Террор и власть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Комплекс антитеррористических мер в России

Оригинал этого материала
© reformy.ru, origindate::15.10.2004

Террор и власть

Р.Г. Шайхутдинов, Депутат Государственной Думы

Жизнь в другом мире

Converted 17644.jpg

Зампредседателя Комитета ГД по энергетике, транспорту и связи Рифат Шайхутдинов

«После сентябрьских событий в Беслане Россия попала в принципиально новую ситуацию, мы теперь живем в другом мире» - так пишут многие комментаторы. Мы обязаны понять, с каким явлением мы столкнулись и что с нами происходит.

Всю безвыходность ситуации подчеркивает полная беспомощность государства в борьбе с терроризмом. Количество терактов с все более ужасающими последствиями растет и в России, и во всем мире, несмотря на отчаянную борьбу с ним. Мы все, и власть, и общество, плохо понимаем, с каким явлением мы столкнулись. Пока, не обращая внимания на сущность и причины возникновения этого нового явления, власть действует так, как удобно отдельным ведомствам.

Реакция со стороны МВД. Что предлагается по поводу борьбы с терроризмом? Усилить системы безопасности, усилить контроль, и, конечно. увеличить финансирование органов. При этом эффективность их действий оценить невозможно. Приведет ли усиление систем безопасности к тому, что они прекратятся? Вряд ли. Достаточно вспомнить Израиль.

Реакция спецслужб. В чем идеал спецслужб? Неуловимый и страшный враг, а еще лучше – мировой заговор, который невозможно раскрыть. Возникает парадокс. «Организаторы» терактов типа Басаева, Масхадова, Бен Ладена наделяются такими качествами, которые делают борьбу с ними бесполезной, но бесконечной. Их постоянно ловят, и постоянно не могут найти. Тезис о международном терроризме очень выгоден соответствующим ведомствам.

Реакция государства на террор. Сегодня предлагается усилить бдительность общества в отношении террористов. И это выгодно власти, поскольку если что-то случилось, нам скажут: что-то вы сами были не слишком-то бдительны. Хороший способ снять с себя ответственность.

Ложные стереотипы

В реакции властей и общественности по отношению к терроризму четко прослеживаются заведомо ложные стереотипы.

Терроризм – это война. Но с кем? Президент США после 11 сентября развернул серию военных операций в Афганистане, а затем – и в Ираке, а В.Путин недавно заявил: «нам объявили войну». Началась подготовка военных ударов по базам террористов. Объявление войны выгодно правительству и государственной военной машине. Оказывается гораздо проще разгромить государство, чем думать, что это за явление такое: терроризм.

Терроризм – это преступление. Но кого наказывать? Мешает разобраться с тем, что такое терроризм, объявление его некоторым видом преступления. Кого наказывать, если террорист-смертник сам себя взрывает, и преступник исчезает? Данный ход, безусловно, выгоден соответствующим ведомствам, в частности МВД и ФСБ.

Вместо того, чтобы проанализировать сущность такого явления, как терроризм, каждое ведомство объявляет, что оно знает рецепт борьбы с ним - как правило, еще более дорогой, чем предыдущий. В результате мы имеем дело не с действительным врагом, а с его ведомственными версиями. Может ли служить утешением, что в США ситуация та же? То, что происходит сегодня во всем мире по отношению к терроризму, можно сравнить с ситуацией перед второй мировой войной, когда Ворошилов формировал в СССР конные дивизии против немецких танковых соединений.

Но явление терроризма перерастает границы деятельности отдельных отморозков и групп, а становится фактом общественной жизни. С этим надо что-то делать. Одно дело реакция властей, которую можно долго критиковать, а другое - взрывы, сотни погибших и самые трагические последствия. Понимаем ли мы, что это такое – сегодняшний терроризм?

Три причины возникновения современного терроризма и его неуничтожимости

Причина первая: мир раскололся на «три человечества». Дело не в столкновении религиозных традиций или цивилизаций, а в том, что разные страны по-разному участвуют в процессе глобализации. Возникают первое и второе человечества. Первое – это глобализирующееся. Второе составляют люди из тех стран, которые уже не имеют шанса включиться в процессы глобализации.

Второе человечество не имеет шанса развить свою собственную культуру до равномощной западной. Ему нечего противопоставить западной цивилизации, его игнорируют другие типы «человечеств». Второе человечество начинает в прямом смысле исчезать из поля видимости.

