Шахидка Прасковья из Подмосковья

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



" “Все продается, все покупается” и “Деньги не пахнут” — два постулата превратно понятого либерализма прочно засели в головах наших сограждан. Бизнес любой степени сомнительности процветает — лишь бы приносил доход. Военные в “горячих точках” торгуют оружием. Гаишники за мзду пропускают грузовики с боевиками. Из той же серии — бизнес по регистрации приезжих всех мастей в Подмосковье.
Аль-Джалави, Кейфу, Бароти, Абдразанов, Годжаев… Эти люди, получив штамп постоянной регистрации в Ногинском районе, растворились на просторах нашей необъятной Родины. Кто они такие, чем занимаются — никто не знает. Обнаружить их теперь можно только случайно. И таких “неуловимых мстителей” — тысячи.
“МК” провел собственное расследование, которое показало: в этой сфере действует целая индустрия, в которой наряду с армией “предпринимателей” задействованы и сотрудники милиции.
Срок оформления — 1 день

Явление получило такое широкое распространение, что у правоохранителей уже сложился профессиональный сленг. Дома, где прописано по 100, 200 и более человек, они называют “резиновыми”. Один из таких “нехороших” домов попал в поле зрения Волоколамской прокуратуры еще в 2002 г. В деревне Стеблево, в развалюхе по улице Мира, оказалось зарегистрировано 214 человек. На площади 27 кв. метров. Для наглядности: территория на брата — 30 на 40 см.
— Механизм используется простой, — объясняет зам. прокурора Волоколамска Роман ИВАНОВ. — Собственник отчуждает долю своего дома — либо дарением, либо продажей. Все договоры оформляются в Регистрационной палате, после чего паспортно-визовая служба обязана прописать собственника на его жилой площади. Даже если эта площадь составляет всего несколько квадратных сантиметров.
...Открываем популярную рекламную газету. В колонке “Юридические услуги” — больше 50 объявлений, в которых слова “регистрация” и “прописка” приковывают взгляд жирным шрифтом. “Все абсолютно законно”, “срок оформления — 1 день”, “оплата по факту”, “оптовикам — скидки” — фирмы наперебой завлекают клиентов, расписывая свои преимущества.
Звоним по объявлению “Прописка в Подмосковье в течение 1 дня”. Цену постоянной прописки называют сразу — 450 долларов.
— А куда прописываете?
— В Сергиев Посад, в частный дом, — отвечает девушка и начинает обыденно и монотонно объяснять: — Берете паспорт, военный билет (для мужчин), деньги и приезжаете во вторник, четверг или субботу утром к метро “Алтуфьево”, в 7.45. Там стоят наши микроавтобусы. Вы едете сначала в нотариальную контору для оформления договора на прописку, потом — в паспортный стол. Учтите, на это уйдет целый день — вернетесь только к вечеру.
— А очереди в паспортном столе не будет? — подыгрываем мы.
— Нет, эти дни специально отведены нам. Мы работаем с этим паспортным столом уже четыре года...
Дело, как видно, поставлено на поток, а таких объявлений в газете — полсотни.
Обычно “резиновыми” становятся дома в сельской местности без газа, центрального отопления и прочих удобств — чтобы не заморачиваться с коммунальными платежами, исчисляемыми на душу населения. Первоначальный хозяин такого дома, отчуждая доли новым совладельцам, тут же собирает с них доверенности, чтобы не возникало проблем с регистрацией следующей партии совладельцев. Ведь для добавления “новичков” требуется согласие всех собственников дома. По ходу дела накапливается целый чемодан бумаг. Хозяина “резинового” дома на сленге так и называют — “чемодан”.

