Технология обмана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материaла
© "Политический гексоген", origindate::06.09.2005

Технология обмана

Громкое "Эхо" передергиваний и недоговоренностей

В последнее время, когда телодвижения маргинальных партий окончательно разошлись с руслом большой политики, оппозиции все сложнее стало привлекать к себе внимание. Их натужные обличения правящего режима и громкие призывы выйти на Майдан ни сочувствия, ни даже внимания в народе уже не вызывают.

Тем изощреннее становится уличная пиар-стратегия этих политиков: сначала изобретается информационный повод для саморекламы, затем он выворачивается наизнанку, а если изнанка оказывается неприглядной для нео-революционеров, такой информповод просто не замечают.

Примером эксплуатации подобной технологии обмана стала минувшая неделя. В понедельник массовая драка у метро «Автозаводская» из заурядной криминальной разборки в либеральных СМИ превратилась чуть ли не в начало «гражданской войны».

29 августа в 20.05 по московскому времени группа людей с бесйсбольными битами напала на охрану национал-большевиков. В 20.06 (то есть спустя несколько секунд) в «Живом Журнале» лидер молодежной «Родины» Сергей Шаргунов уже отчитался: «На помещение, где проходило заседание, было нападение. Много крови. Нападали «неизвестные» молодчики. Избили нацболовскую охрану...»

Несмотря на то, что практически все независимые журналисты сразу обратили внимание на чрезмерную оперативность Шаргунова и уличили в провокации самих левых радикалов, главный рупор анти-путинской пропаганды «Эхо Москвы» перевернуло ситуацию на свой манер.

Первое (и, пожалуй, единственное объективное) сообщение на «Эхе» появилось в 21.02: «На юге Москвы в районе станции метро "Автозаводская" - массовая драка. Дерутся около 40- 50 человек. По предварительным данным, среди участников потасовки - скинхэды. На место происшествия стянуты усиленные наряды милиции. Сообщения о задержанных и пострадавших пока не поступали».

Через полчаса радиостанция уже оперативно конкретизировала: «Адвокат Дмитрий Аграновский, представляющий интересы Национал-большевистской партии, утверждает, что нападению на юге Москвы подверглись активисты НБП». А еще через тридцать минут неожиданно родилась версия: «Нападавшие – представители так называемого движения НАШИ».

Наутро 30 августа у Алексея Венедиктова уже не оставил слушателям повода для сомнений: «Милиция задержала нападавших. По некоторым данным, это работники частного охранного предприятия, связанные с движением так называемых "Наших". Сами "нашисты" по этому поводу пока хранят молчание».

То, что «некоторые данные» основаны лишь на фантазиях «некоторых» личностей (из числа НБП и КПРФ), оппозиционных журналистов смутило меньше всего. «Главным обвиняемым» - «Нашим» Венедиктов предоставил впервые слово лишь в 9.05, выдав сообщение: «В ночь на вторник пресс-секретарь молодежного движения "Наши" Иван Мостович подтвердил факт избиения членов "АКМ" и других леворадикальных организаций. "Это уже не первый случай избиения активистов Национал-большевистской партии и Авангарда красной молодежи…», - создав таким образом впечатление, будто «Наши» берут побоище на себя и чуть ли не раскаиваются в содеянном.

Отчет активиста НБП Павла Жеребина в 11.06 (спустя 14 часов после инцидента) лишь подтвердил версию «Эха»: "Мы стали фотографировать этих людей, когда их выводили из отделения милиции. Они закрывали лица куртками, и когда куртки натягивали, под ними были видны белые майки с надписью красными буквами "Наши", символикой этой организации, логотипом".

Дальнейшие пиар-события развивались так. В 12.49 вождь НБП Эдуард Лимонов назвал драку у здания горкома КПРФ в Москве «началом гражданской войны». А в 15.56 «большинство опрошенных радиостанцией» согласилось с тезисами Лимонова-Венедиктова: «Экспресс-опрос, проведенный в рамках программы "Рикошет" по интерактивным телефонам, показал, что 69 процентов опрошенных придерживается данного мнения, в то время как 31 процент не расценивает вчерашние события как начало гражданской войны. Всего в ходе опроса за 5 минут на радиостанцию "Эхо Москвы" поступило 1874 телефонных звонка».