(Третье человечество эту проблему решило: ряд стран, в числе которых Китай и Индия, сохранили собственную культуру, а из глобализованного пространства научились брать и осваивать различные технологии.)

Источник современного терроризма, как правило – второе человечество. Для него сегодня речь идет о противостоянии глобализированному человечеству, которое практически по всем параметрам несравнимо мощнее отдельных государств и наций второго человечества. Эти нации и люди себя теряют. Поэтому заявить о себе им просто необходимо.

Человечество, которое выпало из процессов глобализации, обратить на себя внимание только сделав нечто такое, чего не могут сделать другие люди. Простейший вариант - это осуществить теракт. Что и начинает эксплуатироваться. Они становятся знаменитыми, они теперь уже существуют в глобализованном пространстве, у них уже есть слава, хоть и дурная. Они начинают получать деньги, потому что террор становится своего рода выгодным предприятием (например, он позволяет шантажировать правительство осуществлением или неосуществлением актов).

В результате оказывается, что терроризм есть способ, которым существуют эти неглобализованные общности и группы, получая при этом деньги, славу, известность и – самое главное - факт признания их существования.

Причина вторая: питательная среда терроризма. Сегодня в рамках глобализованного мира происходит интенсивное развитие сообществ и отдельных людей, которые находятся вне социальных, культурных, юридических и иных норм. Чем более стабильно общество, тем больше появляется людей, понимающих относительность норм, в которых живут остальные члены общества. Они начинают использовать эту относительность (финансовые спекулянты, контрабандисты и продавцы наркотиков, пиарщики, рекламисты, рейдеры и т.п.). Возникают огромные индустрии, которые находятся вне структуры легальности.

Именно эти люди становятся питательной средой террористов, потому что они начинают понимать, как террористов можно использовать.

Развивается двойная структура жизни. В рамках второй, внелегальной, деятельности такие люди могут сегодня сделать что угодно: помочь провезти ядерные материалы, продать химическое оружие, взрывчатку и прочее. Эта среда создает возможности для существования терроризма, для его неистребимости. В России эта тенденция проявляется в полной мере.

Практически весь Северный Кавказ живет в аналогичной двойной структуре: днем человек – добропорядочный гражданин, а ночью может пойти и за тысячу долларов поставить фугас. При захвате Назрани и Карабулака в Ингушетии террористы освоили и успешно использовали механизм, похожий на флэш-моб. Простые мирные люди, местные жители, вышли в ночь, получили автоматы, и начали стрелять милиционеров. Ночью они лишь подработали.

Это свидетельствует о том, что сейчас терроризм переходит в другую стадию, поскольку теперь уже ему удается за счет «двойной жизни» включать в свои проекты и планы вполне добропорядочных людей. Это становится нормой жизни.

Причина третья: неспособность власти реагировать на террор. Любое новое явление государство пытается удерживать в определенных границах. В частности, так устроены правоохранительные органы в США и в России.

В США преступники, которые в «разумных пределах» распространяют наркотики, являются осведомителями для полиции и ФБР, помогая им пресекать преступления, выходящие за сформировавшиеся рамки.

Но терроризм действует иначе. Так бороться с ним бесполезно. Террористы начинают понимать, как можно вычислить границы, где их не смогут контролировать ни государство, ни спецслужбы – и как можно за эти границы выйти. Если террористы поняли, что правоохранительные структуры и службы безопасности построены на приоритете ценности жизни человека – то они станут действовать прямо противоположным образом..

Когда такого рода границы вычислены, ведется поиск людей, которые за счет психологической, наркологической и иной подготовки смогут это сделать. В результате осуществляется теракт, который предотвратить обычными методами ни государство, ни кто бы то ни было другой не может.

Но мало того. Террористы понимают, что привлекать внимание они должны все более шокирующими терактами. Они уже не могут отказаться от террора. Семьи получают способ существования за счет отправки некоторых своих детей в террористы. И как только они прекратят террор, их территории, нации и они сами физически исчезнут.

Если мы хотим как-то противостоять террору, то должны иметь в виду, что это – не отдельные группы и не сумасшедшие, не преступники и не военные противники. Мы должны признать, что терроризм приобрел статус самостоятельного общественного самовоспроизводящегося механизма.

Но что с этим делать?

Проблема состоит еще и в том, что первым, кто призван реагировать на эту проблему, конечно же, является государство. Но В.Путин и Дж. Буш объявляют терроризму войну, в то время как воевать – не с кем. Очевидно, государство уже потеряло здесь подлинную власть и не может ответить на вопрос, как быть с террором и как жить дальше в новой ситуации. Должны быть найдены принципиально новые способы борьбы с терроризмом, соответствующие сущности, причинам и механизмам этого явления.