Своя рука — владыка

В июле 2002 г. волоколамский прокурор Задорожный направил письмо главе района Карабанову. Поскольку в “резиновом” доме в Стеблеве никто из прописанных не проживал, прокурор предложил свой рецепт решения проблемы: по Гражданскому кодексу РФ право собственности может быть прекращено судом по иску органов местного самоуправления, если помещение является бесхозным. Карабанов, однако, посчитал, что интересы района тут никак не ущемляются, и, в свою очередь, предложил прокурору подать иск в защиту интересов общества. Этой перепиской дело и ограничилось.
Сегодня, по иронии судьбы, в доме, где прописано около 200 человек, живут и непрописанные — Александр Аскаев с женой и ребенком. Приехали из Мордовии. Он работает в местном колхозе, она — в детском саду.
— Я снимал дом у старого хозяина, — говорит Александр. — Потом он его продал новому, а мы тут так и остались. Нового хозяина ни разу не видел.
По словам и.о. прокурора Волоколамска Виктора Тюленева, сейчас в районе порядка 10 “резиновых” домов — в Рысихе, Карачаеве, Болычеве, Пашкове, Теряеве… В них зарегистрировано около тысячи человек. Такса за регистрацию в этих краях — 500 долларов.
По аналогичной схеме функционируют “резиновые” дома в Клинском, Лотошинском, Зарайском районах. Принцип просматривается простой: этим специфическим бизнесом охвачены в основном окраинные районы области.
— Как ни странно, никакого нарушения закона здесь нет, — объясняет адвокат Елена Юлова (адвокатское бюро “Нахимовы и партнеры”). — Дело в том, что право собственности включает в себя право владения, пользования и распоряжения собственностью. Поэтому собственник может передать любому лицу часть своих прав, в том числе право пользования жилым помещением. Не обязательно даже заключать договор дарения или продажи — право пользования жилым помещением можно передать по договору найма или по договору безвозмездного пользования. Заключенный между собственником и пользователем договор является основанием для регистрации нанимателя в помещении собственника. При этом для прописки нового человека разрешение уже прописанных в этом помещении людей, не являющихся собственниками, не требуется. И органы милиции не вправе отказать в регистрации, поскольку регистрация — процедура уведомительная, а не разрешительная.

Ногинский вариант

Кроме магистрального пути, которым идут десятки фирм, обещающих легальную регистрацию приезжих, существуют и достаточно эксклюзивные тропинки в обход всех кодексов. В Ногинском суде сейчас рассматривается уголовное дело в отношении начальницы паспортного стола одного из отделов милиции Фроловой (фамилия изменена. — Авт.). Предприимчивая дама прописывала нуждающихся в жилые дома без ведома хозяев!
— Желающие получить регистрацию звонили по объявлению в газете, — рассказывает и.о. прокурора Ногинска Владимир Глебов. — Их привозили в Ногинск, у порога паспортного стола собирали паспорта, а через час выносили готовые — со штампом постоянной регистрации.
Всего таким образом Фролова зарегистрировала 150 человек по 11 адресам. Стоимость услуги была 550—600 долларов. А разоблачить мошенничество помог... Президент России. Вернее, не сам Владимир Владимирович, а его выборы в марте этого года.
— Когда нам принесли списки избирателей, мы схватились за головы, — вспоминает Ирина Пахомова, сотрудница Буньковского сельсовета, на территории которого прописаны все 150 “мертвых душ”. — Мало того что свои на выборы не придут, так еще пришлые добавились. Какая ж явка будет? А сорвем выборы — нам же не поздоровится...
Так выявилось расхождение численности населения по базе данных УВД и по хозяйственным книгам, которые ведутся в каждом сельсовете и в которые вносятся все сведения о вновь прибывших, умерших, родившихся и т.д. Свою лепту внесли и испуганные граждане. К одной бабуле в Бунькове пришли две молодые дамы. “Бабушка, мы теперь у вас жить будем”, — пошутили незнакомки и показали паспорта с регистрацией. Бабушка первым делом грохнулась в обморок, а оклемавшись, стала ходить по инстанциям: решила, что у нее хотят отобрать дом. Словом, клубок пошел раскручиваться, и веревочка привела к Фроловой.
— В паспортный стол подаются подлинник свидетельства о праве собственности, его копия и форма №6, — поясняет Пахомова. — Форму №6 заполняют соискатель регистрации, собственник и инспектор сельсовета. В нашем сельсовете этим занимаюсь я. Так вот, Фролова делала регистрацию по фальшивой форме №6, где были подделаны мои подписи, и по фальшивым ксероксам свидетельств о собственности. В этих свидетельствах каждому району присвоены свои коды, но мошенники об этом не знали и в фальшивках цифры ставили от балды.

Нарисуем — будем жить

Как показывает ход судебного процесса, г-жа Фролова может от ответственности и ускользнуть. Она утверждает, что сомнений в подлинности документов у нее возникнуть не могло. Оптовая регистрация за час, видимо, тоже не вызывала у паспортистки подозрений. Разумеется, и денег она за это никаких не брала. Как бы то ни было, вину за выявленные фальшивки Фролова валит сейчас на самих соискателей регистрации. И на фирму, которая их в Ногинск привозила.
— Люди, промышлявшие этим “бизнесом”, установлены, — говорит замначальника следственного отдела Ногинского УВД Азат Гайфуллин. — Это москвичи Струков и Пирогов. Они засыпались еще и в Домодедовском районе. Там сообщника в паспортном столе у них не нашлось, поэтому они просто ставили в паспорта фальшивые штампы. Следствие в отношении них продолжается, а по Фроловой материалы переданы в суд. Ей инкриминируется превышение служебных полномочий.
Бывшей начальнице паспортного стола грозит срок — до четырех лет лишения свободы. Когда скандал только разгорался, Фролова ушла со своей должности в Ногинске и теперь работает… в ЛОВД “Москва-Ярославская”. Выловить тех, кого она прописала, практически невозможно: все клиенты внесены в базу ЦАБ (Центральное адресное бюро). Любой постовой милиционер, “пробив” по ЦАБу фамилию, увидит, что человек легально зарегистрирован в Ногинском районе по реальному адресу.
Мы побывали по нескольким из этих адресов. В поселке Караваево в своем доме живет одинокий 70-летний старик.
— Год назад похоронил жену, вот тогда и началось, — Анатолий Михайлович Очкасов показывает письмо из телефонной компании на имя А.М.Хлхатяна. — У меня пятеро детей и десять внуков. А тут приходят эти письма, и дети думают, что я кого-то прописал, чтобы подзаработать. Но я — честный человек. Я прошу: заберите их всех от меня...
Муниципальный деревянный дом №23 в поселке Затишье и домом-то назвать сложно. Он горел, где-то провалились полы, где-то обвалилась крыша. Кое-как жить можно только в одной квартире из четырех. Именно в этой квартире, где прописана семья Петуховых, с легкой руки г-жи Фроловой зарегистрированы 15 кавказцев. Причем при регистрации квартира прошла как приватизированная! Собственник — неведомая Попова.
— Недавно приезжали двое представительных мужчин на иномарке, — рассказывает Ольга Петухова. — Искали Игоря, кажется, Косенко, прописанного у нас в поселке, в доме №48. Он вроде как машину купил в кредит и пропал. А у нас всего 30 домов, 48-го никогда не было...
Среди 11 адресов, куда Фролова прописывала желающих, одного адреса — Затишье, 48, — просто не существует. Уж об этом-то начальница паспортного стола не могла не знать.
Как стало известно “МК”, аналогичное уголовное дело расследуется сегодня и в Одинцовском районе. Там сотрудник паспортно-визовой службы не только незаконно зарегистрировал шесть человек, но и на основании этой регистрации выдал им российские паспорта.
Как сообщили нам в пресс-службе областной прокуратуры, кроме этих двух случаев в настоящее время возбуждено еще восемь уголовных дел в отношении сотрудников паспортно-визовых служб органов милиции: два из них — в Коломенском районе, по одному — в Клину, Королеве, Балашихе, Егорьевске, Серпухове и Зарайске.