Учитывая, что основная масса хэдлайнеров-респондентов «Эха» состояла из Лимонова, Рогозина, Явлинского и прочих российских политических персонажей, вошедших в окружение осужденного олигарха Михаила Ходорковского, а также их сторонников, результаты опроса внешне выглядели логично. Что в 18.09 обосновал глава фонда "Индем" Георгий Сатаров: «По мнению Г.Сатарова, в этом происшествии "видны две довольно распространенные закономерности: первая – когда власть ограничивает политическую конкуренцию, политическая борьба из легитимных форм переходит в нелегитимные, и политика из парламента, со страниц прессы переходит на улицы; вторая – когда власть, движимая инстинктом самосохранения, готова браться за любые средства в целях самозащиты, а именно это и происходит сейчас в России, она перестает быть разборчивой в средствах. Как обычно, в таких случаях будет нарастать и жесткость ответной реакции, и так далее. В этом смысле заявление Лимонова является не просто фигурой речи, не просто запугиванием, это отражение естественного развития такого процесса", - заключил Г.Сатаров».

Но поскольку любая пиар-акция имеет своей целью не только укусить власть, но и извлечь из укуса политические барыши, в 20.02 (спустя ровно сутки после провокации) на «Эхе Москвы» появилось сообщение о событии, ради которого провокация видимо и затевалась: «Уже завтра будет официально объявлено о создании инициативной группы по выдвижению Михаила Ходорковского кандидатом в депутаты Государственной думы. Об этом в эфире «Эха» сообщил член федерального политсовета СПС Иван Стариков. В состав группы вошли секретарь политсовета СПС Борис Надеждин, Андрей Пионтковский и Алексей Мельников от "Яблока", Ирина Хакамада. Также дали свое согласие Эдуард Лимонов, Сергей Доренко, Владимир Кара-Мурза и Михаил Делягин как экономист». (То есть все те, кто несколько часов назад делал себе рекламу на натужных обвинениях власти в развязывании гражданской войны).

Понятно, что другую уличную потасовку - попытку избиения «Наших» пьяными оппозиционными отморозками 1 сентября - в интересах Ходорковского использовать было сложно, поэтому «Эхо» предпочло ее не заметить. На эту тему прошло всего лишь одно скромное сообщение в 8.09 следующего дня: «Двое неизвестных напали в Москве на представителей так называемого движения "Наши". Это произошло у метро Менделеевская около пяти часов вечера в четверг. Нападавших задержали. Они находились в состоянии сильного алкогольного опьянения и не смогли объяснить мотивов своего поступка». Ни политических намеков, ни привычной либеральной истерии по поводу «гражданской войны», ни ожидаемой журналистской оперативности. Нападение на «Наших» произошло в 17.20, а в 19.02 вместо отчета о нем, «Эхо» предпочло в качестве реабилитации нападавших выдать сентенцию, что «Михаил Ходорковский верит исключительно в парламентские методы борьбы», добавленную на следующий день новостями: «В Москве вводится новый вид наказания для драчунов и хулиганов – обязательные работы» и «Жизнь в мегаполисе создает множество экстремальных ситуаций».

Также не прозвучало никаких комментариев по поводу того, что напавших на «Наших» через несколько часов отпустили по домам - точно так же, как и тех, кто за несколько дней до того напал на нацболов. Установили их личности, и отпустили – все по закону. Но не по либеральной логике, согласно которой противников оппозиции следует на месте забивать камнями, а противников от оппозиции приговаривать разве что к исправительным работам.

Таким образом, всего за неделю слушатель «Эха Москвы» окончательно смог уяснить: любое дуновение против оппозиции – козни власти, которые надо пресекать по всей строгости, а избиение сторонников власти – дело житейское.

Впрочем, характерной близорукостью сотрудники радиостанции страдали и раньше. Так, недавний инцидент в аэропорту Домодедово, когда одному из оппозиционных предводителей Гарри Каспарову пришлось простоять на паспортном контроле 20 минут, ожидая починки компьютера, на «Эхе» расценили однозначно – кремлевская провокация. И лишь 29 августа в эфире с Владимиром Лукиным стыдливо обмолвились, что через несколько дней после «задержки» гроссмейстера, из-за такого же сбоя программы на контроле в Домодедово более ста человек простояли почти три часа. Правда, извиняться перед Кремлем за предыдущие обвинения ведущий, разумеется не стал. Лишь посетовал, что по примеру Каспарова никто не призвал бытового инцидента к баррикадам.

Все для выборов, все для победы. И то, что реальные события подчас весьма далеки от их лево- и праволиберальной интерпретации недостаток не этой интерпретации, а собственно событий. Который оппозиционные журналисты могут легко исправить. За это им, собственно говоря, и платят.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif