Теория заговора Муху Алиева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::24.12.2009, Фото: "Коммерсант"

Теория заговора Муху Алиева

Мифические враги и реальный коттедж президента

Анатолий Залужский

Compromat.Ru

Муху Алиев

Десять лет руководство страны выстраивает вертикаль власти. Скрупулезно. Дотошно. Регион за регионом. Кажется, с таким рейтингом федеральная власть уже должна была явить народу безупречную систему соподчинений государственных исполнителей на местах. Однако этого не происходит. Кто-то объясняет сей феномен тем, что общее правило имеет в разных регионах свои исключения. Особенно в кавказских республиках, где перед глазами — только видимость властной вертикали. Может быть, Центр ставит у руля не тех?

Подходит к концу срок полномочий президента Муху Алиева. В начале 2006 года, когда Владимир Путин подписал указ о назначении аварца Алиева на высокий пост, многие связывали с его именем скорые перемены в регионе. Высокопоставленный партийный функционер советского времени Алиев при новой власти десять лет возглавлял Народное собрание республики, априори считался оплотом стабильности, и в то же время ему приписывали черты грамотного и жесткого управленца., где к реформам относятся с чрезмерной осторожностью, а то и с опаской, нужен был именно такой — принципиальный и объективный. Дагестанцы устали от сменяющих друг друга правящих элит, а Муху Алиев не был замечен в принадлежности ни к одной из них, его искренне принимали за «своего», который «не берет».

Прошло почти четыре года. Каков результат? Элиты разрознены, экономика в руинах, население тоскует по прошлому. Лозунг «Нет коррупции и клановости во власти!» сменила вакханалия мздоимства — здесь берут все, всё и за всё. Оппозиционные издания печатают прайсы на чиновничьи должности. Величина откатов, как сообщают СМИ, выросла в разы — с 20 до 40%. Местный бюджет, дотируемый из Центра, проедается полностью и, как можно догадаться, не простыми дагестанцами. Последние уже не связывают вожделенные перемены с именем Муху Алиева. Кажется, они устали от самого слова «власть»: по уровню безработицы сегодня в первых рядах, а по размерам зарплат — в последних. Рапорты руководства в Москву о темпах строительства жилья — подмена понятий: все более или менее крупные стройки оплачены из федеральных средств. О криминогенной обстановке в республике говорят ежедневные милицейские сводки, в которых с незавидным постоянством фигурируют имена местных чиновников и силовиков, в том числе и самые высокопоставленные. К примеру, в минувшем году погибли от рук террористов глава республиканского МВД Адильгерей Магомедтагиров и командир дагестанского спецназа Шапибула Алигаджиев. В общем, от пули киллера в республике не застрахован никто.

Избирательная активность, которой так славился, похоже, также оказалась фикцией. Местные чиновники от партии власти сделали электорат предметом торга с федеральной властью. Последний скандал со списком кандидатов на пост главы республики продемонстрировал, насколько призрачным оказалось единодушие дагестанских избирателей. А выборы мэра Дербента, чуть было не превратившиеся в «кровавое воскресенье», не прошли мимо внимания президента России, который с сожалением отметил, что некоторые региональные отделения «Единой России» «подчас сводят политическую деятельность лишь к аппаратным интригам, к играм». «Игры» в Дербенте не обошлись без стрельбы (к счастью, обошлось без жертв), что, надо полагать, еще больше снизило рейтинг Муху Алиева, на который до того отрицательно повлиял скандал с назначением начальника Управления Федеральной налоговой службы по Республике, присланного из Центра. Заезжего чиновника так и не допустили до кресла.

Тем самым Алиев пошел на открытое противостояние с федеральным Центром. Таких необдуманных шагов от президента никто не ожидал. А зря, потому что Муху Алиев уже сам забыл, когда был жестким управленцем. Окружение, судя по всему, давно раскусило мягкотелость лидера. Тот случай, когда свита сделала короля.

Однако голым король оставаться не пожелал. Строгие убеждения и принципы на публике тут же сменились растущими аппетитами президентской семьи. Как пишут «Известия», за годы президентства Алиев «построил себе особняк, что, в общем, российским законодательством не возбраняется. Интересно другое: сам дом и даже мебель для него были оплачены из республиканского бюджета. Сумма составила 38 миллионов рублей... Одной из главных интриг правления Муху Алиева в стала приватизация по заниженным ценам предприятия «Дагнефтепродукт» — оно досталось директору Магомед-Султану Магомедову. И этот же господин стал собственником футбольного клуба «Анжи» вместе с его спортивной базой площадью 38 га на Каспийском море — до того в клуб было вложено 600 млн. руб. из республиканского бюджета. Одновременно по республике поползли слухи о том, что Магомед-Султан Магомедов, видимо, от чистого сердца, переоформил свою недвижимость в Арабских Эмиратах на Гаджимурада Мухуевича Алиева».

О сыне президента Гаджимураде стоит сказать отдельно. Гаджимурад Алиев, занимая престижный пост замруководителя дагестанского УФНС, ведет себя, похоже, как полноправный хозяин, назначая и снимая с должностей руководителей государственных органов.

Но столица далеко, и там совсем другие правила гонок по вертикали. Их дагестанская интерпретация начала утомлять Центр, и кресло под Алиевым зашаталось. Сохранять равновесие делом ему уже не под силу, потому-то и были явлены миру некие «московские дагестанцы». Они-де и ситуацию из Москвы раскачивают, и готовы, по данным ряда СМИ, выложить аж 100 млн. долл. на покупку местного парламента.

Параллельно разыгрывается и другой сценарий: все беды в республике — следствие заговора исламских экстремистов, которые спят и видят, как превратить Кавказ в один большой джамаат. И только Муху Алиев стоит на страже целостности страны, ценой невероятных усилий удерживая от гражданской войны.

Можно быть уверенным — фантазия официальной Махачкалы этим не ограничится. Тут все средства хороши, и даже чуть ли не агенты «Моссада», которые, естественно, уже ведут в республике подрывную деятельность по свержению Алиева.

Хотя, что остается делать? Единственный рецепт — если заговора нет, то его следует придумать.