Люди из паспортных столов

Ну а временную регистрацию, как оказалось, сделать вообще проще простого. Мы сочинили незамысловатую историю о том, как обеспеченная бизнесвумен, строящая дом в Кашире, наняла рабочих-гастарбайтеров. Теперь ей надо временно зарегистрировать их — желательно подешевле.
Звоним по первому же попавшемуся на глаза объявлению все той же рекламной газеты, которое обещает “оказание реальной помощи в оформлении временной регистрации граждан РФ и СНГ”.
— Алло, я вас слушаю, — почти детским голосом отзывается на том конце провода девушка.
Пересказываем легенду и задаем вопрос о расценках.
— 400 рублей за каждого человека.
— А скидки у вас есть? У нас тридцать работников.
— Тридцать? — переспрашивает она. В телефоне что-то отчаянно трещит, и трубка передается кому-то другому.
— Здравствуйте, я — Марина, президент фирмы, — слышится взвинченный от восторга голос. — Зарегистрировать сразу тридцать человек? Очень хорошо! — одобряет она. — Для вас будет скидка — 350 рублей за регистрацию одного человека на три месяца.
— А как это сделать?
— Да очень просто! — отзывается наша собеседница. — Ваши работники — граждане РФ или СНГ?
— И те и другие. Человек двадцать узбеков, миграционных карт у них нет, — придумываем на ходу.
— Ничего, сделаем и эти бумаги, — оптимистично заверяет она.
И вот что выясняется. Чтобы прописать призраков-строителей из солнечного Узбекистана, достаточно продиктовать по телефону их паспортные данные. И на следующий же день (!) курьер привезет новенькие миграционные карты с отметкой о регистрации. А для граждан России помимо паспортных данных потребуются еще ксерокопия двух первых страниц паспорта и две фотографии 3x4. И дело в шляпе!
— А куда вы их прописываете?
— По всей Москве и области. Да хоть на Красной площади зарегистрируем, — откровенничает Марина. — У нас есть паспортные столы, где работают свои люди. От них мы и получаем миграционные карты и регистрацию. Но вы же понимаете, — слегка заминается она, — официально, конечно, их никто не регистрирует, в компьютер не забивает. Да ведь вам от этого ни тепло ни холодно, правильно?..
Правильно, соглашаемся мы и на минуту представляем, что в эту фирму позвонил не журналист, а скажем, “черная Фатима”, которая под видом такой же предпринимательницы оформляет регистрацию бандитам, готовящим очередной теракт в столице. Выходит, зарегистрироваться им проще простого, лишь бы были деньги, причем не самые большие. Привозите хоть батальон террористов — наши правоохранительные органы собственноручно всех расселят, не оставляя следов ни в одной компьютерной базе. Выданной фальшивой регистрации будет вполне достаточно, чтобы спокойно ходить по улицам и в случае чего помахать ею перед носом у стража правопорядка. Какой милиционер будет проверять, не “липа” ли эта регистрация? А если даже и заартачится, то сунутых ему в ладонь пары сотен рублей будет достаточно, чтобы гулять по Москве как ветер в поле. Тогда о какой безопасности вообще может идти речь?
Заодно поделилась Марина и тем, как отмазаться от каширских ментов, которые обязательно заглянут на стройку, чтобы слупить за гастарбайтеров пару тысяч рублей. Они, мол, знают, что регистрация незаконна, — ведь это повсеместная практика, милиционеры не дураки. Тогда их бдительность усыпляется конвертом, в который за каждого трудягу вложено по сто рублей.
— У нас же страна идиотов, — на прощание подытожила наша собеседница. — Одни менты делают липовую регистрацию, другие за нее берут мзду — тем и живут. А попробуйте официально зарегистрировать гастарбайтеров — за каждого придется выложить четыре тысячи рублей. Так с вас еще семь потов сойдет, пока соберете нужные бумаги...
Впрочем, в легальной регистрации для нас, смертных, есть один существенный плюс. Помимо прочих бумаг работодатель обязан предоставить в местный территориальный отдел ФСБ все данные гастарбайтера. Понятно, что при нелегальной регистрации об этом и речи не идет. Выводы делайте сами…

Телец в роли коня

Все — и прокуроры, и независимые юристы — в один голос твердят, что для решения проблемы мигрантов нужны “законодательные новации”. Кто внесет поправки в закон? Можно ждать Госдуму. Но практика показывает, что проблема остро стоит только в двух субъектах Федерации — Москве и области. Стало быть, московским и подмосковным депутатам и карты в руки. Песню про друга, которого “я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве”, никто, конечно, не отменял. Но друзья поймут, если им сказать: извините, у нас временно война, закон ужесточен, просим его соблюдать. Зато врагам придется сложнее, чем сейчас.
Примерно 3260 лет назад, во время Троянской войны, греки захватили Трою, придумав знаменитого Троянского коня. До сих пор тот маневр вспоминают как образец военной хитрости и коварства. Так вот, нашим врагам сегодня не нужно придумывать никаких хитростей. Мы сами их в случае чего примем и разместим наилучшим образом. Всего лишь из своей неистребимой любви к золотому тельцу. Если ничего не изменится, войну мы проиграем. По собственной вине. И не стоит этому сильно удивляться."