Ведь власть – если это настоящая власть – контролирует ситуацию прежде всего пониманием подлинных проблем и выработкой адекватных, а не привычных, решений. Власть должна делать то, что нужно, а не то, что она может. Способна ли сегодняшняя власть осуществить нижеследующие меры по нейтрализации терроризма?..

Комплекс антитеррористических мер в России

1. Изменение административно-территориального деления РФ.

Необходимо ликвидировать национальные образования в составе России, введя другое административное деление. Если структуры власти привязаны к этническим образованиям, возникает связка: «власть - правоохранительные органы – бандиты - местное население». При этом люди в регионах живут по двойным стандартам. В Беслане вдруг выяснилось, что практически все местные жители были вооружены автоматами. В Северной Осетии нет закона, запрещающего ношение оружия – местная национальная власть его принять не в состоянии.

2. Создание структур, которые бы могли перевести конфликтные ситуации Северного Кавказа из военной в политическую плоскость.

Вместе с изменением административного деления нужно создать Северокавказский парламент (название условное), в котором бы участвовали представители всех кавказских культурных или этнических автономий и где обсуждались бы их проблемы.

3. Кардинальное изменение антитеррористического законодательства.

Ответственность за теракт должна быть не индивидуальной, а коллективной, семейно-родовой. За него должен отвечать род, семья, деревня, причем очень жестко - вплоть до выселения с территории и физического истребления. Если этого не сделать в качестве чрезвычайных мер, мы не сможем остановить механизм воспроизводства терроризма.

4. Разрушение мотивов и смысла совершения теракта.

В свое время Ермолов сделал так, что разбойный акт подставляет под удар весь род. Героизм стал бессмысленным. Англичане подобным образом поступали по отношению к восставшим мусульманам в Индии. Убитых террористов они хоронили завернутыми в свиные шкуры, вызывая отвращение у людей, которые не хотели погибнуть такой смертью. Они готовы были гибнуть героически, но не в свиной шкуре или в навозе. Что нам мешает делать то же?

5. Создание и развитие противостоящих терроризму сетевых (самоорганизующихся) сообществ.

Прежде всего, могло бы противостоять терроризму в России казачество. Но почему-то по отношению к ним работает закон о ношении оружия, а у осетин, чеченцев, ингушей – не работает.

Все достаточно богатые чеченцы, проживающие, к примеру, в Москве должны четко понять, что терроризм в Чечне – это, прежде всего их проблема, а не В.Путина., Если они не будут разрывать цепочку поддержки терроризма за счет родовой структуры, их следует карать как террористов.

Нужно ввести на муниципальном уровне наемной полиции или милиции. Такого рода сетевые сообщества, противостоящие террористам, должны быть созданы повсюду. Это и будет реальной мерой по мобилизации общества на противодействию терроризму, а не пустым призывом к бдительности.

6. Расселение и разбавление населения Северного Кавказа

Чтобы сломать механизм, когда семья кормится за счет того, что поставляет часть своих детей в террористы, надо частично выселить чеченцев в другие регионы – например, за деньги. Пусть те, кто ненавидит Россию и не хочет в ней жить, уезжают, к примеру, в Саудовскую Аравию, за что получит 20 000 долларов на обзаведение.

7. Проведение специальной кампании в СМИ по дегероизации террора. 

Почему мы знаем про Масхадова и Басаева? Если это террористы, то называть их надо по кличкам: это террористы, а не люди. Вместо этого они получают себе рекламу, как звезды шоу-бизнеса. Уже тысячи детей, которые не имеют никакой надежды вырваться из нищеты, понимают, что если станут такими, как Бен Ладен, то сам Буш их будет бояться.

Террористов надо перестать замечать, перестать признавать их людьми, героями, а вместо этого называть по кличкам и вырабатывать к ним отвращение, а может быть – и такое отношение, как к опасным явлениям природы или общества, вроде эпидемий, нашествиям саранчи или автомобильных аварий. Для этого могут быть применены разного рода специальные формы наказания за террор, демонстрирующие непризнание их людьми.

8. Экономическая и социальная легализация теневой экономики и иных внелегальных структур. 

Это важно для борьбы с двойным стандартом (двойным порядком) жизни: сообщества, в которых они развиты, становятся питательной средой терроризма.

Например, раз уж истребить коррупцию нельзя, то нужно различать коррупцию двух видов. Одно дело – коррупция в пользу террористов, что должно наказываться нещадно, а другое – это аналогичные действия, не связанные с ними, на которые будут закрываться глаза («по факту жизни»). Необходимо достичь такого состояния, чтобы все без исключения боялись брать деньги у определенной категории людей, подозревая за ними совершение теракта.

9. Восстановление жизни на территории Чечни на новых основаниях.

Средства, стянутые в Чечню, опять в который раз в конечном итоге пойдут на развитие терроризма. Необходимо разорвать круг воспроизводства того способа жизни в Чечне, который все время восстанавливает терроризм. Этот круг состоит из трех элементов: этнической власти, родовой структуры жизни и замкнутой экономики, источником богатства в которой является бюджетные вливания. Слом этой системы – необходимое условие восстановления хозяйственной жизни в Чечне.

10. Коренная реорганизация МВД и ФСБ

В условиях индивидуальной свободы, когда большинство людей живут независимой от государства жизнью и когда двойные стандарты жизни сильно распространены, милиция быстро морально разлагается и превращается в коррумпированное и малоэффективное образование, реликт из прошлого.

Современная организация охраны правопорядка в борьбе с терроризмом должна строиться на интенсификации сетевых сообществ. Надо учиться «считать» быстрее террористов, реконструировать схемы их замыслов и действий. А в нынешнем состоянии МВД и ФСБ неспособно справиться с террористами.

11. Коренная реорганизация государственной власти. 

Надо понять, что государственная власть – это не единственная власть. Нужно договариваться с крупным бизнесом, с «олигархами», со СМИ, с профсоюзами, с разного рода внелегальными структурами – во имя продолжения жизни в России. Государственная власть вместе с остальными центрами власти и влияния должна строить эффективную жизненную композицию, иначе война различных точек власти между собой приведет к разрухе, а концентрация государства приведет к тому, что оно просто ничего не сможет сделать и развалится само собой.

12. Коренная реорганизация российского права

Многие из перечисленных мер противоречат существующим в России правовым нормам. Но угрозы, исходящие от терроризма, направленные на само существование России, таковы, что требуют не останавливаться перед самыми решительными правовыми новациями.

Важной проблемой при этом станут возможные международные последствия для России. Однако если жесткость или нетрадиционность принятых правовых принципов и решений будет однозначно соответствовать сущности современного терроризма, то в конце концов они неизбежно будут признаны адекватными всем первым человечеством, а впоследствии – будут приняты и Европой, и США на вооружение.

Власть и террор

Вместо этого власти в отношении терроризма по всем пунктам делают сейчас все наоборот. Причина - непонимание сущности такого явления, как современный терроризм. Власть, руководствуясь упрощенным и ложным пониманием сущности терроризма, укрепляет неработоспособные структуры, делая только то, что может делать.

Столкнувшись с беспрецедентным явлением, не обойтись без исключительных мер. Но может ли государство выработать меры борьбы с террором в соответствии с его сущностью, или уже начинают проявляться ограничения, которые эта государственная власть преодолеть не в силах? Не дошла ли она до границ своей дееспособности? А если да – то власть ли это?

В последнее время высказываются мнения, что власть не может сподвигнуть общество на борьбу с террором и на решение иных важнейших проблем, что задачей, которую она решает, является не более, чем выстраивание «структуры власти». В этом находят оправдание сегодняшних действий президента. Но это – лишь административная задача, а не выстраивание структуры власти со многими центрами, способную отвечать на масштабные вызовы. Президент великой страны, столкнувшейся со страшной угрозой, не может быть лишь администратором и «начальником спецслужб». Террор поставил и перед президентом, и перед элитой страны вопрос о власти.

Перечисленные пункты противодействия террору – это не административно-бюрократические меры, предназначенные для реализации министерствами и ведомствами, а те действия, которые обязана совершить реальная власть, восстанавливая и строя себя..

Утверждается, что террористы метят в российскую государственность. Нет. Их цель – разрушить у народа веру в эту власть, в то, что она способна справиться с любыми проблемами, поняв их суть и начав действовать адекватно. Веру в то, что она сможет сохранить возможность жизни и порядка в России несмотря ни на что.

Но государственная власть сегодня скована непониманием происходящего, ложными стереотипами, стандартизованными реакциями. Не разрушает ли эту веру она сама своими неуклюжими, неадекватными действиями?