Теракт в Домодедово поднимается в цене

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Теракт в Домодедово поднимается в цене FLB: Чудом выжившая в эпицентре взрыва женщина-таксист пытается обеспечить будущее семьи за счет аэропорта

"«Адвокаты женщины, получившей травмы во время теракта в аэропорте Домодедово 24 января 2011 года, подали иск о возмещении ущерба потерпевшей на сумму 50 млн рублей, - пишут 31 октября «Известия». - Елена К., 1963 года рождения, работала такстисткой и во время теракта встречала в аэропорту прибывших людей , - рассказал «Известиям» адвокат потерпевшей Игорь Трунов, - теперь у нее вторая группа инвалидности, это значит, что она больше никогда не вернется к работе . По словам защитника, женищна оказалась в эпицентре взрыва, чудом выжила, получила тяжкие телесные повреждения. После теракта она была доставлена в реанимационное отделение, где врачи боролись за ее жизнь . За время лечения перенесла несколько сложнейших операции. - Потерпевшая являлась единственным кормильцем, на иждивении дочь инвалид детства, мать инвалид второй группы , - продолжает Трунов, - потерпевшая до настоящего времени проходит лечение, не может самостоятельно свободно передвигаться . По признанию адвоката, сумма иска выдвинута исходя из всех предыдущих затрат на лечение и из будущих потерянных доходов. - Еще четыре семьи, пострадавшие при этом теракте, находятся в не менее тяжелом положении , - резюмирует адвокат, - соответственно, суммы будущих исков будут подобными . По данным следствия, 24 января 2011 года около 16.30 мск в зоне прилетов иностранных авиалиний в международном аэропорту Домодедово 21-летний Магомед Евлоев взорвал закрепленную на его поясе самодельную бомбу, начиненную металлическими роликами и шариками от подшипников. В результате взрыва погибли 37 человек и получили телесные повреждения различной степени тяжести 172 россиянина и иностранца . По версии следствия, теракт был организован лидером преступной организации «Имарат Кавказ» Доку Умаровым, в подчинении которого находилась банда под руководством Аслана Бютукаева и Супьяна Абдуллаева, выбравших и подготовивших к совершению самоподрыва Магомеда Евлоева. Всего в состав банды входило порядка 35 человек. 28 марта 2011 года в результате проведенной на территории Республики Ингушетия спецоперации лагерь боевиков был ликвидирован, 17 бандитов были уничтожены на месте. Всего в результате проведенных следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий установлены 28 членов преступного сообщества «Имарат Кавказ», причастных к теракту в Домодедово. Объем уголовного дела составляет 117 томов, из них 38 томов — обвинительное заключение. Следователями было проведено около 600 различных экспертиз, в том числе лингвистические, психолого-психиатрические, фотопортретные, взрывотехнические, биологические и судебно-медицинские». В начале октября в публикации «С «Домодедово» спросили за теракт в рублях» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «обвиняемые в подготовке теракта в Домодедово впервые предстали перед телекамерами. В Мособлсуде прошло первое открытое заседание по этому делу. Журналистов решили допустить на процесс два дня назад. Закрытыми остались только те слушания, на которых будут присутствовать материалы под грифом «секретно. Сегодня в суде выступили еще трое пострадавших. Двое подали иск о выплате компенсации, причем сделать это, по их мнению, должен аэропорт, который не обеспечил должную безопасность . Один из пострадавших — Дмитрий Бурыкин, чуть не потерявший слух и перенесший множество операций — потребовал 10 миллионов компенсации. Еще один — житель Подмосковья Илья Белов, повредивший ногу и получивший контузию, требует 5 миллионов. Еще один потерпевший — Олег Тювинов — не стал заявлять гражданский иск о компенсации» », - сообщал сайт телекомпании «НТВ». «Потерпевший в результате теракта в "Домодедово" предъявил администрации аэропорта гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда на сумму пять миллионов рублей, - сообщала накануне Лента.Ру. "24 января я прошел в здание аэропорта через нулевой вход, никто меня не проверял, я даже не помню, была ли там охрана или полицейские, я свободно прошел" , - заявил истец Илья Белов. По его мнению, это означает, что доля ответственности за теракт лежит на администрации . Белов подчеркнул, что "сейчас аэропорт также плохо проверяют". Предъявлять иски к подсудимым потерпевший отказался. В день теракта Белов прибыл в аэропорт по заданию работодателя, чтобы встретить иностранных гостей. Он находился в зале прилета международных авиалиний, когда произошел взрыв. Белов получил осколочные ранения ноги и частично лишился слуха. "Страх был сильный, мы боялись второго взрыва, и подумали, что нужно уходить как можно скорее. И мы ушли" , - рассказал он. Допрос пострадавших от теракта в "Домодедово" начался 2 октября. Количество потерпевших превышает 200 человек. Среди них есть иностранцы, в том числе граждане Австрии, Германии, Великобритании и США. Потерпевший Дмитрий Бурыкин предъявил иски к подсудимым. Он требует компенсацию в размере 10 миллионов рублей». Накануне Газета.