Терминалы в законе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Агенты получают три вида доходов: внешняя комиссия (1,5%), внутренняя комиссия от клиента (3-5%) и комиссия за обналичку (6%)

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Банк", Приложение к газете "Коммерсант" , origindate::05.06.2008

Терминалы в законе

Сергей Артемов

Борьба за рынок микроплатежей с ежегодным оборотом 300 млрд руб. между сторонниками агентской и банковской моделей функционирования платежных терминалов вступила в "законотворческую" фазу. В июне Госдума намерена принять законопроект "О платежах", подготовленный защитниками агентской схемы. В ответ банки во главе с ЦБ готовят другой законопроект — "О национальной платежной системе".

Группа реагирования

На рынке платежных терминалов царит нервозность, вызванная непрекращающимися спорами между сторонниками и противниками агентской схемы ведения бизнеса. Еще летом 2006 года Госдума внесла в закон "О банках и банковской деятельности" поправки, запрещающие владельцам терминалов работать без договоров с банками. Но лишь спустя год Банк России наконец выпустил необходимое указание (N1842-У), разъясняющее порядок работы закона, который должен был вступить в силу в новой редакции в ноябре прошлого года.

В конце прошлого года решение окончательной судьбы агентской схемы на рынке микроплатежей отложили до февраля. Но затем решили не мучиться с поправками к закону "О банках", а подготовить новый закон — "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" ("О приеме платежей"). Для поиска компромисса в Минфине была создана рабочая группа. Но договориться по-хорошему сторонам вновь не удалось. Поэтому работу над законом вернули под крыло комитета ГД по кредитным организациям и финансовым рынкам, который возглавил Владислав Резник, сторонник агентской модели функционирования рынка микроплатежей.

В конце апреля рабочая группа должна была внести законопроект в ГД.

Новый закон

"Согласно законопроекту, на всех терминалах и на серверах будут установлены регистраторы с фискальной памятью. Это поможет следить за денежными потоками. Четко определен и перечень платежей: в проекте закона есть отсыл к закону "О противодействии отмыванию средств...", который разрешает осуществлять только прием платежей за связь и коммунальные услуги. То есть терминалы, работающие по агентской схеме, не будут принимать платежи по банковским кредитам. В законопроекте есть отсыл к статьям КоАП, которые предусматривают наказание за нарушение кассовой дисциплины и преднамеренное неинформирование органов власти. Нововведения сделают платежи через терминалы более безопасными и комфортными. Учитывая высокий уровень конкуренции, комиссии станут дешевле. Мы не собираемся откладывать законопроект в долгий ящик, и я надеюсь, что уже в эту сессию до летних каникул закон будет принят Госдумой",— пояснил "Ъ-Банку" Владислав Резник.

Как считает гендиректор Объединенной системы моментальных платежей (ОСМП) Владимир Лопатин, новый закон позволит избежать разночтений, присутствующих сейчас, когда деятельность участников рынка, работающих по банковской модели приема платежей, регулируется банковским законодательством, а участников, использующих агентскую модель,— Гражданским кодексом РФ.

С ним согласен и гендиректор группы e-port Александр Покровский: "Новый закон призван не закрепить победу сторонников той или иной модели ведения бизнеса, а обеспечить однозначное правовое регулирование рынка в целом и, как следствие, его дальнейшее успешное развитие".

По мнению сторонников агентской схемы, закон "О приеме платежей" не вводит никакой "новой системы денежных переводов". Во-первых, описываемая система не относится к денежным переводам, а во-вторых, она не является новой: агентская модель успешно работает на рынке столько же, сколько и банковская модель,— применительно к платежам за сотовую связь — более десяти лет.

Народ всегда прав

Противники ЦБ признают, что денежные переводы (money transfer, remittance) являются банковской деятельностью, в том числе и в России.

"По агентской же модели осуществляется не перевод денег, а оплата счетов (bill payment, top-up service),— говорит председатель совета директоров Qiwi Борис Ким.— Агент выступает при этом не как самостоятельное лицо, а как представитель провайдера, на котором и лежит риск неплатежа".

Платежи при этом могут приниматься в адрес только коммерческих организаций (но не физических лиц) и только тех, с кем у плательщика и агента заключен договор. Такая деятельность не является банковской как в России, так и в большинстве других стран.

Например, банковский закон штата Нью-Йорк прямо исключает агентов, действующих по поручению получателя средств, из числа организаций, подлежащих лицензированию. Крупнейший в Великобритании оператор по приему платежей за услуги сотовой связи e-pay работает в других странах — Австралии, Новой Зеландии, Польше, Ирландии, Малайзии. Таким образом, отсутствие лицензирования и надзора со стороны Центрального банка для агентской модели объясняется просто: у плательщика отсутствуют риски.

"Во всем мире действует разумное правило: степень регулирования должна быть пропорциональна риску. Регулирование — дорогое удовольствие как для государства, так и для участников рынка, но эту цену в конечном счете платят потребители. Рынок выбирает менее обременительную модель, и поэтому в России, как и в целом в мире, в платежах за услуги сотовой связи более 90% приходится на агентскую модель",— утверждает Борис Ким.

