Терроризм : Письмо в Америку. Нухаев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Московский нотариус Фаиль Садретдинов, обвиняемый в причастности к убийству главного редактора русской версии журнала «Форбс» Пола Хлебникова, написал письмо брату убитого Майклу Хлебникову, признанному потерпевшим по этому делу. На семи листах машинописного текста он привел факты и выдержки из материалов уголовного дела, с которым г-н Садретдинов сейчас знакомится в преддверии суда. Эти данные ставят под сомнение основную версию следствия -- как о мотивах убийства журналиста, так и о заказчиках и исполнителях этого преступления. Цитируя выдержки из доклада ФБР, которое по просьбе Генпрокуратуры РФ проводило опрос родственников и друзей Хлебникова в США, Садретдинов говорит, что «следствие выбрало самую неправдоподобную, но удобную «чеченскую» версию».

Главный редактор русской версии журнала «Форбс» Пол Хлебников был расстрелян вечером 9 июля 2004 года при выходе из редакции на улице Докукина в районе станции метро «Ботанический сад». Журналист получил несколько огнестрельных ранений и умер по пути в больницу. Уже на следующий день на проспекте Мира был найден автомобиль ВАЗ-2115, из которого, как утверждает следствие, велся огонь. Сыщики установили, что стрелял всего один человек, сидевший за рулем. Вооружен он был пистолетом. Поначалу появлялась информация, что это был пистолет-пулемет Стечкина, но, по последним данным, в деле фигурирует ПМ.

Первых подозреваемых оперативники задержали 27 сентября 2004 года, когда в одной из московских квартир был освобожден заложник -- банкир Ахмед-Паши Алиев, у которого бандиты вымогали деньги. Находившихся в квартире Аслана Сагаева и Казбека Эльмурзаева арестовали (последнего вскоре, правда, отпустили под залог). Как оказалось, в поле зрения следствия эти чеченцы попали почти сразу после убийства. По одним данным, оперативники вышли на них, проверив все звонки с мобильных телефонов, совершенных в районе убийства 9 июля (чеченцы находились там и общались по сотовой связи). По другим, на них указали некие осведомители. Дальнейшее расследование этого дела позволило выйти еще на двух участников убийства. В Минске были арестованы и экстрадированы в Москву Валид Агаев и Муслим Ибрагимов (он же Казбек Дукузов). Именно Ибрагимов, по версии Генпрокуратуры, и был непосредственным исполнителем убийства. В деле, кроме того, фигурируют еще два человека -- Муса Вахаев, отпечаток пальца которого был найден на внешней стороне стекла машины, из которой стреляли в Хлебникова, и Фаиль Садретдинов -- нотариус, якобы ранее заказавший этим же чеченцам своего знакомого -- риэлтора Пичугина (при нападении он не пострадал). И хотя формально Садретдинов к убийству Хлебникова не причастен, из-за знакомства с обвиняемыми чеченцами он проходит по тому же делу. Кроме того, арестованные чеченцы обвиняются еще и в убийстве бывшего вице-премьера Чечни Яна Сергунина, расстрелянного в Москве незадолго до гибели Хлебникова.

О завершении расследования дела о покушении на Хлебникова Генпрокуратура объявила 31 августа этого года. Тогда было заявлено, что следствие не только установило исполнителей, но и заказчика убийства Хлебникова (о заказчиках покушения на Сергунина ничего не сообщалось). По версии Генпрокуратуры, Хлебникова заказал известный в прошлом чеченский полевой командир Хож-Ахмед Нухаев. В 2003 году Хлебников написал книгу «Разговор с варваром», в основу которой легло интервью с Нухаевым, занимавшим при Джохаре Дудаеве посты начальника службы внешней разведки и вице-премьера «независимой Чечни». «Разговор с варваром» -- это 15-часовое интервью Хлебникова с боевиком, состоявшееся еще в конце 90-х годов. Изначально он собирал материал про Березовского и печатать откровения Нухаева не собирался. Но позже решил опубликовать и их, причем без купюр и согласования с самим Нухаевым, который в том интервью, не стесняясь, выставлял себя явным экстремистом. До публикации этой книги для мировой общественности Нухаев был «эмиссаром независимой Ичкерии» и в этом качестве даже встречался с Маргарет Тэтчер и Збигневом Бжезинским. После выхода книги Хлебникова политическая карьера Нухаева закончилась. Убийство Хлебникова, считают в Генпрокуратуре, стало местью Нухаева.

Эту версию в своем письме и пытается опровергнуть Садретдинов. Знакомясь в СИЗО с материалами дела, он натолкнулся на отчет ФБР, присланный в ответ на запрос о помощи, направленный Генпрокуратурой РФ. В письме, предоставленном адвокатом Садретдинова Петром Сурским, приведена цитата из этого отчета: «Хотя обычно Пол держал рот на замке, когда речь заходила о его журналистских расследованиях, нам все же сообщили, что не так давно он рассказал об одном проекте, которым он был занят, и описал его как «очень крупный и пугающий». Остальные его проекты по сравнению с ним характеризовались как «мелочь», и, как рассказывал сам Хлебников, на фоне этого его расследования действия Березовского «кажутся детской игрой». Члены семьи были обеспокоены и пытались отговорить Хлебникова от проведения этого расследования». При этом в отчете ФБР приведены фамилии некоторых московских чиновников и бизнесменов, которых журналист собирался разоблачить, упоминая в том числе об их «связях с чеченцами».

В отчете ФБР есть и перечень лиц, опрошенных американскими агентами, -- это жена, два его брата, дядя, а также несколько сотрудников американского «Форбс». Кроме того, в нем предлагается предоставить при необходимости дополнительную информацию, но Генпрокуратура этим так и не воспользовалась. «Источник», говорящий о расследовании журналиста, так и остался неназваным -- дополнительного запроса не последовало. Не последовало проверки и по еще одной загадочной личности, упоминаемой в отчете ФБР, -- жителя Грузии Бадри Патаркацишвили, которым якобы также интересовался Пол Хлебников. В самом отчете при этом не расшифровывается, идет ли речь о соратнике Березовского, который сейчас объявлен Генпрокуратурой РФ в розыск и спокойно живет в Грузии, возглавляя там Национальный олимпийский комитет, или о его полном тезке. Что касается Нухаева, являющегося, по версии следствия, заказчиком убийства Хлебникова, то опрошенные сотрудниками ФБР родственники и коллеги журналиста, напротив, отметили, что не знали ни о каких угрозах со стороны Нухаева.

«В этом деле много непонятного, много несостыковок, -- рассказал корреспонденту «Времени новостей» адвокат Петр Сурский. -- К примеру, в деле есть показания свидетеля, которому Пол перед смертью описал стрелявшего в него. Александр Гордеев, коллега Хлебникова, сообщил следователям: «Я спросил, как выглядел нападавший, и уточнил, был ли он русский или кавказец. Он (Пол. -- Ред.) сказал: русский. Я спросил, какого цвета волосы, и он сказал, что черные, одет в черное, на вид 30--40 лет. Тем не менее следствие практически с первого дня разрабатывало «чеченскую» версию. Мы считаем, что все это сделано только для одного -- как можно быстрее отчитаться перед американцами о раскрытии убийства, а чтобы «чеченская» версия выглядела правдоподобнее, придумали целую банду, занимающуюся заказными убийствами, в которой Садретдинов нужен как связующее звено двух эпизодов, до этого никак не клеящихся между собой. Фаиль ознакомился только с третью материалов и уже нашел столько несоответствий. Когда он заявил об этом, тут же начались репрессии -- на адвокатов прокуратура подала жалобы с просьбой лишить их статуса защитника, а Садретдинову ограничили время ознакомления с материалами дела. По решению Басманного суда Москвы он должен был ознакомиться с оставшимися 30 томами до 9 ноября, но мы подали жалобу, которая будет рассмотрена 30 ноября. Это при том, что Садретдинов -- инвалид второй группы по заболеванию, связанному с нервной системой. Он и так стабильно читает в день по 100--150 страниц. Очевидно, следователи просто хотят поскорее запихнуть дело в суд».

Письмо Фаиля Садретдинова адвокаты нотариуса планируют сегодня передать в американское посольство для передачи Майклу Хлебникову."