Теракт в рублевом эквиваленте

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заговор против Матвиенко оценен в миллионы рублей

1239362615-0.jpg Обвинявшиеся в подготовке покушения на губернатора Петербурга Валентину Матвиенко и год назад оправданные судом присяжных за отсутствием события преступления потребовали денежные компенсации за причиненный им вред. Материальный урон экс-«террористы» надеются отсудить уже в конце апреля. А первый иск о возмещении морального ущерба был принят к рассмотрению накануне годовщины оправдания троих фигурантов этого громкого процесса.

Срок платежом красен

6 апреля — спустя год после вынесения оправдательного вердикта — один из экс-обвиняемых в организации взрыва губернатора Петербурга Валентины Матвиенко Владислав Баранов подал в Петроградский районный суд иск о возмещении ему морального вреда. Свои страдания истец оценил в 5 млн рублей. Адвокат заявителя Максим Гафаров не сомневается, что иск к Министерству финансов, которое представляет государство во всех судебных спорах такого рода, будет удовлетворен.

— В Америке Баранов запросто отсудил бы сотни миллионов долларов, — прокомментировал в интервью «Новой» Максим Гафаров, — но и в России в подобных случаях взыскиваются приличные суммы — до нескольких миллионов. Будем бороться. Государство должно прочувствовать, что так делать нельзя.

— Дело прогремело на всю страну, на нем активно пиарились ФСБ и прокуратура, причем за счет троих молодых людей, которые год отсидели в тюрьме ни за что, — пояснил защитник Тимура Саидгареева, председатель президиума петербургской коллегии адвокатов «Юристы за конституционные права граждан» Владислав Лапинский.

По мнению защиты, есть веские аргументы требовать внушительной компенсации. Все подследственные по делу о несостоявшемся покушении на Матвиенко, утверждают юристы, на протяжении многих месяцев были лишены даже тех условий, которые по закону положены осужденным, отбывающим наказание за тяжкие преступления.

Несовершеннолетний (на момент ареста) Баранов почти год провел в следственном изоляторе ФСБ, в том числе два месяца в одиночной камере, и обвинялся он все-таки не в переходе улицы на красный свет. К тому же подростка оторвали от семьи и родителей. За весь срок заключения ему разрешили единственное свидание с матерью. Владислав прервал обучение в профтехучилище. Свое совершеннолетие он также встретил в СИЗО — в этот день ему разрешили только прогулку.

Как пишет в исковом заявлении сам Баранов, из-за предъявленных обвинений, ареста, суда, содержания в камере и под конвоем он пребывал в «состоянии постоянного стресса и непреходящего ужаса».

Долг за родиной

Испытавший ничуть не меньший стресс Тимур Саидгареев в ближайшее время тоже намерен в судебном порядке взыскивать моральный ущерб.

— Мой подзащитный сделает это сразу после того, как суд признает за ним право на возмещение имущественного вреда, связанного с тем, что он около года не работал, находясь под следствием, — сообщил «Новой» защитник Саидгареева Владислав Лапинский.

С февраля 2009 года в Городском суде Петербурга рассматривается заявление Тимура Саидгареева о компенсации за «вынужденный отпуск». Истец настаивает на выплате ему 209 тысяч 247 рублей 29 копеек — тех денег, которых он не заработал по причине лишения свободы. Впрочем, деньги, начисленные ему до задержания спецслужбами, Саидгареев получить также не смог.

— Я попытался снять наличные с банковской карточки, но оказалось, что она заблокирована по закону «О противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма». Примечательно, что в тот момент на моем счету находилось около 500 рублей, — рассказывает Тимур. — Эту карту сотрудники Сбербанка уничтожили. Взамен оформили новую. На нее переводилось пособие по безработице. Однако, когда я обратился в Сбербанк, чтобы получить эти копейки, мне вновь отказали на том же основании, что я считаюсь «пособником террористов».

Решения суда по иску Саидгареева, со слов Лапинского, можно ожидать в конце апреля.

Из оправданной троицы не взыскивал ни материальный, ни моральный ущерб и не собирается лишь Равиль Муратов (отметим, что только он после ареста в 2007 году согласился сотрудничать со следствием ФСБ). Его мать Наиля Муратова говорит, что очень устала от этой истории и хочет забыть ее, как страшный сон.

Связанные одним делом

Семьи реабилитированных, их близкие, друзья и адвокаты 7 апреля теперь отмечают как праздник: по сути, этот день год назад подарил их сыновьям второе рождение (друзей собирается немало — в свое время как многодетной семье Саидгареевых, так и Барановым деньги на адвокатов собирали с миру по нитке. — Н. П.).

— К окончанию судебного процесса я свыклась с мыслью, что Тимур — политический преступник и его ожидает пожизненное заключение, — делилась переживаниями с «Новой» Наталья Саидгареева. — Мы так отчаялись за год прослушки, слежки, обысков и допросов, что и мечтать не могли об оправдании. А тем более — о полном и единодушном. Большее, что мы с мужем допускали, — колебания среди присяжных. До последнего момента я не верила, что мальчиков оправдали…

Тем не менее оправдание оказалось счастьем только на фоне беды.

До сих пор ни один из троих бывших подсудимых не смог вернуться к прежней жизни: Баранов был вынужден оставить учебу, Муратов потерял семью (за время нахождения под следствием от него ушла жена с ребенком) и работу, Саидгареева уволили с завода «Красный Октябрь» (по «собственному желанию»), и уже год он нигде не может трудоустроиться.

Не повезло пока с работой и Баранову. Его мать Лариса (беженка из) по-прежнему одна кормит двоих сыновей (у Владислава есть младший брат) и престарелую мать, вместе с которыми занимает маленькую комнату в общежитии на Петроградской стороне. Ни на квартиру в северной столице, ни на повышение мизерной зарплаты, ни на торжество справедливости женщина особенно не рассчитывает.

На встрече в минувший вторник, 7 апреля, не было лишь Муратовых. Равиль еще в прошлом году покинул Петербург и сейчас живет в Норвегии. Там, по его рассказам, грандиозную операцию и «дело века» петербургских спецслужб воспринимают как плохой анекдот.

Досье «Новой»

С правом на реабилитацию

В мае 2007 года сотрудниками УФСБ Петербурга и Ленобласти по обвинению в организации покушения на Валентину Матвиенко были арестованы 29-летний Тимур Саидгареев, 20-летний Равиль Муратов и 17-летний Владислав Баранов. По версии следствия, молодые люди планировали закидать петербургскую градоначальницу гранатами во время ежегодного мусульманского праздника Сабантуй в июне 2007 года. Согласно материалам дела, всего в заговоре против губернатора участвовали пятеро. Но на скамье подсудимых не оказалось двоих человек, явно задействованных в подготовке преступления, если считать, что она вообще была.

Бесследно исчезли и по сей день находятся в федеральном розыске некий Анзор, который материально обеспечил несостоявшихся террористов (при встрече у Инженерного замка передал им гранату и взрывчатку), и Муслим Ильмурзаев — главный идеолог преступного заговора. Квартира, снятая в Петербурге Ильмурзаевым, оказалась нашпигована специальными средствами слежения. Именно здесь при обыске оперативники ФСБ обнаружили и изъяли аудио— и видеоматериалы, составившие основу обвинительного заключения. По окончании следствия, в ноябре 2007 года, обвиняемые ходатайствовали о слушании их дела судом присяжных. Дело рассматривалось в Городском суде Петербурга. 7 апреля 2008 года присяжные огласили свой вердикт, единодушно оправдав подсудимых за отсутствием события преступления. Саидгареева, Муратова и Баранова освободили прямо в зале суда.

По сведениям защиты, вынесение вердикта неслучайно назначили на 7 апреля — день рождения Валентины Матвиенко. Но попытка сделать подарок губернатору обернулась провалом. Расчет на то, что присяжные в такой день не посмеют огорчить Валентину Ивановну, не оправдался.

Прокуратура Петербурга в апреле 2008 года обратилась в Верховный суд РФ с требованием отмены вердикта. Однако в июне 2008 года Верховный суд РФ оставил в силе приговор петербургского Городского суда, признав трех молодых людей, которых следствие обвиняло в подготовке теракта, невиновными. За оправданными было признано право на реабилитацию.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::10.04.09