По его мнению, отсутствие в законопроекте требования о надзоре со стороны ЦБ не означает отсутствия контроля как такового. Его осуществляют в рамках своих полномочий ФНС, Роспотребнадзор, другие службы. Кроме государственного есть еще и рыночное регулирование. Провайдеры, на которых лежит основная ответственность перед потребителем, предъявляют весьма жесткие требования к своим агентам и проводят постоянный мониторинг их деятельности. За нарушение стандартов качества обслуживания предусмотрены высокие штрафы.

"Сочетание умеренного государственного и жесткого рыночного регулирования доказало свою эффективность: по агентской модели собирается в десять раз больше платежей, чем по банковской. Народ голосует своими деньгами, выбирая наиболее удобную для них модель",— отмечает Борис Ким.

Средний платеж

Неопределенность с регулированием рынка микроплатежей привела к тому, что у некоторых законопослушных игроков падает рентабельность и сдают нервы. Второй месяц подряд по рынку идет волна сделок M&A. Причем уходят не только мелкие игроки, но и крупные. Например, инвестхолдинг "Финам" приобрел контрольный пакет компании "Дельта Телеком", владеющей платежной системой DeltaPay. РБК за $5 млн купила электронную платежную систему RUpay. Консолидируют силы, судя по всему, оба лагеря.

Москве на многих проходимых торговых точках, на которых цена аренды выше сборов, стоят терминалы под новым брендом Qiwi, и можно предположить, что наконец-то все игроки, занимающиеся получением третьей комиссии (подробнее о ней см. ниже.—"Ъ-Банк"), объединились под одним брендом",— говорит заместитель гендиректора НКО "Московский клиринговый центр" Юрий Мальцев.

Пока идут разговоры о правилах игры, сторонники агентской схемы осваивают новые сферы. Рынка мобильной связи на всех не хватает, и терминалы уже в массовом порядке принимают коммунальные платежи, плату за железнодорожные и авиабилеты. Некоторые крупные сети, работающие через поверенных, принимают и платежи в пользу банков. Например, в апреле у Альфа-банка появился новый канал погашения кредитов — терминалы моментальных платежей сети ОСМП, работающей по агентской схеме.

По словам Юрия Мальцева, "есть сети, которые это делают даже без договоров с банками. И никого это не смущает. Главное, чтобы плательщикам было комфортно. Уже есть прецеденты, когда электронные платежные системы на остатки денежных средств начисляют проценты. Семимильными шагами идет создание небанковской системы анонимных вкладов и переводов".

Обналичка, или третья комиссия

По большому счету спор идет не вокруг агентской схемы. Цель и смысл борьбы — обналичка, так называемая третья комиссия.

"Затянувшаяся неурегулированность правил игры на рынке платежных терминалов дает ясный сигнал: или уходи, или начинай работать вчерную. Сейчас прав тот, у кого длиннее зубы. Успешный бизнес могут иметь только те, кто нарушает закон. Кто его соблюдает, живет в России плохо. Делается все, чтобы сделать нарушения массовыми. Ведь они, как известно, "лечатся" по российской традиции только поголовной амнистией",— отмечает Юрий Мальцев.

По его словам, в дополнение к легальной прибыли действующие по агентской модели могут получать дополнительный доход в 80% от оборота от незаконной продажи наличных денег. Причем агентская модель не дает возможности поймать поставщика наличности за руку. Никому точно не известно количество работающих терминалов, поэтому нельзя подсчитать оборот собранных через терминалы денег. Чем длиннее цепочка, тем труднее разобраться в транзите денег. Причем ее звенья зачастую находятся в разных городах и приписаны к разным "налоговым территориям". Субагенты, чаще всего индивидуальные предприниматели или ООО, выступают в роли пешек: ими жертвуют при появлении первого проверяющего или первого серьезного сбоя в системе перекачки денег.

То есть на сегодняшний день агенты получают три вида доходов — внешняя комиссия, которую платит им принципал, например оператор мобильной связи (1,5% от суммы перевода), внутренняя комиссия от клиента (3-5%) и та самая третья комиссия "за инкассацию" — за обналичку (6%).

Получается, что доход агента составляет около 11%, а игрока, работающего по банковской комиссии, который не нарушает закона и не обналичивает деньги,— только 4,5%.

Ответный удар

Сторонники банковской схемы во главе с ЦБ не намерены выбрасывать белый флаг.

По оценке экспертов из "Элекснета", объем нелегального оборота обналички на рынке микроплатежей составил в 2007 году от 150 млрд до 250 млрд руб. И он активно растет. "Все эти деньги — недополученные налоги, "серые" зарплаты, возможно, эти средства идут на взятки и финансирование преступлений",— говорят в компании.

Как стало известно "Ъ-Банку", специалисты из Банка России готовят законопроект под рабочим названием "О национальной платежной системе". В документе определен состав участников рынка микроплатежей, в том числе работающих по банковской и агентской схемам, определен порядок лицензирования, регулирования и надзора. Аналогичный закон вступил в силу в марте на Украине. Правительство РФ планирует внести документ на осеннюю сессию Госдумы. А значит, до окончания спора между противниками и сторонниками ЦБ еще далеко.