Ру сообщала: «Мособлсуд провел первое открытое заседание по делу о теракте в аэропорту Домодедово, прогремевшем в январе прошлого года. На процессе потерпевшие, которых насчитывается более 200 человек, продолжили давать свои показания. Большинство из них отказались от гражданских исков к подсудимым: «Чего с них взять?» В четверг Мособлсуд продолжил слушания по делу о теракте в аэропорту Домодедово, произошедшем 24 января 2011 года. По данным Следственного комитета (СК) России, в тот день 21-летний смертник Магомед Евлоев беспрепятственно пронес через входной терминал аэропорта взрывное устройство и активировал его. При взрыве погибли 37 человек, еще 173 пострадали . На скамье подсудимых 27-летний брат смертника Ахмед Евлоев, а также 18-летний Башир Хамхоев и братья Илез и Ислам Яндиевы (21 и 22 года соответственно). Изначально заседания проходили в закрытом режиме: судьи при вынесении такого решения в самом начале процесса сослались на наличие в деле государственной тайны. По словам защиты, два из 117 томов дела носят гриф «секретно» . Однако 2 октября суд внезапно изменил свое мнение, открыв процесс. Правда, при оглашении секретных томов прессу все-таки попросят удалиться из зала. Сотрудники пресс-службы суда пояснили, что изменение решения вызвано общественным резонансом дела и вниманием со стороны СМИ. Защита подсудимых, в свою очередь, отмечает, что процесс открыли по их ходатайству. Подсудимые при виде телекамер закрыли свои лица тетрадями. Отвечать на вопросы журналистов они не стали. Дело слушает тройка судей, которая в четверг продолжила допрос потерпевших, некоторые из которых появились в суде впервые. Потерпевший Олег Тювинов рассказал, что приехал в аэропорт встречать знакомого из Вены. По его оценкам, в зале было более 200 человек, в основном нерусские. «Таджиков вроде много было» , — отметил неуверенно он. «Народу было много, я почувствовал, что что-то должно произойти — ходили непонятные люди , — сказал он. — В какой-то момент я повернулся и произошел взрыв. Меня оглушило, я почувствовал удар в предплечье, но устоял на ногах. Когда пришел в себя, кругом была пыль. Я был примерно в 10 метрах от взрыва» . Один осколок попал ему в лопатку, но пролетел «навылет вверх», второй позже врачи достали из ноги. — Вы сказали, что почувствовали, будто что-то должно произойти. Почему? . — поинтересовалась председательствующая судья. — Мне не понравился человек в халате и с бородой, который то спереди нас ходил, то сзади. Раза три прошел по залу, стоял и озирался , — ответил Тювинов. Иск о возмещении материального и морального вреда он заявлять отказался. Далее выступил Дмитрий Бурыкин, который, как и предыдущие потерпевшие, в день теракта встречал клиента в аэропорту. По его словам, он поставил машину на стоянку и попал в аэропорт через служебный вход. «Контроля со стороны стоянки не было никакого» , — отметил он. Потерпевший отметил, что в зале действительно было много людей разной национальности. В частности, кого-то встречала семья «то ли грузин, то ли армян», «таджики тоже были». Наконец он дождался клиента: они поздоровались, пожали руки, и тут же раздалось какое-то жужжание, а затем глухой взрыв. За спиной своего собеседника Бурыкин увидел пламя. По его словам, они оказались в шести метрах от центра событий. Он упал и сильно ударился головой. После взрыва к нему подбежал представитель службы безопасности и приказал уходить, но Бурыкин пошел искать клиента. Когда нашел, понял, что тот еще жив. Бурыкин осмотрелся и увидел перекошенные лифты, а спускать по лестнице его товарища было опасно — это могло причинить еще большие повреждения. «Тогда пришла идея перевезти его на тележке. С одним мужчиной мы дотащили его к выходу. Пока тащили, приехали медики» , — сказал Бурыкин. К этому времени ему самому стало плохо. По его словам, он получил около 8—10 осколочных ранений. У него были травмы рук, ног, головы, сотрясение мозга. Некоторые мелкие осколки до сих пор остались в его теле, а слух удалось восстановить только при помощи пяти операций. После этого он заявил иск к подсудимым о взыскании с них 10 млн рублей . Последней выступила пенсионерка Иона Гаврилова. 24 января 2011 года она вместе с соседкой отправилась в Домодедово встречать дочь из свадебного путешествия — свадьба прошла 8 января, и молодожены уехали на Кубу. По ее словам, досмотра и охраны в аэропорту действительно не было. Рейс задерживался, и она с подругой решила пообедать. Пока они сидели, к ним подошел мужчина и попросил денег на самолет. Женщины отказали. Тут же их побеспокоил другой мужчина неславянской национальности и потребовал у них стаканчик. Они объяснили, что лишнего у них нет. Когда к ним подошел третий мужчина, женщины разозлились, не стали доедать и вышли на улицу покурить. Там к ним вновь пристал человек, предлагавший купить какие-то лотерейные карточки, рассказала потерпевшая. «То ли нас за лохушек принимали, то ли за богатых» , — недоумевала Гаврилова. Женщины во второй раз отправились к информационному табло. Рейс больше не задерживали: они поняли, что у них есть еще 15—20 минут свободного времени. По словам Гариловой, в зале было много народа — «еле протолкнулись». Соседка нашла более или менее свободное место у окна, но Гавриловой оно не понравилось: там сидела семья азиатской национальности «с большими валунами» . И она предложила опять отправиться в кафе. Не успели они сделать заказ, как раздался глухой хлопок. «Я подумала, что что-то со щитком, так как стразу погас свет. Люди начали кричать, — говорила она. — Выхода не было видно, был густой дым и пыль, из-под потолка летели какие-то хлопья. Только в кафе и был свет. Оказалось, что вокруг нас были раненые, но ни у кого не было аптечки» . Ее соседка отправилась к машине за аптечкой, и женщины стали оказывать помощь пострадавшим: подруга пенсионерки вытаскивала видимые осколки, а Гаврилова тут же бинтовала раны. «Позже от гари у меня уже сильно заболела голова и горло, и мы вышли на улицу Все было в крови, все сломано, дверь перекошена, лифты тоже были сломаны. Потом заметили оторванные конечности. Очень много. По моему мнению, пострадавших было гораздо больше, чем говорится». Наконец, по ее словам, ей позвонила дочь и сообщила, что они до сих пор сидят в самолете, откуда их не выпускают. К вечеру, когда женщина добралась до дома, ее начало тошнить, поднялось давление, и ее госпитализировали в НИИ имени Склифосовского. Медики диагностировали у нее контузию, сотрясение мозга (женщина во время взрыва ударилась головой о стол) и ожоги дыхательных путей. По ее словам, после теракта она до сих пор испытывает головные боли, у нее появились проблемы с сердцем. — Иск будете заявлять? — поинтересовалась гособвинитель. — Толк от этого нулевой. Приносить себе еще больший вред, бывая на таких судебных заседаниях, я бы тоже не хотела, — ответила Гаврилова. После этого прокурор зачитала показания еще одного потерпевшего Вячеслава Соколова, который встречал рейс из Лондона. В 15.23 он прибыл в аэропорт: через рамку металлоискателя не проходил, никто его не досматривал . Вдруг он увидел проходящего мимо мужчину с бородой и в халате. Тогда он пошутил: «Вон смотри, идет мужик, наверное, тротилом с ног до головы обвешанный» . Рядом стоящие мужчины посмеялись, после чего раздался взрыв . Соколов упал на пол, но смог встать и направиться к выходу. Уже на улице он увидел раны на кистях. В больницу он не обращался до тех пор, пока рука сильно не разболелась. Врачи обнаружили в руке осколки. Гражданских исков он также заявлять не стал. На этом заседание закончилось. Продолжение процесса намечено на 16 октября. После окончания слушания брат подсудимого Башира Хамхоева Салман заявил, что его брат не виновен и никакого отношения к теракту не имеет. «Из него сделали козла отпущения», — считает родственник. По его словам, Хамхоева задержали после ДТП: «скорая» доставила его в больницу, где его и арестовали. Брат подсудимого считает, что его обвинили просто потому, что он «молится и мыслит по-другому» . «Я не верю в наше правосудие , — сказал Салман Хамхоев. — Есть установка, нужно отрабатывать. С остальными подсудимыми он даже не знаком» . «Теракт в "Домодедово" произошел 24 января 2011 года, погибли 37 человек, - напоминает Лента.Ру. - По версии следствия, взрыв осуществил смертник Магомед Евлоев. На скамье подсудимых находятся четверо его подельников - Ахмед Евлоев, Башир Хамхоев и братья Ислам и Илез Яндиевы. Предполагается, что они помогли террористу доехать из Ингушетии в Москву, поселили его на съемной квартире и передали ему "пояс смертника". Еще несколько фигурантов дела о теракте, в том числе лидер северокавказского подполья Доку Умаров, находятся в розыске. После теракта было также возбуждено дело о неисполнении требований по обеспечению транспортной безопасности. Но вскоре все обвиняемые перешли в разряд свидетелей, потом в деле не осталось фигурантов, а потом его закрыли». В середине ноября 2011 года в публикации «Домодедово» отбилось от досмотра» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: “Арбитражный суд Московской области по заявлению компаний аэропорта "Домодедово" отменил предписание Ространснадзора, обязавшего заявителей после теракта в январе 2011 года незамедлительно принять меры по обеспечению 100-процентного досмотра всех лиц на входах в здание аэропорта, сообщила агентству РАПСИпресс-секретарь суда Наталья Маньшина. Она напомнила, что арбитраж Подмосковья повторно рассматривал заявление компаний "Домодедово" и принял такое же решение, что и в первый раз. В ходе предварительных слушаний 3 ноября представитель истца заявил ходатайство о проведении слушаний в закрытом режиме. Свою просьбу юрист мотивировал тем, что в ходе слушаний могут быть "озвучены сведения, составляющие коммерческую тайну". В предписании, которое было вынесено 27 января 2011 года, говорилось также, что в аэропорту "Домодедово" необходимо провести категорирование объектов, произвести оценку уязвимости объектов и транспортных средств, разработать план обеспечения транспортной безопасности . Взрыв в "Домодедово" прогремел 24 января 2011 года, он унес жизни 37 человек, более 100 пострадали. Арбитражный суд Московской области 8 апреля удовлетворил заявление структур аэропорта "Домодедово" - ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити", ЗАО "Домодедово Пэссенджер Терминал" и компании Airport Management Company Ltd, занимающихся вопросами обеспечения безопасности аэропорта. Суд признал недействительным предписание управления Ространснадзора, которое после теракта в аэропорту 24 января выявило нарушения в его системе обеспечения безопасности . Апелляционная инстанция 9 июня оставила в силе решение суда первой инстанции. По мнению судов, Ространснадзор издал предписание в адрес руководителей аэропортов московского аэроузла об обеспечении 100-процентного досмотра пассажиров, посетителей и вещей, находящихся при них, при входах в аэровокзальные комплексы аэропортов, но действующее законодательство не предусматривает обязанность субъектов транспортной инфраструктуры или служб авиационной безопасности аэропортов по сплошному (100%) досмотру лиц . Таким образом, контроль допуска граждан в аэровокзал, досмотр лиц на входах, при возникновении угрожающей обстановки, является правом администрации аэропорта, а не обязанностью , отмечается в решении суда. Административный орган не согласился с данными выводами суда первой инстанции. Ространснадзор считает, что при поступлении информации об угрозе совершения незаконного вмешательства служба авиационной безопасности принимает меры по повышению эффективности досмотра и в таких случаях принятие мер, направленных на усиление досмотра является не правом, а обязанностью служб авиационной безопасности. Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАСМО) 17 августа отменил ранее принятые судебные акты по этому делу и отправил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Тем самым кассационный суд удовлетворил жалобу управления государственного авиационного надзора и надзора за обеспечением транспортной безопасности по Центральному федеральному округу Ространснадзора. В постановлении ФАСМО говорится о двух основаниях отмены актов нижестоящих инстанций. Одно из них процедурное - в материалах дела отсутствует протокол заседания в первой инстанции, что является безусловным основанием для отмены решения суда. Одновременно кассационный суд указал, что ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити" является лицом с особыми уставными задачами, осуществляющим деятельность по обеспечению мер авиационной безопасности. При этом реализуя право на занятие такой деятельностью, общество приобретает специальный статус, в связи с чем наделяется соответствующими правами, обязанностями и ответственностью. "Входящее в правоотношение начало публичности, которое есть в то же время начало общественности, придает праву характер обязанности. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, рассмотреть спор в соответствии с нормами процессуального и материального права, проанализировав при рассмотрении спора по существу сочетание прав и обязанностей в сфере публичных правоотношений" , - отметил кассационный суд», - сообщало 15 ноября РАПСИ."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации