные партнеры могли спокойно недопоставить продовольствие, не неся за это никакой ответственности.

Сегодня никто бы даже не подпустил депутатов к проверке столь щекотливой области, но тогда были другие времена. На заседание президиума горсовета был вызван Владимир Путин. По свидетельству очевидцев, он имел бледный вид, каялся и признавал ошибки. Президиум оценил работу КВС как неудовлетворительную, а мэру Анатолию Собчаку было предложено «рассмотреть вопрос о соответствии занимаемым должностям» Путина и Аникина. Увольнять своего заместителя Собчак не стал, но Аникин должности лишился. А его место занял Миллер, ставший затем и заместителем Путина.

О Миллере того периода его тогдашние сослуживцы отзываются нелицеприятно, характеризуя его как человека высокомерного, обидчивого, малоприятного в общении. Один из наших собеседников вспомнил, что, став большим начальником, Миллер мог заставить западную делегацию минут тридцать — сорок прождать в своей приемной, сказав: «Попью кофе, пускай подождут». Другой бывший коллега добавил красок: Миллер — неплохой чиновник, почти идеальный заместитель, но и только. Совершенно лишен инициативы, старается не принимать самостоятельных решений, ни в коем случае не брать на себя ответственность. Словом, «жил, как тень, и служил, как тень»…

Однако на высоком посту в мэрии Миллер провел достаточно долгое время — до лета 1996 года. Тогда в городе сменилась власть, и губернатор Владимир Яковлев выставил за дверь Путина, назначив своим заместителем и председателем КВС Геннадия Ткачева, который, в свою очередь, выставил за дверь Миллера.

Пути отхода, впрочем, Алексей Борисович подготовил — и перешел в морской порт Петербурга, заместителем генерального директора по развитию и инвестициям. В 1999 году Владимир Путин, только что назначенный премьером, помог Миллеру стать генеральным директором ОАО «Балтийская трубопроводная система», а в начале 2000 года, уже будучи и.о. президента, забрал в Москву — заместителем министра топлива и энергетики.

Смотрящий за трубой

О деятельности Миллера в Минтопэнерго не известно практически ничего, кроме тонких намеков его тогдашних сослуживцев на то, что замминистра, мягко говоря, не слишком хорошо разбирался в новом для себя деле. Но минул год — и Миллер был перемещен на место Вяхирева. Это назначение все расценили одинаково: президент стремится поставить своего человека, который должен превратить казну газового гиганта в неистощимый источник денег для кремлевских нужд.

Эту задачу Миллер решил, для чего понадобилось очистить «Газпром» от людей Вяхирева. Что касается положенной по должности деятельности Алексея Миллера, то за три с лишним года его правления в «Газпроме» не случилось не то что революций, но даже и реформ. В конце 2002 года Минэкономразвития разработало план реформирования газовой монополии — предлагалось «вывести» газотранспортную систему в отдельную, подконтрольную государству, структуру, а также выделить из «Газпрома» добывающую и перерабатывающую системы.

Однако Миллер (как ранее и Вяхирев) грудью встал против разделения компании и бросился за помощью к Путину. Президент принял сторону бывшего подчиненного и в феврале 2003 года на торжественном праздновании 10-летия «Газпрома» заявил, что «целостность монополии нарушать нельзя» и что «государство никаких планов по расчленению не поддержит».

Осенью 2003 года Путин столь же категорично высказался против требований Евросоюза, направленных на прекращение экспортной монополии «Газпрома». С тех пор запрет на «нарушение целостности» стал любимым лозунгом «Газпрома», позволяющим его менеджерам практически ничего в компании не менять. Особенно это касается доступа к газовой трубе, который, как полагают представители независимых газовых компаний, намеренно ограничивается для «посторонних». В результате месторождения, которые эксплуатируют конкуренты «Газпрома», простаивают — добытое топливо просто некуда деть.

Из прочих достижений г-на Миллера стоит отметить правильную политику в отношении фактически принадлежащей «Газпрому» телекомпании НТВ — в частности, увольнение Бориса Йордана, после того как освещение каналом трагедии «Норд-Оста» вызвало гнев президента. «Газпром» вернул себе контроль за снабжением газом ряда стран СНГ (ранее эти рынки контролировались компанией «Итера»).

Одно время компания твердо намеревалась участвовать в известном проекте «Российские коммунальные системы» — «Газпромбанк» выступил одним из учредителей РКС, получив 25 процентов акций. Но недавно банк заявил о продаже своего пакета. Видимо, Миллеру подвернулось более выгодное дело: еще весной в «Газпроме» заявили, что «не исключают своего участия в приобретении активов ЮКОСа, если они будут выставлены на продажу». И хотя теперь газпромовцы от подобной перспективы открещиваются, после поглощения «Роснефти», в охлаждение их интереса к ЮКОСу мало кто верит.

За время, прошедшее после назначения Алексея Миллера, слухи о его неминуемой отставке возникали регулярно. Тем не менее он получил под свое руководство, можно сказать, целое нефтегазовое министерство советского образца. А еще он получает длительные аудиенции у Владимира Путина, где почтительно выслушивает указания о необходимости «повышения прозрачности» компании.

Что логично: для Путина и его окружения финансовые потоки «Газпрома» должны быть совершенно прозрачны. Для остальных они должны быть надежно закрыты. Именно это — главная задача, которую решает Алексей Миллер.

Борис Вишневский

Оригинал материала

«Московская правда»